Новости ВС обратил внимание на взыскание убытков с приставов

Тема в разделе "Новости о банкротстве", создана пользователем blogger, 12 дек 2014.

  1. blogger
    Offline

    blogger Пользователь

    ВС обратил внимание на взыскание убытков с приставов

    Верховный суд отправил на пересмотр спор банка с судебными приставами, у которых после ареста пропало имущество должника. Конкурсный управляющий кредитной организацией хотел взыскать возникшие из-за этого убытки, но суды трех инстанций отказались признать вину сотрудников ФССП. Напротив, у судьи ВС, которая передавала дело на рассмотрение второй кассации, возникло твердое убеждение, что приставы лишь имитировали деятельность.

    Виталий Карпов задолжал ОАО «Банк «Монетный дом» более 600 000 руб., а потому в июне 2010 года Советский райсуд Челябинска обратил взыскание на принадлежащий должнику грузовой тягач Freightliner. Спустя два месяца приставы из местного РОСП арестовали автомобиль и передали его на ответственное хранение некому Алексею Абдрахманову, однако для продажи этот автомобиль так и не был передан, потом его обнаружили числящимся в угоне, а в декабре 2013 года в розыск был объявлен Карпов.

    «Монетный дом», лишившийся лицензии за нарушения банковского законодательства в декабре 2010 года и признанный банкротом в 2011-м, со своей стороны, обратился в Управление Федеральной службы судебных приставов по Челябинской области с заявлением о возбуждении уголовного дела по ст. 312 УК РФ (незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации), однако в декабре 2012-го получил отказ в связи с отсутствие состава преступления. А в августе 2013 года конкурсный управляющий банком – госкорпорация «Агентство по страхованию вкладов» – обратился в Арбитражный суд Челябинской области (дело № А76-18066/2013) с иском к Российской Федерации в лице УФССП по Челябинской области о взыскании 480 000 руб. убытков. Ссылался истец при этом на ст. 16 и 1069 ГК РФ, согласно которым вред, причиненный в результате незаконных действий или бездействия государственных органов, органов местного самоуправления либо их должностных лиц, подлежит возмещению за счет соответствующей казны.

    В декабре 2013 года судья Татьяна Тиунова иск отклонила. Во-первых, указала она, обязательным условием наступления ответственности за причиненный вред является наличие состава гражданского правонарушения, включающего наступление вреда, противоправность поведения и вину того, кто его причинил, а также причинно-следственную связь между одним и другим. А в случае Карпова, заметила судья, приставы действовали – в материалах дела есть информация о том, что Карпов оплатил 400 руб. из своего долга. К тому же, по мнению судьи, возможность взыскания долга за счет имущества должника до сих пор не утрачена, так как исполнительное производство не закончено. В марте 2014 года это решение поддержал 18-й ААС, а следом за ним – в июне 2014 года – и ФАС Уральского округа. Кассация указала, что суды, полно и всесторонне исследовав и оценив доказательства, пришли к правомерному выводу о том, что истец не подтвердил возникновения у него реальных убытков в связи с неисполнением приставом судебного акта.

    В сентябре этого года АСВ обратилось во вторую кассацию с заявлением, которое рассмотрела судья Ольга Козлова. В своем определении о передаче дела на рассмотрение коллегии Верховного суда РФ по экономическим спорам судья написала, что в случае утраты имущества после его ареста и изъятия приставом взыскатель может требовать возмещения ущерба непосредственно со службы. При этом «для взыскания убытков в размере утраченного имущества, на которое обращено взыскание, требуется доказать лишь факт такой утраты», говорится в определении. Козлова уверена, что реальные препятствия к исполнению решения суда в установленные сроки отсутствовали, но в течение трех лет занимались только «имитацией деятельности» с единственной целью – избежать ответственности за утрату залогового имущества. Она также указала, что для разрешения дела не имеет значения тот факт, что исполнительное производство не окончено.

    Вчера, 11 декабря это дело слушалось в ВС, но поскольку Козлова заболела, то председательствовал Анатолий Першутов. Двумя другими членами коллегии были Владимир Попов и Марина Пронина. Представитель АСВ Юрий Первых привел прежние доводы, а вот юрист ФССП Анна Чухина рассказала нечто новое. По ее словам, принимавший на ответственное хранение Алексей Абдрахманов был сотрудником «Монетного двора», а впоследствии был уволен.

    Ни в одном из опубликованных судебных актов эта информация не фигурирует, и Першутов решил уточнить, говорилось ли об этом в судах нижестоящих инстанций.

    – Полагаю, что да, – был ответ Чухиной. – Там у нас участвовали представители челябинской службы.

    Первых не отрицал этого факта, но говорил, что сотрудник банка просто принял тягач, но не занимался его хранением, ведь никаких полномочий на это у него не было.

    «Банк хочет взыскать с казны убытки, в причинении которых сам и участвовал, – стояла на своем Чухина. – К тому же, если убытки будут присуждены, это приведет к двойному взысканию, ведь производство еще не окончено». И спорила с заключением, что ее коллегии занимались «имитацией деятельности». Она рассказала, что совсем недавно, в ноябре, приставам, например, удалось арестовать часть имущества Карпова – мобильный телефон и два ружья. Первых удивился. По его словам, о том, что приставы предпринимают какие-то меры, ему стало известно только сейчас.

    Посовещавшись, судьи ВС определили направить дело на новое рассмотрение. Выйдя из зала заседаний, представители сторон предположили, что произошло это именно из-за неясности статуса и полномочий Абдрахманова.

    Вопрос об ответственности приставов, утративших арестованное имущество должника, уже был разрешен в постановлении Президиума ВАС от 16 апреля 2013 года № 17450/12. Тогда суд признал право взыскателя требовать возмещения убытков. «В настоящее время существует вполне устоявшаяся судебная практика удовлетворения аналогичных исков к ФССП при доказанности неисполнения или ненадлежащего исполнения судебными приставами своих обязанностей и наличия возникших в результате этого убытков», – говорит юрист юркомпании «Некторов, Савельев и партнеры» Артем Сафонов. А в деле «Монетного двора», на его взгляд, таких доказательств более чем достаточно.

    Поэтому появление в экономколлегии ВС этого спора, где суды продемонстрировали иные подходы, нежели ВАС, экспертам нравится. «Отрадно, что [она] проводит ревизию соблюдения арбитражными судами позиций президиума», – говорит старший юрист адвокатского бюро «Линия права» Алексей Костоваров. А адвокат адвокатского бюро DS Law Екатерина Ильина напоминает, что волокита и прочие нарушения – это весьма частые явления в работе судебных приставов. «При таком положении вещей реальный механизм гарантий прав кредиторов просто необходим», – уверена она. Все эксперты надеются, что в мотивированном определении судьи ВС еще раз подчеркнут право взыскателя требовать убытки с приставов, лишь только «имитирующих деятельность».

    Читайте далее...
     
Загрузка...

Поделиться этой страницей