Должники vs кредиторы: кому более выгодно «зарплатное» банкротство? // Обзор Закона № 186-ФЗ

Тема в разделе "Закон о банкротстве и поправки", создана пользователем LynX, 25 ноя 2015.

  1. LynX
    Offline

    LynX Пользователь

    1. Работники традиционно считаются наиболее уязвимой категорией кредиторов организации-банкрота. Причины этой уязвимости известны и характерны не менее чем для 90% работников:

    • "потребительский" подход со стороны работников, неготовность предпринимать активные действия для реального взыскания долга – "я же работал, мне должны заплатить";
    • недостаток финансовых ресурсов для ведения активного взыскания;
    • отсутствие информации о реальном финансовом состоянии работодателя, структуре его активов;
    • разобщенность работников, низкая активность профсоюзов.
    По личному опыту анализа ситуаций с выплатой заработной платы наиболее типичной является следующая картина: порядка 5-10% работников приближены к работодателю, около 5-10% составляют "оппозицию", остальные занимают позицию пассивную – "ждут у моря погоды".

    Действующим законодательством предусмотрены следующие основные способы защиты прав работников в части невыплаты зарплаты:

    • обращение в суд с иском о взыскании заработной платы и иных выплат либо с заявлением о выдаче судебного приказа с последующим исполнительным производством;
    • обращение в прокуратуру либо трудовую инспекцию с целью привлечения руководителя организации к административной ответственности по ст. 5.27 КоАП РФ;
    • обращение в следственный комитет с заявлением о возбуждении в отношении руководителя организации уголовного дела по ст. 145.1 УК РФ;
    • право представителя работника обращаться с жалобами на арбитражного управляющего в порядке п. 3 ст. 60 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее – Закон о банкротстве) и обжаловать судебные акты по делу о банкротстве с целью понуждения арбитражного управляющего к более активному взысканию; при этом в деле о банкротстве выплата задолженности по заработной плате имеет приоритет перед выплатами иным кредиторам (ст. 142 Закона о банкротстве).
    Располагая данным арсеналом, возможно "воскресить должника из мертвых" – восстановить запись об организации в ЕГРЮЛ (Решение Арбитражного суда Архангельской области от 30 июля 2012 г. № А05-6557/2012), отменить в кассационном порядке завершение конкурсного производства (Постановление ФАС СЗО от 24.01.2013г. № А05-2421/2011), совместно с конкурсным кредитором – отстранить арбитражного управляющего (Определение Арбитражного суда Архангельской области от 04.03.2013г. № А05-2421/2011).



    2. Однако законодателю имеющихся мер показалось мало, в связи с чем был принят Федеральный закон от 29 июня 2015 г. № 186-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации". Данным законом предусмотрено:

    • задолженность по заработной плате и другим платежам – основание для инициирования дела о банкротстве, в том числе со стороны работников (бывших работников), задолженность перед которыми не погашена;
    • работники вправе инициировать рассмотрение судом вопроса о субсидиарной ответственности контролирующего должника лица;
    • наличие непогашенной задолженности влияет на размер ответственности контролирующего должника лица по п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве;
    • у арбитражного управляющего появляется обязанность проводить собрание работников должника;
    • оплата услуг представителя работников должника производится за счет конкурсной массы, размер оплаты устанавливается арбитражным судом по ходатайству арбитражного управляющего;
    • cведения о количестве работников, бывших работников должника, имеющих включенные в реестр требований кредиторов требования о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда включаются в отчет арбитражного управляющего и в ЕФРСБ;
    • судебные расходы по делу о банкротстве взысканию с работников не подлежат;
    • уточняется порядок погашения текущей и реестровой задолженности перед работниками;
    • при подаче заявления о признании кредитной организации банкротом арбитражный управляющий утверждается судом по представлению Центробанка или из числа членов СРО, указанной Центробанком.
    Все вышеизложенное подано в прессе, изрядно приправленным лозунгами о защите прав работников в период кризиса.



    3. Каким же образом закон будет применяться на практике?

    Очевидно, что взыскание задолженности по заработной плате через банкротство далеко от классических способов типа "нажми на кнопку – получишь результат": процедура длительная, результат предсказать сложно. Данные обстоятельства снижают вероятность обращения работников в арбитражный суд процентов на 90.

    Если же работник или группа работников все-таки решили инициировать банкротство, то у них два пути:

    • указывать в заявлении случайное СРО либо случайную кандидатуру арбитражного управляющего (кроме случаев банкротства кредитных организаций – там кандидатуру будет утверждать Центробанк);
    • предварительно направиться на беседу к арбитражному управляющему.
    В первом случае многое будет зависеть от того, насколько крупным является бизнес работодателя и какому управляющему СРО предложит вести процедуру. Если работодатель достаточно крупный, то ему проще будет "откупиться" – то есть погасить задолженность по заработной плате, избежав тем самым введения наблюдения и сопутствующих последствий. У малых и средних предприятий такой возможности может и не быть, однако опытные управляющие не склонны соглашаться на ведение процедур в отношении неизвестных заранее должников. Если же управляющий – новичок, либо в силу своего непрофессионализма сидит без дела, то может и согласиться. Однако вопрос качества такого рода арбитражного управления – вопрос открытый.

    И в первом, и во втором случае встанет вопрос – за чей счет будет проводиться банкротство? Если за счет конкурсной массы, то какое имущество есть у работодателя? Единственный официальный способ для работника узнать такую информацию – исполнительное производство. Но необходимость оплаты расходов по делу о банкротстве до погашения задолженности по заработной плате является еще одним демотивирующим фактором. Вместе с тем законодатель специально оговорил – расходы по делу о банкротства с заявителя-работника не взыскиваются, тем самым переложив все риски расходов по делу на арбитражного управляющего, тем самым отнюдь не мотивировав последних вести инициированные работниками дела о банкротстве.

    Предположим, работникам удалось доказать наличие у работодателя имущества, достаточного для покрытия расходов по делу (либо добровольно внести на депозит суда сумму от 200 тыс. руб.) и привлечь к участию в деле компетентного арбитражного управляющего. Что дальше? Новый закон обязывает управляющего проводить собрания работников, но по существу у такого собрания лишь два полномочия: выбрать представителя работников и заслушать отчет управляющего. Никаких реальных полномочий по управлению процедурой банкротства работникам так и не предоставлено, несмотря на анонсирование в некоторых деловых СМИ права работников голосовать на собраниях кредиторов. При переходе из наблюдения в конкурсное производство кредиторы изберут своего управляющего, а выбранный работниками временный управляющий покинет пост.

    Отдельно стоит сказать про представителя работников и его финансирование из конкурсной массы. Зная степень активности работников, глубоко сомневаюсь, что собрание работников по выбору представителя сможет состояться в большинстве случаев – собрать кворум (более половины известных арбитражному управляющему работников должника, в том числе бывших) будет не так-то просто. Сумма вознаграждения такого представителя полностью отдана на усмотрение суда. Меня смущает тут два момента:

    • дополнительный жалобщик в деле о банкротстве особо никому не нужен;
    • как и арбитражный управляющий, представитель работников будет получать вознаграждение не ежемесячно, а при поступлении денежных средств от продажи имущества должника, что, как правило, происходит в конце процедуры. Данное обстоятельство едва ли будет мотивировать большинство представителей работников к активным действиям.
    При этом законом прямо не урегулировано, как поступать суду и арбитражному управляющему в случае, если представитель работников не выполнял должным образом своих функций или наоборот – завалил суд явно необоснованными жалобами. Очевидно, что в таких случаях сумму вознаграждения необходимо уменьшать, однако такую возможность придется выводить из системного анализа закона о банкротстве.

    Так же необходимо отметить, что наличие задолженности по заработной плате может послужить основанием для привлечения руководителя должника к административной либо субсидиарной ответственности за несвоевременную подачу или неподачу заявления о банкротстве в суд.

    С учетом изложенных сложностей для самих работников банкротство вряд ли станет популярным и эффективным способом взыскания задолженности – хотя как аргумент в переговорах может и пригодиться.



    4. Не менее интересный вопрос: какие злоупотребления возможны при банкротстве по инициативе работников?

    Прежде всего возникает вопрос с толкованием ст. 39 закона о банкротстве – является ли наличие судебного приказа о взыскании заработной платы основанием для возбуждения дела о банкротстве? Формально судебные приказы в качестве такого основания не упомянуты. Формально же можно говорить о том, что юридическая сила судебного приказа и решения суда одинакова.

    Однако здесь таится опасность – в случае, если суды признают наличие приказа достаточным основанием, то это ознаменует возвращение "самострелов" – должники могут подавать заявление на свое банкротство, минуя ограничение по выбору арбитражного управляющего. К тому же, судебный приказ выдается в течение пяти дней, что дает очевидные преимущества в опережении инициации дела о банкротстве кредиторами – правда, в силу наличия административной и уголовной ответственности за невыплату заработной платы должникам все-таки придется поумерить свой пыл.

    Особенно актуальной данная тема представляется в свете предлагаемых поправок по ограничению применения процедуры наблюдения – при подаче заявления кредитором планируется введение сразу конкурсного производства. В случае принятия данных поправок борьба за возможность первым подать заявление о банкротстве обострится до предела, а работники таки смогут выбирать конкурсного управляющего.

    Не исключены и ранее упомянутые адвокатом Павлом Хлюстовым злоупотребления – недружественное поглощение через долги по заработной плате либо "закошмаривание" работодателя, имеющего временные финансовые трудности.

    Таким образом в целом "зарплатное банкротство" куда более интересно для профессиональных должников и кредиторов, чем для рядовых работников.

    В целом закон можно охарактеризовать как откровенно популистский: депутаты отчитались за "заботу о населении", недобросовестные участники дел о банкротстве засучили рукава, на арбитражных управляющих легла дополнительная нагрузка по проведению собраний работников, а для самих работников в большинстве своем ничего существенно не изменилось – случаи подачи заявлений о банкротстве работодателей носят единичный характер.
     
Загрузка...

Поделиться этой страницей