Новости Павел Медведев: «Путин хочет смягчить конфронтацию с Западом» - БИЗНЕС Online. Татарстан

Тема в разделе "Новости о банкротстве", создана пользователем Joseph, 5 авг 2014.

  1. Joseph
    Offline

    Joseph Пользователь

    Павел Медведев: «Путин хочет смягчить конфронтацию с Западом»
    05.08.2014
    Финансовый омбудсмен об экономической ситуации в России и НА Украине, санкциях и банкротстве физических лиц

    Финансовый омбудсмен России Павел Медведев опасается, что вскоре эйфория последних месяцев сменится разочарованием, тем более что существует угроза снижения уровня жизни населения. Это понимает президент России Владимир Путин, который начал менять риторику в отношениях с Западом. Об этом, а также о закредитованности россиян, невозможности проводить новую индустриализацию на внутренних ресурсах, просчетах с Крымом и ситуации, заложником которой стал президент России, Павел Медведев рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».

    [​IMG]
    Павел Медведев
    «Я С СОДРОГАНИЕМ ЖДУ ПОВОРОТА»

    — Павел Алексеевич, по последним соцопросам, все большая часть населения равнодушно относится к санкциям либо их вовсе не боится...

    — Моя бабушка сохранила, хотя это было опасно, довольно много старых газет и журналов, в частности, она мне показывала журналы, которые вышли в момент начала русско-японской войны. Там была прекрасная карикатура: огромный могучий русский солдат стоит с шапкой в руках — это первая картинка, вторая картинка: он ее бросает, третья картинка: шапка накрывает крошечного япошку. И соответствующая надпись. Бабушка жила в Одессе, но домик был совершенно деревенским с двориком, между двумя соседними домами — ворота, в которые можно въехать, и калиточка, открывавшаяся наружу. Она мне рассказывала, как началась Первая мировая война: калитку открыть было нельзя, потому что сплошным потоком шли люди и кричали: «Ура Николаю за то, что он наших братушек сербов спасает». Года не прошло — опять шли те же люди и проклинали того же самого Николая, потому что шли похоронки, а есть было нечего. Обе мои бабушки говорили, что последний сытый год был 1914-й. Я с содроганием жду поворота, потому что восторг приводит к такой же отрицательной реакции.

    — Надолго хватит восторга сейчас?

    — Бабушка говорила, что и года не прошло — 8 - 9 месяцев.

    — Сейчас влияние санкций, наверное, почувствовал бизнес. А простые люди когда на себе ощутят?

    — Люди уже почувствовали. За полгода мне пришло заявлений больше, чем за весь предыдущий год, и нарастание идет очень круто. В первый рабочий день принесли столько, сколько в последний день в декабре, потом опять столько же, а потом больше и больше, и больше, и больше. В последние два-три месяца интенсивность выросла в два-три раза. С ужасом жду вторую половину года.

    — Что они пишут?

    — Они рассказывают и пишут все более и более безнадежные вещи. В 2011 - 2012 годах моя эффективность была 50 процентов, то есть в половине случаев мы человеку помогали. В 2013 году эффективность была 30 процентов, а сейчас по полугодию уже чуть меньше, чем 25 процентов. Это значит, что в последние месяцы эффективность почти нулевая. Почему? Потому что еще в прошлом году значительная часть обращений была от людей, у которых был один кредит. Естественно, я мог этому одному кредитору написать: «Уважаемый, пожалуйста, дайте ему каникулы на два месяца или реструктуризируйте». В значительной части случаев мне говорили: «Ладно, Бог с вами».

    Теперь большая часть обращений — это пять кредитов от трех кредиторов. Когда три кредитора, я уже перестал писать, потому что получать ответы: «Вы хотите, чтобы я реструктуризировал, дал этому человеку ресурс, чтобы он перенес ресурс в другой банк? Вы что, Павел Алексеевич, идиот?» Не пишут, конечно, «идиот», но намекают. Если три и больше кредиторов, а у многих больше, я уже даже не пытаюсь. Если два — еще пытаюсь. Но чем дальше, тем чаще хуже ответы, где два.

    — То есть теперь людям надо затянуть пояса и отказаться от кредитов?

    — Подождите. Человек бы отказался, но медиана доходов меньше 20 тысяч рублей — где-то 17 тысяч. А детей надо кормить, самому что-то есть, за квартиру платить — вот и накопились кредиты. Образцово-показательная картинка — дама из Петербурга, пенсия 8 тысяч рублей, взяла первый кредит меньше 10 тысяч рублей, чтобы купить что-то для хозяйства действительно нужное. Со своими 8 тысячами не смогла расплатиться за 10 тысяч, взяла следующий кредит — она добросовестная. 26 кредитов — 3 миллиона.

    — Это же снежный ком!

    — Да, снежный ком. Думал, что никто не переплюнет. На позапрошлой неделе пришел человек с 31 кредитом.

    [​IMG]

    — Как ему банки столько выдали?

    — Это другой вопрос. Я допытываюсь. Я имел возможность выступить на собрании руководителей подразделений Центрального Банка, я очень их упрекал и упрашивал навести порядок. То, что они говорят, мне не кажется очень убедительным. В ЦБ есть каталог кредитных историй, с помощью которого можно узнать, в какое бюро кредитных историй надо писать обращения. Банкиры говорят, что ответ идет четыре дня, поэтому они склонны не спрашивать и бывает, что промахиваются. Мне не кажется это правдоподобным — слишком уж массовое явление по 5 - 10 кредитов на человеке. Мне кажется, объяснение такое: поощрение «полевых» работников утроено вздорно — девочка в окошечке должна выдать побольше кредитов, тогда ей дадут премию, а там трава не расти.

    ЦБ, как известно, на бумаге с этим справился — издал постановление, которое разрешает поощрять только после того, как закончился кредитный цикл. Как это делать для ипотечных кредитов, выдаваемых на 30 лет? Выдали кредит — приходите через 30 лет, мы вам премию дадим? Я не знаю, но принципиально правильно, во всяком случае, для быстрых кредитов. Банкиры согласились, и вроде с 1 января будет вводиться такое правило. Но мне кажется, что главная причина в поощрении за разбрасывание денег.

    У меня есть заявители, которые набрали по 10 кредитов в течение двух дней — это, очевидно, жулик, а если 10 кредитов в течение двух лет, то это честный строитель пирамид.

    — Что делать в таких случаях?

    — Будут законы о банкротстве физических лиц и финансовом уполномоченном, который, конечно, в краткосрочной перспективе ситуацию улучшит. Оба проекта уже приняты в первом чтении. ЦБ настаивает, чтобы быстро был принят закон о финансовом уполномоченном, менее интенсивно борются за закон о банкротстве. По представлению начальников из ЦБ, оба закона осенью будут приняты. Более того, ЦБ по закону о финансовом уполномоченном является организатором этой структуры и уже на бумаге эту структуру рисует, знакомится с моими представителями в регионах. Швецов выдвинул по моей просьбе такое предложение: посадить по одному уполномоченному в каждый федеральный округ с очень маленькой командой по два-три человека. Все мои уполномоченные, которых 8, в год собирают в 100 раз меньше заявлений, чем я один. Такая централизованная страна. У меня очень активный человек в Уфе, но он собирает три-четыре заявления в год.

    «ПУТИН МЕНЯЕТ РИТОРИКУ»

    — Давайте вернемся к санкциям. Как я понимаю, вы вскоре ожидаете, что эйфория сменится разочарованием.

    — Есть большой запас прочности у Путина. Он же поменял риторику, говорить стал по-другому, тон изменился. Не знаю, до какой степени вы диссиденты, но я лично знаком с Путиным. Мое впечатление о его квалифицированности очень высокое. Несколько раз я должен был говорить с ним о специальных проблемах, например, о системе страхования вкладов, которая существует благодаря Путину, а не другим лицам, про которых думают, что это они придумали. Другие лица придумали, но 10 - 12 лет бились головой о стену. Когда мне в конце концов удалось поговорить с Путиным, то я очень страдал от того, что мне придется объяснить что-то очень сложное. Только рот открыл — оказалось, что ничего объяснять не надо, правильные возражения выдвинул.

    Я думаю, что он понимает, насколько дело серьезное. Дело очень серьезное. Падение доходов населения — это тот самый стимул, который мешает открыть калитку. И он понимает, что если будет еще 2,5 процента, скорее всего, 3 процента во втором квартале и дальше будет это падение, то люди почувствуют, потому что живут психологически, не физически, на грани нищеты. То, что было в 1999 году, забыли, насколько жизненный уровень был ниже. Потом почти монотонно росли доходы, люди привыкли. Почему так промахнулись с этими кредитами? Потому что кто сознательно, а кто бессознательно ждал повышения доходов, а тут еще эти «майские указы» президента. Вот какой парадокс: растут зарплаты, а падают доходы. Понимаете почему?

    Одна из моих дочерей имеет экзотическую профессию — манежит маленьких детей с очень сильными ментальными поражениями, она их учит ложку держать, считать. Эти дети не могут до трех считать долгое время, поэтому она работает на двух полставках в двух детских садах для таких детей. Целая ставка нигде не нужна, бедные дети не выдержат ее так долго. Теперь она не работает нигде, потому что и в том, и в другом детском саду ликвидировали эти полставки, но зато повысили зарплату другим преподавателям. Я боюсь, что если это продолжится, а очень похоже, что продолжится, тогда через некоторое время будет очень сильное разочарование.

    — Вот вы же говорите, что Путин это понимает. Будут какие-то шаги?

    — Поэтому он меняет сейчас риторику.

    — Что именно поменялось?

    — Он перестал проклинать украинское правительство, перестал называть этих людей, которые в Луганске и Донецке, светочами демократии. Он на какие-то физические шаги пошел, по-видимому, он не дает им оружие, сдерживает поток, постоянно переговариваются со всякими обамами и меркелями.

    «С КРЫМОМ ПРОДУМАЛИ ТОЛЬКО НА ОДИН ШАГ»

    — А те, кто на Донбассе, не сочтут это предательством со стороны России?

    — Сочтут, конечно. Но это дело десятое, как и то, сочтем ли мы, что МВД предотвратило 3,5 тысячи терактов или не сочтем. Это не важно. А важно, что в России будут думать. Та эйфория, которая сейчас существует, боюсь, споткнется.

    — Вы согласны, что Россия стала заложником ситуации?

    — Да, стала. Путин стал заложником. Оказалось, что с Крымом продумали только на один шаг. Правильно продумали, ура, победили. Если забыть о международных договорах, то это был правильный шаг.

    [​IMG]

    — Когда Крым присоединили к России, я спрашивала экспертов, поднимется ли юго-восток Украины. Они говорили единогласно: «Нет, Донбасс этого делать никогда не будет». Почему тогда это случилось?

    — Там проводились опросы, оказалось, что пророссийских людей там 30 процентов — самая высокая оценка, которую я слышал. В Крыму был обманный референдум, но там, если правильно спросили, то было бы не 90 процентов, а 70 процентов. Поэтому думали, что ничего не будет. Но активное население не 30 процентов и даже не 3 процента, а раз-два и обчелся. Но они держат пока.

    — Значит, вы полагаете, что Путин пойдет на мирные переговоры?

    — Не знаю, но смягчить конфронтацию с Западом он хочет.

    — Запад не сочтет ли это своим выигрышем?

    — Конечно, да, Запад хочет выиграть.

    — Мы, как в холодной войне, проиграем?

    — Да, мы проиграем то, что выиграли.

    — Может, заплатим за то, что выиграли?

    — Нам платить не из чего, наше экономическое положение очень плохое. Фоновая ситуация без всяких санкций и Крыма плохая. Наша личная. Мы росли всегда вместе с ростом цены на нефть, а она перестала расти. Оказывается, нам нужен рост, а не высокая цена, ее нам недостаточно.

    «ОТСТАЛИ НАВСЕГДА»

    — Многие сейчас говорят про новую индустриализацию. Она когда-то начнется?

    — Новая индустриализация за счет внутренних ресурсов принципиально невозможна. Я до того, как начал заниматься финансами, был макроэкономистом, изучал темпы роста, выполнение планов и так далее. Все индустриализации у нас заемные. Первая индустриализация 1929 года — 60 процентов машиностроительной продукции Германии шло к нам. Мы забирали зерно, убивали своих крестьян, и это зерно обменивалось на заводы, которые начали делать потом самолеты и много чего еще. Советская пропаганда говорила, что наша экономика постоянно росла, но если аккуратно считать, то было несколько всплесков. А потом перед войной очень сильно темпы роста упали, потому что не было подпитки. После войны вывезли заводы из Западной Германии. И опять взлет ВВП, и заводы появились, тот же «Москвич». Мой отец ездил еще на Opel, которые собирал наш московский завод, который потом выпускал «Москвич». Потом LADA появилась, итальянцы нам продали, а мы уже на нефть стали менять, так как зерна и крестьян не стало.

    При советской власти ходил такой анекдот. В Зеленоград на завод приезжают японцы, а они действительно туда ездили. Якобы директор водил их по заводу и спрашивает: «Вы чувствуете, что мы в электронной области отстали от вас? Скажите, пожалуйста, насколько мы отстали?» Японец отвечает: «Навсегда». Это, к сожалению, правда. Когда ведутся разговоры, что мы свою VISA сделаем, то просто уши вянут. VISA требует как минимум сервера. Очень большого сервера, потому что много информации и требуется быстро и надежно ее обрабатывать. Где взять сервер?

    Банки, когда начались санкции, начали покупать серверы и запасные детали. Они решили, что если сейчас не купишь, то потом не продадут. При советской власти на хорошие компьютеры были ограничения. Когда разговоры про VISA велись, я спрашивал: «Где сервер возьмешь?» Ответ был такой: «При советской власти воровали и теперь будем воровать». При советской власти воровали, то есть через третьи страны покупали. Но теперь не украдешь, потому что американцами контролируются денежные потоки, а это очень дорого, поэтому поток виден. Отстали навсегда.

    — Вы говорили, что все индустриализации привозные. Тогда сейчас что мы будем делать? Где брать заводы? У китайцев?

    — Китайцы все сказали на китайском, а вы не перевели на русский. Они сказали, что раз у вас выхода нет, то мы назначим вам условия. Мы же собираемся продавать им газ чуть ли не в полтора раза дешевле после того, как 52 миллиарда должны вложить в «трубу». Никакого дохода от газа в обозримом будущем 10 лет не будет. Но 52 миллиарда надо отбить, но по такой цене будем отбивать 50 лет.

    [​IMG]

    — Так на чем новую индустриализацию будем делать?

    — Я думаю, что не до жиру — быть бы живу. Вот если уменьшить уровень воровства, что я и пытаюсь сейчас с Колокольцевым сделать (Павел Медведев назначен председателем общественного совета при АСВ по взаимодействию с кредиторами финансовых организаций с отозванной лицензией — прим. авт.), то можно будет пережить трудный период, пока не договорились с Обамой.

    — Это ближайший год-два?

    — Ближайшие три года. Думаю, что бы мы ни делали, будут падения. Вопрос не в принципе, а в мере: если падение ВВП будет по 1 - 2 процента в год, то это не смертельно, а если 5 процентов — это смертельно.

    — Опять скатимся вниз?

    — Мы скатимся не в Росстате, а на улице. Женщины выйдут бить в кастрюли.

    «ПОКА БИЗНЕС НЕ ЗАЩИЩЕН, НЕ НА ЧТО РАССЧИТЫВАТЬ»

    — Как бы прекратить отток капитала?

    — Есть такой бывший политик Сергей Беляев, который был правой рукой Черномырдина. Встречаю его, глаза горят, спрашиваю: «Сергей, что случилось?» Он отвечает, что купил во Франции технологию выращивания осетровых в неволе и на Кольском полуострове взял в аренду кусок воды с нужной температурой, и запустил туда осетровых. Все прекрасно и замечательно. Через какое-то время снова встречаю его: «Сергей, на тебе лица нет. Что случилось?» «Украли бизнес, — говорит. — Бьюсь, никак не получается. Плохо дело». Опять его встречаю, глаза сияют: «Сергей, что такое — бизнес вернул?» Отвечает: «Нет, какой бизнес!» Он рассказал, что добился встречи с Путиным, связи были, и отбил деньги, которые были на счете этого бизнеса. Осетровых, очень важная деталь, новые владельцы выловили и продали, то есть бизнес прекратился. Это очень важно в обсуждении того, как у нас устроен бизнес — крадут не для того, чтобы продолжать, а чтобы снять сливки. Он отбил деньги и с ними ушел в Швейцарию, где взял в аренду кусок озера и там выращивает осетровых. И все прекрасно. Вот пока бизнес не защищен, не на что рассчитывать.

    — Не для всякого бизнесмена найдется свой Путин.

    — Да, не на всякого... Пока не защищен бизнес, надежды нет. Вот если бы чуть-чуть сделать лучше, Путину выйти на трибуну и сказать: «Не 3,5 тысячи терактов предотвратили, а 1, но, честное слово, предотвратили. И будем дальше стараться, чтобы бизнес нельзя было украсть», — вот тогда, может, что-то и сдвинется.

    — Вы все время говорите «может быть», используете условное наклонение.

    — Ну, Рассея... Через Е пишется.

    — Так есть ли свет в конце тоннеля?

    — Неизвестно. Вопрос не в принципе, а в мере. Один мой приятель путешествовал по Украине, в тех областях, которые соседствуют с Белгородской областью. И он говорит: «Конец света, каменный век». Ни молодых, ни среднего возраста людей нет, а пожилые живут в буквальном смысле с огорода. Если мы до такого готовы дойти... Денег нет, они себя кормят, а кто-то пенсию получает, и пенсионер — самый богатый человек в окрестности. К сожалению, глубинка живет так.



    Елена Колебакина


    Читать дальше...
     
Загрузка...
Похожие темы
  1. Joseph
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    403
  2. Joseph
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    366
  3. Joseph
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    621
  4. Schutzmann
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    352
  5. Joseph
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    434

Поделиться этой страницей