Судебные расходы, Банкротство

Тема в разделе "Статус, вознаграждение и налогообложение арбитражных управляющих", создана пользователем Мы из УпОра, 23 окт 2014.

  1. Мы из УпОра
    Offline

    Мы из УпОра Пользователь

    ФНС рискнула налоговой тайной ради судебных расходов

    Автор: Наталья Шиняева

    В спорах о взыскании судебных расходов противоборствующие стороны прибегают к самым разнообразным доказательствам: рассказывают о гонорарах конкурентов, ссылаются на рейтинги юрфирм, оспаривают целесообразность тех или иных процессуальных действий. А в споре с арбитражным управляющим Михаилом Василегой представитель ФНС решила доложить суду о доходах оппонента. Это, по ее мнению, было доказательством тому, что и расходов он не понес.

    Михаил Василега был управляющим ЗАО "Сибтяжмаш", красноярского завода грузоподъемных кранов, с сентября 2010-го и по октябрь 2011 года – сначала внешним, потом, после банкротства предприятия (дело А33-10344/2009), конкурсным. От своих обязанностей он был освобожден по собственному желанию, сменил Василегу Рустем Кильдияров.

    В январе 2013 года конкурсное производство в отношении "Сибтяжмаш" было завершено, а месяц спустя в Арбитражный суд Москвы (дело А40-15464/13) поступил иск от Федеральной налоговой службы к Василеге о взыскании убытков в размере 26,2 млн руб. Эта сумма, по мнению фискалов, представляла собой материальный ущерб в виде неполученных денежных средств пропорционально сумме основного долга требований казны (162,1 млн руб.), включенной в реестр требований кредиторов (51,63% от общей суммы основного долга). А возникли эти убытки, по версии ФНС, из-за того, что в период наблюдения и внешнего управления с расчетного счета "Сибтяжмаша" было перечислено более 50 млн руб. во исполнение ранее заключенных договоров, в частности аренды, а Василега допустил "противоправное бездействие" и не оспорил эти операции. У нового же управляющего для этого не оказалось документов.

    Впрочем, у Василеги было свое объяснение – у него бумаг для оспаривания сделок тоже не было. Следственное управление СКР по Красноярскому краю установило, что все документы остались у бывшего руководителя компании-банкрота – Павла Лусникова, который скончался 1 июля 2011 году, будучи под следствием за неисполнение обязанностей налогового агента в особо крупном размере (ч. 2 ст. 199.1 УК РФ – до шести лет лишения свободы). В итоге Василеге удалось доказать судье АСГМ Анжеле Беловой, что нет причинно-следственной связи между его так называемым "противоправным бездействием" и возникшими убытками. В решении судья также отметила, что в деле отсутствуют доказательства, что налоговики обращались к Василеге в его бытность управляющим с намерением оспорить сделки. Не было таких обращений и к Кильдиярову. Решение Беловой поддержали 9-й арбитражный апелляционный суд и ФАС Московского округа, после чего Василега обратился в АСГМ с заявлением о взыскании с Федеральной налоговой службы 2,89 млн руб. расходов на юристов, привлеченных управляющим для оказания ему помощи в споре с фискалами.

    В своем заявлении Василега указал, что в мае прошлого года заключил договор на оказание юридических услуг с ООО "ЮрЛайт". В соответствии с соглашением юристы обязались представлять интересы управляющего в споре с налоговой о взыскании убытков в трех инстанциях по следующим расценкам: 150 000 руб. – за первую, 120 000 руб. – за вторую и 100 000 руб. – за кассационную. Кроме того, договор предусматривал и так называемый гонорар успеха в 2,6 млн руб. – дополнительное вознаграждение в размере 10% от размера исковых требований в случае отказа в их удовлетворении. В качестве доказательства были представлены договор на оказание услуг, заключенный Василегой с "ЮрЛайтом", а также два кассовых ордера на общую сумму в 270 000 руб. и платежное поручение в адрес юркомпании на 2,62 млн руб.

    Рассмотрение дело откладывалось в связи с желанием представителей ИФНС России по Красноярскому краю также принимать в нем участие посредством видео-конференц-связи. В удовлетворении этого ходатайства судья Белова отказала, и 17 октября, в пятницу на прошлой неделе, состоялось заседание по делу.

    Представлявший Василегу Эдуард Мамонтов говорил, что судебная практика допускает взыскание "гонорара успеха", а обращение Василеги к юристам объяснял тем, что в случае проигрыша его репутация как управляющего была бы полностью подорвана и на его карьере был бы поставлен крест. У выступавшей от имени ФНС Натальи Ан было совсем другое мнение на этот счет. "С Василеги суд так и так ничего бы не взыскал, и его репутация не пострадала бы", – заявила она. Во-первых, по словам Ан, профессиональная ответственность Василеги как управляющего застрахована, а значит, даже в случае поражения в суде он бы выплатил взыскиваемые убытки не из своего кармана. Во-вторых, никакие убытки с Василеги суд никогда бы не взыскал, и не потому, что у управляющего были хорошие юристы, а по той причине, что так складывается судебная практика. "Василега – толковый управляющий, он [это] прекрасно понимал", – заметила Ан.

    – А зачем же вы тогда эти убытки заявляли? – не удержалась от улыбки судья Белова.

    – Потому что это норма такая – ФНС должна заявлять убытки, – откровенно сказала Ан. Впрочем, еще один козырь представитель налоговой припасла напоследок. По ее словам, в службе сомневаются, что Василега был в состоянии уплатить и действительно уплатил указанную им в договоре с "ЮрЛайт" и теперь взыскиваемую сумму. В качестве доказательства Ан сослалась на налоговую декларацию Василеги за 2013 год. Согласно этому документу, управляющий заработал за этот период времени относительно небольшую сумму (она была названа, но "Право.Ru" ее не приводит, так как это было бы риском нарушения налоговой тайны), а потому у него не было собственных средств, чтобы рассчитаться с юристами. "Возможно, он им и не платил", – предположила Ан. Налоговая попросила суд отклонить заявение о взыскании судебных расходов.

    Любые сведения о налогоплательщике полученные налоговым органом, органами внутренних дел, следственными органами, органом государственного внебюджетного фонда и таможенным органом, согласно ст. 102 НК РФ, относятся к налоговой тайне. Но оглашение доходов арбитражного управляющего в процессе ни Ан, ни остальных участников процесса не смутило. Судья удалилась в совещательную комнату, вернувшись из которой огласила свое решение: взыскать с налоговой 270 000 руб., а в части "гонорара успеха" – отказать.

    http://pravo.ru/story/view/109985/
     
  2. Vadim
    Offline

    Vadim Пользователь

    А что толкнуло представителей Упора на такую самоиронию?:)
    Вы здесь процитировали Право.Ру, чтобы побудить всех остальных управляющих взыскивать с уполномоченного органа судебные расходы?
     
  3. NordWest
    Offline

    NordWest Арбитражный управляющий

    А это обязательно нужно делать
     
Загрузка...

Поделиться этой страницей