Новости Расследование ИА «Хакасия»: кому было выгодно банкротство ОАО «Хакасгаз»? - Информационное...

Тема в разделе "Новости о банкротстве", создана пользователем Joseph, 13 ноя 2013.

  1. Joseph
    Offline

    Joseph Пользователь

    Информационное Агентство "Хакасия"

    Сегодня информационное агентство «Хакасия» начинает публикацию серии материалов, посвященных, пожалуй, самой болезненной на сегодняшний день для населения республики теме.
    Это прекращение с октября текущего года газоснабжения домов в республике, жителям которых было объявлено: ОАО «Хакасгаз» на сегодняшний день банкрот, а это в свою очередь означает, что тысячи жителей региона отныне переходят на пользование электрическими плитам для приготовления пищи.

    ИА «Хакасия» провело собственное расследование причин случившегося в республике газового кризиса. Оговоримся сразу: все упомянутые в этом тексте люди имеют полное право также высказаться по поводу банкротства ОАО «Хакасгаз» на нашем сайте, редакция всегда готова предоставить им такую возможность.

    Корреспондент 19rus.info встретился с акционером ОАО «Хакасгаз» Олегом Лукьяновым. Подчеркнем, что все сказанное им — его личная точка зрения.

    - Олег Кимович, когда и с чего начался ваш приход в ОАО «Хакасгаз»?

    - Все началось с 2009 года. Я создал свое структурное подразделение по реализации газа на территории Хакасии, свою рыночную сеть, после чего приобрел опции у рабочих «Хакасгаза» в 2010-2012 году.

    - Вы посмотрели и решили, что вам это интересно?

    - Да. Тогда задолженность у «Хакасгаза» была 14-15 миллионов рублей. Предприятие постепенно начало валиться, это было видно. Но все это было не настолько угрожающе, как сейчас, когда население Хакасии вынужденно осталось без газа (особенно в сельской местности), и исправить это положение сейчас становится значительно труднее. Ситуация была нормальная. «Хакасгаз» представлял собой прибыльное, рентабельное предприятие.

    - Погодите, а задолженность?

    - Пятнадцать миллионов рублей — это, извините, ни о чем. Оборот средств в «Хакасгазе» тогда составлял 13-14 миллионов рублей в месяц. Так что вполне реально можно было выйти из создавшегося положения. Кроме того, дебиторская задолженность была в пределах 5-6 миллионов, а в 2008-2009 годах правительство Хакасии обращало свое внимание на этот вопрос и субсидировало те выпадающие доходы, которые были запланированы для предприятия.
    Тем не менее в 2009-м, 2011-м и даже в 2012-м году при конкурсном управлении правительство республики выделяло более 40 миллионов рублей субсидий. Это было нормальным явлением. Предприятие работало.

    Теперь надо заметить, почему на предприятии сложилась такая ситуация.

    Первое: акционерами «Хакасгаза» общим количество 49% акций были работники «Хакасгаза». 26,5% принадлежало правительству республики и 25,6% акций принадлежали ОАО «Роснефтегаз» - структуре, контрольный пакет акций которого находился в руках государства. То есть государство имело право руководить и вводить в состав Совета директоров четырех своих представителей. Остальные 3 человека должны были представлять и представляли интересы других акционеров.

    Однако ситуация со временем усугубилась и вот почему. При «Хакасгазе» с долгом в 15 млн рублей стали создаваться, скажем так, сопутствующие структуры. Всего таковых было создано восемь структур, где, по моим данным, учредителями были руководители «Хакасгаза».

    И эти фирмы работали на базе «Хакасгаза»! За счет его средств! Это были умышленно созданные предприятия для обогащения только руководящего звена «Хакасгаза», то есть всех, кто находился тогда у руля предприятия — Александр Итекбаев, Ольга Левченко, главный инженер, начальник финансового отдела, бухгалтер... Ни одного рабочего, ни одного начальника участка за исключением Аскизского, в этих структурах не было. В состав учредителей этих предприятий никто из простых людей не входил.

    - Чем занималась эта восьмерка предприятий?

    - Точно такой же деятельностью, что и «Хакасгаз» - закупка и реализация газа населению, а также через заправочную сеть.

    Дело в том что «Хакасгаз» имел квоты — это льготный бытовой газ для населения республики. Естественно, для того, чтобы работать, возможная схема деятельности могла быть любой. «Хакасгаз» имел право, если это было в его интересах, реализовывать через них газ и баллонный газ. Экономическая целесообразность была в том, что если «Хакасгаз» реализовывает оставшуюся часть газа в своих интересах, то это предприятие должно было быть прибыльным — и оно было очень даже прибыльным на протяжении многих лет. Не было даже намека на какое-либо банкротство!

    Здесь же все оказалось следующим образом: бытовой газ уходил для реализации на данные восемь предприятий, у них же за счет «Хакасгаза» строились АГЗС в Аскизе, Шира, в ряде других населенных пунктах Хакасии. Была построена целая сеть АГЗС, которые в итоге стали частными. Газ, повторюсь, туда уходил за счет «Хакасгаза», включая и транспортировку.
    Вся эта схема четко срабатывала. Потому-то в итоге объем реализуемого через «Хакасгаз» топлива стал уменьшаться, хотя затратную часть нес он. Прибыль оставалась в тех восьми предприятиях.

    - Когда стартовала эта схема?

    Примерно в 2009 году, после чего был проведен ряд проверок. В итоге руководитель предприятия Александр Итекбаев за неуплату налогов в сумме, по-моему, 9 миллионов рублей, был осужден. Были вскрыты и системы ухода, увода денег и мощностей — например, в Абакане, где генеральным директором была Ольга Левченко, которая переводила городское хозяйство Абакана на газовое обслуживание от фирмы «Горгазсервис», но по лицензии «Хакасгаза», при этом затраты нес «Хакасгаз», а прибыль оседала в кармане соответствующих лиц.

    - Вы говорили о восьми бизнес-структурах, работающих с «Хакасгазом». Можете назвать какие-либо из них?

    - «Горгазсервис», «Аскизгаз», «Ширагаз», «Хак-газ», Боград, Черногорск — везде структурные подразделения работали и везде контролировались людьми из руководства «Хакасгаза».

    - И вот в 2009 году вы приобретаете у рабочих предприятия часть акций этого ОАО...

    - Да. Я посмотрел — можно работать с предприятием, сильное предприятие. Москва со своей долей никогда не участвовала в оперативном управлении. Госкомимущество всегда представляло интересы государства в Совете директоров ОАО. Предприятие стабильно работало.

    - Вы пришли и должны были занять место в составе совета директоров как акционер. Что было дальше?

    Я вошел в состав СД в 2009-2010 годах, от меня, как акционера, в составе было три человека по моим акциям: 29, 068% акций плюс еще 4,5%.
    Затем в 2010 году началась смена председателей Совета директоров. Первый заместитель главы правительства РХ Александр Голышев, Владимир Крафт, Александр Кочетков, Сергей Новиков - он сейчас министр регионального развития... Все эти люди входили в управление предприятием и представляли в нем интересы государства. Вопросов никаких не возникало. Также в состав СД входил представитель Роcимущества Александр Колович.

    В это время, в апреле 2010 года, я узнаю, что нашим предприятием стала интересоваться алтайская группа предпринимателей под названием «Газойл». Речь шла об инвестициях, о вкладывании финансовых средств. К тому времени долги «Хакасгаза» перевалили за 15 миллионов рублей — это при том, что в 2009-2010 годах правительство Хакасии выделило предприятию 27 миллионов! Меня эта схема совершенно не устраивала — я понимал, что не могу влиять на экономическую составляющую в управлении предприятием, поэтому нужно было что-то менять.

    Я посмотрел — есть интерес алтайцев. Подумал: если сюда приходит хороший инвестор, который готов вложить финансовые средства в Республику Хакасия, ничего плохого для экономики региона здесь нет, это было интересно. Я не знал тогда, что это за структура, поскольку плотно этим вопросом не занимался.

    Генеральным директором в то время была Ольга Левченко, и я должен был посмотреть, что это за инвестиции и кто же готов сюда зайти. Поехал на Алтай, посмотрел на данную фирму — да, действительно, серьезная, достойная фирма...

    - «Газпром» имеет к ней отношение?

    - Нет, ни «Газпром», ни «Роснефть». Это чисто коммерческая структура. Видно было, что люди были готовы вложить любые финансовые средства, но мне не понравилась схема, по которой они хотели это сделать.

    - Какую же схему они предложили?

    - Схема элементарная, и по ней сейчас движение и идет в «Хакасгазе»: разрушить акционерное общество, подвести его к банкротству, акционеров, как помеху, всех убрать, после чего начать бесконтрольно работать.
    Потом в «Хакасгазе» было предложено поменять гендиректора: предприятие, мол, падает, нужно принимать срочные меры. И появилось предложение от главы СД Владимира Крафта назначить коммерческим директором представителя «Алтайгаза» от группы «Газойл».
    Нормальный, молодой парень, эффективный менеджер — ну, думаю, тут пойдет дело, вопросов никаких нет. И в течение мая 2010-го были попытки спасти предприятие. Но потом вижу — предприятие вновь стало наращивать кредиторку.
    И тут создается совершенно посторонняя организация — ОАО «Хакасгазсервис». С одним учредителем, с уставным капиталом в 20 тысяч рублей!

    - Кто был учредителем «Хакасгазсервис»?

    - Один-единственный, Гордюхин Федор Анатольевич. Новый гендиректор с Алтая уже здесь не работал, бывал редко, передал Гордюхину все полномочия. И вот я увидел, что схема уже не понятная, что уже резкое движение пошло по переводу всех активов «Хакасгаза» на «Хакасгазсервис».
    Буквально в течение определенного времени все 2 ТНП и АЗГС «Хакасгаза» были проданы «Хакасгазсервису» или переданы в аренду.

    Как только гендиректором стал Максим Короткоручкин, все активы были проданы. Буквально в декабре 2010 года я случайно узнал, например, что «Хакасгазсервис» без лицензии, без единой емкости на балансе интенсивно работает, взяв в аренду АЗГС, через которые было реализовано более 100 тонн бытового газа, а денежные средства в «Хакасгаз» так и не поступили.

    - Как на это все смотрело правительство Хакасии?

    - Каким образом все происходило, я не знаю. Но я постоянно обращал внимание председателя совета директоров на то, что необходимо в срочном порядке принять меры. В течение 2011 года предприятие работало за свой счет, за свои деньги, ни одного рубля оно не получило от правительства — и естественно, затратная часть выросла сразу вдвое.
    Взять приобретение газа. Квотируемый газ был в пределах 500 тонн в месяц, в год выделялось 5-6 тысяч тонн, «Хакасгаз» же имел убытки, а «Хакасгазсервис» получал прибыль в размере 2,5 миллионов.

    Когда вопрос коснулся всех этих проблем, я обратился в СД, где председателем был уже Александр Кочетков. Обращался также и к членам СД, и в «Роснефтегаз», пакет позволял.
    Но когда началось все это дело, я вышел из состава СД по причине бездействия руководства.

    - Но вы же вложили туда деньги...

    - Да, у меня в этом деле были большие затраты, связанные с приобретением акций и заправочных комплексов. Это в пределах пяти миллионов рублей.
    Кстати, заправочные комплексы были выведены из залога — это заправки газового хозяйства «Хакасгаза» Первомайки и Знаменки, залог был 1 миллион 800 тысяч в «Промсвязьбанке». Я их вывел из залога, после чего были предприняты успешные попытки его продать. И их продали практически, и только через суд я вернул все это себе за 2 года.
    Я построил сразу в Таштыпе заправочный комплекс, затем взял земельный участок в Копьево... Вложился... Затем снова попытался войти в Совет директоров, однако не смог — наткнулся на блокировку со стороны «Роснефтегаза» и правительства Хакасии. Представляете, в Совет директоров не впускают человека, владеющего 30% акций! Чиновники проголосовали против того, чтобы собственник предприятия вошел в СД!

    А тем временем, например, в 2012 году 700 тонн газа — это 10 миллионов рублей — было переведено в Новосибирск, и его оттуда никто не изъял...

    Короткоручкина снимают со своего поста в 2011 году, объявляется конкурс на замещение вакантной должности гендиректора, который должен был быть способен дать какие-то гарантии по спасению предприятия правительству и совету директоров, акционерам. Я тоже выдвигаю свою кандидатуру, как акционер. Я обязан был это сделать, готов был принять на себя любые удары, в том числе 30 миллионов рублей задолженности.

    В мае 2012 года принимается решение о приеме на работу в качестве генерального директора некоего Олега Головченко. Кандидатура для меня была очень не однозначная, я об этом заявил совету директоров, объяснял ситуацию: на каком основании человек, который был приговорен к реальному сроку за мошенничество, вдруг становится на государственное предприятие и будет выводить это предприятие из банкротства?

    - Ответили?

    - Не только не ответили, но даже не предупредив меня, как акционера и претендента на должность генерального директора, не пригласили на это заседание по рассмотрению этой кандидатуры! И кто рассматривал эту кандидатуру, я не знаю! Тем не менее через 2 часа после решения я об этом решении узнаю — Головченко.
    В то время я уже вновь вошел в состав СД. Какая программа, какие гарантии, что он сделал или планирует сделать для того, чтобы вывести предприятие из кризиса — ничего этого я не знал. Хотя, я думаю, правительство должно было поставить ему эту задачу по спасению «Хакасгаза». Я ведь видел: правительство пишет бумаги за подписью Сергея Новикова, за подписью замов, лиц, причастных к этому делу, чтобы спасти «Хакасгаз» или отсрочить процесс банкротства.

    Однако ситуация вышла из-под контроля. Я так понимаю — кто-то умышленно поставил на это место Головченко, чтобы умышленно обанкротить предприятие. Сегодня этого уже не скроешь.

    И вот в первые дни работы на новом месте Головченко пишет заявление о банкротстве... Якобы какие-то там алтайцы имеют претензии на 12 миллионов и они первые подадут на банкротство...

    Да, у алтайцев к тому времени уже была претензия на 12 миллионов, была присуждена судом, но никто — ни Головченко, который имел право обжаловать эту задолженность, ни кто-то другой — не обжаловал эту претензию.

    Кроме того, Головченко, который был не в состоянии самостоятельно оценить финансовое состояние предприятие, через 4-5 рабочих дней подал заявление о признании ОАО «Хакасгаз» банкротом, для чего заключил контракт с юристом, который обязан представлять интересы предприятия и не допустить банкротства, но все оказалось наоборот.
    Естественно, после этого в суд пошли кредиторы со своими претензиями. И даже тогда ситуацию можно было спасти, но никаких вариантов по этому поводу даже не рассматривалось. Кто поставил вместо этого для Головченко задачу обанкротить ОАО, пусть разбираются правоохранительные органы. Головченко прекрасно об этом знает, кто поставил такую задачу — он выполнял чистый заказ какого-то чиновника, все, других вариантов у него не было. Так что кто поставил, тот будет отвечать.

    В любом случае, даже если органы ничего не найдут, я все равно стану обращаться в суд о субсолидарной ответственности Совета директоров, доведшего ситуацию до банкротства.

    - Что было дальше?

    - В связи с тем что предприятие подошло к банкротству и полномочия акционеров заканчивались, я вынужден был внести предложения в СД о дополнительной эмиссии акций «Хакасгаза». Это было в июне 2012-го. Мы должны были до сентября-октября 2012-го этот вопрос решить. У меня были уже реальные инвесторы. Надо было уже 52 миллиона рублей, чтобы рассчитаться с кредиторкой.

    Да, для меня, как для бизнесмена, допэмиссия акций была невыгодна, мой пакет размывался и уменьшался. Но я готов был пойти и на это. Ради спасения предприятия. Там надо было только вкладывать, увеличивать объемы реализации газа.

    - Чем закончилось ваше предложение о допэмиссии?

    - Ничем. За это время я ставлю вопрос на СД о снятии Головченко — убытки прямые, расточительство, я видел, что газ уходит на сторону, идут какие-то незаконные займы под 60% годовых, 250 тонн бытового газа уходит за один день из «СГ-транса» непонятно в каком направлении... В итоге СД собрался и мы приняли решение о снятии Головченко. Это было за 20 дней до введения конкурсного управления, в мае 2012 года.

    И вновь встает вопрос о гендиректоре. Я им и стал на 20 дней, успев посмотреть те документы, к которым, как акционер, не имел возможности ознакомиться.
    Я дал план министру финансов Хакасии Юрию Лапшину — план, который можно было реально исполнить, по которому предприятие еще могло выйти из стадии банкротства. Однако ничего не произошло — Головченко и тот самый юрист, Назаров его фамилия, которому было дано право обанкротить предприятие, сделали все, чтобы это сделать. Задача была выполнена.

    - Итак, 7 мая вы гендиректор ОАО «Хакасгаз»...

    - Большинством голосов. Три моих голоса. Москва была уже категорически против, а представители правительства Хакасии, Новиков и Панарин, голосовали за меня. Я так понял, что у нас еще есть шанс спасти предприятие.

    За эти 20 дней я успел просмотреть все документы и оценить ситуацию. Имущество предприятия практически продано, причем непростое имущество, а технологическое — газовозы, клетки, хотя все это еще использовались «Хакасгазом». Общества сократили получение газа на 50%, какие-то займы под 60% годовых плюс передача предпринимателям, причем своим конкурентам, газ по 13 рублей за куб, тогда как мы, как предприниматели, приобретали его за 16 рублей... И за это время не оплачены налоги в сумме более 20 миллионов рублей гендиректором — тем не менее, он рассчитывается по займам.

    В общем, предприятие разваливается, а деньги за это уходят на сторону — это было видно по всем имеющимся документам.

    И тут в рамках процесса о банкротстве у нас появляется кредиторская задолженность на 8 миллионов, 600 тысяч рублей. Ее предъявляет «Хакасгазсервис», который был создан. Но! Этот «Хакасгазсервис» к тому времени уже перешел в другие руки. Сначала его единственным учредителем был почему-то работник правительства — по моей информации, секретарь там или кто, девочка какая-то молодая, у чиновника. Вдруг потом она уходит и передает право владения некоей Закутилиной. И вот получается, что это предприятие, не работающее с октября 2011 года, перед которым мы по всем документам не имеем обязательств, вдруг предъявляет претензии на 8 миллионов 600 тысяч рублей!

    Тем не менее я стал бить тревогу, стал обжаловать движения «Хакасгазсервиса» через суд. Оказалось, что это практически невозможно: я еду в Красноярск с доверенностью от «Хакасгаза», как акционер, иду в арбитражный суд, в апелляцию, обжалую судебное решение, и что вы думаете - мою доверенность «Хакасгаз» отзывает! Для какой цели? Цель одна — чтобы эти документы, которые я представил, а я представил подлинники, они зафиксированы, где говорится — нет такой задолженности, не учитывались судом...
    Вот так вот. Все заинтересованные люди добились банкротства предприятия.

    Сегодня конкурсный управляющий уже не подконтролен акционерам «Хакасгаза». Тем временем 10 миллионов неуплаченных налогов - есть. А я по-прежнему требую отстранения этого управляющего.

    - В каком положении находится сейчас «Хакасгаз?» Он уже разорен?

    - Я из СМИ узнаю, что официальные лица, например, тот же министр регионального развития Сергей Новиков заявляет, что «Хакасгаз» банкрот и что, например, газовые установки этого предприятия по заключению Ростехнадзора опасны, не пригодны к эксплуатации и требуют многомилионных ремонтов. Это подается совершенно не правдивая информация.
    Говорят, что сейчас «Хакасгаз» нельзя восстановить — а его не надо восстанавливать! Ему надо дать работать, надо приостановить разорение, дать правовую оценку всем тем действиям чиновников, которые там присутствовали все это время. И руководящему составу провести проверку законности образования кредиторской задолженности.

    Сегодня ведь уже имущество — это при конкурсном управлении! - перешло в другие руки. Вот взять элементарные газовые бочки. Я, например, нисколько не удивлюсь, что скоро все эти бочки окажутся в собственности, например, ООО «Папирус». Кстати, юрист, который представляет интересы «Хакасгаза», «Хакасгазсервиса», он и в ООО «Папирус» тем же самым занимается, представляет его интересы, и фирме под названием «Импэкс-Саяны». Один юрист всю систему разрушил и поставил всех на колени.

    Это все как понимать?

    - Какова, на ваш взгляд, роль во всем произошедшем правительства Хакасии?

    - Да, именно этим людям досконально все известно. А вот до первого лица Хакасии, главы правительства Виктора Зимина вся эта информация за все это время, я считаю, доводится либо ложная, либо не до конца достоверная. Возьмите последнее интервью Новикова — у нас, оказывается, все газгольдеры в республике не исправны.

    Так вот: никто, никаким образом не проводил никаких проверок. До последнего дня все они исправно работали — и вдруг сегодня все стали нерабочими, опасными? Это не так. Этого быть не может! Просто в Ростехнадзоре все это знают. Поймите: даже если это газовое оборудование пришло в негодность, оно элементарно ремонтируется и проверяется Ростехнадзором.

    Да, и не забудьте, что «Хакасгаз» должен Ростехнадзору, предприятию, которое осуществляет надзор за всеми опасными объектами, 780 тысяч рублей.

    - Хорошо. У нас есть информация, что вы обо всем этом рассказали на заседании президиума Верховного Совета Хакасии, депутаты которого всерьез заинтересовались банкротством «Хакасгаза» и даже собираются посвятить выяснению этих причин «правительственный час» на ближайшей сессии республиканского парламента. Это так?

    - Да, это так. Только я не рассказывал об этом на заседании президиума, а направил письменное обращение с изложением некоторых фактов.
    Надеюсь на реакцию парламента.


    Читать дальше...
     
Загрузка...
Похожие темы
  1. Joseph
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    493
  2. Joseph
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    403
  3. Joseph
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    420
  4. Joseph
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    476
  5. Joseph
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    339

Поделиться этой страницей