Верховный суд разрешил «чукотский банкинг»? // Комментарий к определению ЭК ВС № 308-ЭС15-1607

Тема в разделе "Громкие дела о банкротстве", создана пользователем LynX, 13 янв 2016.

  1. LynX
    Offline

    LynX Пользователь

    В конце декабря 2015г. экономическая коллегия Верховного суда РФ рассмотрела кассационную жалобу ЮниКредитБанка на судебные акты трех инстанций об отказе во включении требований в реестр требований кредиторов ООО «Кавказкурортрозлив» на сумму свыше 516 млн.руб. Обособленный спор направлен на новое рассмотрение в АС Ставропольского края.
    В данном деле не столько интересен сами по себе факт отмены судебных актов и правильность рассмотрения конкретного дела, сколько модель рассмотрения такого рода дел в принципе, т.е. необходимый объем доказывания (юридически значимые обстоятельства) и правильное распределение бремени доказывания. Попробуем разобраться.

    1. Немного теории
    Обязанность банка изучать положение заемщика по кредиту установлена Положением о порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности (далее – Положение, утв. Банком России от 26.03.2004 N 254-П).
    В соответствии с указанным Положением для кредитных организаций установлена обязанность изучать:
    – степень зависимости от аффилированных лиц и самостоятельность в принятии решений;
    – принадлежность заемщика к финансовым группам и холдингам;
    – согласованность позиций акционеров (участников) юридического лица - заемщика, имеющих право владения пятью и более процентами голосующих акций (долей) организации, по основным вопросам деятельности заемщика, в том числе финансовым и производственным.
    В соответствии с п. 3.1.2, 3.1.3 Положения кредитная организация обязана обеспечить получение информации, необходимой и достаточной для формирования профессионального суждения о размере расчетного резерва.
    Пункт 3.1.5. Положения предусматривает, что кредитная организация в порядке, установленном уполномоченным органом кредитной организации, документально оформляет и включает в досье заемщика профессиональное суждение, составленное в соответствии с требованиями Положения (в т.ч. заключение о результатах оценки финансового положения заемщика и его аффилированных лиц).
    Согласно разъяснениям Банка России, изложенным в Методических рекомендациях от 05.10.1998 № 273-Т к Положению Банка России «О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)» от 31.08.1998 № 54-П, кредитным учреждениям при выдаче кредитов следует проверять качество предлагаемого заемщиком обеспечения и исключать риски, связанные с кредитованием и обеспечением исполнения обязательств по возврату кредита.
    Таким образом, при совершении любой сделки по выдаче кредита, а также сделок, обеспечивающих возврат денежных средств, банк - кредитор должен проверять платежеспособность и надежность не только основных заемщиков, но и поручителей и залогодателей, с которыми совершаются данные сделки.
    Проще говоря, основной посыл банкам тут простой: знай своего заемщика и его поручителей/залогодателей.

    2. Позиции судов первых трех инстанций
    Обратим внимание на ранее состоявшиеся по делу судебные акты: первая инстанция, апелляция, кассация. Основные тезисы судебных актов практически идентичны тезисам по делу ООО «Завод Родники Кавказа» – «материнского дела о банкротстве» (п. 2 данной заметки – это важно), хотя определение и имеет некоторые различия – например, первые 8,5 страниц посвящены подробному описанию позиций сторон.

    Немаловажными здесь являются разъяснения постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 60 «О внесении дополнений в Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» (см. стр. 16 судебного акта первой инстанции).
    Достаточно подробно суд прошелся по совместной деятельности ряда юридических лиц (см. стр. 21-22 судебного акта первой инстанции).
    Кассация отметила, что Положением об организации внутреннего контроля в кредитных организациях и банковских группах, утвержденным Банком России 16.12.2003 № 242-П, оценка финансового состояния контрагента банка является не только частью его деятельности до оформления соответствующей сделки, но и является предметом последующей проверки посредством внутреннего аудита кредитной организации. Суды установили, что банк не проверил, был ли должник платежеспособным на момент заключения договоров поручительства, ипотеки, залога, было ли заключение таких договоров направлено на реализацию нормальных экономических интересов должника (например, на получение заинтересованным лицом кредита или развития его общего с должником бизнеса), каково было соотношение размера поручительства и чистых активов должника на момент заключения договоров, была ли потенциальная возможность должника после выплаты долга получить выплаченное от заинтересованного лица надлежащим образом обеспечена. Банк не производил расчет чистых активов должника, не проверил платежеспособность предприятия. Суды установили, что должник создан 01.09.2011, а 25.11.2011 начал заключать договоры поручительства, залога и ипотеки, передав все свое имущество в обеспечение обязательств ЗАО «КИТ» – основного получателя денежных средств, при этом, в отсутствие обязательств должника перед ЗАО «КИТ», не имея экономическую выгоду. Банк, являясь профессиональным участником рынка, не мог не знать о финансовом состоянии должника (стр. 10 Постановления).

    3. Позиция экономколлегии Верховного суда РФ
    На что же обратила внимание экономколлегия? Анализ определения показывает следующее.

    А. Понятие «группа лиц» определяется в соответствии с критериями, указанными в п. 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (далее – Закон РСФСР о конкуренции) и ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Федеральный закон о защите конкуренции), при этом экономколлегия сделала упор на понятие «группа лиц».
    Б. Сделки поручительства и залога обычно не предусматривают встречного исполнения со стороны кредитора в пользу предоставившего обеспечение лица. Поэтому не имелось оснований ожидать, что банк должен был заботиться о выгодности спорных сделок для поручителя (залогодателя). Суды не проверили, имелись ли у должника иные кредиторы.
    В. Исходя из ст. 10 ГК РФ банк, не являющийся участником отношений внутри группы, не должен был подтверждать собственную добросовестность строгими средствами доказывания, пытаясь опровергнуть неочевидные претензии поручителя (залогодателя). В силу ст. 65 АПК РФ именно на арбитражном управляющем лежала обязанность доказывания того, что выдавая кредит под предоставленное обществом «Кавказкурортрозлив» обеспечение, банк отклонился от стандарта поведения обычной кредитной организации, поставленной в сходные обстоятельства, злоупотребив при этом правом.
    Г. Злоупотребление правом со стороны банка может выражаться в совершении сделок не в связи с обычным предназначением, т.е. не для создания дополнительных гарантий реального погашения долговых обязательств, а в других целях, таких как:
    участие банка в операциях по неправомерному выводу активов;
    получение банком безосновательного контроля над ходом дела о несостоятельности;
    реализация договоренностей между банком и поручителем (залогодателем), направленных на причинение вреда иным кредиторам, лишение их части того, на что они справедливо рассчитывали (в том числе, не имеющее разумного экономического обоснования принятие новых обеспечительных обязательств по уже просроченным основным обязательствам в объеме, превышающем совокупные активы поручителя (залогодателя), при наличии у последнего неисполненных обязательств перед собственными кредиторами), и т.п.
    Исходя из изложенного экономколлегия пришла к выводу о недостаточном исследовании судами обстоятельств дела и направила его на новое рассмотрение.

    4. Разбор полетов
    Прежде обратим внимание на ст. 64 (ч. 1) АПК РФ: доказательства — это сведения о фактах. В случае, если факт отсутствует, то отсутствуют и сведения о нём.
    Так ещё в конституции Римской республики (конституции Диоклетиана) был закреплен принцип: factum negantis nulla probatio — отрицание фактов не требует доказательств.
    Данный принцип воспринят как наукой гражданского права (например, Гордон В.М. Устав гражданского судопроизводства с комментариями. СПб., 1914. С. 368; Гранберг В.Г. Гражданский процесс. М., 1940. С. 35; Юдельсон К.С. Проблема доказывания в советском гражданском процессе. М., 1951. С. 281 — 284), так и судебной практикой (например, Постановление ФАС СЗО от 22.04.2010 по делу № А66-10150/2009, Постановление 9ААС от 29.05.2012 № 09АП-11440/2012 по делу № А40-60992/11-137-52, Постановление 9ААС от 02.09.2011 по делу № А41-24572/10) — иными словами, суды не обязывают сторону доказывать, что какого-то события или действия не было (отрицательный факт), а обязывают другую сторону доказать положительный факт.
    А. Изначально Пленум ВАС РФ говорил о необходимости установления, было ли заключение такого договора направлено на реализацию нормальных экономических интересов должника (например, получение заинтересованным лицом кредита для развития его общего с должником бизнеса).
    Экономколлегия, как отмечено выше, уделила особое внимание установлению, идет речь о группе лиц или нет, попутно упоминая понятие аффилированности (т.е. формальным признакам), в то время как суды нижестоящие уделили внимание вопросу о фактическом ведении совместного бизнеса.
    Б. Данные формальные признаки по мнению экономколлегии указывают, что сделки заключаются в интересах поручителей и залогодателей, установления факта наличия экономической выгоды для последних не требуется, а вопрос об экономической целесообразности оставлен актуальным.
    В. При этом возникает и другой вполне логичный вопрос – а кто должен доказывать структуру корпоративных и хозяйственных связей.
    С одной стороны, утверждение о наличии группы лиц звучало со стороны банка (к вопросу о применении ч. 1 ст. 65 АПК РФ). Более того – в силу Положения, утв. Банком России от 26.03.2004 N 254-П, именно банк обязан проверять структуру корпоративных и хозяйственных связей – узнать заемщика и его поручителей поближе, прежде чем выдавать кредит. Иными словами – доказательную базу банк должен собрать ещё на стадии проверки контрагентов.
    Экономколлегия по формальным же признакам бремя доказывания возложила на арбитражного управляющего – причем не только в части доказывания корпоративных и хозяйственных связей (с чем отчасти ещё можно согласиться), но и в части доказывания недобросовестности банка.
    Между тем недобросовестность банка в такого рода случаях заключается в отрицательных фактах – непроведении проверки контрагента. Очевидно, что только банк достоверно и полно знает, проведена ли проверка и в каком объеме проведена, а вот раскрывать суду и арбитражного управляющему данные сведения и документы может и не захотеть. Такое поведение может стоить ему штрафов в 40-100 т.р. (ч. 1 ст. 119 АПК РФ, ч. 4 ст. 14.13 КоАП РФ), но относительно цены вопроса эти суммы – капля в море.
    Г. В то же время экономколлегией сформирован ряд критериев оценки добросовестности банков. В одном случае – заключение договоров поручительства и ипотеки по уже просроченным обязательствам – критерий достаточно понятный, и банками легко избегаемый – достаточно заключать договоры поручительства «задним числом».
    Получение банком безосновательного контроля над ходом дела о несостоятельности – критерий весьма размытый.
    Участие банка в операциях по неправомерному выводу активов – критерий наиболее интересный. Можно ли отнести сюда рискованную кредитную политику банка – выдачу кредитов без проверки платежеспособности контрагента и его поручителей/залогодержателей? На мой взгляд, можно и нужно. Цель обеспечения исполнения обязательств ведь отнюдь не достигается поручительствами (финансовой кабалой) энного числа «нулевых» поручителей. Экономическая целесообразность возможна лишь при заключении договоров с поручителями платежеспособными. А проверить платежеспособность юридических лиц можно и путем обращения в органы Росстата.

    5. Выводы
    На мой взгляд, едва ли стоит трактовать определение экономколлегии как сугубо прокредиторское. Скорее оно получилось казуистичным, формальным, поверхостностным и неоднозначным. Этакая сборная солянка мыслей по теме.
    Причем отдельные тезисы вполне можно истолковать как поощрение «чукотского банкинга» и рискованной кредитной политки, а некоторые – как не вполне удачную попытку найти компромисс.
    Впрочем, это явно не последнее дело из данной серии – впереди ещё обособленные споры по ООО «Завод Родники Кавказа» с аналогичной фабулой. Потому – продолжаем следить за событиями.
     
    KDV нравится это.
  2. Александр С.
    Offline

    Александр С. Пользователь

    По теме кавказкурортразлива, там, если мне память не изменяет оспаривалось поручительство лица которое было образовано за месяц до того как поручилось. И вопрос стоял о том, а были ли кредиторы?
    Но в любом случае сама позиция ВС сдвинула практику в сторону "хер че оспоришь"
     
Загрузка...

Поделиться этой страницей