И снова залоговые кредиторы

Тема в разделе "Залоговые кредиторы", создана пользователем ЯВВ, 8 ноя 2007.

  1. ЯВВ
    Offline

    ЯВВ арбитражный управляющий

    С правовым положением залогового кредитора мы в принципе разобрались, очередность у него приоритетная...даже по отношению к вознаграждению управляющего. У меня ситуация смешнее: был залоговый кредитор, он долг уступил третьему лицу, третье лицо за уступку успешно проплатило и зависло... после 2-3 месяцев висяка залоговый кредитор подал заявление об исключении его из реестра требований (долг-то погашен). Его естественно исключили. Прошло 2-3 месяца еще. Теперь новый кредитор, вроде залоговый, подавая требование о включении в реестр (пересмотр определения об исключении, сделать замену пробовали - сроки прошли, пересматривать никак), уходит естественно за реестр, не голосует, НО!!! Он по статье 139 имеет право на получение денег из реализации залога преимущественно перед остальными (в статье про реестр ничего не сказано). С другой стороны, он по 142 ФЗ глубоко в ... поскольку за реестром и имеет право на деньги только после погашения остальных требований. Что делать? И главное были ли такие дебильные случаи? :)))
     
  2. Денис Левченко
    Offline

    Денис Левченко Консильери

    Ух как Вас нахлобучило то!
     
  3. Тигресс
    Offline

    Тигресс Подниматель пингвинов

    Смешно. Еще смешнее вопрос - откуда сделали вывод, что долг перед кредитором погашен должником?
    Странные дела творятся.
     
  4. ОКЕ
    Offline

    ОКЕ Новичок

    После принятия нижеследующего Постановления ВАС мы выиграли все суды у залоговых кредиторов и упора,в которых в разных плоскостях обсасывалась тема приоритетности. Был вариант и "зареестровских" залоговых. Тупо следуя этому постановлению,добились решения апелляц. суда о том, что удовлетворяем их(зареестровских) после всех внеоочередных, первых и вторых, возникших до заключения договора залога.



    ПРЕЗИДИУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

    ПОСТАНОВЛЕНИЕ
    от 4 сентября 2007 г. N 3646/07
    Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:
    председательствующего - Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;
    членов Президиума: Андреевой Т.К., Валявиной Е.Ю., Весеневой Н.А., Витрянского В.В., Вышняк Н.Г., Завьяловой Т.В., Исайчева В.Н., Козловой О.А., Сарбаша С.В., Юхнея М.Ф. -
    рассмотрел заявление индивидуального предпринимателя Ващенковой Л.Н. о пересмотре в порядке надзора постановления Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.11.2006 и постановления Федерального арбитражного суда Центрального округа от 19.02.2007 по делу N А62-2048/2006 Арбитражного суда Смоленской области.
    В заседании приняли участие представители:
    от открытого акционерного общества "Акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации" в лице Рославльского отделения N 1562 (истца) - Мишина М.М.;
    от индивидуального предпринимателя Ващенковой Л.Н. (ответчика) - Ващенкова Л.Н.
    Заслушав и обсудив доклад судьи Весеневой Н.А., а также объяснения представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил следующее.
    Открытое акционерное общество "Акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации" в лице Рославльского отделения N 1562 (далее - банк) обратилось в Арбитражный суд Смоленской области с иском к индивидуальному предпринимателю Ващенковой Л.Н. о взыскании 271456 рублей 14 копеек убытков. Их размер определен как разница между суммой денежных средств, полученных от реализации недвижимого имущества, являющегося предметом залога, и суммой денежных средств по требованиям кредиторов первой и второй очереди, возникшим до заключения договора о залоге.
    Исковое требование предъявлено на основании статьи 25 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон) и мотивировано ненадлежащим исполнением конкурсным управляющим открытым акционерным обществом "Рославльский хлебокомбинат" (далее - общество) Ващенковой Л.Н. своих обязанностей по распределению конкурсной массы.
    Решением Арбитражного суда Смоленской области от 31.08.2006 в удовлетворении иска отказано.
    Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.11.2006 решение отменено, исковое требование удовлетворено в заявленном размере.
    Федеральный арбитражный суд Центрального округа постановлением от 19.02.2007 постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.
    В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора указанных постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций арбитражный управляющий Ващенкова Л.Н. просит их отменить, ссылаясь на нарушение судами единообразия в толковании и применении норм права.
    В отзыве на заявление банк просит оставить названные судебные акты без изменения как соответствующие действующему законодательству.
    Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлениях присутствующих в заседании представителей лиц, участвующих в деле, Президиум считает, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене, решение Арбитражного суда Смоленской области от 31.08.2006 - оставлению без изменения по следующим основаниям.
    Решением Арбитражного суда Смоленской области от 29.04.2004 по другому делу (N А62-539-Н/2003) общество признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство. Конкурсным управляющим назначена Ващенкова Л.Н.
    На основании определения того же суда от 05.03.2004 по указанному делу требования банка в размере 2755272 рублей 23 копеек включены в третью очередь реестра требований кредиторов общества как требования по обязательству, обеспеченному залогом имущества должника (договор ипотеки от 09.10.2002 N 197).
    В ходе процедуры конкурсного производства конкурсным управляющим было реализовано имущество должника на общую сумму 1220310 рублей, из которых 1074025 рублей получены за счет продажи имущества, являвшегося предметом залога по договору от 09.10.2002 N 197.
    Все денежные средства направлялись конкурсным управляющим на погашение внеочередных (текущих) обязательств должника, а требования привилегированных и конкурсных кредиторов не удовлетворялись из-за недостаточности конкурсной массы.
    Определением от 17.01.2006 процедура конкурсного производства в отношении общества завершена.
    По мнению истца по настоящему делу (банка), распределение денежных средств, вырученных от реализации заложенного недвижимого имущества в ходе конкурсного производства, произведено с нарушением его права на преимущественное удовлетворение требования по обязательству, обеспеченному залогом.
    Суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных статьей 25 Закона, для привлечения конкурсного управляющего к ответственности. Отказывая в иске, суд исходил из того, что распределение составляющих конкурсную массу денежных средств произведено с соблюдением порядка очередности, установленного статьей 134 Закона.
    Суды апелляционной и кассационной инстанций признали выводы, изложенные в решении, не соответствующими нормам пункта 4 статьи 134 и пункта 2 статьи 138 Закона. По мнению судов, преимущественным правом перед кредиторами по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника (далее - залоговый кредитор), на удовлетворение требований за счет средств, полученных от продажи предмета залога, обладают только кредиторы первой и второй очереди, обязательства должника перед которыми возникли до заключения договора о залоге. Удовлетворение из стоимости заложенного имущества требований по текущим обязательствам законом не предусмотрено.
    Между тем суды апелляционной и кассационной инстанций неверно истолковали примененные ими нормы права.
    Статьей 134 Закона установлена очередность удовлетворения требований кредиторов в процедуре конкурсного производства. В пункте 1 названной статьи перечислены обязательства, которые отнесены к текущим и погашаются вне очереди за счет конкурсной массы. Такие требования не подлежат включению в реестр.
    Пунктом 4 указанной статьи предусмотрены три очереди удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр, и установлен специальный порядок погашения требований залоговых кредиторов.
    В силу статьи 138 Закона, касающейся только требований залоговых кредиторов, эти требования учитываются в составе требований кредиторов третьей очереди (пункт 1).
    Согласно пункту 2 данной статьи упомянутые требования удовлетворяются за счет средств, полученных от продажи предмета залога, преимущественно перед иными кредиторами после продажи предмета залога, за исключением обязательств перед кредиторами первой и второй очереди, права требования по которым возникли до заключения соответствующего договора о залоге. При этом понятие "иные кредиторы" не конкретизировано.
    Аналогичное правило содержится в абзаце четвертом пункта 4 статьи 134 Закона, определяющем очередность удовлетворения включенных в реестр требований.
    Анализ названных правовых норм позволяет сделать вывод о том, что преимущественным правом на удовлетворение своих требований за счет стоимости предмета залога залоговый кредитор обладает только по отношению к кредиторам, включенным в реестр, а именно: перед иными кредиторами третьей очереди, а также кредиторами первой и второй очереди, обязательства должника перед которыми возникли после заключения соответствующего договора о залоге.
    Такое право может быть использовано лишь после удовлетворения не входящих в реестр текущих требований. При этом текущие платежи могут производиться за счет продажи всего имущества должника, в том числе и находящегося в залоге.
    Неправильное истолкование судами при рассмотрении спора положений статей 134, 138 Закона нарушает единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, что в соответствии с пунктом 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены судебных актов.
    Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 303, пунктом 2 части 5 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
    постановил:
    постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.11.2006 и постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 19.02.2007 по делу N А62-2048/2006 Арбитражного суда Смоленской области отменить.
    Решение Арбитражного суда Смоленской области от 31.08.2006 оставить без изменения
    Председательствующий
    А.А.ИВАНОВ
     
  5. Денис Левченко
    Offline

    Денис Левченко Консильери

    Был я тут на одном международном форуме в ТТП….

    И там присутствовал Андрей Владимирович Егоров, Заместитель начальника Управление анализа и обобщения судебной практики ВАСи.
    Выступление было краткое, но он дал ссылочку очень интересную http://www.arbitr.ru/presidium/prac/17197.html
    Общее впечатление: А как нам жить простым смертным, если даже ВАСя определиться по залогу пока не может?

    Справка
    о проблемных вопросах, связанных с удовлетворением
    требований залогодержателя при банкротстве залогодателя
    Можно выделить следующие концептуальные вопросы, по которым
    необходимо определиться прежде, чем будут выработаны разъяснения по
    проблемам арбитражной практики:
    1. обладают ли требования залогодержателя при осуществлении расчётов с
    кредиторами в ходе конкурсного производства преимуществом перед
    требованиями кредиторов по текущим платежам;
    2. в каком порядке удовлетворяются обеспеченные залогом требования
    кредиторов по текущим платежам;
    3. в каком порядке происходит обращение взыскания на заложенное
    имущество и его продажа в конкурсном производстве;
    4. в каком порядке рассматриваются требования залогодержателя об
    обращении взыскания на заложенное имущество, если возбуждено дело о
    банкротстве залогодателя, предоставившего имущество в залог в обеспечение
    исполнения обязательств иного лица.
    Ответы на названные вопросы будут положены в основу решения
    следующих практических затруднений:
    - в деле или не в деле о банкротстве принимается решение об
    обращении взыскания на заложенное имущество;
    - кем и в каком порядке производится его продажа.
    1. По первому вопросу представлены две противоположные точки зрения.
    Одни суды полагают, что текущие платежи (за исключением обязательных
    платежей, которые указаны в пункте 4 статьи 142 Закона о банкротстве) должны
    быть погашены из стоимости заложенного имущества преимущественно перед
    требованиями залогодержателя (если он сам не является внеочередным
    кредитором), поскольку требования залогодержателя относятся к требованиям
    конкурсных кредиторов (среди которых существуют очереди), а внеочередные
    требования (текущие платежи) должны погашаться до перехода к погашению
    требований «реестровых» кредиторов. Эту точку зрения поддерживают
    следующие суды: ФАС Северо-Западного, Северо-Кавказского, Центрального
    округов, Шестнадцатый, Семнадцатый, Восемнадцатый, Девятнадцатый,
    Двадцатый арбитражные апелляционные суды, АС Алтайского, Краснодарского,
    Приморского, Ставропольского краёв, г. Москвы, Амурской, Волгоградской,
    Московской, Новосибирской, Орловской, Ростовской, Самарской, Саратовской,
    Тюменской, Читинской, Ярославской областей.
    По мнению других судов, буквальное прочтение абзаца пятого пункта 4
    статьи 134 и статьи 138 Закона о банкротстве позволяет сделать вывод о том, что
    преимуществом перед залоговыми кредиторами пользуются только кредиторы
    первой и второй очереди, обязательства должника перед которыми возникли до
    заключения договора о залоге, а не внеочередные кредиторы. В пользу данного
    подхода высказались: ФАС Дальневосточного, Поволжского округов, Первый,
    Четырнадцатый арбитражные апелляционные суды, АС Республики Алтай,
    Красноярского (с оговоркой об отсутствии единства среди судей), Хабаровского
    краёв, Астраханской, Белгородской, Владимирской, Воронежской, Курской,
    Нижегородской областей.
    Представляется, что постановка рассматриваемого вопроса вызвана тем,
    что законодатель, использовав оборот «преимущественно перед иными
    кредиторами», не конкретизировал, какие кредиторы имеются в виду – только
    конкурсные кредиторы или любые кредиторы, включая кредиторов по текущим
    платежам.
    Следовательно, необходимо подходить к толкованию норм через призму
    целей, которые преследовал законодатель, учитывая при этом практические
    последствия, связанные с каждой из точек зрения.
    Доводы «за» и «против» указанных точек зрения следующие.
    В случае принятия первой точки зрения в результате искусственного
    создания текущей задолженности залог в некоторых случаях перестанет служить
    реальным обеспечением требований залогодержателя, поскольку вся выручка
    или значительная её часть может уйти на погашение текущих платежей.
    В нормах, регулирующих продажу заложенного имущества в процедурах
    внешнего управления (пункт 5 статьи 101 Закона) и финансового оздоровления
    (пункт 6 статьи 82 Закона) не упоминаются требования внеочередных
    кредиторов и поэтому можно сделать вывод о том, что выручка от продажи
    предмета залога должна передаваться залогодержателю преимущественно перед
    другими кредиторами, за исключением соответствующих кредиторов первой и
    второй очереди.
    Вместе с тем в случае принятия второй точки зрения, если всё или
    практически всё имущество должника находится в залоге, внеочередные
    требования не могут быть погашены, значит, никто не будет иметь дело с таким
    должником, арбитражный управляющий откажется работать, понимая
    бесперспективность своих притязаний на вознаграждение, и, по-видимому, во
    многом утратится смысл выделения законодателем специального режима
    погашения текущих требований.
    Арбитражный суд Астраханской области пришёл к выводу, что разрешить
    данную проблему в рамках действующего законодательства не возможно без
    внесения в него соответствующих изменений, обязывающих конкурсных
    залоговых кредиторов возмещать расходы по делу о банкротстве. До внесения
    подобных изменений данную ситуацию следует рассматривать как отсутствие у
    должника средств для возмещения расходов, связанных с его банкротством,
    возлагать расходы на заявителя, а при невозможности этого – прекращать
    производство по делу о банкротстве.
    Кроме того, если в числе текущих требований оказываются требования,
    равные по природе требованиям кредиторов 1 и 2 очередей (например,
    требования потерпевших от несчастного случая на производстве,
    произошедшего после возбуждения дела о банкротстве), эти кредиторы не
    вправе претендовать на преимущественное удовлетворение за счёт заложенного
    имущества.
    Наконец, некоторые суды обратили внимание на то, что в случае принятия
    второй точки зрения может образоваться своеобразный замкнутый круг:
    текущие платежи (внеочередные требования) погашаются прежде требований
    кредиторов 1 и 2 очередей, требования последних погашаются прежде
    требований залогодержателя, требования залогодержателя погашаются прежде
    текущих платежей.
    Если считать, что законодатель создал некий компромисс между правами
    залогодержателя и иных кредиторов, предоставив приоритет перед
    залогодержателем только кредиторам первых двух очередей, обязательства
    перед которыми возникли до заключения договора залога, и кредиторам по
    текущим платежам, то потребуется создать механизм, препятствующий
    искусственному завышению текущей задолженности. Теоретически такой
    механизм возможен, если выработать позицию, что указанные приоритетные
    требования должны, прежде всего, погашаться за счёт имущества должника, не
    находящегося в залоге, и только если данного имущества будет недостаточно –
    за счёт заложенного имущества. Заслуживает также внимания позиция АС
    Читинской области о том, что завышение текущей задолженности ущемляет
    интересы не только залоговых кредиторов, но в неменьшей степени и интересы
    иных текущих кредиторов, а также кредиторов 1 и 2 очередей, то есть данное
    злоупотребление носит общий характер и должно рассматриваться отдельно. АС
    Ростовской области полагает, что создание явно завышенной текущей
    задолженности может быть оспорено залоговым кредитором в рамках
    процедуры банкротства.
    Если же считать, что законодатель преследовал цель максимальной
    охраны интересов залоговых кредиторов, то целесообразно придерживаться
    второй точки зрения, но при этом учитывать, что недостаточность иного
    имущества должника (помимо находящегося в залоге) будет приводить к
    невозможности дальнейшего ведения дела о банкротстве.
    При выборе подходов необходимо также принимать во внимание историю
    регулирования залоговых правоотношений в банкротстве. Закон о банкротстве
    1992 года исключал заложенное имущество из конкурсной массы (это наиболее
    последовательно проведённая вторая точка зрения). Закон о банкротстве 1998
    года включал заложенное имущество в конкурсную массу и с открытием
    конкурсного производства право залога прекращалось, залогодержатель имел
    лишь преимущественное право удовлетворения своих требований перед
    кредиторами последующих (четвёртой и пятой) очередей (этот подход
    соответствует первой точке зрения). Действующий Закон о банкротстве 2002
    года содержит внутренне противоречивое регулирование. С одной стороны,
    требования залогодержателя удовлетворяются в третью, общую с иными
    конкурсными кредиторами очередь (элемент подхода Закона 1998 г.), однако за
    счёт заложенного имущества и в ряде случаев преимущественно перед
    требованиями кредиторов 1 и 2 очередей (элемент подхода Закона 1992 г.).
    Компромиссная позиция предложена Первым арбитражным
    апелляционным судом: чтобы не парализовать процедуру банкротства, следует
    выработать дополнительный механизм погашения текущих платежей, который
    позволит переходить к их погашению за счёт заложенного имущества только в
    случае, когда они не были погашены за счёт имущества должника, не
    находящегося в залоге. Арбитражный суд Владимирской области высказывается
    аналогичным образом, но в отношении не всех текущих платежей, а некоторых
    их видов (вознаграждение арбитражного управляющего).
     
  6. Денис Левченко
    Offline

    Денис Левченко Консильери

    продолжение

    2. По второму вопросу о порядке удовлетворения текущих требований,
    обеспеченных залогом имущества должника, в практике возникают следующие
    затруднения. Требования кредиторов по текущим платежам рассматриваются в
    общем процессуальном порядке, то есть вне рамок дела о банкротстве
    независимо от процедуры банкротства. Однако при исполнении решения суда об
    обращении взыскания на заложенное имущество залогодержатели сталкиваются
    с проблемой применения статьи 63 Закона о банкротстве, согласно которой
    после введения наблюдения приостанавливается исполнительное производство
    по всем имущественным взысканиям. По-видимому, необходимо выработать
    позицию, в силу которой данное положение закона рассчитано только на
    требования конкурсных кредиторов и не распространяется на требования о
    взыскании текущей задолженности. Эти соображения уже положены в основу
    постановлений Пленума ВАС РФ № 29 (п.38) и № 25 (п.11).
    Однако поскольку в конкурсном производстве согласно статье 126 Закона
    прекращается исполнение по исполнительным документам, и Пленум ВАС РФ в
    постановлении № 25 от 22.06.2006 г. (п.11) указал, что данная норма
    распространяется и на требования кредиторов по текущим платежам,
    необходимо определить, в каком порядке должен исполняться судебный акт об
    обращении взыскания на заложенное имущество. Целесообразно обсудить
    следующее предложение. Рассмотрение судом заявления об обращении
    взыскания на имущество, заложенное в обеспечение исполнения текущих
    платежей, должно происходить вне рамок дела о банкротстве, однако
    исполнением данного решения должен заниматься конкурсный управляющий,
    поскольку только в этом случае можно эффективно обеспечить очерёдность
    взыскания соответствующих сумм, предусмотренную законодательством.
    Управляющий выполняет все функции судебного пристава – исполнителя в
    конкурсном производстве: организует торги по продаже имущества должника и
    распределяет выручку. Данный подход одобрен: ФАС Дальневосточного,
    Северо-Западного, Центрального округов, Первым, Четырнадцатым,
    Шестнадцатым, Семнадцатым, Восемнадцатым, Девятнадцатым, Двадцатым
    арбитражными апелляционными судами, АС Алтайского. Краснодарского,
    Красноярского, Приморского, Ставропольского краёв, АС Республики Алтай, г.
    Москвы, Амурской, Астраханской, Белгородской, Волгоградской, Воронежской,
    Нижегородской, Новосибирской, Ростовской, Саратовской, Тюменской,
    Ярославской областей.
    Возражение встречается у Арбитражного суда Самарской области: не
    только обращение взыскания, но и исполнение данного решения должно
    происходить в общем порядке, т.е. службой судебных приставов.
    При этом возникает вопрос, насколько конкурсный управляющий при
    распределении выручки от продажи заложенного имущества должен быть
    связан положениями статьи 855 ГК РФ, к которой сделана отсылка в пункте 3
    статьи 134 Закона о банкротстве. Думается, формальное толкование закона
    приведёт к постановке залогодержателя в крайне невыгодное положение,
    поскольку в статье 855 ГК РФ его требования отдельно не выделяются и
    формально относятся к пятой очереди, уступая требованиям по текущим
    обязательным платежам, а также требованиям иных текущих кредиторов,
    предъявленным ранее, и т.п.
    Представляется, что требования залогодержателей должны уступать в
    преимуществе только текущим требованиям кредиторов 1 и 2 очередей,
    возникшим ранее установления залога. Для этой цели оправданно прибегнуть к
    аналогии закона с пунктом 2 статьи 138 Закона о банкротстве. Это предложение
    поддержано следующими судами: ФАС Дальневосточного, Поволжского,
    Центрального округов, Первым, Четырнадцатым, Пятнадцатым, Семнадцатым,
    Восемнадцатым, Девятнадцатым, Двадцатым арбитражными апелляционными
    судами, АС Краснодарского, Красноярского, Приморского, Ставропольского
    краёв, АС Республики Алтай, г. Москвы, Амурской, Белгородской,
    Владимирской, Волгоградской, Воронежской, Нижегородской, Ростовской,
    Саратовской, Читинской областей.
    Возразили против данной позиции: ФАС Северо-Кавказского округа, АС
    Алтайского края, Астраханской области (по мотиву отсутствия оснований для
    аналогии закона ввиду отсутствия пробела в регулировании и опасности выхода
    Пленумом ВАС за пределы своих полномочий),
     
  7. Денис Левченко
    Offline

    Денис Левченко Консильери

    продолжение

    3. Третий вопрос вызывает значительные сложности на практике,
    поскольку не понятно, какие общие правила ГК РФ, посвящённые обращению
    взыскания на заложенное имущество, подлежат применению при продаже
    имущества в ходе конкурсного производства, а какие нет.
    По-видимому, оправданно придерживаться мнения о том, что продажа
    заложенного имущества независимо от согласия залогодержателя
    осуществляется в процедуре конкурсного производства не приставом-
    исполнителем, а конкурсным управляющим с публичных торгов (независимо от
    оценочной стоимости предмета залога) по правилам, установленным Законом о
    банкротстве. Подобную продажу следует приравнивать по своему правовому
    значению к реализации заложенного имущества, на которое обращено
    взыскание (ст.349, 350 ГК РФ). Предмет залога должен переходить к лицу,
    выигравшему торги, свободным от залогового обременения.
    С момента открытия конкурсного производства залогодатель и
    залогодержатель, как представляется, не вправе заключать соглашения о
    внесудебном обращении взыскания на заложенное имущество. Заключённые
    ранее соглашения не подлежат исполнению.
    Ещё один проблемный вопрос связан с механизмом оставления
    заложенного имущества, не проданного с торгов, у залогодержателя с зачётом
    покупной цены в счёт долга. Эту возможность разумно подвергнуть
    ограничению, а именно допустить возможность зачёта при оставлении
    имущества у залогодержателя с оговоркой о том, что зачёт не должен влечь
    преимущественное удовлетворение залогодержателя перед иными более
    привилегированными кредиторами, в частности, кредиторами 1 и 2 очереди, чьи
    требования возникли ранее заключения договора залога.
    Подход в целом поддержан ФАС Поволжского, Северо-Западного, Северо-
    Кавказского, Центрального округов, Первым, Четырнадцатым, Пятнадцатым,
    Шестнадцатым, Семнадцатым, Восемнадцатым, Девятнадцатым, Двадцатым
    арбитражными апелляционными судами, АС Алтайского, Краснодарского,
    Красноярского, Приморского, Ставропольского краёв, Республики Алтай, г.
    Москвы, Амурской, Астраханской, Белгородской, Владимирской,
    Волгоградской, Воронежской, Московской, Нижегородской (с оговоркой,
    допускающей неограниченную возможность оставления у залогодержателя
    имущества, не проданного на торгах), Новосибирской, Ростовской, Самарской,
    Саратовской, Тюменской, Читинской, Ярославской областей.
    4. По четвёртому вопросу представлены две противоположные точки
    зрения. Ввиду того, что в делах о банкротстве участвуют кредиторы по
    денежным обязательствам (статья 2 Закона о банкротстве раскрывает понятие
    конкурсного кредитора через понятие денежного обязательства), необходимо
    квалифицировать природу требования об обращении взыскания на заложенное
    имущество. При банкротстве залогодателя – должника по основному
    обязательству данная проблема стоит не столь остро, как при банкротстве
    залогодателя – третьего лица, ввиду того, что залогодержатель в первом случае
    всегда признаётся конкурсным кредитором, т.к. обладает денежным
    требованием по основному обязательству, а требование об обращении
    взыскания на заложенное имущество лишь присоединяется к основному
    требованию.
    Одна точка зрения исходит из неденежного характера требования
    залогодержателя об обращении взыскания на заложенное имущество, другая
    полагает, что, несмотря на формально неденежный характер данного
    требования, последствием его удовлетворения является платёж денежной суммы
    (из выручки от продажи заложенного имущества), в связи с чем правовое
    положение залогодержателя должно приравниваться к положению конкурсного
    кредитора.
    Причиной таких расхождений, по-видимому, является следующее
    соображение. Одно и то же требование (об обращении взыскания на заложенное
    имущество) с позиции залогодержателя носит денежный характер, поскольку он
    получает удовлетворение в деньгах, а с позиции залогодателя – неденежный,
    поскольку у него из имущества выбывает определённый предмет.
    Достоинства первой точки зрения:
    - это простой подход, не требуется создавать сложные разъяснения;
    - на этой точке зрения стоит господствующая практика арбитражных
    судов, включая постановление Президиума ВАС РФ от 17.09.2002 г. №
    2860/02, с оговоркой, что оно принято в условиях действия Закона о
    банкротстве 1998 года.
    Недостатки первой точки зрения:
    - возникает формальное неравенство: кредитор, получивший залоговое
    обеспечение по долгам залогодателя считается конкурсным кредитором
    и участвует в деле о банкротстве, а получивший залоговое обеспечение
    по долгам иного лица – обращает взыскание на имущество вне рамок
    дела о банкротстве;
    - если требования залогодержателя выходят из-под действия
    законодательства о банкротстве, он получает удовлетворение
    преимущественно перед всеми кредиторами, в том числе кредиторами
    1 и 2 очередей, тем самым создаются возможности для простого обхода
    специальных правил закона, направленных на охрану интересов
    работников и лиц, жизни и здоровью которых был причинён вред
    должником (экономически слабых субъектов).
    Достоинства второй точки зрения:
    - Все требования, которые могут повлечь удовлетворение отдельных
    кредиторов должника (залогодателя), будут рассматриваться в деле о
    банкротстве, а не различными судами в самостоятельных процессах,
    включая суды общей юрисдикции;
    - В ряде случаев залогодержатели заинтересованы в том, чтобы
    участвовать в делах о банкротстве – они смогут голосовать на собрании
    кредиторов, обжаловать действия арбитражного управляющего,
    использовать иные права, предоставленные конкурсным кредиторам.
    Сложности практической реализации второй точки зрения:
    - Необходимо установить, в каком размере должны включаться в реестр
    кредиторов требования залогодержателей; по-видимому, в размере
    обеспеченного залогом обязательства, но не выше стоимости
    заложенного имущества;
    - Необходимо урегулировать механизм оценки стоимости заложенного
    имущества, включая механизм её корректировки в случае ценовых
    колебаний в процессе производства по делу о банкротстве; по-
    видимому, этот вопрос должен решаться арбитражным судом,
    устанавливающим требования залогодержателя, аналогично тому, как в
    обычном исковом процессе суд устанавливает начальную продажную
    стоимость заложенного имущества, на которое обращается взыскание.
    Арбитражные суды высказали следующие соображения по данному
    вопросу. Полностью поддерживается точка зрения о неденежном характере
    требований залогодержателя: ФАС Северо-Западного, Северо-Кавказского
    округов, АС Алтайского, Красноярского, Хабаровского краёв, Республики
    Алтай, г. Москвы, Астраханской, Владимирской, Воронежской, Курской,
    Московской, Новосибирской, Ростовской, Самарской, Ярославской областей.
    Устранять недостатки данного подхода предполагается путём внесения
    соответствующих изменений в законодательство.
    Арбитражный суд Красноярского края привёл следующий довод в защиту
    своей позиции: обращение взыскания на имущество залогодателя при
    нормальных условиях гражданского оборота не должно повлечь уменьшение
    конкурсной массы ввиду приобретения в этом случае залогодателем прав
    кредитора по основному обязательству на основании статьи 387 ГК РФ.
    Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд пришёл к выводу о
    преимуществе первой точки зрения, однако счёл, что при реализации предмета
    залога и удовлетворении требований залогодержателя должны соблюдаться все
    принципиальные начала правового регулирования отношений залога с участием
    залогодателя-должника в деле о банкротстве: в период наблюдения,
    финансового оздоровления и внешнего управления исполнение решения об
    обращении взыскания на заложенное имущество должно быть приостановлено.
    По мнению суда, исполнением решения должен заниматься конкурсный
    управляющий, кредиторы первой и второй очереди, чьи требования возникли
    ранее заключения договора залога, удовлетворяются в приоритетном порядке.
    Последний вывод сделан также Арбитражным судом Нижегородской области.
    Многими судами высказано мнение о том, что недостатки точки зрения о
    неденежном характере требований залогодержателя носят существенный
    характер, в то время как вторая точка зрения приводит к более справедливым
    практическим последствиям и сложности её реализации устранимы: ФАС
    Дальневосточного, Поволжского, Центрального округов, Первым,
    Четырнадцатым, Шестнадцатым, Семнадцатым, Восемнадцатым,
    Девятнадцатым, Двадцатым арбитражными апелляционными судами, АС
    Краснодарского, Приморского краёв, Амурской (подход отличается в деталях),
    Белгородской, Волгоградской, Саратовской (с несколько иным обоснованием,
    чем в справке), Тюменской, Читинской областей.
    Отмечая, что господствующая арбитражная практика исходит из
    неденежного характера требований залогодержателя, АС Ставропольского края
    приходит к выводу о спорности данной позиции по основаниям, изложенным в
    настоящей справке.
    Управление анализа и обобщения судебной практики
     
Загрузка...

Поделиться этой страницей