«Нужно больше золота!» // Адвокатская монополия в цифрах

LynX

Пользователь
#1
Теоретически, теория и практика – одно и то же,

но на практике – это совсем разные вещи... (с)


На тему адвокатской монополии (далее – АМ) сломано немало копий. Казалось бы – все «за» и «против» высказаны, диалог между адвокатами и юр.бизнесом налажен, разработка проекта концепции идет…

Однако намедни появилось две публикации: одна от Ю.А. Костанова, советника ФПА, вторая – от Ю.С. Пилипенко, президента ФПА, прочтение которых вызывает стойкое дежа вю…

За темой АМ слежу с 2008г., однако до сей поры активно в дискуссиях не участвовал, посему позволю себе высказать накопившиеся собрания по данному поводу.



1. По версии ФПА, основная цель введения АМ – обеспечение квалифицированной юридической помощи. В качестве механизмов сего действа указаны: квалификационные требования, ограничения (дееспособность, отсутствие судимости), экзамен, дисциплинарная ответственность, обязанность повышать квалификацию.

Звучит все это красиво и замечательно.

Впрочем, если разбираться на более глубоком уровне, то требования к адвокату – высшее юридическое образование, двухлетний стаж, дееспособность, отсутствие судимости – не особо высоки. На мой взгляд, 95% юристов на рынке и без адвокатского статуса этим требованиям соответствуют.

Экзамен подразумевает, что либо человек умеет «зубрить», запоминать на короткий период большой объем информации, вытаскивать удачный билет либо – знает, кому «дать на лапу», чтобы вытащить удачный билет… Вариантов много, но к профессионализму они имеют весьма опосредованное отношение.

Обязанность повышать квалификацию при отсутствии внутреннего желания её повышать – не более, чем профанация.

Дисциплинарная ответственность, казалось бы, может стать главным доводом «за»… Однако найти в регионах профессионального адвоката, даже при наличии финансовых ресурсов, задача не из легких – несколько такого рода историй разворачивались прямо у меня на глазах.

Т.о. практически все указанные доводы весьма и весьма относительны.

Справедливости ради нужно сказать о том, что проблема здесь может лежать не в доводах ФПА как таковых, а в принципиальной невозможности такого рода систем обеспечить надлежащий уровень качества.

Так, требования к судьям куда жестче, чем к адвокатам, однако на практике судьи, имеющие блестящее образование и десятки лет стажа, нередко «сыплются» на применении элементарных норм – например, ст. 71 АПК РФ. Пример далеко не единичный, по весьма характерный.



2. Как известно, «Ei incumbit probatio, qui dicit, non qui negat» — «бремя доказательства лежит на том, кто утверждает, а не на том, кто отрицает». Вот только, взявшись утверждать тезис о профессионализме адвокатуры, представители ФПА опираются на сугубо теоретические конструкции и скромно умалчивают о практических результатах их применения.

Обратимся к цифрам.

На сайте Право.ру опубликован рейтинг ТОП-50 компаний по размеру выручки. Из данного рейтинга перебил в таблицу наименования компаний, после чего по сайтам провел анализ: юридическая компания или адвокатское образование (см. здесь).

Т.о. по г. Москве из 50-ти топовых компаний: 31 – юридические, 21 – адвокатские (с учетом двух групп компаний – «химер»). По регионам – 32 и 18 соответственно.

Информация о выручке в рейтинге не приведена из соображений конфиденциальности, однако если просуммировать рейтинг компаний, взяв равное их число из ТОПа, то получится: 338 к 525, 307 к 382.

Т.о. совокупный рейтинг юридических компаний превышает совокупный рейтинг адвокатских образований.

Можно поспорить по цифрам, но так или иначе вывод один: юристы без адвокатского статуса успешно и на достойном уровне конкурируют с коллегами из адвокатуры, а само по себе наличие или отсутствие статуса не делает юриста умнее или глупее.



3. Однако каково мнение мэтров от адвокатуры о данной конкуренции?

Ю.А. Костанов: «…В свое время даже в Арбитражно-процессуальном кодексе и в законе об адвокатуре была норма о том, что в судах могут выступать только адвокаты. Потом вольные юристы обжаловали это в Конституционном суде, и Конституционный суд пришел к выводу, что доверитель вправе сам выбрать, кто его будет защищать, и потому эти нормы неконституционны. Я там выступал как представитель Федеральной палаты адвокатов. Конечно, я отстаивал иную позицию. Я спрашивал у вольных юристов: почему вы воюете за невежественность юристов в суде? [курсив мой – М.В.] Никто же не возражает против того, что медицинской практикой должны заниматься дипломированные врачи[1]. И что бывает, когда этим занимаются знахари, мы тоже ведь знаем. Вот суть разногласий…»

Ю.С. Пилипенко: «…Некоторые из коллег-неадвокатов полагают, что они всерьез контролируют эту сферу. Мне это напоминает бунт амбарных мышей. [курсив мой – М.В.] Будто бы хозяин на месяц исчез из дома, возвращается – а там мыши, которые при попытке изгнать их из дома начинают пищать о рейдерских захватах и требуют у хозяина уважать их права…»

Изложенную позицию очень четко разложил по полочкам анонимный сетевой персонаж Mr. Freeman(временной промежуток: 1:22 – 1:35, содержит нецензурную лексику). Остается лишь добавить, что такого рода позиция чести адвокатуре не делает.



4. Интересна и другая статистика.

Ю.С. Пилипенко: «…Есть столичные адвокаты, есть те, кто имеет собственную клиентуру и кому не надо ежедневно думать о «хлебе насущном». Их, по оценкам ФПА, примерно 25-30% от общего числа.Все остальные живут за счет работы по назначению в уголовных делах [курсив мой – М.В.]. Один судодень стоит 298 рублей. Это унизительная плата, которая разрушает и адвокатуру, и правоохранительную систему, и правосудие…»

Несложные расчеты подсказывают: по версии ФПА за счет работы по назначению живут 70-75% адвокатов. О качестве труда таких адвокатов традиционно – или хорошо, или ничего. Исключения, разумеется, есть, но едва ли они делают погоду. Полноценно вести дело за 298 руб./день чисто экономически невозможно. Качество при этом приносится в жертву количеству. Отсюда и все злоупотребления: адвокат-«мебель», «карманный» адвокат и т.д. Конечно, адвокат может изображать видимость бурной деятельности, но это все равно не уровень.

Если же адвокат трудится исключительно по назначению, то причины могут быть две:

1) экономически слабый район, неплатежеспособное население;

2) фактическая некомпетентность адвоката, отсутствие доверия со стороны клиентов.

Так или иначе – уровень качества труда 70-75% адвокатов стремится к нулю.

Возможно, заблуждаюсь в вышеизложенном, однако по собранной со всех доступных источников информации картинка складывается именно такая. И отсюда вытекает логичный вопрос: является ли адвокатура образцом профессионализма?

Данный вопрос неоднократно озвучивал на FB, в т.ч. задавал непосредственно Юрию Сергеевичу и его советнику Ольге Бинда. Отвечать на вопрос моей скромной персоны нужным не сочли, о причинах остается только догадываться.

Однако – активные выступления предполагают возможность постановки перед спикером вопросов, в т.ч. каверзных. Потому молчание достаточно красноречиво.

Быть может, хотя бы настоящая публикация будет замечена =) Все-таки конструктивный диалог лучше голословных утверждений.



5. К сожалению, не вспомню сейчас ссылку (быть может, коллеги подскажут), однако высказывается мнение, что практикующих адвокатов в России – 70 тысяч человек, а количество практикующих юристов – сопоставимо.

Допустим, все они войдут в адвокатуру, заплатят вступительный взнос в адвокатскую палату региона не менее 100 т.р., а потом будут платить 800 руб. в месяц, т.о. адвокатские палаты регионов получат 7 млрд.руб. взносов единовременно и 672 млн.руб. взносов в год.

Можно поспорить о конкретных цифрах, но, так или иначе – они весьма и весьма внушительны, и весьма наглядно показывают, почему у ФПА «заело пластинку»: «Нужно больше золота!» (с)



6. В завершении хотелось бы отметить, что лично я не против АМ как таковой. Сама по себе она лишь инструмент. Вопрос в том, какова будет кадровая политика и для чего оно будет использоваться. Самая простая аналогия – топор. Им можно построить дом, но можно и убить человека.

А возможности злоупотреблений при введении АМ – весьма и весьма внушительны. Куда же ведут «благие намерения» ФПА – вопрос открытый.


[1] По данному поводу см. публикацию С. Халатова «Адвокатская монополия и парадокс Гиппократа».