Новости Банки и клиенты - Банкир.Ру

Тема в разделе "Новости о банкротстве", создана пользователем Joseph, 30 мар 2014.

  1. Joseph
    Offline

    Joseph Пользователь

    Банки и клиенты
    Банкир.Ру


    [​IMG]
    В сфере защиты прав клиентов банков есть определенные улучшения, однако в некоторых моментах только что принятый закон «О потребительском кредите (займе)» может внести разногласия в сложившуюся практику. В частности, закон предоставляет банкам право продавать долги любому лицу, рассказал в интервью NBJ начальник управления защиты прав потребителей Роспотребнадзора Олег Прусаков.

    «ГРАЖДАНЕ ПОПАДАЮТ В СИТУАЦИЮ, КОГДА ИМ ПРИХОДИТСЯ ДОКАЗЫВАТЬ, ЧТО ОНИ НИКОМУ НИЧЕГО НЕ ДОЛЖНЫ»

    - Олег Владимирович, давайте начнем с традиционных вопросов: какова динамика жалоб на банки и к каким аспектам банковской деятельности у клиентов больше всего претензий?

    - Если говорить о результатах анализа соответствующих обращений, которые приходят в Центральный аппарат Роспотребнадзора, то второй год подряд мы наблюдаем снижение количества писем (жалоб) от клиентов банков, в основном от заемщиков по договорам потребительского кредитования.

    Этому есть логичное объяснение. Пик общего количества обращений пришелся на 2011 год, так как к данному периоду была наработана и сформирована соответствующая правоприменительная практика. По целому ряду спорных вопросов были даны ответы на уровне самых главных судебных инстанций, что во многом заставило банки пересмотреть свои подходы и политику по отношению к заемщикам - физическим лицам. С этого момента граждане стали активнее пользоваться своим правом на судебную защиту для разрешения конкретных спорных ситуаций, отталкиваясь в том числе от сложившейся административной практики.

    Безусловно, соответствующие решения Высшего арбитражного суда и затем Верховного суда сыграли значительную роль в том, что людей стало интересовать не только и не столько пресечение нарушений в административном порядке, сколько реальное отстаивание собственных прав. Пошли индивидуальные иски по поводу возврата незаконно уплаченных комиссий и т.д.

    - На что теперь сместился акцент претензий со стороны граждан к банкам?

    - Чаще всего люди сегодня жалуются по поводу споров, которые возникают у них с кредиторами или коллекторами о наличии или отсутствии задолженности перед банками. Граждане становятся заложниками продолжающихся ненадлежащих практик со стороны все тех же коллекторов, которые предъявляют требования по несуществующим обязательствам перед кредитными организациями. Люди попадают в ситуацию, когда им приходится доказывать, что они никому ничего не должны. На бытовом уровне это сделать очень сложно, ведь банки, да и коллекторы, ссылаются на то, что есть некий договор с указанием паспортных данных, подписанный человеком. Требования сопровождаются угрозами, поэтому есть ощущение, что многие кредитные организации по-прежнему действуют недобросовестно.

    Одновременно гражданам отказывают в возбуждении соответствующих уголовных дел по фактам вымогательства таких «долгов». К сожалению, в правоохранительных органах еще не сложилось правильное видение того, как реагировать на подобные практики. Очень часто гражданам отказывают в обоснованном возбуждении уголовных дел, ссылаясь на гражданско-правовой характер спора. И здесь проблема заключается в том, что такого рода ситуации очень сложно администрировать на должном уровне. По идее, нужно проводить целое специальное расследование.

    - Но здесь вопрос не только в том, брал ли гражданин кредит, а в том, погасил ли он его.

    - Что касается споров о сумме долга, то это еще один популярный блок вопросов. Суть проблемы, думаю, понятна: спустя длительное время после молчания со стороны банка граждане вдруг получают претензии - долг погашен не полностью. Это связано с тем, что людям сложно получить у кредитной организации соответствующий документ о том, что все обязательства выполнены. Я уверен, что в этих случаях мы имеем дело далеко не с мошенниками, а с людьми, которые, скорее всего, реально расплатились по кредиту. И опять же получается ситуация, когда гражданам приходится оправдываться, а документов, подтверждающих погашение кредита, на руках нет.

    - Вы выдвигали какие-нибудь предложения о том, как именно должен выглядеть документ о погашении задолженности?

    - Поскольку эти вопросы находятся в компетенции Банка России, то мы внимание коллег из ЦБ РФ на данную проблему, конечно же, обращали. Кстати, мы не раз говорили и о вопросе сохранения банковской тайны при переуступке прав требования коллекторам. Так или иначе единой формы документа сегодня нет. В лучшем случае это некая справка от банка, в худшем - результат общения заемщика с банковским клерком по телефону, при котором некий банковский работник устно заверяет гражданина, что долгов за ним не числится.

    Но вернемся к сути спора. Граждане просят доказать им факт наличия долга, ставят справедливый вопрос о том, а почему при наличии долга не было обращения в суд в разумные сроки. Ведь за это время (а речь может идти о годах молчания со стороны банка) «долг» обрастает санкциями, суммы становятся астрономическими. Это совершенно обоснованно вызывает у людей недоверие и нежелание платить.

    - А есть ли положительные сдвиги в сфере взаимоотношений банков и потребителей?

    - Да, поскольку на основе существующей законодательной базы в определенной степени правоотношения по целому ряду спорных моментов были урегулированы. И то, что раньше (пять-семь лет назад) вызывало негодование, отторжение у банков (прежде всего обязанность по доведению обязательной информации до заемщиков), теперь сдержанно воспринимается кредиторами как должное. Хотя, безусловно, какие-то индивидуальные ситуации и спорные моменты еще возникают, в том числе и по очевидным вопросам.

    - В ЦБ РФ создается департамент защиты прав потребителей. Как это повлияет на вашу деятельность?

    - Наши функции никак не меняются. Если говорить о компетенции Роспотребнадзора в этой сфере отношений, то она вытекает из общих основополагающих положений закона «О защите прав потребителей», который среди прочего определяет содержание федерального государственного надзора в области защиты прав потребителей, и положения об этом виде государственного надзора, утвержденного постановлением правительства РФ. Каких-либо специальных изъятий из функций, которые реализует Роспотребнадзор в рамках федерального государственного надзора в области защиты прав потребителей, применительно к конкретным сферам потребительских правоотношений либо к тем или иным товарам (работам, услугам) нет. Поэтому у нас есть законное право осуществлять соответствующие надзорные полномочия в отношении любых хозяйствующих субъектов, оказывающих услуги потребителям. В число таких субъектов входят и финансовые (в том числе кредитные) организации.

    - Вы не устаете это повторять уже в течение нескольких лет.

    - Приходится, потому что недопонимание по этому вопросу существует до сих пор. Компетенция Роспотребнадзора, основанная на соответствующих нормах закона «О защите прав потребителей», подразумевает следующее: если есть обязательные требования, касающиеся правового регулирования отношений с участием потребителей, установленные международными договорами РФ, данным законом, другими федеральными законами и иными нормативно-правовыми актами РФ (в том числе в финансовой сфере), то вопросы соблюдения этих требований входят в юрисдикцию Роспотребнадзора.

    Это очень специфическая функция, ведь собственно защиту прав потребителей осуществляет суд. Роспотребнадзор обеспечивает защиту прав потребителей опосредованно, через реализацию своих полномочий, в том числе помогая потребителям отстаивать свои права в суде. Таким образом, комплексно и системно реализуются сразу несколько компетенций, которые, дополняя друг друга, позволяют говорить о роли государства, о его месте в регулировании этих отношений и в осуществлении контроля над тем, каким образом в данной группе очень важных и социально значимых общественных отношений обеспечивается соблюдение прав граждан.

    «ЖАЛОБ НА МФО ПОСТУПАЕТ МЕНЬШЕ, ЧЕМ НА СТРАХОВЫЕ КОМПАНИИ И БАНКИ»

    - Мы много говорим о банках, но попадает ли под ваше внимание микрофинансовые организации (МФО)?

    - К банкам и к МФО у нас подходы в целом одинаковые. Если есть обязательные требования, то они должны соблюдаться. Независимо от того, идет речь о розничном продавце, который реализует продовольственные или непродовольственные товары, о сфере бытовых или транспортных услуг либо мы имеем дело с финансовой сферой. Все равны перед законом.

    Жалоб на МФО поступает меньше, чем на страховые компании и банки. Пока. Возможно, еще не так развит сам рынок микрофинансирования с точки зрения его интереса для потребителей-заемщиков. Все-таки люди традиционно чаще за кредитом идут в банки. И потом, как мне кажется, микрофинансовые организации, которые начали свою деятельность на основе федерального закона, уже стараются не наступать на грабли и тем самым минимизируют свои риски, связанные с активным административным надзором, чтобы не оттолкнуть потребителей своих услуг. И это хорошо. Ну а основная проблема, которая сегодня есть на рынке микрофинансирования, - это размер процентной ставки.

    - Вы за то, чтобы ограничить максимальный размер ставки?

    - Да, эта ставка на практике слишком высокая, но если при этом в сегодняшней конструкции правового регулирования мы говорим о том, что МФО должна сообщить гражданину полную информацию о ставке, и если цена кредита устраивает потребителя, то ничто не ограничивает свободу договора. С 1 июля 2014 года правила игры поменяются, размер ставки станет элементом защиты прав потребителей.

    - Можно предложить альтернативный взгляд на рынок микрофинансирования? Есть мнение, что услугами МФО пользуется другой слой населения, менее финансово грамотный, и в то же время регулирование МФО пока не налажено в связи с нехваткой ресурсов у ЦБ РФ.

    - Регулирование есть. Подчеркну, что в основе этой деятельности лежит специальный закон, который регламентирует ее применительно к гражданско-правовой составляющей соответствующих отношений, чего в должной степени нет в законе «О банках и банковской деятельности», потому что этот закон совсем о другом.

    То, что вы сказали по поводу контингента и недостаточной финансовой грамотности, - это общая проблема, которая в равной степени, может быть с небольшими нюансами, касается любых потребителей финансовых услуг. Именно в силу того, что эти услуги достаточно сложные и специфичные. Более того, думаю, многие граждане в финансовой сфере себя потребителями не считают в силу опять же недостаточной правовой грамотности. Наверное, поэтому какая-то доля жалоб просто проходит мимо нас.

    - В новом законе «О потребительском кредите (займе)» прописано регулирование максимальной процентной ставки по кредитам. Вы согласны с предложенным решением?

    - В законе сделан акцент на доведении информации о полной стоимости кредита, исчисляемой в процентах годовых, как некоей панацее, призванной исключить введение заемщиков в заблуждение. Это довольно спорно, ибо простому гражданину непросто разобраться в алгебраических хитросплетениях на этот счет.

    Будет ли соответствовать полная стоимость кредита, исчисленная в процентах годовых, той реальной абсолютной сумме, которую в итоге будет платить гражданин по графику? Как при подписании договора заемщику соотнести эту математическую величину, выражаемую процентами, с общей суммой, которая в конечном счете будет включена в график погашения кредита? Тем более, с учетом продекларированной в законе вариативности индивидуальных условий договора с точки зрения наличия или отсутствия обременения кредита (займа) дополнительными платежами. Я не исключаю, что все это будет вызывать определенные сложности на практике.

    - Вы опасаетесь, что банки будут обсчитывать клиентов?

    - Здесь есть масса вопросов, и все будет зависеть от того, как будут считаться, пониматься, восприниматься соответствующие новации. Один из рисков для потребителей, который заложен в данном законе, кроется все в той же недостаточной финансовой и правовой грамотности граждан, что создает почву для злоупотребления их доверием и иных недобросовестных действий. В том объеме сведений, который предполагается выплеснуть на потенциального заемщика в качестве обязательной информации, ему очень непросто будет разобраться.

    Диспозиция, сформулированная в законе, в целом такова: в договоре с гражданином либо могут быть предусмотрены дополнительные платежи, либо нет. Сможет ли человек настоять на невключении в договор пункта о сопутствующих услугах? На практике разобраться в этом будет очень сложно, потому что так называемое согласие в виде соответствующей подписи зачастую изначально носит неосознанный характер для гражданина. Это, однако, не снимает с него ответственности. Часто получается так: когда человеку просто нужны деньги, он подпишет что угодно. Это известно.

    В целом же не может не вызывать беспокойство тот факт, что за счет явного превалирования в законе диспозиционных, а не императивных норм, в частности в отношении составляющих кредитного обязательства, фактически станут допустимыми те недобросовестные практики, с которыми Роспотребнадзор успешно боролся все последние годы и которые вели к необоснованному удорожанию кредита и ущемлению прав и интересов потребителей. А ведь задача закона - защитить массового потребителя финансовых услуг!

    В этой связи показательна статья 6 закона «О потребительском кредите (займе)», в части 4 которой перечисляются платежи заемщика, включаемые в расчет полной стоимости потребительского кредита (займа). Если соотнести эти платежи с 819 статьей Гражданского кодекса РФ, согласно которой заемщик по кредитному договору обязан возвратить полученную денежную сумму и уплатить все проценты на нее, то мы увидим насколько после вступления в силу новой нормы может расшириться спектр обязанностей заемщика, ибо платежи, перечисленные в пунктах с 3 по 7 части 4 статьи 6, сегодня, как правило, трактуются как дополнительные, навязанные услуги.

    «КОНЕЧНО ЖЕ, БАНКИ БУДУТ ЗАКЛЮЧАТЬ ДОГОВОРЫ С ДОПОЛНИТЕЛЬНЫМИ ПЛАТЕЖАМИ, ПОТОМУ ЧТО ЭТО ДЕНЬГИ»

    - Но заемщик может не подписать договор.

    - Это как раз совершенно неочевидно. Простому человеку будет очень сложно все это понять. Будут возникать споры по поводу пунктов договора - обязательных и необязательных. Банки смогут оказывать давление на заемщиков и включать в договоры выгодные для себя пункты о платежах. Да, как бы с согласия заемщика, но при отсутствии у него альтернативы.

    Учитывая заведомо слабый статус потребителя как стороны соответствующего договора, трудно представить, что кредитной организацией он будет восприниматься как равный партнер по сделке. В любом случае банк не обязан выдавать кредит каждому, а тем более выдавать его на условиях заемщика.

    - Но есть свобода договора, есть конкуренция. Человек может пойти в другой банк, предлагающий более выгодные условия.

    - Давайте посмотрим, как будут реализовываться новые законоположения. Когда нормы сформулированы таким образом, что можно сделать и так и этак, есть предчувствие того, что вряд ли в действиях кредиторов будет превалировать клиентоориентированность и они откажутся от соблазна вытянуть из заемщика как можно больше денежных средств на основаниях, которые станут допустимыми.

    Конечно же, банки будут заключать договоры с дополнительными платежами, потому что это деньги. И это будет существенно увеличивать полную стоимость кредита. Мне почему-то кажется, что все кредитные организации будут одинаково смотреть на возможности, предоставленные им новым законом, и можно предположить с определенной долей вероятности, что особого выбора у гражданина не будет, потому что все будут делать то, что по закону не запрещается. Хотя, разумеется, новый законодательный акт рассчитан, как и любой другой, на разумное применение.

    - Получается, что не раскрывать всю информацию плохо, раскрывать - тоже плохо, так как человек в ней не разберется. Но заемщики - это дееспособные совершеннолетние граждане.

    - Предоставлять потребителю полную информацию необходимо. Эти требования сформулированы в том числе в 10 статье закона «О защите прав потребителей». Банк должен сообщить заемщику при заключении кредитного договора информацию о сумме кредита, о сумме, подлежащей выплате, то есть о денежном эквиваленте процентов по кредиту, и о графике погашения этой суммы. Вот, собственно говоря, и все, что требуется сегодня.

    С принятием закона ситуация усложняется. Банки (и не только они) должны будут объективно перестроить свою работу, в том числе по содержанию условий договора. Это дополнительные издержки. На кого они будут возложены, предположить несложно.

    Учитывая многочисленность новых требований, для этого необходимы будут принципиальные изменения формы договора, его оформления и т.д., наличие таблиц с индивидуальными условиями договора, квадратика с информацией о полной стоимости кредита. Вместе с тем в законе нет требований к формату соответствующего бумажного носителя текста договора.

    - Какие еще положения закона вызывают у Вас вопросы?

    - В законе нет практически ни одной нормы об ответственности со стороны кредитора. Например, вводится так называемый период охлаждения, закрепляются положения (которые есть и сегодня) о правилах досрочного погашения кредита. А если банк эти положения не исполняет, на что вправе рассчитывать клиент? Какие особенности правового регулирования вводит данный закон с целью защиты имущественных интересов потребителя? Ответов на эти вопросы закон не дает. Хотя в нем достаточно много говорится об ответственности заемщика и налагаемых на него штрафах. То есть заемщики ответственность несут, а где же адекватная ответственность кредиторов?

    - Например, за что?

    - За правильность, достоверность и своевременность доведения той же информации. За соблюдение формы доведения информации. За включение в договор условий, ущемляющих права потребителей. Ведь мы сейчас имеем дело с новым законом, который вводит, по сути, новые правила игры. И эти правила игры должны базироваться на соблюдении обоюдных интересов и кредиторов, и заемщиков, более того, с акцентом на правовые механизмы, направленные на дополнительную защиту прав заемщиков по сравнению с тем, что есть сегодня. Потому что общий вектор целого ряда поручений последних лет и со стороны президента, и со стороны правительства был связан с усилением гарантий защиты прав заемщиков. Это касалось вопросов и взыскания просроченной задолженности, и доведения информации до заемщиков и в целом ответственности субъектов финансового рынка.

    Именно поэтому фактическое отсутствие в новом законе сформулированных оснований и видов гражданско-правовой ответственности кредитных и некредитных финансовых организаций за нарушение прав заемщиков можно считать одним из его изъянов.

    Еще один пример в этой связи. Заемщик по новому закону вправе не согласовать при заключении договора условие об уступке требования. А если банк препятствует гражданину в этом, какую ответственность он понесет? Никакой. Просто договор будет считаться незаключенным, поскольку возможность запрета уступки кредитором третьим лицам прав (требований) по договору потребительского кредита (займа) отнесена к одному из шестнадцати существенных индивидуальных условий договора, по которым согласие сторон должно быть достигнуто в обязательном порядке только в целом. При том, что сам по себе институт цессии к финансовой услуге как таковой, ее предмету (в частности, размеру кредита, сроку его погашения и т.д.) вообще изначально не может быть привязан.

    - Олег Владимирович, но вместе с тем у банка нет обязанности выдать гражданину кредит.

    - Ее и сегодня нет, и мы об этом уже упоминали. Ибо Гражданский кодекс РФ не относит кредитный договор (договор займа) к публичным договорам. Тем парадоксальнее выглядит ситуация: выдача кредита фактически будет обуславливаться необходимостью договориться в том числе по вопросам, которые ни в какой очевидной причинно-следственной связи с самим кредитом не находятся и фактически будут диктоваться только волей кредитора.

    - То есть вы остаетесь на позиции, что закон не очень нужен?

    - Наличие любого специального закона, призванного регулировать ту или иную сферу гражданских отношений, конечно, лучше, чем его отсутствие. Только он в любом случае должен дополнять и развивать соответствующую правовую систему. При этом существовавший ранее уровень правового регулирования определенных отношений и защиты соответствующих прав граждан, сформировавшийся в том числе за счет судебной практики, если и должен кардинально меняться, то в первую очередь в интересах граждан.

    «ЕСТЬ ПОРЯДОК РАБОТЫ С ДОЛЖНИКАМИ, ПРИЗНАННЫМИ ТАКОВЫМИ СУДОМ, И САМОЕ ГЛАВНОЕ - ЕСТЬ ЧЕТКАЯ ПРАВОВАЯ ОСНОВА ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ВЗЫСКАНИЯ ДОЛГА»

    - Какова проблематика в сфере уступки права требования в связи с вновь принятым законом?

    - В статье 12 закона фактически закрепляется возможность уступки прав (требований) по договору потребительского кредита (займа) вообще любому лицу. То есть это может быть не только традиционный коллектор, но и просто физическое лицо.

    Например, ваш сосед по лестничной клетке, который вас по какой-то причине недолюбливает, затаил на вас злобу и т.п. И вот он получил доступ к информации о вашем кредите и стал вашим новым кредитором. Я думаю, что для вас было бы неинтересно получить нового кредитора в лице человека, который вам просто неприятен. А здесь такая возможность вполне реальна!

    Далее, посмотрите, как изменятся правоотношения при переходе права требования от кредитора с лицензией, скажем, к физическому лицу. Ясно, что не сможет новый кредитор - физическое лицо быть альтернативой банку, то есть субъекту со специальной правоспособностью. То же самое относится и к соответствующим ИП и ООО.

    Возникает среди прочего и такой вопрос: как на практике суды будут разрешать споры между одним физическим лицом (новым кредитором) и другим физическим лицом (заемщиком) по поводу отсутствия или наличия долга, его величины и т.д., будет ли применяться к таким отношениям закон «О защите прав потребителей»?

    При той либерализации, которая следует из части 1 статьи 12 закона, я уже не говорю о теме сохранения первоначальным кредитором в лице банка банковской тайны, доступ к которой при уступке прав (требований) по договору потребительского кредита фактически получает любой желающий. Причем данное обстоятельство никак не компенсируется положениями части 3 той же статьи, из содержания которой явствует, что обязанность хранить банковскую тайну в сфере отношений, регулируемых законом о потребительском кредите (займе), есть только у лица, ставшего новым кредитором по договору цессии. У первоначального же кредитора такой обязанности, получается, нет, что, однако, противоречит тому же Гражданскому кодексу.

    - А нужен ли отдельный закон о коллекторах?

    - Сначала нужно определить, что является для коллекторов видом деятельности. Если это коммерческие организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности, то они должны по определению осуществлять некую предпринимательскую деятельность. В чем она будет заключаться? В обзвоне людей и информировании их о сумме долга? В истребовании долга и т.д.? В том-то и проблема, что квалифицирующих признаков данного вида деятельности как-то не усматривается.

    В то же время у нас есть суды, есть исполнительное производство, в рамках которого по решению суда специально уполномоченные на то люди (судебные приставы) осуществляют взыскания в установленном порядке по исполнительным листам. Вот там все отработано, так как есть соответствующая организационно-правовая основа. Должна ли быть этому внесудебная, внепроцессуальная альтернатива с коммерческим уклоном, да еще подразумевающая фактически презумпцию вины должника - большой вопрос.

    - Предположим: коллекторы возникли именно из-за того, что приставы плохо справлялись со своими обязанностями. Появился спрос на соответствующие услуги - возникло и предложение.

    - Кто сказал, что приставы плохо справляются? Этот вопрос нужно исследовать и подтвердить статистикой. А если предположить, что не справляются, значит надо укреплять Федеральную службу судебных приставов. Есть порядок работы с должниками, признанными таковыми судом, и самое главное - есть четкая правовая основа принудительного взыскания долга. Прежде всего это вступившее в законную силу судебное постановление.

    А так и сумма долга не установлена, и сам факт наличия долга зачастую неочевиден. В любом случае спор сведется к судебному разбирательству. Необходимо развивать и совершенствовать существующие институты, потенциал которых далеко не исчерпан. В частности, следует активнее внедрять медиацию.

    «МЫ РАБОТАЕМ НА ФОРМИРОВАНИЕ У РОССИЙСКИХ ГРАЖДАН РАЗУМНОГО ФИНАНСОВОГО ПОВЕДЕНИЯ»

    - Роспотребнадзор участвует в программе по развитию финансового образования. В чем ее суть?

    - Да, есть проект «Содействие повышению уровня финансовой грамотности населения и развитию финансового образования в Россиской Федерации», в котором участвует наша Служба. Основным заказчиком проекта выступает Минфин России. Первыми пилотными регионами стали Волгоградская, Калининградская и Тверская области, сейчас к ним добавлены еще восемь субъектов Российской Федерации.

    Основная цель проекта - это повышение уровня финансовой грамотности российских граждан (особенно учащихся школ и высших учебных заведений, а также взрослого населения с низким и средним уровнями доходов). Кроме того, мы работаем на формирование у российских граждан разумного финансового поведения, обоснованных решений и ответственного отношения к личным финансам и на повышение эффективности защиты прав потребителей финансовых услуг.

    Процесс расширения географии мероприятий предполагает вовлечение субъектов РФ своими оригинальными программами в эту очень важную работу. Безусловно, говорить о том, что уже есть какие-то результаты достаточно сложно, потому что нужно будет проводить регулярные исследования по поводу оценки уровня грамотности и т.д. К сожалению, не все компоненты этого проекта одновременно начинают работать, так как каждый из них имеет своих индивидуальных исполнителей. Мы ответственны за реализацию компонента по защите прав потребителей финансовых услуг.

    Одновременно Роспотребнадзор продолжает развивать систему информирования и консультирования граждан в рамках деятельности наших консультационных центров и пунктов. Мы изучаем соответствующую международную практику.

    Интересно, что сегодня нет какой-то единой общепризнанной модели надзора на финансовом рынке и обеспечения защиты прав потребителей финансовых услуг, которая отвечала бы одновременно интересам потребителей, банков, страховых компаний, государственных органов.

    Однако есть общее консолидированное понимание того, что потребитель - двигатель экономики в целом. Это очень важное лицо, важный субъект, вокруг которого строится система регулирования экономических отношений. Ведь в конечном счете адресатом всего того, что делается в промышленности, в сфере услуг, в финансовой сфере, в торговле и т.д., является гражданин-потребитель, который платит деньги.

    - Если переводить на язык банков, то потребитель - это клиент.

    - Да, клиент. Поэтому вся работа финансового сектора должна осуществляться в интересах граждан.

    Это очень важный посыл. То есть регулирование отдельных видов деятельности само по себе самоцелью не является.

    Нельзя гражданину пенять на то, что он что-то не знает. Неслучайно в законе «О защите прав потребителей» применительно к праву на информацию закреплен принцип, согласно которому при рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причиненных недостоверной или недостаточно полной информацией о товаре (работе, услуге), необходимо исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о свойствах и характеристиках товара (работы, услуги).

    В том числе поэтому Роспотребнадзор постоянно подчеркивал, что совершенствование правового регулирования отношений в области потребительского кредитования должно носить системный характер и обеспечиваться не только за счет закона «О потребительском кредите (займе)», но и посредством скорейшего принятия закона о банкротстве физических лиц. Однако, к сожалению, будучи принятым в первом чтении еще в декабре 2012 года, проект соответствующего федерального закона дальше так и не пошел.

    - Вы считаете, что институт банкротства физлиц необходим?

    - Безусловно, потому что он позволяет получить реальную защиту в критической ситуации, в том числе людям с недостаточной степенью финансовой грамотности. Он позволяет гражданам не попасть в вечную долговую яму.

    Принятие данного закона позволяло бы за счет соответствующих правовых механизмов вовремя купировать ситуации с закредитованностью, а в некоторых случаях просто спасать людей от тяжелых жизненных и бытовых стрессовых ситуаций, вызванных образовавшимися долгами.

    Читать дальше...
     
Загрузка...

Поделиться этой страницей