Противостояние, или история фиктивной кредиторки

#1
26 ноября 2015 года по одному очень резонансному делу Арбитражным судом Кемеровской области принято решение об отказе во включении в реестр кредиторов банкротящегося ООО «Аквамаркет» требований ООО «Аргумент» в сумме 4 200 000 000. В этой цифре нет случайных нулей, прочитали вы правильно – четыре миллиарда двести миллионов рублей пытались «запихать» в реестр требований должника. Почему так много? – спросите вы. А потому, что реальной кредиторки, как следует из определения суда, чуть больше 3, 8 млрд. руб., сумму надо было как-то перебивать, чтобы получить контроль над процедурой. Естественно, выводить деньги через такую грязную кредиторку никто бы и не стал, для этого существуют иные механизмы, в настоящей статье же я хотел бы затронуть другой вопрос. То, как красиво саму кредиторку «нарисовали» и предоставили в суд, а также то, как изящно при этом суд отказал во включении этой кредиторки в реестр – вот это заслуживает внимания и отдельных выводов, которые, как всегда, в конце статьи.



Для тех, кто любит «глубокое погружение» — вот ссылка на само определение (http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/f1...df3d501/A27-395-2015_20151116_Opredelenie.pdf). Примечательно изучение таких материалов в первую очередь в связи с тем, что лица, принимающие участие в таких противостояниях, имеют очень высокий уровень профессиональной подготовки (иначе бы их и не привлекали для защиты интересов весом в девятью нулей). Анализ алгоритмов их действий в конечном итоге приведет к выработке конкретных методов и средств для оказания эффективного противодействия криминальным банкротствам.



Итак, 17 июля 2015 года в Арбитражный суд Кемеровской области поступило заявление ООО «Аргумент» о включении в реестр требований кредиторов должника с суммой долга 4, 4 млрд. руб. В обоснование законности своих требований ООО «Аргумент» предъявило вступившее в законную силу решение Заводского районного суда города Кемерово от 25 июня 2015 года. Тут я дам читателю пояснение: просуживание долгов в судах общей юрисдикции перед их включением в реестр требований кредиторов через Арбитражный суд стало делом привычным, о методах и технологии создания такой задолженности писать можно много, но в общих словах — суд обязан принимать к включению в реестр кредиторов такую задолженность, при этом законность и обоснованность её возникновения не является предметом рассмотрения в Арбитражном суде, это следует из преюдициальности и, как следствие, – установления законодателем норм АПК, регламентирующих действия АС в обозначенной части (в соответствии с частью 3 статьи 69 АПК РФ вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле). Иными словами, таким образом «нарисованная» задолженность достаточно крепка и даже имеет под собой кое-какие законные основания, пусть даже и основанные (простите за тавтологию) на недостоверных (подложных, сфальсифицированных) доказательствах. С учетом все той же преюдициальности и следующих за ней норм закона, для большинства юристов бороться с такой кредиторской представляется возможным только через районный суд, доказывая и обосновывая в нем (порой в качестве стороны, не участвующей в деле, т.е. в весьма невыгодной для себя позе) её незаконность, и только пройдя этот этап (который не так-то легко пройти, в особенности с учетом сроков давности и пр.) попытаться оспорить фиктивную задолженность в Арбитражном суде. Так вот, именно такой надежный и проверенный десятками выигранных дел способ создания «дружественной» кредиторской задолженности выбрали для себя юристы ООО «Аргумент».



В основе задолженности лежал договор от 21.07.2014 купли-продажи недвижимого имущества, по которому ООО «Аргумент» продавало за 4,2 млрд. руб. земельный участок должнику — ООО «Аквамаркет», который оплату не произвел. Надо полагать, что к банкротству ООО «Аквамаркет» стало готовиться в последний момент, т.к. договор был зарегистрирован в юстиции в марте 2015, спустя три месяца после подачи в отношении него заявления о банкротстве. На дату заключения договора не сморим вообще – в Российском законодательстве юридические последствия договора по продаже объектов недвижимости возникают только с момента их регистрации в Россреестре (что не актуально к движимому имуществу, что является еще одной причиной большого числа махинаций в этой сфере). Более того, полагаю, что технико-криминалистическая экспертиза самого договора дала результат о несоответствии даты его заключения с датой его фактического создания, но опять-же, тот факт, что задолженность предварительно была просужена в суде общей юрисдикции наводит меня на мысль о том, что оригинал договора никто из кредиторов никогда бы и не увидел.



Ещё одним важным на мой взгляд моментом является то, что в противоположность привычному выводу актива должника в преддверии банкротства нужный актив наоборот ставился на баланс, порождая за собой законную обязанность по его уплате – ранее с такой «фишкой» я не сталкивался.



На такой выпад представитель одного из кредиторов заявил возражения относительно требований ООО «Аргумент», указав в обоснование то, что договор купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2014 года является недействительной мнимой сделкой, заключенной между аффилированными лицами, экономически для должника не целесообразной, при заключении договора сторонами допущено злоупотребление правом с целью причинения вреда другим кредиторам, стоимость проданного земельного участка завышена. Суд предоставил кредиторам ООО «Аквамаркет» возможность реализовать право на обжалование решения Заводского районного суда, срок рассмотрения вопроса о включении задолженности ООО «Аргумент» затянулся, что дало кредиторам столь важную в таких вопросах паузу для оценки ситуации и принятия верных решений и активных действий. В результате кредиторы за отведенное время произвели оценку рыночной стоимости земельного участка, истребовали копию договора его продажи, представили в суд возражения, мотивируя их тем, что при рассмотрении дела в суде общей юрисдикции не рассматривались обстоятельства, связанные с наличием у ООО «Аквамаркет» экономического интереса в заключении данного договора. Важным моментом в противостоянии стало и то, что кредиторы восстановили в суде срок на подачу апелляционной жалобы в Заводском суде, следствием чего, на основании статьи 320 ГПК РФ (в апелляционном порядке могут быть обжаловано только решения суда первой инстанции, не вступившие в законную силу) стало признание самого судебного решения не вступившим в законную силу, и это, как я понимаю, обусловило дальнейший ход вещей в части рассмотрения Арбитражным судом правовой природы самой сделки как таковой (абзац 2 пункта 22 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 35 от 22 июня 2012 года «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»).



Описывать дальнейшие подробности рассмотрения дела судом не стану, это займет очень много времени для чтения и переваривания, обращусь к результатам и тому, что на мой взгляд заслуживает внимания. Так, суд пришел к выводу о том, что поручительство собственника ООО «Аквамаркет» как физического лица по договору купли-продажи недвижимого имущества обеспечивало возможность обращения ООО «Аргумент» именно в суд общей юрисдикции за взысканием долга с ООО «Аквамаркет», а включение в состав поручителей других организаций группы компаний «АКВА» очевидно исключало возможность получения кредиторами ООО «Аквамакет» информации о суде, в который ООО «Аргумент» мог обратиться с иском о солидарном взыскании долга. Также, взыскание долга в Заводском суде означало невозможность участия в деле иной стороны, т.е. риск принятия судом иного решения сводился к нулю, и получение вступившего в законную силу такого решения являлось лишь вопросом времени. Вопросом времени являлось также и то, что о самом решении кредиторы и Арбитражный суд узнали только спустя месяц с момента его вынесения, что априори делало его «железным», не давая кому-либо возможности к обжалованию в апелляционной инстанции.



Суд также пришел к выводу, что положения АПК РФ и ГПК РФ о преюдициальности обстоятельств, установленных вступившими в законную силу решениями арбитражных судов и судов общей юрисдикции, установлены не для того, чтобы участники процесса с помощью этих норм подтверждали наличие у них субъективных гражданских прав путем незаконного или недобросовестного поведения, что в свою очередь позволило бы им извлечь для себя преимущества такого недобросовестного поведения именно в гражданских правоотношениях. То есть ООО «Аргумент» использовал способ защиты своего гражданского права на предъявление требований к ООО «Аквамаркет» путем обращения в суд общей юрисдикции вовсе не для того, чтобы реально получить денежные средства за реализованный земельный участок, а для того, чтобы без каких-либо возражений включить данные требования в реестр требований кредиторов ООО «Аквамаркет». В итоге суд пришел к выводу, что договор заключен ООО «Аргумент» и ООО «Аквамаркет» со злоупотреблением правами (ст. 10, ст. 168 ГК РФ), исключительно с целью создания у ООО «Аквамаркет» искусственной кредиторской задолженности, и как следствие ничтожен.



Какие основания помогли суду занять позицию кредиторов? Основные моменты:

  1. Бухгалтерские балансы группы предприятий «АКВА»;
  2. Сведения о том, что земельный участок первоначально являлся собственностью одного из предприятий группы;
  3. Данные о том, что стоимость приобретения участка ООО «Аргумент» — 2 млн. руб.;
  4. Два независимых заключения о рыночной стоимости участка – на 60 и 65 млн. руб.;
Изучив указанные материалы суд пришел к выводу, что приобретение участка по такой цене было экономически невыгодно, и очевидно, что столь высокая цена была определена исключительно с целью создания искусственной кредиторской задолженности у должника аффилированным с ним кредитором, для последующего доминирования в реестре требований кредиторов в случае возбуждения дела о банкротстве.



Резюмируя, имеем: без наличия в составе кредиторов кредитных (банковских) организаций, получить достаточные доказательства было бы почти невозможно (тут и ФЗ «О банках и банковской деятельности» со своей «Банковской тайной», тут и НК РФ со своей «Налоговой тайной», сюда можно приплюсовать коммерческую тайну, если хотите, о первых двух более чем достаточно, чтобы не получить вообще никакой информации о должнике со стороны независимого кредитора). Наличие в составе крупных банков сильных юр. отделов позволило принять правильные решения.
 

prog89

Пользователь
#2
Было интересно!спасибо
 
#5
По суду общей юрисдикции давно известная схема... Но все равно было интересно почитать!
 
#6
По суду общей юрисдикции давно известная схема... Но все равно было интересно почитать!
 

АуАуАу

Пользователь
#7
Есть только одно замечание. Статья, вроде как, претендует на нечто журнально-публицистическое, но обилие грамматических и пунктуационных ошибок, практически в каждом предложении, заставляет с недоверием относиться к профессиональному уровню автора.