Надлежащее уведомление, или "Иду на Вы..."

Егор Стволов

Пользователь
#1
...Судья поднялась со своего креслища, двинулась чёрным балахоном в сторону дубовой двери совещательной комнаты, но с трёх шагов вернулась к своему столищу, загребла с него пачку сигарет, и через секунды хлопнула дверью...

Ну а мы остались ожидать, с чем она выйдет?
Сочтёт ли она заявление о банкротстве обоснованным или всё будет так, как должно быть? Сильных аргументов к последнему было достаточно.

Но были и не сильные.

Так, п.2.1 ст.7 Закона о банкротстве требует «опубликования уведомления о намерении обратиться с заявлением о признании должника банкротом». Законом не установлена точная форма уведомления, и даже нет никаких иных уточнений или минимальных требований, каким это уведомление должно быть.

В нашем законодательстве имеются примеры другого, отличного от свободы формулировок 127-ФЗ, подхода законодателей к вопросам уведомления.
Так, 208-ФЗ от 26.12.1995 "Об акционерных обществах" в п.1 ст.93.1 определяет "уведомление общества о намерении обратиться в суд с требованиями к обществу или иным лицам" : "Акционер, оспаривающий решение общего собрания акционеров общества, а также акционер или член совета директоров (наблюдательного совета) общества, требующие возмещения причиненных обществу убытков либо признания сделки общества недействительной или применения последствий недействительности сделки, должны заблаговременно уведомить других акционеров общества о намерении обратиться с соответствующим иском в суд путем направления в общество уведомления в письменной форме, которое должно поступить в общество не менее чем за пять дней до дня обращения в суд. Уведомление должно содержать наименование общества, наименование (имя) лица, которое намерено обратиться с иском, требование такого лица, краткое описание обстоятельств, на которых основаны исковые требования, наименование суда, в который такое лицо намерено обратиться с иском. К уведомлению могут прилагаться документы, содержащие информацию, имеющую отношение к делу".

Итак, иногда законодатель формулирует требования о некоем минимальном составе того, что является уведомлением.

Но во многих случаях он такого не делает.

Так, п.6 ст.181.4 ГК РФ, уведомление о намерении обратиться в суд с иском об оспаривании решения собрания - только требование к лицу, оспаривающему решение собрания по основаниям ничтожности (пункт 1 статьи 6 ГК РФ) или оспоримости: оно, лицо, должно уведомить в письменной форме участников соответствующего гражданско-правового сообщества о намерении обратиться с таким иском в суд и предоставить им иную информацию, имеющую отношение к делу.

В нашем 127-ФЗ в п.2.1 ст.7 также имеется указание только на дату публикации по отношению к дню подачи заявления о признании должника банкротом (об этом отдельно и позже) и на место публикации - публикация должна быть в "Едином федеральном реестре юридически значимых сведений о фактах деятельности юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и иных субъектов экономической деятельности" (ЕФРСФДЮЛ).

Требований к содержанию уведомления о намерениях нет.

Но!

Не может же считаться уведомлением просто факт публикации, а не именно текст публикации, в котором ясно выражена суть намерения.

Если "уведомитель" напишет: "Привет неграм из Африки" - это будет уведомлением или нет?

По технике размещения текста в ЕФРСФДЮЛ будет интуитивно понятно, кто публикует и в чей адрес. Это - да. Но текст? Нельзя же считать такого рода текст уведомлением? В противном случае суд, приняв такое (или любое другое) текстовое сообщение как надлежащее уведомление (на основании того, что к тексту нет никаких требований), рискует создать практику, когда за надлежащее уведомление будет приниматься любой текст.

В том числе, если исключить однозначный абсурд - текст, близкий к теме и вроде бы понятный, но уведомлением о намерениях точно не являющийся.

В нашем случае нотариусом Грачевой Ларисой Юрьевной был опубликован следующий текст (с сохранением верстки, орфографии и пунктуации):

Текст сообщения:
разместить сведения в Единый федеральный реестр юридических значимых
сведений о фактах деятельности юридических лиц о запуске процедуры банкротства
в отношении должника ООО "Болик и Молик"



Понятно, что нотариус, как человек исполнительный, получив от Васи (это КУ, и он точно "Вася, стиляга из Москвы"(с)) указание опубликовать уведомление, взяла и опубликовала васино указание.

И что, согласиться, что это надлежащее уведомление? Тогда надлежащими будут считаться выражения типа «запустить банкротство», а участники оборота должны будут оценивать самостоятельно – как именно, согласно такому «надлежащему уведомлению» его, банкротство следует запустить – «запустить как спутник» или «запустить как сельское хозяйство в Советском Союзе», что суть вещи разные.

Предполагаю, что приведенный мной текст сообщения никак не корреспондируется с соотносимыми положениями Закона о банкротстве; всё-таки п.2.1 ст.7 Закона о банкротстве требует «опубликования уведомления о намерении обратиться с заявлением о признании должника банкротом», а не текст, имеющий отношение к делу.
В принятом в ЕФРСФДЮЛ обороте принято такое уведомление формулировать в понятных и принятых терминах, взятых из правового оборота, присущего Закону о банкротстве, а именно – (1) как уведомление о намерениях и с этими словами, а то и с таким названием; (2) со ссылками на положения закона; (3) в какой суд собирается обратиться кредитор; (4) в связи с какими обстоятельствами обращается в суд. В типовом (ладно, ну почти в типовом - в идеальном) случае это выглядит следующим образом (орфография, пунктуация соблюдены):

Сообщение №02227225 опубликовано 03.05.2017
Внесено: нотариус Драпалюк Галина Николаевна
Тип сообщения:
Намерение кредитора обратиться в суд с заявлением о банкротстве
Кредитор: ПАО АКБ "МЕТАЛЛИНВЕСТБАНК" (ИНН: 7709138570, ОГРН: 1027700218666)
Должник:
Кушнарев Дмитрий Николаевич (ИНН 310204783643, ОГРНИП 304310234300053)

Текст сообщения:
Уведомление о намерении обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом.
В соответствии со ст. 213.3 Федерального закона от 26 октября 2002 г. №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» заявление о признании гражданина банкротом принимается арбитражным судом при условии, что требования к гражданину составляют не менее чем пятьсот тысяч рублей и указанные требования не исполнены в течение трех месяцев с даты, когда они должны быть исполнены, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом.
Правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника (индивидуального предпринимателя) банкротом обладают должник, конкурсный кредитор, уполномоченные органы.
В соответствии со ст. 7 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» право на обраще-ние в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора - кредитной организации с даты возникновения у должника признаков банкротства, установленных настоящим Федеральным законом.
Согласно п. 2 ст. 213.5 «О несостоятельности (банкротстве)» право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, банкротом возникает у конкурсных кредиторов в отношении требований, указанных в настоящем пункте, при условии предварительного (не менее чем за пятнадцать календарных дней до дня обращения в арбитражный суд) опубликования уведомления о намерении обратиться с заявлением о признании гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, банкротом путем включения этого уведомления в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц.
Настоящим уведомляю о том, что ИП Кушнарев Дмитрий Николаевич (ИНН 310204783643) обладает признаками несостоятельности (банкротства), что является основанием для введения в отношении должника процедуры реструктуризации долгов гражданина и утверждения финансового управляющего для проведения мероприятий, установленных Законом о банкротстве для удовлетворения требований кредиторов.
Информирую также о том, что ПАО АКБ «Металлинвестбанк» намерен обратиться в Арбитражный суд Белгородской области с заявлением о признании ИП Кушнарева Дмитрия Николаевича несостоятельным (банкротом).

Ну или в более простом, но принимаемом как должное, варианте:

Текст сообщения:
«Настоящим кредитор ООО "СТРОЙСЕРВИС" руководствуясь абз. 2 п. 4 ст. 37
Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», уведомляет о намерении обратиться в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании банкротом, в связи с наличием признаков банкротства, предусмотренных п.2 ст. 3, п.2 ст.6 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».


"Можно привести множество примеров уведомлений из ЕФРСФДЮЛ, которые имеют аналогичный вид, написание, терминологически выдержаны в стиле правовой переписки, имеют понятный и однозначный смысл, оформлены как уведомления. Практически невозможно найти «уведомления», выполненного с стиле и форме, которую выдержал заявитель в нашем случае.
В тексте сообщения отсутствуют слова «уведомление», «уведомляем»; отсутствуют слово «намерение»; отсутствуют основания для уведомления; отсутствуют все признаки, присущие уведомлению и, наоборот, присутствуют все признаки, присущие некоему указанию. Иными словами, ясно, что размещен текст указания или просьбы неустановленного лица к нотариусу, а не уведомление о намерениях по отношению к ООО "Болик и Молик" согласно букве и духу п.2.1 ст.7 Закона о банкротстве.

ООО "Болик и Молик" исходит из того, что, хотя законом и не установлена точная форма уведомления, однако оборот и сложившаяся практика правовой, в том числе арбитражной переписки и делопроизводства, сформировали обычай, который устанавливает ограничения на то, что может являться уведомлением, а что уведомлением, по крайней мере – надлежащим - не является. Текст, размещенный заявителем, не может считаться уведомлением.
ООО "Болик и Молик" требует, на основании вышеизложенных объективных доводов, не считать текст, размещенный в ЕФРСФДЮЛ ХХ.ХХ.2018 за №0298ХХХХ как уведомление о намерениях, выполненное в надлежащей форме и в адрес ООО "Болик и Молик", и призывает суд начать в этом деле формирование практики по выработке норм, ограничивающих размещение ненадлежащих текстов в качестве уведомлений о намерениях". (с) из отзыва ООО "Болик и Молик"

Судья вернулась из совещательной комнаты: "Оставить заявление о признании должника несостоятельным (банкротом) без рассмотрения".
Думаю, что причины конечно же посильнее текста весёлого нотариуса и стиляги Васи: как сказал в начале, эти причины были. И касаются они, в том числе, п.2.1 ст.7. И пока ещё даже и резолютивки нет.

Интрига, ага. Но недолгая.

В процессе прений эта судья сказала: "Уведомление? Какое Вам ещё уведомление, когда против вас Исполнительный лист получен. Всё же ясно!" Вот такое понимание закона.

И так хочется сходить в апелляцию, если будет "прорезан" довод уведомления, И НАЙТИ ВСЕ ОСНОВАНИЯ, чтобы это нотариальное сообщение не признали уведомлением о намерениях...

Чтобы не признавали такие и далее.
 
Последнее редактирование:

Прасковья

Помощник АУ
#2
Так, п.2.1 ст.7 Закона о банкротстве требует «опубликования уведомления о намерении обратиться с заявлением о признании должника банкротом». Законом не установлена точная форма уведомления, и даже нет никаких иных уточнений или минимальных требований, каким это уведомление должно быть.
Требований к содержанию уведомления о намерениях нет.

В нашем случае нотариусом Грачевой Ларисой Юрьевной был опубликован следующий текст (с сохранением верстки, орфографии и пунктуации):
Текст сообщения:
разместить сведения в Единый федеральный реестр юридических значимых
сведений о фактах деятельности юридических лиц о запуске процедуры банкротства
в отношении должника ООО "Болик и Молик"
Читаем пункт 2.1 статьи 7 ФЗоБ:
«Право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора, должника, работника, бывшего работника должника в порядке, установленном пунктом 2 настоящей статьи, при условии предварительного, не менее чем за пятнадцать календарных дней до обращения в арбитражный суд, опубликования уведомления о намерении обратиться с заявлением о признании должника банкротом путем включения его в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц».

Таким образом, уведомление, предусмотренное п. 2.1 ст. 7 ФЗоБ, должно содержать однозначно и ясно выраженную информацию (не позволяющую ее двоякого толкования) о том:
1) кто кредитор (идентифицирующие признаки кредитора);
2) кто должник (идентифицирующие признаки должника);
3) намерение первого обратиться в суд с заявлением о банкротстве второго.
В этой связи, думаю, не так важно, какой именно словесный оборот выбран кредитором (запустить банкротство, инициировать банкротство и проч.), важно, чтобы этот словесный оборот не позволял его двоякого толкования (например, кредитор опубликует это Ваше «иду на Вы» - как это понимать?:)).

В приведенном Вами примере, на мой взгляд, очевидно, что кто-то хочет обратиться в суд с заявлением о банкротстве должника. Этот текст, пусть и плохо выдержанный стилистически, не позволяет его толковать как-то иначе.

Мне думается, что в приведенном Вами уведомлении недостает первой составляющей: из уведомления невозможно получить информацию о том, кто именно намерен обратиться в суд с заявлением о банкротстве должника, идентифицировать кредитора невозможно. Между тем, это необходимое условие возникновения у кредитора права на обращение в суд с заявлением о банкротстве должника.

P.S. "...сейчас к людям надо помягче, а на вопросы смотреть ширше" (с) :)
 

Егор Стволов

Пользователь
#3
Ваше «иду на Вы» - как это понимать?:)). *
Понимать-то это как раз просто...
Например, так )))

Святослав Игоревич, киевский князь, правил с 945 по 972 год, был единственным сыном древнерусского князя Игоря и его жены Ольги.
Именно он и произнёс эту знаменитую фразу: «Иду на вы» впервые.
Это было первое уведомление о намерениях в международном праве.
Уведомление о начале войны, вообще-то.
* Выдернуто из контекста
... и оно было куда чётче любого уведомления, которые мы формируем сейчас.
А как звучит-то!

Читаем пункт 2.1 статьи 7 ФЗоБ:
Таким образом, уведомление, предусмотренное п. 2.1 ст. 7 ФЗоБ, должно содержать однозначно и ясно выраженную информацию (не позволяющую ее двоякого толкования) о том:
1) кто кредитор (идентифицирующие признаки кредитора);
2) кто должник (идентифицирующие признаки должника);

Мне думается, что в приведенном Вами уведомлении недостает первой составляющей: из уведомления невозможно получить информацию о том, кто именно намерен обратиться в суд с заявлением о банкротстве должника, идентифицировать кредитора невозможно. Между тем, это необходимое условие возникновения у кредитора права на обращение в суд с заявлением о банкротстве должника.
Увы.
Это автоматом делает ЮФРСФДЮЛ, когда размещаешь объявление. Без заполнения полей, кто размещает, и того, кому оно предназначено, сообщение не разместишь.
То есть если даже написано "Текст сообщения. Привет неграм из Африки", всё равно, ясно от кого и кому.
Вернее так: можно объяснить судье на распечатке и по экрану сайта, от кого кому.


В этой связи, думаю, не так важно, какой именно словесный оборот выбран кредитором (запустить банкротство, инициировать банкротство и проч.), важно, чтобы этот словесный оборот не позволял его двоякого толкования (например, кредитор опубликует это Ваше «иду на Вы» - как это понимать?:)).
или не позволял однозначного, но не о уведомлении

В приведенном Вами примере, на мой взгляд, очевидно, что кто-то хочет обратиться в суд с заявлением о банкротстве должника. Этот текст, пусть и плохо выдержанный стилистически, не позволяет его толковать как-то иначе.
в нашем случае - это указание нотариусу, а не обращение к должнику
и в этом отношении это совершенно не уведомление нашей стороны
но только с правильно литературной точки зрения

P.S. "...сейчас к людям надо помягче, а на вопросы смотреть ширше" (с) :)
Будьте проще, и к вам потянутся люди (с) :) Понимаю PS так :)
 
#4
Святослав Игоревич, киевский князь, правил с 945 по 972 год, был единственным сыном древнерусского князя Игоря и его жены Ольги.
Именно он и произнёс эту знаменитую фразу: «Иду на вы» впервые.
"Хочу на вы идти", сказал он. В древнерусском языке винительный падеж совпадал с именительным.
 

Егор Стволов

Пользователь
#5
"Хочу на вы идти", сказал он. В древнерусском языке винительный падеж совпадал с именительным.
Тогда уже "итти". Я знаю церковнославянский.
Короче, "ТАСС уполномочен заявить". Так понятнее.
Ну а уж детальнее - рекомендую книгу Льва Прозорова "Святослав Хоробре. Иду на вы!"

Но всё это не поможет.
В нашей жизни говорят другие люди. Вынужден процитировать сам себя.
<<В процессе прений эта судья сказала: "Уведомление? Какое Вам ещё уведомление, когда против вас Исполнительный лист получен. Всё же ясно!">>
 

Егор Стволов

Пользователь
#7
Я что-то пропустил? Почему нотариус? Ведь другой ваш коллега - арбитражный управляющий по агентскому договору так же может сделать публикацию...
И нотариус, и арбитражный - это сторона противников. Я по другую линию фронта.
 

Набибула Багамаев

Арбитражный управляющий
#8
Добрый день, уважаемые форумчане!
Если дословно читать положение пункта 2.1 статьи 213.4 Закона о банкротстве, то выходит, что обычный гражданин (не ИП) не должен предварительно перед обращением с заявлением в суд публиковать сообщение о намерении на сайте федресурс.
Я правильно понял законодателя? Как практика складывается?
 

Касатик

Пользователь
#10
В суд поступает первое заявление от кредитора, публикация есть, срок выдержан.
Следом в это же дело поступают другие заявления от кредиторов.
Им тоже надо было заранее публиковаться и 15 календарных дней ждать?
 
#11
В суд поступает первое заявление от кредитора, публикация есть, срок выдержан.
Следом в это же дело поступают другие заявления от кредиторов.
Им тоже надо было заранее публиковаться и 15 календарных дней ждать?
Да!
Однозначно!

Статья 7. Право на обращение в арбитражный суд
2.1. Право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора при условии предварительного, не менее чем за пятнадцать календарных дней до обращения в арбитражный суд, опубликования уведомления о намерении обратиться с заявлением о признании должника банкротом путем включения его в ЕФРСБ.

Вы где-то тут видите оговорку про первое обращение?
Или где-то в постановлении пленума сказано, что при втором обращении не надо?

Если кредитор хочет сэкономить пусть ждет наблюдения и абсолютно бесплатно предъявляет требование:).
 

Касатик

Пользователь
#12
#13
Однако странно, что суд принимает некоторые заявления кредиторов как заявления о вступлении в дело о банкротстве при отсутствии публикаций (проверяли, публикаций нет).
А то что суд оставляет без движения некоторые заявления кредиторов в отсутствии публикаций Вам не странно?
Должен Вас удивить;): судебная практика в процедурах банкротства РФ весьма далека от единообразия;)!
При условии что обособленные споры в рамках одного дела делегируются к рассмотрению разным судьям, зачастую практика далека от единообразия даже в рамках одного дела о банкротстве:).
 

Касатик

Пользователь
#14
При условии что обособленные споры в рамках одного дела делегируются к рассмотрению разным судьям, зачастую практика далека от единообразия даже в рамках одного дела о банкротстве:).
Такая практика по делегации разным судьям распространена в одном из АС, это точно. Как то слушала в коридоре, как приехавшие в суд участники дела этому удивлялись.
 
Вверх