Новости Банкротство оказалось настоящим - Парламентская газета

Тема в разделе "Новости о банкротстве", создана пользователем Joseph, 7 ноя 2013.

  1. Joseph
    Offline

    Joseph Пользователь

    Парламентская газета
    «Парламентская газета» внимательно следит за ситуацией вокруг ОАО «РТМ» — некогда успешного девелопера, ставшего банкротом из-за кризиса 2008 года. Недавно выяснилось, что главный обвинитель экс-руководителей РТМ -швейцарская компания Юниверсал Инвестмент Адвайзори С.А., никогда не значилась среди кредиторов компании и даже была зарегистрирована в 2011 году, то есть уже после начала процедуры банкротства.

    На страницах газеты мы даем возможность сторонам высказывать различные точки зрения, и сегодня мы публикуем мнение представителя одной из сторон спора банкротства — компании «РТМ Липецк».

    «Ситуация с банкротством ОАО «РТМ» используется недоброжелателями руководителей компании для манипуляции общественным сознанием», — считает бывший генеральный директор ЗАО «РТМ Девелопмент» Станислав Голотвин (управляющая компания и ООО «РТМ Липецк»).

    Недавно на страницах «Парламентской газеты» было опубликовано интервью юриста Андрея Столбунова, который обратился в правоохранительные органы с призывом проверить деятельность РТМ. Он пояснил, что проявляет интерес к ситуации в качестве миноритария Сбербанка. В том смысле, что неудачная сделка с ОАО «РТМ» могла сказаться на стоимости акций Сбербанка, и, следовательно, затронуть его собственные интересы. Но это оправдание вызывает лишь недоумение Голотвина.

    — Этот человек или крайне наивен или некомпетентен — считает Голотвин. — Сама история берет свое начало в 2007 г., когда между Сбербанком России и ООО «РТМ Липецк» был заключен договор об открытии девелоперу невозобновляемой кредитной линии. В обеспечение исполнения обязательства по договору, был заключен договор ипотеки земельного участка, на котором заемщик строил здание торгово-развлекательного центра в Липецке. Здание также после завершения строительства было передано в залог Сбербанку. В 2008 г. грянул мировой финансовый кризис, который и в России, и во многих других странах мира привел к резкому снижению цен на недвижимость и сокращению спроса на аренду торговых площадей. Попав в затруднительную ситуацию, ООО «РТМ Липецк» не смогло вовремя расплатиться по долгам и вернуть деньги Сбербанку России: центр построили, а сдавать в аренду оказалось некому, так как из-за кризиса арендаторы отказались от развития и открытия новых магазинов. Денег не было даже на эксплуатацию пустого торгового центра, не говоря уже об уплате налога на имущество, который образовался сразу же после регистрации права собственности на здание.

    — Как развивалась далее ситуация?

    — В сентябре 2009 г. Сбербанк обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском о взыскании задолженности по кредитному договору, и в конце 2010 г. суд удовлетворил его иск, обязав ответчика выплатить 1,6 млрд. рублей. Чуть позже Сбербанк России обратился в Арбитражный суд Липецкой области с иском об обращении взыскания на заложенное имущество по договору ипотеки, и исковое заявление было удовлетворено.

    Примерно в это же время Арбитражный суд Липецкой области по заявлению Федеральной налоговой службы России возбудил иск по делу о банкротстве ООО «РТМ Липецк». К началу 2011 г. в компании было введено конкурсное производство, а еще через полтора года Сбербанк России и компания «Коттон Вэй» заключили договор уступки прав, по которому «Коттон Вэй» перешло право требования с «РТМ Липецк» суммы в 1,5 млрд. рублей.

    В ходе судебного процесса до продажи своих требований ООО «Коттон Вэй», представители Сбербанка России ни разу не подвергли сомнению факт, что банкротство ООО «РТМ Липецк» является непреднамеренным, а представители Федеральной налоговой службы не оспаривали выводы конкурсного управляющего об отсутствии признаков преднамеренности, сформулированные в финансовом анализе компании, который и был представлен в суде.

    — Андрей Столбунов утверждает, что в число пострадавших при банкротстве, помимо акционеров РТМ, входят Сбербанк, Внешэкономбанк, КИТ-Финанс и другие крупные кредитные организации.

    — Меня удивляет позиция Столбунова. Очевидно, что он совершенно не владеет информацией, как реализовывался проект. Ведь все до копейки деньги, полученные от Сбербанка, пошли на строительство торгово-развлекательного центра, так как раскрытие кредита происходило частями путем оплаты выполненных подрядчиком работ. В конечном итоге, торговый центр был полностью построен и не только за счет средств Сбербанка, но и за счет собственных средств РТМ. Построенный ТРЦ оказался в залоге у Сбербакнка. О каких хищениях идет речь? Не стоит забывать, что перед получением кредита со стороны «РТМ Липецк» в банк предоставлялся весь необходимый объем документов, включая бизнес-план. Перед тем как выдать деньги, специалисты Сбербанка провели собственную оценку коммерческой обоснованности проекта, но никто тогда не учитывал, что грянет кризис, и новые торговые площади окажутся невостребованными. Посмотрите на сайте арбитражного суда, там сотни дел о взыскании в пользу Сбербанка задолженности по кредитным договорам. Определенная доля невозвратов для банков — это нормальная ситуация. Банк не благотворительный фонд, банк — это коммерческая организация, деятельность которой несет коммерческие риски. Чем больше кредитный портфель, тем выше риск, что какой-то кредит не будет возвращен. Следуя логике Столбунова, каждого предпринимателя, который взял кредит и не рассчитался с банком, потому что его проект оказался коммерчески неэффективным, стоит посадить в тюрьму.

    В конечном итоге, Сбербанк России, будучи залоговым кредитором, вместо взыскания денежных средств мог бы просто оставить за собой объект недвижимости, стоимость которого составляет более 1,5 млрд. рублей. И банк, и ИФНС согласились с выводами конкурсного управляющего, что никакого подвоха в банкротстве не усматривается. На сегодняшний день в числе кредиторов Сбербанка нет ни ОАО «РТМ», ни ООО «РТМ Липецк».

    Что же касается Внешэкономбанка, то данный банк не давал РТМ денег, а купил уже дефолтную задолженность его дочки «Связьбанка» за смешной 1 рубль. КИТ-Финанс и «Инвестиционные фонды» вообще никогда не фигурировали в числе кредиторов ООО «РТМ Липецк», об этом наглядно свидетельствуют данные реестра компании. Вышеупомянутые организации кредитовали бывшего совладельца РТМ Эдуарда Трефилова под залог его акций.

    — Но все же банкротство ОАО «РТМ» и переуступка долга «Коттон Вэй» как-то сказались на финансовом положении Сбербанка? Столбунов утверждает, что новость о переуступке повлияла на котировки.

    — Судите сами. Капитализация Сбербанка в мае 2012 г. составляла 2,042 трлн. рублей. В это же время долг ООО «РТМ Липецк» перед Сбербанком был продан за 650 млн. рублей. Поскольку до этого стоимость долга была списана до нуля, то эффект от переоценки был положительным и составил 650 млн. рублей. Что касается котировок акций Сбербанка, то в начале мая мы могли наблюдать их незначительное повышение. Таким образом, Столбунов не ошибся, и эффект от переуступки действительно был положительный и, исходя из приведенных данных, составил 0,031832%.

    И ещё, обратите внимание: В прессе он открыто заявляет, что отстаивает права миноритариев Сбербанка, но почему-то ретранслирует свои жалобы на бывший менеджмент РТМ. Я сомневаюсь, что решение поднять шум и выступить в качестве правозащитника в данной истории — это собственная инициатива Столбунова. Он обрушивает свой гнев на купивших в августе 2008 г. акции компании Муравьева и Кирикова, но не учитывает, что с момента покупки акций Муравьевым и Кириковым РТМ ни одного нового кредита не привлекла, а все ранее полученные денежные средства были уже потрачены бывшими владельцами — Трефиловым и Вырыпаевым. Новому менеджменту достался колосс на глиняных ногах, который начал разрушаться после первой волны кризиса осенью 2008г., то есть сразу после покупки пакета акций РТМ. К слову, о своей кредитной политике господин Трефилов достаточно подробно рассказывает в недавнем интервью прессе, где описывается история управления финансами компании.

    Такая намеренная неосведомленность Столбунова заставляет меня предполагать, что он лишь марионетка в умелых руках моего бывшего работодателя ОАО «ХК «Сибцем», с которым у меня есть разногласия корпоративного характера, связанного с нарушением прав миноритариев в ОАО «Ангарскцемент», чьи права и интересы я отстаиваю. На такие мысли меня наталкивает вступление ООО «Оптический ходинг» в дело о банкротстве ООО «РТМ Липецк», которое на 50% принадлежит Олегу Шарыкину — председателю совета директоров ОАО «ХК «Сибцем».

    — Зачем холдингу, который контролирует компании, в том числе разрабатывающие и производящие оптические приборы, покупать просроченную задолженность ООО «РТМ Липецк»?

    — Ответ на поверхности. Просроченная задолженность в смешные 600 тыс. рублей по сравнению с общим размером реестра в 2 млрд. была куплена на завершающей стадии банкротства. Сразу после покупки прав требования, компания Шарыкина закидала суд абсурдными заявлениями, в том числе о привлечении меня к субсидиарной ответственности на сумму более 2 млрд. рублей. Видимо, следуя их логике, я должен был отказаться от дальнейших действий по отстаиванию прав миноритариев в «Ангарскцементе».

    В дальнейшем «Оптический холдинг» выкупил права требования налоговой уже к самому ОАО «РТМ» на сумму 2 млн. рублей. После покупки этих просроченных требований, компания Шарыкина снова начала закидывать арбитражный суд заявлениями уже в рамках процедуры банкротства компании.

    Появление в прессе заявлений Столбунова, а также вхождение ООО «Оптический холдинг», принадлежащего Олегу Шарыкину, в процессы банкротства РТМ — это, по моему мнению, очередное проявление эскалации давнего корпоративного конфликта между совладельцами «Сибирского цемента», которыми являются Андрей Муравьев и Андрей Кириков. Данный конфликт получил очередной виток после того, как Муравьев решил вернуться в совет директоров «Сибцема», где сейчас все места занимают представители Шарыкина.

    — Почему процедура банкротства проходила так долго?

    — Вопрос не к нам. Процедура банкротства компании регламентируется российским законодательством, и ее ведет не РТМ, а Арбитражный суд, в который обратились кредиторы. Сроки и процедуры, если они имеются, прописываются в решении суда. И если процедура банкротства затягивается, то это явно не связано с желаниями или не желаниями руководства РТМ.

    Вывод очевиден: ОАО «РТМ» мало чем отличается от нескольких тысяч других, которые пострадали во время и после кризиса, а сама история банкротства компании на самом деле не является уникальной и ничем не отличается от многих других, происшедших в этот сложный экономический период. Так, за 2009-2010 гг. количество принятых решений о признании банкротом и открытии конкурсного производства возросло более чем на 15% (2008 г. — 13.9 тыс., 2009 г. — 15.5 тыс., 2010 г. — 16 тыс. решений). В секторальном плане наиболее серьезно пострадала в период кризиса кредитно-финансовая сфера. Несостоятельность ООО «РТМ Липецк» является ярким примером несчастного банкротства, когда неплатежеспособность наступает в связи с реализацией внешних рисков, находящихся вне контроля самого юридического лица. В данном случае РТМ не исключение.


    Читать дальше...
     
Загрузка...

Поделиться этой страницей