«Связной» банкрот

Тема в разделе "Громкие дела о банкротстве", создана пользователем Александр Чижов, 10 фев 2008.

  1. Александр Чижов
    Offline

    Александр Чижов Арбитражный управляющий

    источник: http://telecom.cnews.ru/news/top/index.shtml?2008/02/08/287317#top_static

    «Связной» банкрот
    Телеком Бизнес
    версия для КПК

    08.02.08, Пт, 22:06, Мск, Текст: Игорь Королев / Фото: neon.perm.ru

    Сенсационная новость на российском рынке сотового ритейла: заявление о банкротстве подало ЗАО "Связной", являвшееся финансовым центром одноименной сети салонов мобильной связи. В компании уверяют, что на деятельность ее магазинов данное событие не повлияет. Однако участники рынка уверены, что у "Связного" либо серьезные проблемы с госорганами, либо его заказали конкуренты. Глава "Евросети" Евгений Чичваркин вообще не нашел цензурных слов, чтобы прокомментировать ситуацию.


    Читайте также:
    "Связной" обанкротился
    2007: В Хабаровском крае возбуждено 29 дел по защите копирайта
    Прецедент: российского телеком-чиновника посадили за взятку

    Заявление о банкротстве (копия есть в распоряжении CNews) подало в Арбитражный суд Москвы ЗАО "Связной". Копия заявления была разослана контрагентам компании, включая информационно-аналитическое агентство "Мобильный форум", сообщил CNews его исполнительный директор Ярослав Ставничий. Причиной банкротства "Связного" называется его кредиторская задолженность в размере 2,750 млрд руб. и налоговые претензии в размере 1,223 млрд руб. Причем если долг перед кредиторами примерно уравновешивается дебиторской задолженностью перед "Связным" (2, 546 млрд руб.) и его имуществом (28 млн руб.), то расплатиться перед налоговиками компания не в состоянии.

    "Связной" - одна из крупнейших сетей салонов связи в России, по итогам 2006 г. заняла второе место по размеру оборота и третье - по количеству торговых точек. Сеть была создана в 2002 г. компанией "Максус". В 2005 г. головной структурой сети стала "Группа компаний Связной" ("ГК Связной"), принадлежащая офшору с Британских Виргинских островов Patagon Finance, бенефициар которого - Максим Ноготков. Согласно отчету компании за 2006 г., "ГК Связной" является владельцем всех входящих в группу компаний, включая ЗАО "Связной". "Практически все денежные потоки группы, связанные с реализацией терминалов и аксессуаров, проходят через ЗАО «Связной», говорится в отчете. В 2005 г. группа компаний собиралась выпустить облигации на 1 млрд руб. именно через ЗАО "Связной", эта же компания до сих пор указана владельцем сайта "Связной". Наконец, гендиректором ЗАО "Связной" был сам Ноготков (ныне им является некто А. Возжеников).

    Между тем, пресс-секретарь "ГК Связной" Елена Ноготкова сообщила, что ЗАО "Связной" более не входит в состав группы и на работу салонов связи происходящие события не повлияют. О причинах отделения ЗАО "Связной" Ноготкова говорить отказалась. "Административно "Связной" - это "облако" юридических лиц, и заявление о несостоятельности одного из них вряд ли существенным образом отразится на взаимоотношениях с контрагентами, - успокаивает независимый эксперт Сергей Коляда. - Но раз дело приняло такой оборот, Максиму Ноготкову придется договариваться с властями относительно урегулирования налоговых претензий подобно тому, как в позапрошлом году "Евросеть" разрешала конфликт относительно арестованной партии мобильных телефонов Motorola".



    ЗАО "Связной", являвшееся некогда финансовым центром одноименной сети салонов мобильной связи, заявило о банкротстве

    Однако конкуренты "Связного" настроены более скептически. "Я в ах..е", - откровенно заявил корреспонденту CNews председатель совета директоров "Евросети" Евгений Чичваркин. "Раз у "Связного" возникли столь серьезные проблемы, то, похоже, что кто-то заказал наезд на компанию, и отбиться простым банкротством одного из юридических лиц не получится", - на условиях анонимности сообщил представитель одной из сетей салонов связи. "За проблемами "Связного" никто не стоит, это политика государства, старающегося "выбить" из всех как можно больше налогов, - возражают в аналитической компании Mobile Research Group. - Но доказать в суде тот факт, что ЗАО "Связной" более не связано с группой компаний, действительно будет очень непросто".

    Произошедшее с "Связным" может очень негативно отразиться на состоянии всего рынка мобильного ритейла, опасается гендиректор аналитического агентства "Рустелеком" Юрий Брюквин. "Проблемы с государственными органами путем вывода из своей структуры "засвеченной дочки" уже решала "Евросеть" - она якобы "продала" компанию "Илед М", которую подозревают в "серых" поставках телефонов, - напоминает аналитик. - Но в случае с ЗАО "Связной" дело осложняется тем, что на этой структуре висит кредиторская задолженность в размере 2,7 млрд руб., причем, скорее всего, это задолженность перед производителями телефонов. И если она не будет погашена, производители будут более настороженно отпускать товар, что, в свою очередь, приведет к подорожанию сотовых телефонов".
     
  2. Тигресс
    Offline

    Тигресс Подниматель пингвинов

    так банкрот или только подали заявление? ))) Ох уж мне эти журналюги)))) И вообще ни хрена не понятно, кого же все-таки обанкротили))
     
  3. Vadim
    Offline

    Vadim Пользователь

    Вот более внятное сообщение: http://www.izbrannoe.ru/26527.html
     
  4. Константин
    Offline

    Константин Новичок

    Хорошо сказал, локанично так :)))))

    Меня, если честно, в этой ситуации интересует только один вопрос: ждать ли арестов????? мне кажется, скоро будут ))))))
     
  5. Тигресс
    Offline

    Тигресс Подниматель пингвинов

    Костик))))) Ты не видишь - люди в ах-е! а не в аресте)))
     
  6. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Газета «Коммерсантъ» № 29(3846) от 21.02.2008

    Временным управляющим ЗАО "Связной", заявившего о собственном банкротстве, стал вчера Эдуард Ребгун, бывший конкурсный управляющий ЮКОСа. Его назначение свидетельствует о серьезности дела "Связного", хотя формально ЗАО не связано с одноименным сотовым ритейлером, а его имущество оценивается всего в 23,3 млн руб.
    Вчера арбитражный суд Москвы рассмотрел заявление ЗАО "Связной" о признании его банкротом. Задолженность компании составила 2,75 млрд руб., из которых 1,2 млрд руб.— налоговые претензии. Балансовая стоимость имущества компании составляется всего 23,3 млн руб. Заявление о банкротстве, подписанное гендиректором компании Андреем Возжениковым, было подано 31 января (см. "Ъ" от 11 февраля). Вчера судья Владимир Кобылянский ввел в ЗАО "Связной" процедуру наблюдения. Временным управляющим суд назначил Эдуарда Ребгуна, который до конца ноября прошлого года был конкурсным управляющим ЮКОСа (в процессе банкротства имущество компании было продано за 860,262 млрд руб.). Его кандидатуру предложила саморегулируемая организация арбитражных управляющих при ТПП РФ, членом которой является господин Ребгун и которую выбрал сам "Связной".

    В срок до 15 июля управляющий должен проанализировать финансовое состояние "Связного", сформировать реестр требований кредиторов и организовать их собрание. Кредиторы и суд должны будут решить судьбу компании: вводить в ней оздоровительные процедуры или признавать банкротом. "Я принял предложение саморегулируемой организации и согласился на эту работу, поскольку причины возникновения столь крупной задолженности требуют серьезного профессионального анализа",— объяснил Эдуард Ребгун.

    Анализ действительно предстоит непростой. По словам президента группы компаний "Связной" (один из крупнейших сотовых ритейлеров России) Максима Ноготкова, ЗАО "занималось оптовой торговлей в составе группы", но больше не является структурой сети. Прокомментировать, когда и каким образом ЗАО "Связной" было выведено из группы компаний, Максим Ноготков отказался. Юристы, впрочем, утверждают, что сделать это просто. "Если реестр акционеров ведет сама компания, то возникает возможность оформить продажу ее акций, например, задним числом или совершить другие операции с бумагами",— говорит адвокат адвокатского бюро "Бартолиус" Юлий Тай.

    Группа компаний (ГК) "Связной" основана в 2002 году. По оценкам Mobile Research Group, в 2007 году салоны группы продали 5 млн телефонов, доля на российском рынке составила около 15,5% — после "Евросети" это второй крупнейший сотовый ритейлер в стране. По итогам первого полугодия 2007 года оборот ГК "Связной" составил $1,02 млрд. По данным "СПАРК-Интерфакса", 99,9% акций ГК "Связной" принадлежит компании Patagon Finance (Британские Виргинские острова), 0,1% — гражданину России. При этом в 2005 году сама компания указывала, что 0,1% акций принадлежит Максиму Ноготкову. По данным "СПАРК-Интерфакса", до 1 августа 2007 года Максим Ноготков являлся генеральным директором ЗАО "Связной", затем его сменил Денис Лудковски, а сейчас гендиректором является Андрей Возжеников.

    Вывод ЗАО "Связной" из одноименной группы эксперты объясняют стремлением материнской компании избежать субсидиарной ответственности по долгам дочерней. Председатель комитета кредиторов банка "Диалог Оптим", арбитражный управляющий Карен Мартиросов утверждает, что в России очень редко компании подают заявления о собственном банкротстве: "Если компания сама заявила о банкротстве, то это значит, что она к нему подготовилась".

    Руководитель правового бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры" Эдуард Олевинский согласен, что факт подачи заявления о банкротстве самим ЗАО "Связной" и выбор им арбитражного управляющего почти исключает перспективу привлечения материнской компании к субсидиарной ответственности. "Скорее, делается попытка реструктурировать долги, а появление Эдуарда Ребгуна означает, что за ЗАО "Связной" стоят влиятельные и небедные люди",— полагает эксперт. С такой оценкой соглашается и Юлий Тай. По его мнению, назначение Эдуарда Ребгуна говорит о том, что дело далеко не рядовое и речь идет о чем-то большем, чем банкротство мелкой компании.

    Сам Эдуард Ребгун сообщил, что сейчас не располагает информаций о том, связано ли ЗАО "Связной" с одноименной группой компаний: "Через несколько дней я начну получать документацию, и тогда появится возможность установить, с кем связана компания и откуда такая огромная задолженность".
     
  7. Константин
    Offline

    Константин Новичок

    Как говорят в Одессе: "Шоб я так жил" ))))))
     
  8. Вышегородцев Игорь Алексеевич
    Offline

    Вышегородцев Игорь Алексеевич Гениальный управляющий

    Банкротные дела


    Писать о банкротных делах я начала в 2000 году, когда банкротство было главным инструментом передела собственности. Сценарий был простой: захватчики за небольшую сумму покупали долги интересовавшей их компании и требовали признать ее банкротом. В процессе банкротства арбитражный управляющий, выбранный самими захватчиками, законно организовывал продажу бизнеса в нужные руки по приятной цене. Но в конце 2002 года начал действовать новый закон о банкротстве, усложнивший возбуждение дел. Банкротство как инструмент рейдерства стало непопулярным, число дел, исчислявшееся десятками тысяч в год, стремительно сократилось.

    Но теперь банкротство может обрести популярность уже в ином качестве: начавшееся дело о банкротстве ЗАО "Связной" позволяет предположить рождение новой корпоративной схемы. В деле "Связного" примечательно не только назначение временным управляющим Эдуарда Ребгуна, бывшего конкурсного управляющего ЮКОСа, но и то, что инициатором банкротства выступила сама компания. В разгар передела собственности ничего подобного не было, заявления о банкротстве компаний подавали ее кредиторы. Банкротства по собственному желанию появились недавно, но до сих пор касались никому не известных фирм, таких как ООО "Балласт".

    В случае со "Связным" ситуация иная: до недавнего времени эта компания была частью известной одноименной группы, крупного сотового ритейлера. А когда заявление о банкротстве ЗАО "Связной" было уже в суде, стало известно, что этот "Связной" из группы выведен. В качестве приданого компании достались долги на 2,75 млрд руб. и имущество на 23,3 млн руб.

    В корпоративной практике встречались разные способы ухода от уплаты долгов. Несколько лет назад популярной была реорганизация (разделение, выделение), при которой в одной компании оказывались только активы, а в другой — только долги. Конец этой схеме положил в конце 2003 года пленум Высшего арбитражного суда. Он постановил, что компании, возникшие в ходе такой реорганизации, должны отвечать перед кредиторами солидарно.

    Оставался другой способ — так называемая ликвидация фирм с долгами. Ликвидировать такие фирмы без банкротства закон запрещает, но фирмы в обход закона переоформляли на бомжей либо умерших граждан, после чего бросали. Брошенных фирм скопилось настолько много, что попытки налоговиков их обанкротить почти парализовали суды. Решено было ликвидировать такие фирмы без суда.

    ЗАО "Связной", впрочем, тихо исчезнуть вряд ли бы смог. Долги компании перед бюджетом составляют около 1,2 млрд руб. Кроме того, дебиторская задолженность, то есть активы "Связного", оцениваются в 2,5 млрд руб. Это позволяло налоговикам самим инициировать банкротство компании и выбрать управляющего, заинтересованного в распутывании отношений "Связного" с одноименной группой. Предотвратить такой сценарий могло как раз собственное заявление компании о банкротстве, позволяющее взять процесс под свой контроль.

    Риск банкротства в том, что управляющий может оспорить сомнительные сделки компании (например, вывод активов), а также добиться привлечения материнской компании к субсидиарной ответственности. Но если процесс пройдет гладко, то все непогашенные долги совершенно законно будут списаны. Когда обсуждался законопроект о банкротстве граждан, судьи очень опасались, что ради списания долгов граждане в массовом порядке начнут объявлять себя банкротами. Банкротство граждан пока не запущено, но идею, как видно, уже взяли на вооружение холдинги для законной реструктуризации бизнеса.

    Ольга Плешанова

    КоммерсантЪ
     
  9. Денис Левченко
    Offline

    Денис Левченко Консильери

    Потрясающе! Банкротство ради списания долгов. Да если б не такое «списание», то банкротство уже после 2002г. можно было бы хоронить. Журналисты, что с них взять. Связной просто публичная компания и использование для нее такой схемы может ударить по репутации, что в современном мире может быть хуже удара по кошельку.
     
  10. Александр Чижов
    Offline

    Александр Чижов Арбитражный управляющий

    Банкротство «Связного», записки на полях - часть 1
    Источник: http://www.mobile-review.com/articles/2008/svyaznoy.shtml


    Вы ведь слышали, что компания «Связной» банкрот? Банкрот – именно так описывается ситуация вокруг проблем ЗАО «Связной», а далее следуют рассуждения о закрытии салонов связи под таким же названием, огромных долгах всем, начиная с налоговой службы и заканчивая поставщиками товара, то есть производителями. Герои сетевых споров ни о чем стесывали руки о клавиатуры, смакуя подробности и грядущее падение цен. Распродавать остатки имущества – святая обязанность каждой компании, признавшей себя банкротом. По их мнению.

    Признаться честно, писать о мнимом банкротстве розничной сети «Связной» и этой ситуации не хотелось вовсе. И дело не в том, что все фигуранты этого дела хорошо знакомы, с некоторыми мы много лет дружим. Вот написал и задумался: ведь этак меня вполне можно записать в лица заинтересованные, что моя профессия совсем не предполагает. Для успокоения своей совести хочу отметить, что дружба с людьми из других компаний или приятельские отношения не менее крепки, что впору уходить в иную область деятельности. Правда, наверняка, и там по ходу работы появятся новые друзья, приятели, что придется искать новую сферу применения своих способностей.

    Что же побудило отбросить сомнения и засесть за написание этой статьи? Наверное, желание расставить все точки в деле, которое выглядит крайне просто, объясняется за пять минут, но вокруг которого уже наворотили кучу лжи, перетасованных фактов и небылиц. Далее изложение включает исключительно мои мысли, размышления, базируется на общем знании рынка, механизмов его работы и никак не связано с официальной или неофициальной позицией той или иной стороны в этом деле о банкротстве. Такая громоздкая отговорка специально сделана для циников, которые посчитают, что ваш покорный слуга располагает тайными знаниями, номерами счетов в австрийских банках и вообще заинтересован в этом деле более других. Спешу разочаровать, интерес мой исключительно не материальный. Но давайте попытаемся ответить на вопрос, а был ли мальчик?

    В конце сентября 2007 года, уж не помню в каких числах, мы с другом из конкурирующей по отношению к «Связному» компании сидели за кружкой пива. Хорошее настроение, тепло в отличие от дождливого дня снаружи – все вело к непринужденному обмену слухами, сплетнями и фактами. Мимоходом друг отметил, что налоговая служба выставила претензии «Связному» за оптовые поставки телефонов в прошлые периоды, сумма значительная, но не смертельная. Информация не вызвала в моей душе ровно никакого отклика и ажиотажа. Причина такой пассивности была в том, что «Связной» был не первой и не последней компанией, у которой возник подобный вопрос. Мы долго сетовали на то, что правила игры меняются государством задним числом, что гайки все больше и больше закручивают, впереди выборы. Разговор плавно сместился на политику, женщин и ушел в другую сторону. У всех крупных компаний, людей из них, занимающихся поставками телефонов в России, эта информация вызывала примерно такую же реакцию. Претензии налоговых органов в ту пору были сродни разговорам о погоде, разные игроки могли соревноваться в сумме недоимок, которые были выставлены в их адрес.

    Олимпийское спокойствие? Нет, нет и еще раз нет. Ситуация рассматривалась просто под другим углом и несла в себе иной смысл. В таможенный кризис 2005 года, когда таможенная служба «неожиданно» обнаружила рынок мобильных телефонов и тот факт, что они материализуются внутри страны без пересечения границы, основным вопросом для государства стало как обелить рынок, сделать его прозрачным, официальным, повысить сбор налогов. Вместо поиска и беготни за неуловимыми фирмами-однодневками удар нанесли по крупным игрокам, проверки коснулись буквально всех компаний. Работа некоторых была парализована, некоторым «повезло», например, у Евросети обнаружили «вредные» телефоны, которые сначала были контрафактными, затем завезенными с нарушениями, затем их просто уничтожили. Правда, потом выяснилось, что уничтожили не все, и новое уголовное дело уже завели на тех, кто должен был уничтожать аппараты. Выяснилось, что жутко «вредные» телефоны от Motorola продали на внутреннем рынке, виновных обещали наказать. Никакой информации, правда, об итогах того дела так и не появилось, все стихло.

    Теперь давайте представим ситуацию в реальности. В стране существует рынок с годовым оборотом в 5-6 миллиардов долларов, государство его не замечает и не добирает налоги. Неужели игроки на этом рынке так прекрасно прятались, что их не могли найти? Вроде бы нет. В любом городе выходишь и постоянно натыкаешься на палатки и магазины Евросети, Связного, других игроков. Бизнес не находится в тени, это не продажа с рук или из-под полы. Получается, что налоги не платились на таможне и только, то есть государство теряло налоги не с розничных продаж, а с оптовых поставок. Еще можно вспомнить зарплаты в конвертах, но это была в начале века примета большинства компаний и «оптимизации» бизнеса.

    Фактически люди, контролировавшие со стороны государства поставки в страну товаров, были заинтересованы в том, чтобы рынок не был прозрачным. При поставке товара можно за услугу по его ввозу мимо закрытых глаз таможенников попросить деньги и получить их, внутри страны другие люди в погонах могли забрать товар без объяснения причин и без последствий. Причина изъятия товара – контрафакт. И поди докажи, что завозил товар, платил за него. Применяемые схемы были запутанны, непрозрачны, что и давало простор для всевозможных действий. Слабость государства – вот причина такого положения дел. Отдельные чиновники наживали миллионные состояния в считанные дни, а аппетит приходит во время еды.

    В 2005 году сверху поступил ясный и недвусмысленный сигнал: надо собирать налоги в государственную казну. Наступило смутное время. С одной стороны были коммерсанты, с которыми уже налажены связи, с другой стороны – реальная возможность лишиться места-кормушки за невыполнение приказов верховного командования. Горячие головы на местах предложили «компромиссную» схему: часть товара завозите как раньше, а часть давайте полностью будем обелять. Но машина закрутилась, и свои же товарищи пресекли такие схемы, не было согласия в рядах. Бизнес в какие-то пару месяцев неожиданно стал белым, как первый снег. Первое время компании еще как-то «помогали» своим «родственникам» на государственной службе, но затем у них возник резонный вопрос: а за что платим? Все по букве и в духе закона, никаких неофициальных операций не осуществляется, за что платить? Поступления в частные карманы иссякли.

    В течение года началась игра на нервах, проверяющие ходили по компаниям и изучали товар, накладные, схемы поставки, всю подноготную. Понимая, что подкопаться к поставкам не получится, в ход пустили угрозу банальную, но действенную. До выяснения всех обстоятельств склад мы опечатаем, а там будем разбираться. Для такого товара, как мобильные телефоны, даже неделя может серьезно сказаться на стоимости, так что угрозы иногда срабатывали. Но тут негаданно пришла на помощь таможенная служба, которой действия смежников были не очень нужны. Из раза в раз таможенники с готовностью рапортовали, что тот или иной товар официален, поставлен не мимо казны, предоставляли оперативно все документы. Возникла патовая ситуация.

    Журналисты либо комментаторы, которые пытаются выставить бизнес и людей из него как персонажей, только и мечтающих, как бы урвать побольше, украсть чего-нибудь и пропить ворованное, глубоко заблуждаются. Для бизнеса важно работать по правилам игры, которые понятны всем сторонам, важна стабильность. До середины 2005 года государство играло по одним правилам, любая попытка следовать букве закона приводила бы к тому, что любая оптовая или розничная компания моментально бы вылетала в трубу. Как идеалист, следующий несбыточным идеалам. Назвать российских деловых людей идиотами нельзя, они всегда понимали конъюнктуру рынка.

    Итак, рынок стал белым, негласно старые прегрешения были забыты, как и невозможность государства в те годы проконтролировать ситуацию, точнее, нежелание людей, представляющих власть в каком-либо официальном контроле. Государство негласно дало индульгенцию компаниям, заставив их стать в короткие сроки полностью легальными, государственные мужи выиграли по налогам. Причем никаких поисков схем поставок, запутанной истории с однодневками и тому подобных вещей не было, удар был нанесен грубо и незамысловато. Логика была примерно такова. Мы знаем, что товар поступает к вам, искать однодневки и доказывать ваши связи тяжело и долго. Считайте все действия различных проверяющих и контролирующих органов предупреждением, надо стать белыми. Бизнес отреагировал в короткие сроки и стал легальным.
     
  11. Александр Чижов
    Offline

    Александр Чижов Арбитражный управляющий

    Банкротство «Связного», записки на полях - часть 2
    Источник: http://www.mobile-review.com/article...svyaznoy.shtml


    Всю первую половину 2007 года казалось, что счастье есть – государство собирает налоги, продажи стабильны, маржа небольшая, но постоянная, как-то розничные сети приспособились, стали входить во вкус легального бизнеса. Но тут возникла иная история: налоговая служба «неожиданно» обнаружила, что вот те схемы поставок телефонов, что были до августа 2005 года, да, чего таить, и до 2006 года даже включительно, они позволяли экономить налоги. Кто-то сомневался в этом? Машина вновь закрутилась, стали вычислять «ущерб» государства. По мне, и это мое личное мнение, некоторые истории стоит забывать и начинать жизнь с чистого листа. Возврат в прошлое и копание в нем, нахождение отдельных проблем и давление на существующих игроков приводит не к усилению государства, а к исчезновению продаж, усложнению бизнеса, как следствие – к падению сбора текущих налогов.

    Но формально все права на стороне налоговой службы, и она может взыскать несобранные налоги, насчитать штрафы, одним словом, провести весь комплекс мероприятий. Вот тут возникает вопрос: по отношению к кому? Сегодняшние компании, которые управляют теми или иными розничными сетями, не имеют зачастую ничего общего с компаниями из прошлого. Одни закрыты, другие стали банкротами за ненадобностью, история всегда примерно одинакова. Ни один из игроков не ведет свой бизнес через компании, в которых в прошлом были поставки, привлекшие внимание проверяющих органов, в лучшем случае они поддерживаются на плаву по каким-то причинам.

    И тут, если верить журналистам из онлайн-прессы, ЗАО «Связной» имеет отношение к розничному бизнесу компании. Хотя из десятка компаний, входящих в группу «Связной», эта явно занималась не розницей, а служила буфером при оптовых поставках. Работая с огромным числом однодневок, а так был устроен бизнес везде, компания пропускала большой поток телефонов через себя. Отмечу, что налоги должны были платить конечные получатели товара. Но где их сегодня искать? Равно поискам ветра в поле, таких компаний сотни, все они закрыты, да и овчинка не стоит выделки. Поэтому налоговые претензии повесили на ЗАО «Связной». Не все так просто в ситуации, не так однозначно, но и описанное имеет место.

    Например, вы в курсе, как называется не торговая сеть «Евросеть», а компания, управляющая всеми салонами? Уверен, что вы этого не знаете. Громкость дела «Связного» только в одном: созвучности фирмы-оптовика с розничной сетью, хотя ни юридически, ни фактически они никак не связаны. Это разные компании, которые объединяют персоналии и только. Фактически претензии можно выставлять одной компании и лицам, относящимся к ней, но эти претензии не распространяются на другие юридические лица.

    За прошедший год банкротство ряда компаний, которым выставили большие суммы налоговых претензий, стало обыденностью. Но не вызывало широкого резонанса, так как имена компаний не ассоциировались с тем или иным розничным бизнесом. В данной же ситуации получилось красиво. Большинство журналистов (Ведомости, первые, написавшие об этом, были предельно корректны, в отличие от всех остальных) не озаботились размышлениями в принципе. Вот и ходит по рынку байка, что розничная сеть «Связной» банкрот, хотя где бузина, а где дядька – понимают все. Мне понравилось рассуждение в одной из публикаций о размере долгов перед производителями. Главное, что проверить эту информацию можно парой звонков в любое из представительств компаний-поставщиков. Думаю, там бы с удовольствием подтвердили, что задолженностей нет, и товар в розничную сеть «Связного» исправно поступает.

    Сторонники конспирологических теорий вспомнили, что во времена проверок чистоты товара «Связной» эта участь миновала, и тут же стали писать о том, что это другие игроки рынка «отомстили». Коли это было бы так, месть получается странной, ведь ровно то же происходило и с другими компаниями. Другое дело, что названия их дочек иные и никак не связаны с торговыми марками розничных сетей, не на слуху.

    Государство, перестроив правила игры на ходу, ожидает, что бизнес покорно будет терпеть и с удовольствием платить по всем счетам, повышая для каждого из ведомств сбор налогов. Бизнес придерживается иной точки зрения, считая, что стал легальным и заплатил за это своими прибылями, встал на грань рентабельности. Не надо идеализировать бизнес как таковой, но в данной ситуации позиция того же «Связного» понятна и легко объяснима. Банкротство дочерней компании – это ответ на претензии налоговой службы по поставкам до таможенного кризиса, то есть для времени, когда весь рынок жил иначе. Компания играет в правовом поле и пока переигрывает государство. Ведь для того, чтобы доказать связь ЗАО «Связной» с другими компаниями, проследить путь товара, его судьбу, нужно приложить усилия. Это то, на что различные ведомства пойти не могут, у них просто нет соответствующих специалистов, времени, опыта, да и желания. Отчего-то вместо искусных предметов убеждения чиновники предпочитают до сих пор дубину.

    Наверное из-за всего вышеизложенного и кажется, что ситуация с банкротством одной из дочек «Связного» не выглядит критической, не оказывает влияния на бизнес компании в целом. Это громкий пшик, который никак не влияет на рынок напрямую.

    Еще раз оговорюсь, что это лично моя позиция по данному вопросу, и она никак не пересекается с таковой у других сторон этой истории. Если «Связной», налоговая служба РФ или кто-то из государственных мужей захочет публично обсудить данную ситуацию, то мы с удовольствием вернемся к этой теме и предложим наши страницы для такого обсуждения. Но сдается мне, что эта история не из тех, что живут долго, несмотря на громкие заявления.



    Эльдар Муртазин (eldar@mobile-review.com)
    Опубликовано - 21 февраля 2008 г.
     
  12. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    "Связной" задолжал налоговикам

    Суд признал законными 2,8 млрд руб. претензий к компании

    Газета «Коммерсантъ» № 92(3909) от 30.05.2008

    Контроль над процессом банкротства ЗАО "Связной", до сентября 2006 года входившего в одноименную группу компаний, может оказаться у налоговиков. Арбитражный суд Москвы вчера признал законными около 2,8 млрд руб. налоговых претензий к компании. Эта сумма превысила долг ЗАО "Связной" перед структурами группы, до сих пор претендовавшими на контрольный пакет голосов кредиторов. Впрочем, на первое собрание кредиторов, определяющее дальнейшую судьбу компании, налоговики могут не успеть.

    Вчера арбитражный суд Москвы вынес решение по налоговому делу, в котором ЗАО "Связной" оспаривало свыше 3 млрд руб. налоговых претензий за 2004-2006 годы. Компания обжаловала 14 решений московской инспекции N9. В суде стало известно, что ЗАО "Связной" до сентября 2006 года входило в одноименную группу компаний, занимающуюся сотовым ритейлом, и через ЗАО проходила значительная часть расчетов за реализацию товаров всей группы. Основная часть налоговых претензий связана с использованием ЗАО "Связной" недобросовестных поставщиков, в частности ООО "Телеком-Профи" (налоговики сочли ее аффилированной с ГК "Связной") и ООО "Транс-Продукт". У них компания закупала товар по завышенным ценам, а затем требовала возмещения больших сумм НДС. Суд признал законной основную часть налоговых претензий к ЗАО — около 2,8 млрд руб., снизив сумму недоимки на 200 млн руб. и размер санкций примерно на 67 млн руб.

    ЗАО "Связной" 31 января подало в арбитражный суд Москвы заявление о собственном банкротстве. 7 февраля суд ввел в компании процедуру наблюдения, 20 февраля назначил временным управляющим Эдуарда Ребгуна. Вчерашнее решение суда по налоговому делу дает налоговикам возможность получить большинство голосов на собрании кредиторов и претендовать на контроль над процессом банкротства. Сумма недоимки по налогам, которую суд признал законной и которая определяет количество голосов на собрании кредиторов (штрафы и пени при голосовании не учитываются), составляет около 2,1 млрд руб. телекоммуникации [19]

    А требования структур группы "Связной", которые суд 21 апреля включил в реестр требований кредиторов ЗАО "Связной", составляют около 946 млн руб. Контрольный пакет голосов не обеспечит группе даже включение в реестр 392,5 млн руб. долга перед еще одной ее структурой — ЗАО "Связной Кзн".

    Вначале ситуация складывалась для группы "Связной" более благоприятно: налоговые претензии, указанные в заявлении о банкротстве, составляли всего 1,2 млрд руб. Это давало группе реальные шансы контролировать процесс банкротства и добиваться назначения своего кандидата в арбитражные управляющие. Но, по словам источника "Ъ", близкого к ЗАО "Связной", налоговики после начала процесса банкротства предъявили требования, не выставленные ранее, и сумма возросла.

    Налоговики, впрочем, на первое собрание кредиторов ЗАО "Связной", которое должно принять решение о дальнейшей судьбе компании, могут не попасть. Вчерашнее решение по налоговому делу еще не означает, что инспекция признана кредитором. Процесс включения требований налоговиков в реестр суд приостановил до того, как решение по налоговому делу вступит в законную силу. Это произойдет через месяц либо два-три в зависимости от того, будет ли подана апелляционная жалоба. А первое собрание кредиторов должно пройти не позднее 5 июля — за десять дней до 15 июля, когда по определению суда процедура наблюдения должна завершиться.

    Суд вправе продлить наблюдение на общий срок до семи месяцев, говорит заместитель гендиректора компании "Право и консультации" Павел Монаков. В случае со "Связным" этот срок истечет 7 сентября, что дает шансы налоговикам попасть в реестр требований кредиторов и участвовать в первом собрании. В деле о банкротстве ЮКОСа, например, первое собрание кредиторов переносилось из-за задержки в формировании реестра. Впрочем, руководитель правового бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры" Эдуард Олевинский считает, что первое собрание можно провести даже в отсутствие основного кредитора, требования которого будут включены на следующей стадии банкротства.

    Эдуард Ребгун против требований налоговиков в суде возражал. Судья Владимир Кобылянский, ведущий дело о банкротстве "Связного", пока не выразил намерения продлить срок наблюдения, а лишь потребовал от временного управляющего не ущемлять на собрании интересы инспекции, требования которой пока в реестр не включены. Президент ЗАО "ГК "Связной"" Максим Ноготков ситуацию не комментирует.

    Адвокат московской областной коллегии Денис Узойкин считает, что даже если требования налоговой инспекции будут включены в реестр на последующей стадии банкротства, то и это даст существенные возможности по контролю над процессом. Налоговики, в частности, могут попытаться привлечь структуры группы "Связной" к субсидиарной ответственности по долгам ЗАО. На заинтересованность в этом косвенно указывает то, что в конце марта налоговики предъявили "Связному" еще 13 требований (см. "Ъ" от 19 мая). Эти дела суд еще не рассмотрел.

    Ольга Ъ-Плешанова, Анна Ъ-Занина
     
  13. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    "Связных" вывели на связь

    Суд установил аффилированность группы и ЗАО


    Газета «Коммерсантъ» № 100(3917) от 11.06.2008

    Арбитражный суд Москвы признал, что ЗАО "Связной", заявившее о собственном банкротстве, было аффилировано со структурами одноименной группы, крупнейшего сотового ритейлера. Наличие аффилированности может помочь выявить зависимость ЗАО от группы и привлечь ее к субсидиарной ответственности по долгам, размер которых превышает 4,2 млрд руб. Решение суда отразится на крупнейших ритейлерах, организующих свой бизнес по похожим схемам.

    Вчера арбитражный суд Москвы подготовил и направил сторонам полный текст решения по налоговому делу ЗАО "Связной" (копия решения имеется в распоряжении "Ъ"). Резолютивная часть решения была объявлена 29 мая (см. "Ъ" от 30 мая). "Связной" оспаривал 3,03 млрд руб. налоговых претензий по НДС за 2004-2006 годы, предъявленных в сентябре 2007 года. Суд признал необоснованными 253,8 млн руб. налоговых претензий и соответствующие им около 85 млн руб. пеней и штрафов. Законными суд признал претензии в общей сумме 2,67 млрд руб.

    Эта сумма может сыграть существенную роль в деле о банкротстве ЗАО "Связной", начатом по заявлению самой компании 31 января. Если решение не будет отменено и вступит в силу, инспекция станет крупнейшим кредитором и получит контроль над процессом банкротства. Но имущество ЗАО "Связной", по данным самой компании, оценивается в 23 млн руб., а из одноименной группы ЗАО было выведено в сентябре 2006 года, что существенно затрудняет привлечение группы к субсидиарной ответственности. Общая сумма долга ЗАО "Связной", исходя из заявленных кредиторами требований, превышает 4,2 млрд руб.

    Теперь же суд признал, что ЗАО "Связной" было аффилировано с ЗАО "Связной МР", одной из основных структур группы.

    А учредителем и генеральным директором ЗАО "Связной" в 2004-2006 годах был Максим Ноготков, совладелец ЗАО "Группа компаний "Связной"" (головная компания холдинга, вторым учредителем которой является компания "Пейтагон Файненс Лтд", зарегистрированная на Британских Виргинских островах).

    Юристы считают, что аффилированность может учитываться и при привлечении головной компании к субсидиарной ответственности, и при оспаривании арбитражным управляющим сделок, совершенных компанией в преддверии банкротства с целью вывода активов. "Аффилированность может рассматриваться как дополнительный аргумент в пользу того, что целью сделки был вывод активов",— говорит адвокат Московской областной коллегии Денис Узойкин. Для привлечения головной компании к субсидиарной ответственности, считает эксперт, констатация аффилированности недостаточна — надо доказать подконтрольность компании-должника, которой давались обязательные указания, приведшие к банкротству. "Но аффилированность может служить отправной точкой для дальнейшего разбирательства",— полагает господин Узойкин.

    Максим Ноготков вчера отказался от комментариев, не ответив даже на вопрос, будет ли обжаловать решение суда. Временный управляющий ЗАО "Связной" Эдуард Ребгун также не стал комментировать решение суда.

    Оно может оказаться важным не только для "Связного". Свой бизнес по похожим схемам строили другие крупные ритейлеры, такие как "Эльдорадо", "Техносила". Налоговые претензии к ООО "Эльдорадо" за 2004-2005 годы, связанные с НДС, составляют около 15 млрд руб. (см. "Ъ" от 18 марта). Налоговики обвиняют "Эльдорадо" в "сером" импорте товаров через цепочки посредников, которые импортировали товары на миллиарды рублей, но не имели штата сотрудников и почти не платили налоги, а позже ликвидировались. Выручка от перепродажи товара, по данным налоговиков, попадала на счета фирм-однодневок, а в целом деятельность импортеров и посредников контролировало само ООО "Эльдорадо". Но до суда это дело пока не дошло: жалоба "Эльдорадо" на решение инспекции уже несколько месяцев рассматривается в управлении Федеральной налоговой службы (ФНС) по Москве.

    Недавно арбитражный суд Москвы рассмотрел несколько налоговых дел ООО "Сониквай", бывшего оптовика холдинга "Техносила". Основная часть претензий связана с вычетами по НДС и недобросовестными поставщиками. ООО "Группа компаний "СВ"" (головная компания холдинга) отрицало аффилированность c "Сониквай", однако в суде выяснилось, что соучредитель ГК СВ Виктор Зайцев является доверенным лицом офшорной компании, учредившей "Сониквай" (см. "Ъ" от 4 мая). Впрочем, по разным делам суд вынес противоположные решения.

    Решение по делу ЗАО "Связной" оказалось первым, в котором суд детально проанализировал схему организации бизнеса в сфере ритейла. До сих пор столь подробные описания встречались только в решениях налоговиков. Дело "Связного" рассматривал судья Андрей Гречишкин, решавший ранее налоговые дела ЮКОСа. Источник, близкий к ФНС, считает, что решение суда, согласившегося с позицией службы, показывает бессмысленность жалоб налогоплательщиков: "Это заставит налогоплательщиков пересмотреть схемы организации своего бизнеса, что в ряде отраслей уже произошло".

    Ольга Ъ-Плешанова, Анна Ъ-Занина
     
  14. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Связной» обанкротят позже

    Роман Дорохов, Ведомости, 15.07.2008

    Арбитражный суд Москвы сегодня на заседании отложил рассмотрение дела о банкротстве ЗАО «Связной» на 25 ноября. Об этом «Ведомостям» рассказал временный управляющий компании Эдуард Ребгун.

    Он говорит, что ходатайствовал о переносе слушания дела «Связного». По словам Ребгуна, «Связной» сейчас обжалует в арбитражном суде решение инспекции ФНС № 9 по Москве о доначислении компании налоговой задолженности. В мае арбитражный суд Москвы признал законными претензии ФНС № 9 к Связному на 2,7 млрд руб (вместе со штрафами и пенями). А сейчас дело по этим претензиям находится в апелляционной инстанции, рассказывает Ребгун. Он заявил в суде, что решение суда по налоговым претензиям будет важным для ЗАО «Связной», ведь их сумма превосходит все остальные претензии к компании.

    Арбитражный суд Москвы ввел процедуру наблюдения в ЗАО «Связной» по заявлению о банкротстве самой компании. Сейчас, как сообщает агентство «Прайм-ТАСС», суд признал пять требований кредиторов на сумму 1,57 млрд руб. и выявил 469 дебиторов на 750 млн руб. При этом реально взыскать с дебиторов можно лишь 62,3 млн руб. Стоимость активов «Связного» — 70 млн руб.

    Компания подала заявление о банкротстве после того, как к ней предъявила претензии о неуплате налогов инспекция ФНС № 9 по Москве. Большая часть претензий связана с недобросовестными, по мнению налоговиков, контрагентами компании, подконтрольными ЗАО «Связной».
     
  15. Александр Чижов
    Offline

    Александр Чижов Арбитражный управляющий

    В ЗАО "Связной" имущество не обнаружено

    Газета «Коммерсантъ» № 122(3939) от 16.07.2008

    Имущество ЗАО "Связной", в отношении которого начат процесс банкротства, составляет всего 70 млн руб. Такую оценку активов компании вчера в арбитражном суде Москвы впервые привел временный управляющий ЗАО Эдуард Ребгун. Юристы считают, что с учетом общего долга компании более чем в 1,5 млрд руб. возможно привлечение к ответственности по обязательствам бывшей "дочки" крупного сотового ритейлера ГК "Связной". Тем более что у налоговиков появилось время для предъявления новых претензий — вчера суд отложил рассмотрение дела о банкротстве ЗАО на 25 ноября.

    Арбитражный суд Москвы мотивировал перенос слушания невозможностью проведения первого собрания кредиторов до включения в реестр требований налоговой инспекции. Суд указал временному управляющему не проводить первое собрание кредиторов до вступления в силу решения по налоговому делу компании. 5 июня арбитражный суд Москвы признал законными претензии по НДС за 2004-2006 годы в общей сумме 2,69 млрд руб. (см. "Ъ" от 11 июня). "Связной" подал на это решение апелляционную жалобу, и если оно останется без изменения, то налоговики при включении в реестр получат около 56,14% голосов на первом собрании кредиторов, а компании, входящие в группу "Связной",— 37,21%.

    Сумма требований налоговиков, впрочем, может увеличиться. "Если выяснится, что в 2007-2008 годах компания работала по схемам, доначисления по которым суд уже признал законными, вероятно, что инспекция предъявит аналогичные претензии",— объясняет партнер юридической фирмы ЮСТ Алексей Попов. По его словам, проводить проверки и доначислять налоги налоговики могут и в ходе процедуры банкротства вплоть до момента исключения компании из реестра юридических лиц. Таким образом, до 25 ноября у налоговой инспекции будет еще четыре месяца для проведения новых проверок.

    Но вероятность погашения компанией долгов перед кредиторами невелика. На вчерашнем заседании суда временный управляющий "Связного" Эдуард Ребгун представил отчет о финансовом состоянии должника. Согласно ему, недвижимого имущества у компании нет, основные средства составляют 3,035 млн руб. Балансовая стоимость активов должника составляет 2,657 млрд руб., но, по оценке Эдуарда Ребгуна, их стоимость на 1 июля этого года всего около 70 млн руб. Доходы компании от продаж в первом квартале 2008 года по сравнению с первым кварталом 2007 года сократились с 5,476 млрд руб. до 4,2 млн руб. При этом задолженность "Связного" перед кредиторами, уже включенная в реестр, составляет 1,579 млрд руб., непокрытые убытки — 67,36 млн руб. "Восстановление платежеспособности должника невозможно, и целесообразно введение процедуры конкурсного производства",— заявил вчера господин Ребгун.

    Для удовлетворения своих требований налоговики будут заинтересованы в привлечении к ответственности группы компаний "Связной", в которую должник входил до сентября 2006 года. "Налоговики могут попытаться доказать, что необоснованную налоговую выгоду получила именно группа, которую и надо привлекать к ответственности,— предполагает руководитель правового бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры" Эдуард Олевинский.— Сделать это Налоговый кодекс позволяет путем юридической переквалификации сделок с учетом характера деятельности налогоплательщика". Пока такой судебной практики сейчас нет, но налоговые органы активно пытаются ее создать, добавляет господин Олевинский. А в налоговом деле "Связного" суд уже установил аффилированность ЗАО со структурами группы.

    Телефон президента группы компаний "Связной" Максима Ноготкова был вчера отключен, а руководитель отдела по связям с общественностью ГК "Связной" Елена Ноготкова отказалась от комментариев.

    Ольга Ъ-Плешанова, Анна Ъ-Занина, Александра Ъ-Ходонова
     
  16. Александр Чижов
    Offline

    Александр Чижов Арбитражный управляющий

    "В моем бизнесе нездоровое любопытство не приветствуется, а порой опасно" - часть 1

    Газета «Коммерсантъ» № 165/П(3982) от 15.09.2008

    ЭДУАРД РЕБГУН, банкротивший ЮКОС и претендующий на пост управляющего "Домодедовскими авиалиниями", рассказал обозревателю "Ъ" ОЛЬГЕ Ъ-ПЛЕШАНОВОЙ о причинах неплатежеспособности авиаальянса AiRUnion и вариантах вывода компаний из кризиса. Он оценил также ситуацию в сфере ритейла, где значительные налоговые претензии привели крупнейших участников рынка к процессу банкротства.

    — В августе "Домодедовские авиалинии" (ДАЛ) и "Красэйр", входящие в альянс AiRUnion, сорвали полеты из-за неплатежей за топливо. Но еще в июне в суд было подано заявление о банкротстве ДАЛ, и вы стали кандидатом на должность арбитражного управляющего. Прежде чем давать согласие, вы наверняка оценивали ситуацию. Что стало причиной столь серьезных проблем, когда следом за ДАЛ начался процесс банкротства "Красэйра"?

    — С поставщиками топлива я познакомился еще во время работы в ЮКОСе, который даже в процессе ликвидации оставался серьезным продавцом нефтепродуктов. Тогда я разобрался в проблемах этого рынка и отношениях между поставщиками. Мы обсуждали условия поставок, сбои в оплате. Одна из компаний еще тогда сказала, что неплатежи со стороны ДАЛ происходят уже около года. Поставщик топлива (Русская нефтяная группа.— "Ъ") подписал с ДАЛ мировое соглашение, но по нему была выплачена лишь незначительная часть суммы. Когда стало понятно, что платежи не поступают, они решили подать на банкротство. Когда этот кредитор обратился в нашу саморегулируемую организацию с просьбой подобрать кандидатов в арбитражные управляющие, я сказал, что проблема мне знакома, понятна, и согласился стать кандидатом.

    — Почему совладельцы AiRUnion братья Абрамович перестали платить за топливо? Авиакомпании стали настолько нерентабельными?

    — Это вопрос к братьям. Они многим перестали платить. Может быть, им для чего-то понадобились деньги и это "что-то" оказалось важнее судьбы компании. Помните, как цыган учил лошадь не есть: совсем было научил, только она сдохла. Может быть, это "подарок" новому собственнику. Вариантов много, перебирать их бессмысленно, надо действовать по факту. Русская нефтяная группа, "Ильюшин Финанс Ко" и торговый дом "Топливное обеспечение аэропортов" это поняли, скоро поймут и другие.

    — Цены на билеты у российских авиакомпаний примерно одинаковые, но самолеты других авиакомпаний летают, проблемы только у AirUnion. Нет ли связи между неплатежами AirUnion и стремлением госкорпорации "Ростехнологии" получить контроль над альянсом?

    — Не думаю. Неплатежи начались с 2006 года (решение передать "Ростехнологиям" госпакеты акций ДАЛ, "Красэйра" и "Самары" было принято в 2008 году.— "Ъ").

    — Может, частные совладельцы AirUnion как-то сопротивляются переходу контроля к "Ростехнологиям"?

    — Не думаю, что создание задолженности — это скрытая форма сопротивления. Скорее, это просчет, попытка использовать ситуацию. Если бы история не стала публичной, то "Ростехнологии", собрав более 400 предприятий, через полгода-год разобрались бы в ситуации, но поезд бы ушел. Наверняка "Ростехнологии" хотели получить нормальную здоровую компанию, которая работает без перебоев и скандалов, но у корпорации будет много проблемных предприятий, которые придется сортировать, некоторые восстанавливать, а от некоторых избавляться как от балласта, мешающего двигаться. Кредиторы не свалились с неба — это смежники и банки, обслуживающие тесный мир авиаперевозчиков. Я не уверен, что в случае реорганизации авиакомпаний кредиторы согласятся работать с новой компанией, выведшей активы без задолженностей, и вместо активов получить дырку от бублика. Представляется, что необходима реструктуризация долгов, способов много, но важнее достичь договоренностей. Наверное, поэтому Евгений Островский (гендиректор ООО "Торговый дом "Топливное обеспечение аэропортов"".— "Ъ") предложил "Ростехнологиям" свою кандидатуру в качестве антикризисного управляющего. В противном случае как новый AirUnion будет работать среди тех компаний, которым он должен, возможно ли это? И наконец, самое главное: почему все считают, что банкротство — это обязательная ликвидация компании? Почему-то все забыли о внешнем управлении, когда объявляется мораторий на все долги и дается время для восстановления платежеспособности. В этой процедуре "Ростехнологии" могут помочь восстановить платежеспособность AirUnion. Это позволило бы взять уже здоровую компанию, а не как сейчас — расплатиться за все ее прошлые грехи, а потом восстанавливать.

    — Почему ОАО "Ильюшин Финанс Ко", которое не спешило начинать процесс банкротства "Красэйра", все-таки подало заявление в суд? Что подтолкнуло?

    — Я думаю, что этот кредитор рассчитывает на процесс банкротства как на фактор давления, добиваясь от "Красэйра" погашения долгов. Разорять никто никого не собирается, поэтому все так долго терпели. Очевидно, что бесконечно ждать выплат невозможно, терпение лопнуло. Тем более что ситуация с задержками рейсов действительно накалила обстановку.

    — К делу о банкротстве "Красэйра" вы будете иметь отношение, например в качестве кандидата в управляющие либо консультанта? Дела о банкротстве ДАЛ и "Красэйра", вероятно, будут связаны друг с другом.

    — На этапе наблюдения — нет. Если нашей саморегулируемой организации (СРО) арбитражных управляющих поступят предложения, я буду их рассматривать, учитывая к тому же, что первое образование у меня авиационное, а как консультант я выступаю гораздо чаще, чем как управляющий. Кризисная ситуация для меня как антикризисного управляющего — это профессиональный поиск позитивных возможностей.

    — Тем не менее для многих остается загадкой, почему вы после гигантского дела о банкротстве ЮКОСа пошли вдруг в такие проекты, как ДАЛ или ЗАО "Связной", которые с ЮКОСом сравнивать невозможно?

    — Есть еще проект "Нефтебитум" в Краснодарском крае — нефтяное производство в процедуре наблюдения. Там местные чиновники помогают рейдерам, и хотя заказа больше нет, но они по инерции разоряют предприятие. Можно было бы, конечно, немного отдохнуть, но почти за 17 лет существования на рынке у нас сложилась очень мощная аналитическая команда как в области права, так и в области финансов. Я должен был принять решение: расстаться с ними или обеспечить их работой? Всегда, когда завершается большой проект, начинается провал, трудно загрузить единовременно десятки людей, но если распустить команду аналитиков, собрать ее потом крайне сложно. Поэтому необходимо рассматривать и принимать участие в различных проектах. Компания "Бизнес-Лоция" специализируется на сложном консалтинге, но поступающие на разрешение проблемы не только сложны, но и, как правило, запущенны.

    — Чем же привлекло вас ЗАО "Связной" — компания, которая выведена из одноименной группы и почти не имеет активов?

    — Мне важно обеспечить людей работой. Поступило предложение от нашей СРО, почему я должен отказываться, это моя профессия?

    — Работа вашей команды должна стоить дорого. Почему за проведение банкротства ЗАО "Связной", которое пытаются представить как малозначительную компанию, готовы платить значительные средства?

    — Верхняя планка по оплате труда сотрудников определяется по вознаграждению арбитражного управляющего, которое устанавливает арбитражный суд. Минэкономразвития разработало методику подсчета вознаграждения, но "случайно" не зарегистрировало в Минюсте, и суды предоставлены сами себе. Порой вознаграждение оказывается меньше страховых взносов, которые должен платить управляющий.

    — Но можно ли сказать, что дело ЗАО "Связной" серьезнее, чем банкротство компании, выведенной из группы?

    —Судя по большому объему долгов, дело непростое. Налоговая инспекция вместе с судом создала сейчас некую практику, способную разорить все торговые компании. Я встречаюсь с представителями компаний, которые обращаются с просьбами помочь найти оптимальный вариант, позволяющий работать вбелую и не разоряться. К сожалению, сейчас почти любая компания может стать жертвой Федеральной налоговой службы (ФНС) или МВД. Здесь надо чиновникам и бизнес-сообществу определить нишу, в которой компании смогут спокойно работать и получать прибыль.

    — "Связной" стал отражением этой ситуации?

    — Да, той общей нездоровой ситуации, которую наши профильные министерства и Госдума незамедлительно должны разрешить. Потому что иначе одни выводят бизнес, другие его продают и уходят с рынка, третьи решают свои проблемы коррупционными путями. В настоящее время Высший арбитражный суд, кажется, меняет свое отношение, хорошо бы дождаться этого и от законодателей.
     
  17. Александр Чижов
    Offline

    Александр Чижов Арбитражный управляющий

    "В моем бизнесе нездоровое любопытство не приветствуется, а порой опасно" - часть 2

    продолжение...

    — ООО "Эльдорадо", к которому предъявлено около 15 млрд руб. налоговых претензий, может стать банкротом по этой же причине? Будете ли вы участвовать в этом процессе?

    — В проблемах ООО "Эльдорадо" надо разбираться, но по величине суммы требований от ФНС это так называемая неверная налоговая политика. А может быть, вся та же общая ситуация, сложившаяся в крупных торговых предприятиях, когда государственные правила не позволяют иметь устойчивую прибыль. Если мне предложат, сам я управляющим в "Эльдорадо" не буду и свою кандидатуру не выдвину, объем публичной и представительской работы не должен мешать основной деятельности — думать и принимать решения.

    — В заявлениях о собственном банкротстве компании видят выход из общей нездоровой ситуации?

    — Тоже вариант, и теоретически правильный. Вопрос, что за этим скрывается? Во многих странах компании подают сами на себя заявление о банкротстве, если попадают в тяжелую ситуацию и понимают, что дальше она только усугубится. В США это вообще является панацеей от многих бед. У нас тоже есть оздоровительные процедуры, такие как внешнее управление, когда вводится мораторий на погашение долгов. Более того, по нашему закону о банкротстве руководитель компании в ряде случаев просто обязан заявить о банкротстве, хотя редко кто это делает.

    — Но специфика в России другая: у нас пытаются консолидировать все долги в какой-то одной структуре группы или холдинга, вычленить эту структуру и затем ее обанкротить. Это видно на примерах таких известных ритейлеров, как "Техносила", "Связной", похожая ситуация в риэлтерской группе МИАН. Складывается впечатление, что у нас банкротство используется только с целью списать долги и очистить от них группу. Это так?

    — Специфика определяется многими факторами. Основные — это действующее законодательство и судебная практика, то есть позиция государства и ментальность населения. Если ментальность воровская (обманул государство — отлично, "кинул" кого-то — молодец), это одно. Если же тот, кто вывел активы, станет в обществе изгоем и с ним никто не захочет в дальнейшем иметь дело, ситуация изменится. Как на Руси было в бизнес-сообществе с купцами или владельцами заводов: если сказали, что он жулик, то все, он может закрывать свой бизнес и себя в бизнесе. Сейчас надо восстанавливать положение, когда будут цениться люди, которые держат слово и выполняют обязательства, которые решают проблемы и вовремя говорят о них, и это должно стать нормой. Постепенно это все будет, поскольку никому не нужны менеджеры, которые заведут компанию в тупик, тем более разорят ее либо разворуют.

    — Сколько времени на это потребуется?

    — Не один год и не десять, но тенденция есть, а значит, и менталитет будет меняться. Многие предприниматели сейчас достигли пенсионного возраста и начинают думать, что они оставят детям. И не всегда дети подхватывают бизнес. Как защитить детей, которым даже контрольный пакет не дает никаких гарантий? Менеджмент либо распродаст компанию, либо сам ею завладеет. Так что забота о наследниках заставит вернуться к понятиям порядочности и профессионализма у наемного менеджмента, от которого в будущем зависит благосостояние детей и внуков.

    — Сейчас, однако, компании гордятся тем, как элегантно они сумели законным путем обойти партнера по бизнесу. Например, структуры компании "Мечел" недавно объявили, как успешно они перевели лицензию на месторождение с одной дочерней компании на другую, ничего не заплатив миноритарному акционеру первой компании.

    — Я не думаю, что законы так плохи, хотя их нужно отслеживать. А самое главное, это отношение общества в целом и бизнес-сообщества в частности: если оно резко отрицательно к подобным объявлениям, то подобных уводов активов не будет. И тем более это не будет афишироваться.

    — Как могут повлиять на менталитет недавние резкие высказывания нашего премьер-министра в отношении "Мечела"?

    — Все поняли, что правила игры и правила поведения не изменились, а менталитет в одночасье не изменишь.

    — Вы общаетесь с высокопоставленными чиновниками в правительстве, администрации президента. Как там оценивают ситуацию в бизнесе и что предполагают делать: усиливать госвлияние, создавать и расширять госкорпорации или, наоборот, дать больше возможностей частным акционерам? Как-то меняется психология власти после дела ЮКОСа?

    — Время всех меняет, но есть объективные процессы. Например, создание госкорпораций: есть серьезные минусы, но есть проекты, требующие значительных долгосрочных инвестиций, дать которые может только государство. Или цены, которые должны регулироваться не рынком, а возможностью населения, а значит, государства. Иногда в бизнесе требуются жесткие меры, страх все еще остается важнейшим регулятором поведения.

    — В ходе банкротства ЮКОСа было много загадочных моментов. Например, что такое ООО "Прана", купившее часть активов за рекордно большую сумму, кто за ним стоит. Сейчас не раскроете?

    — Официальных документов у меня нет, остальное от лукавого. Более того, принципиально не интересовался, кто за кем стоит. Для работы это было не нужно, и лезть в дела, за которые мне не платят, не мое хобби. К тому же в моем бизнесе нездоровое любопытство не приветствуется, а порой опасно.

    — Тем не менее в Институте экономики авиационной промышленности, доставшемся "Пране", были, а может, и сейчас остаются членами совета директоров ваша супруга и старшая дочь.

    — Просто надо было выбирать представителей в совет директоров. Они там присутствовали в соответствии с законом для сохранения активов. Я даже не знаю, остаются ли они там теперь.

    — Были версии, что за "Праной" стоят бывшие менеджеры самого ЮКОСа.

    — Почему нет, если у них есть деньги и они выиграли аукцион.

    —У Института экономики авиационной промышленности есть привлекательная недвижимость, то есть этот актив должен представлять интерес.

    — Здание института оборудовано для конкретных исследований, в таком виде оно стоит в два-три раза больше, чем здание под офис. Институт со своими активами был оценен в 855 млн руб. и вошел в лот, который продан. Поэтому если кто-то сейчас готов заниматься этими исследованиями и хочет купить институт, то проблем нет. Им интересовались весьма известные компании, но кто в настоящее время владелец, я не знаю.

    — Что сейчас происходит с зарубежными активами ЮКОСа? За рубежом это дело еще не кончилось, жалоба ЮКОСа лежит в Страсбурге, не завершены судебные дела в Голландии, делаются попытки добиться разбирательства в стокгольмском арбитраже...

    — Я надеюсь, что на государственном уровне есть рабочая группа, занимающаяся Страсбургом и Стокгольмом или любым другим местом, где возникнет необходимость. Сейчас к нам никто не обращался, хотя ранее необходимую консультационную помощь мы оказывали Минюсту и представителю РФ в Страсбургском суде по их просьбе. А решение районного суда Амстердама, признавшего нарушения в деле ЮКОСа, мягко говоря, удивляет.

    — Тем не менее на него уже сослался государственный суд Англии как на доказательство необъективности российской судебной системы. Это было в деле Михаила Черного против Олега Дерипаски.

    — Насколько мне известно, покупатель актива (ООО "Промнефтьстрой", принадлежащее американцу Стивену Линчу.— "Ъ") продолжает судиться в Голландии, там подана апелляционная жалоба на решение районного суда. Выводы этого суда глубоко противоречивы. В рамках этого дела суд рассматривал законность моих решений. В решении суда сказано, что я действовал в рамках российского закона и предоставленных мне исключительных полномочий, представленных российским законом, то есть в этой части ко мне претензий нет. Но дальше суд стал разбираться в налоговых претензиях к ЮКОСу. Голландские адвокаты, естественно, не были готовы обсуждать, что было в ЮКОСе три-четыре года назад. И тогда суд признал, что налоговые доначисления были необоснованными, а следовательно, и банкротство было неправильным, а значит — и мое назначение и мои решения. Но причем здесь налоги, когда дело о банкротстве возбуждалось в связи непогашением ЮКОСом кредита, выданного консорциумом иностранных банков? Тем более что вначале решение о взыскании долга вынес лондонский арбитраж, и только потом было подано заявление о банкротстве. Я появился в ЮКОСе на основании этого заявления намного позже, и мое назначение было законным, налоговые претензии к процедуре возбуждения дела о банкротстве и к моему назначению не имеют никакого отношения. Налоговые претензии появились через несколько месяцев после моего назначения. Мое назначение признал американский суд и суд Амстердама, но на них английский суд почему-то не ссылается.

    — Акционеры ЮКОСа, включая миноритарных, могут еще на что-то надеяться?

    — Акционеры имеют полное право претендовать на активы, которые существуют за рубежом и не возвращены. Может возникнуть интересная ситуация, когда миноритарные акционеры (американские и европейские фонды) зададут вопрос мажоритарному (Group MENATEP): куда делись зарубежные активы и деньги? Ко мне многократно поступают запросы, обращения и даже предложения. Похоже, скоро придет время, когда их надо будет систематизировать и поразмышлять о своем участии.

    — То есть за рубежом еще могут быть процессы, связанные с активами ЮКОСа, в которых могут участвовать акционеры?

    — Я вполне это допускаю. ЮКОС ликвидирован, а значительные активы остались, суды идут. Акционеры, конечно, должны организоваться. Но на такие дела всегда находятся шустрые адвокаты и клинические предводители, последних я часто встречал впереди вкладчиков разорившихся банков и финансовых пирамид. Тяжелый случай, но не удивительный.
     
  18. Александр Чижов
    Offline

    Александр Чижов Арбитражный управляющий

    Суд частично удовлетворил жалобу "Связного"

    Ъ-Online, 27.10.2008

    Арбитражный московский апелляционный суд №9 подтвердил вынесенное в мае решение арбитражного суда Москвы о законности начисления 2,69 млрд руб. налоговых претензий к компании "Связной" за 2004-2006 годы. При этом суд отменил решение первой инстанции о снижении суммы налоговых претензий на 330 млн руб. Настоящим вердиктом сумма была уменьшена на 16,8 млн руб. В настоящий момент ЗАО "Связной" находится в процессе банкротства.

    Решение по налоговому делу, в котором ЗАО "Связной" оспаривало более 3 млрд руб, было вынесено арбитражным судом Москвы в конце мая. В ходе заседания суда выяснилось, что до сентября 2006 года ЗАО "Связной" входило в одноименную группу компаний, занимающуюся сотовым ритейлом, и через ЗАО проходила значительная часть расчетов за реализацию товаров всей группы.

    В основном претензии со стороны налоговиков были связаны с недобросовестными поставщиками "Связного", в частности, с ООО "Телеком-Профи" и ООО "Транс-Продукт". У них компания закупала товар по завышенным ценам, а затем требовала возмещения больших сумм НДС. Эти поставщики, по мнению ФМС, были аффилированы с ГК "Связной".

    О дополнительном начислении 3 млрд руб. налогов компании стало известно в конце 2007 года. Как пояснила тогда ФМС №9 по Москве, сумма складывалась из 2,026 млрд руб. основоного долга, а также пени и штрафов. Не добившись отмены решения ФМС в арбитражном суде Москвы, компания обратилась в апелляционную инстанцию.

    Тем временем, продолжается процедура банкротства компании. Соответствующее заявление было подано в суд 31 января. 7 февраля суд ввел в компании процедуру наблюдения, 20 февраля назначил временным управляющим Эдуарда Ребгуна. Теперь, с учетом подтверждения законности решения суда первой инстанции, у налоговиков появляется возможность получить контрольный пакет голосов кредиторов ЗАО "Связной".
     
  19. Александр Чижов
    Offline

    Александр Чижов Арбитражный управляющий

    Назначена дата собрания кредиторов "Связного"

    Газета «Коммерсантъ» № 8(4063) от 20.01.2009

    Собрание кредиторов ЗАО "Связной" назначено на 21 января, сообщил "Интерфаксу" временный управляющий компании Эдуард Ребгун. Собрание кредиторов состоится накануне рассмотрения дела о банкротстве "Связного" в арбитражном суде Москвы, которое назначено на 29 января.

    В феврале прошлого года суд ввел в ЗАО процедуру наблюдения, а в мае прошлого года арбитражный суд Москвы признал обоснованными почти 90% налоговых претензий к ЗАО "Связной" за 2004-2006 годы на сумму около 2,7 млрд руб. В конце октября апелляционная инстанция подтвердила это решение, которое таким образом вступило в законную силу. Между тем компания подала кассационную жалобу, ее рассмотрение намечено на 27 января. Основатель и генеральный директор ГК "Связной" Максим Ноготков утверждает, что ЗАО "Связной" уже не входит в структуру группы.

    "Интерфакс"
     
  20. Александр Чижов
    Offline

    Александр Чижов Арбитражный управляющий

    "Связному" оставили налоговые претензии

    Газета «Коммерсантъ» № 14(4069) от 28.01.2009

    Федеральный арбитражный суд Московского округа вчера оставил без удовлетворения кассационные жалобы на решение Девятого арбитражного апелляционного суда о законности налоговых претензий к ЗАО "Связной" за 2004-2006 годы на сумму около 2,7 млрд руб. Как сообщил руководитель департамента налогов и права компании "Бейкер Тилли Русаудит" Эдуард Кучеров, представляющий в суде интересы "Связного", теоретически стороны разбирательства могут обратиться в Высший арбитражный суд, однако, по мнению Эдуарда Кучерова, они вряд ли будут использовать эту возможность. В ходе заседания представители налоговой службы также заявили о возможности возбуждения уголовного дела в связи с преднамеренным банкротством ЗАО "Связной".

    Дело "Связного" объединяет 14 исков, ранее поданных компанией в адрес налоговиков. Налоговая инспекция предъявила "Связному" претензии по налогу на добавленную стоимость на общую сумму около 3,03 млрд руб. в сентябре 2007 года. В конце января прошлого года ЗАО "Связной" подало в арбитражный суд Москвы иск о признании несостоятельности (банкротстве). В феврале суд ввел в отношении компании процедуру наблюдения и назначил временным управляющим Эдуарда Ребгуна, который ранее был конкурсным управляющим НК ЮКОС. Собрание кредиторов компании должно было состояться на прошлой неделе, но было перенесено из-за болезни Эдуарда Ребгуна.

    "Интерфакс"
     
Загрузка...

Поделиться этой страницей