Новости Бизнес пожаловался Кремлю на новые полномочия судей в делах о банкротстве - РБК

Тема в разделе "Новости о банкротстве", создана пользователем Schutzmann, 2 ноя 2015.

  1. Schutzmann
    Offline

    Schutzmann Пользователь

    [​IMG]
    Минэкономразвития хочет, чтобы как можно больше компаний-банкротов выживали и продолжали работать, — такой законопроект поступил в правительство. Но бизнес пугает, что судьи в этих делах получат слишком много полномочий

    Как стало известно РБК, Минэкономразвития внесло в правительство законопроект об изменениях в закон «О несостоятельности (банкротстве)» и отдельные законодательные акты в части регулирования вопросов применения процедур наблюдения и финансового оздоровления (копия законопроекта есть у РБК). Замглавы Минэкономразвития Николай Подгузов это подтвердил.

    Суть законопроекта, превышающего 100 страниц, — заменить банкротные процедуры на реабилитационные, сместив акцент на финансовое оздоровление, а не на ликвидацию компаний.

    Но документ вызвал нарекания со стороны крупного бизнеса. Речь идет о значительном расширении права арбитражных судов в делах о банкротстве в ущерб интересам кредиторов, критикуют в Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП). «Законопроект не только не обеспечивает более эффективное регулирование финансового оздоровления, но и значительно ухудшает действующие основания введения процедур, применяемых в деле о банкротстве, допускает возможность существенных злоупотреблений», — указывает президент РСПП Александр Шохин (копия его письма главе Государственно-правового управления администрации президента Ларисе Брычевой есть у РБК).

    Американский образец

    По данным Минэкономразвития, ежегодно в России возбуждается около 30 тыс. дел о банкротстве. Но в отличие от США, чью практику хотят перенять российские власти, процедура финансового оздоровления применяется редко — в большинстве случаев активы идут с молотка и бизнес ликвидируется. Законопроект позволит переломить эту ситуацию и сохранить потенциально платежеспособных участников хозяйственного оборота в России, надеются в Минэкономразвития.

    Для сравнения: в 2014 году в США открыли около 27 тыс. ликвидационных (глава 7 Кодекса о банкротстве США) и 8,7 тыс. реабилитационных процедур, в том числе более 6 тыс. реорганизаций (глава 11), говорит РБК Подгузов. Банкротство по главе 11 зачастую позволяет американским компаниям продолжать работу, реструктурировать долги и операции и выходить из банкротства в обновленном виде — так было, например, с автопроизводителями General Motors и Chrysler.

    Минфин существующими нормами тоже не удовлетворен. В части, связанной с обеспечением эффективной санации промышленных предприятий, законодательство о банкротстве нуждается в некоторых изменениях, сказал РБК замглавы Минфина Алексей Моисеев. «Такая санация должна предполагать в том числе смену собственников предприятий, которые направляются на санацию», — уточнил он. Сейчас российское законодательство такой возможности не дает. А в тех же США предприятия можно банкротить как распродавая собственность по частям, так и сохраняя имущественно-производственный комплекс, но заменяя собственника.

    Власть судей

    Крупный бизнес не против инкорпорировать американские наработки в российское законодательство, но не в таком виде, как это предлагает Минэкономразвития. Больше всего РСПП беспокоит значительное расширение полномочий суда. «Законопроект возлагает на арбитражный суд несвойственные ему функции по принятию экономически обоснованного решения о дальнейшей процедуре в деле о банкротстве», — пишет Александр Шохин.

    К примеру, статья 75 законопроекта («Окончание наблюдения») позволяет судье признать должника банкротом и открыть конкурсное производство — вопреки отчету временного управляющего — на основании данных и документов третьих лиц, участвующих в деле о банкротстве. Статья 83 («План финансового оздоровления») вводит новый критерий — возможность должника договориться с кредиторами об урегулировании долгов. «При этом в определении «восстановление платежеспособности» вводится дополнительный оценочный критерий — отсутствие угрозы возникновения признаков банкротства после реализации плана финансового оздоровления», аналогичные полномочия суд получает и при решении вопроса об утверждении этого плана без согласия кредиторов, перечисляет Шохин.

    «Фактически единственным механизмом защиты интересов кредиторов, не согласных с планом финансового оздоровления, является субъективное мнение [cудей, которые] не обладают достаточной компетенцией для оценки и прогнозирования финансового состояния компаний и не должны принимать на себя ответственность за экономические решения», — утверждает президент РСПП.

    Замглавы Минэкономразвития Николай Подгузов не согласен: законопроект вовсе не ущемляет интересы кредиторов, а обеспечивает справедливый баланс интересов кредиторов и должника. По его словам, документ ускоряет банкротные процессы и создает конкуренцию заявлений должника (о введении финансового оздоровления) и кредитора (о признании должника банкротом).

    Сейчас кредиторам приходится проходить через длительную нейтральную процедуру наблюдения, которая может идти более года, а новые правила позволят ускорить инициирование дела о банкротстве на ранней стадии, когда у должника еще есть возможность восстановить свою платежеспособность, продолжает он.

    Суд не сможет утвердить план финансового оздоровления, если не будет доказано, что благодаря этой процедуре кредиторы получат больше, чем от распродажи при банкротстве, уверяет чиновник. По его словам, законопроект не обязывает суд самостоятельно анализировать финансовое состояние должника или строить прогнозы его изменения, хотя, конечно, принятие решений на основе оценки доказательств и аргументов невозможно без внутреннего убеждения судьи.

    Спор о сроках

    Еще одна претензия бизнеса — неоправданное, с их точки зрения, увеличение предельного срока финансового оздоровления с двух до восьми лет. По словам Шохина, «оценить возможность изменения финансового состояния компании в столь длительные сроки крайне сложно». Увеличение сроков необходимо для более полного учета интересов всех кредиторов, в том числе миноритарных, парирует замминистра. Кредиторы делятся на классы, каждый из которых должен большинством голосов одобрить этот план, только после этого суд сможет его утвердить. «По сути, речь идет не об увеличении срока реабилитационной процедуры, а о систематизации и детализации процесса принятия решений для защиты интересов всех участников», — утверждает Подгузов.

    Большинство профильных ведомств одобрили законопроект, говорится в сопроводительном письме к премьер-министру Дмитрию Медведеву при внесении в правительство (копия письма есть у РБК). «Законопроект сейчас обсуждается. Надеемся, что в процессе обсуждения будет найден правильный баланс между интересами кредиторов и заемщиков», — отмечает замглавы Минфина Алексей Моисеев. Минэкономразвития готово к диалогу с предпринимательским сообществом, уверяет Николай Подгузов.

    Читать дальше...
     
Загрузка...
Похожие темы
  1. blogger
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    246
  2. blogger
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    267
  3. blogger
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    211
  4. Joseph
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    568
  5. Joseph
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    548

Поделиться этой страницей