Законопроект "О реабилитационных процедурах, в отношении гражданина-должника"

Тема в разделе "Банкротство индивидуальных предпринимателей (ИП)", создана пользователем Александр Чижов, 17 ноя 2009.

  1. Александр Чижов
    Offline

    Александр Чижов Арбитражный управляющий

    Российских граждан выводят на банкротства// Минэкономики внесло в правительство законопроект о реабилитации должников

    Источник: Газета «Коммерсантъ» № 214 (4269) от 17.11.2009

    Минэкономики внесло в правительство законопроект "О реабилитационных процедурах, применяемых в отношении гражданина-должника". Проект предлагает гражданам, оказавшимся в сложном финансовом положении (то есть не способным в течение полугода погасить долги в общей сумме от 50 тыс. руб.), льготный режим реструктуризации долгов. Но за преднамеренное или фиктивное банкротство предлагается ввести для граждан уголовную ответственность со сроком заключения до шести лет. Эксперты, впрочем, уверены, что уголовных дел почти не будет и граждане смогут воспользоваться льготами без особого риска.

    В распоряжении "Ъ" оказалась последняя версия законопроекта, касающегося банкротства граждан. Работа над проектом ведется с 2006 года. Пакет документов был внесен в правительство РФ в конце прошлой недели. Основная идея — создать для граждан процедуру реструктуризации долгов, более льготную по сравнению с обычным исполнительным производством. Гражданин, не способный вовремя погасить долги, может получить рассрочку на срок до пяти лет. В этот период нельзя будет обратить взыскание на единственную квартиру гражданина даже в том случае, если она заложена по договору об ипотеке. А проценты, которые придется платить кредиторам, в период реструктуризации долгов будут начисляться не по рыночной ставке, а в значительно меньшем размере — половина ставки рефинансирования, установленной Центробанком (сейчас эта ставка составляет 9,5%). Утвердить план реструктуризации долгов гражданина суд сможет даже тогда, когда кредиторы выступают против (условием для утверждения плана будет полное погашение требований залоговых кредиторов).

    Процедурой реструктуризации долгов смогут воспользоваться граждане, не способные в течение полугода погасить долги в общей сумме от 50 тыс. руб. В этом случае потребуется подать в арбитражный суд заявление о банкротстве, обратиться с которым вправе как сам гражданин, так и его кредиторы. Самому гражданину, впрочем, при подаче заявления придется сразу заплатить 20 тыс. руб. вознаграждения арбитражному управляющему за два месяца. Управляющим в деле о банкротстве гражданина, согласно проекту, может быть только профессионал — от прежней идеи возложить функции управляющего на самого гражданина Минэкономики отказалось. А льготной процедурой реструктуризации долгов смогут воспользоваться лишь те граждане, которые на дату представления плана имеют постоянный доход.

    Идея введения механизма банкротства граждан давно вызывает серьезные споры. Высший арбитражный суд выступал против создания льготных режимов, особенно в отношении состоятельных граждан, а также опасался увеличения числа арбитражных дел. Нынешний проект вызвал основные замечания у совета при президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства. В заключении совета сказано, что в условиях кризиса потребительское банкротство "опасно как для кредиторов граждан-должников, так и для общества в целом. Введение таких процедур непредсказуемо по своим экономическим и социальным последствиям". Минэкономики возражает: реорганизационные процедуры являются "наиболее эффективным инструментом постепенно массовой очистки от плохих долгов, широко использующимся в зарубежной практике".

    Первый исполнительный вице-президент РСПП Александр Мурычев ранее заявлял Ъ, что пятилетний срок рассрочки платежей для банков скорее всего будет неприемлем: "Банки в условиях кризиса этого не выдержат, особенно если банкротиться начнут сразу многие заемщики". По данным Центробанка, размер просроченной задолженности граждан перед банками составлял на 1 октября 2009 года 231,1 млрд руб.

    Одновременно с льготами Минэкономики предлагает ввести административную и уголовную ответственность за фиктивное и преднамеренное банкротство граждан. До сих пор такая ответственность существует только в отношении юридических лиц и их руководителей. Санкции, впрочем, предлагаются одни и те же — до шести лет лишения свободы. Против введения уголовной ответственности в отношении граждан-должников возражает сейчас Институт законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ (заключение института также представлено в правительство). По мнению ученых, уголовная ответственность "является преждевременным решением", однако Минэкономики считает, что реабилитационные процедуры "могут использоваться недобросовестными должниками с целью уклонения от исполнения обязательств перед кредиторами".

    Эксперты, впрочем, сомневаются, что удастся достичь баланса между льготами и ответственностью. "При наличии льгот и всевозможных защитных механизмов случаи злоупотреблений неизбежны, поэтому ответственность должна быть, но она должна быть эффективной",— говорит профессор факультета права Высшей школы экономики Вадим Виноградов. Он предполагает, что суды наверняка проявят осторожность, практика будет создаваться медленно и на начальном этапе уголовных дел будет крайне мало. Конкурсный управляющий банка "Диалог Оптим" Андрей Сергеев отмечает, что сейчас в России возбуждения уголовных дел за преднамеренное банкротство и доведения их до суда может добиваться корпоративный управляющий — Агентство по страхованию вкладов, и то ценой колоссальных усилий (таких уголовных дел — единицы). "В случае с гражданами уголовная ответственность в массовом порядке в обозримой перспективе не наступит, исключениями могут стать только заказные дела. В целом же для граждан будут льготы без серьезной ответственности",— полагает господин Сергеев.

    Минэкономики предлагает, чтобы закон, касающийся банкротства граждан, вступил в силу не сразу после его принятия, а через год. Это, в частности, должно позволить арбитражным судам подготовиться к появлению новой категории дел.

    Ольга Плешанова
     
  2. dem
    Offline

    dem Пользователь

    Интересно, какая процедура будет по банкротству ИП тогда? Если по логике, в процессе банкротства ИП не заявился кредитор по физ кредиту, то долг остается на физлице, а имущества уже нет. Как тогда с бывшим ИП поступать, ему что, нужно уже как гражданину банкротится второй раз, а имущества нет уже? Логичнее, внести поправку в ГК ст 25, где сказано, что незаявленый долг на физлицо не гасится.
     
  3. Вышегородцев Игорь Алексеевич
    Offline

    Вышегородцев Игорь Алексеевич Гениальный управляющий

    Гражданин банкрот

    Марина Тальская, корреспондент журнала «Эксперт»

    Минэкономики внесло в правительство очередной законопроект, описывающий механизм банкротства частных лиц



    Закон, который следовало принять пятнадцать лет назад» и «с его принятием ситуация только ухудшится» — столь полярно оценивают эксперты очередную инициативу Минэкономики, предлагающего ввести в практику механизм банкротства частных лиц, задолжавших банкам. Из-за таких диаметральных взглядов идея внедрения института банкротства физлиц обсуждается уже четыре года.

    Официальное название законопроекта — «О реабилитационных процедурах, принимаемых в отношении гражданина-должника». Некоторая витиеватость объясняется не только желанием уйти от «страшного» слова «банкрот»: в документе предусматривается также возможность реструктуризации долга на длительный, до пяти лет, срок. Как пояснил член комитета Госдумы по финансовому рынку Павел Медведев, различие подходов к должнику будет определяться в зависимости от степени трудности ситуации, в которой тот оказался. Если положение тяжелое, но не безнадежное в перспективе, человеку предоставят возможность платить меньше и дольше (на период рассрочки предполагается начислять минимальные, в размере половины ставки рефинансирования ЦБ, проценты по долгу). Если же ситуация совсем плоха, например в случае утраты должником трудоспособности, речь пойдет об объявлении должника банкротом. Отправной точкой для начала той или иной про*цедуры станет неспособность должника в течение полугода погасить долг в размере 50 тыс. рублей. Правом инициировать процедуры предполагается наделить как должника, так и кредитора.

    Вопрос целесообразности использования механизма банкротства в отношении частных лиц специалисты оценивают с трех точек зрения — гуманитарной, экономической и технической. Гуманитарная ценность этого законопроекта очевидна: государство наконец обратило внимание на проблемы граждан, попавших в тяжелое финансовое положение. До сих пор правительство щедро помогало выбираться из кризисной ямы только крупным предприятиям и банкам; люди же, попавшие в отчаянное положение в результате того же кризиса, оказались предоставлены сами себе (за исключением некоторых ипотечных заемщиков — около 35 тыс. за девять месяцев этого года, — которым кредиты помогло реструктурировать Агентство по реструктуризации ипотечных жилищных кредитов, АРИЖК).

    Другой гуманитарный аспект — появляющаяся у гражданина возможность смыть с себя клеймо должника. По действующим нормам кредитор может предъявлять претензии к должнику до бесконечности. По оценке первого вице-президента ассоциации региональных банков «Россия» Олега Иванова, это напоминает судебную практику столетней давности: должник ходил под дамокловым мечом описи имущества практически до конца жизни, кредиторы могли заявить свои права и через десять, и через двадцать лет. Новый механизм, по словам Павла Медведева, позволит «продать то имущество, которое можно продать, и освободить его от долга».

    Наконец, по мнению некоторых банкиров, ценность такого механизма в том, что он вносит ясность. «Я за внедрение такого института. Чем понятнее станут механизмы отношений банка и клиента, чем большая вариативность появится в решении проблем, тем прозрачнее станут эти отношения. Появится возможность сохранить отношения с честным клиентом, испытывающим временные трудности», — считает член правления Сведбанка Алексей Аксенов.

    Какова экономическая цена вопроса? По данным Банка России, только за последние полгода объем просроченной задолженности физлиц увеличился на 27% и составил на 1 октября около 230 млрд рублей. Однако главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова полагает: «Проблема реструктуризации в розничном секторе не стоит так остро, как в корпоративном. Объем розничных портфелей банков не столь существен относительно общего размера активов. Возможно, такие механизмы были бы актуальны год назад, когда значительная часть частных кредитов была в валюте. Но стороны сами разобрались, конвертировав валютные долги в рублевые. Думаю, ценность предлагаемого механизма будет состоять в самом факте его наличия, будет стимулировать дисциплину должников».

    Тем не менее некоторые эксперты нашли в предлагаемом механизме и реальную экономическую выгоду. «В случае возникновения непростых ситуаций четкость процедур позволит сэкономить время и деньги не только объектам, находящимся на крайних звеньях цепочки — банку и клиенту, но и внутри цепочки. Ведь сейчас банкиры зачастую вынуждены ходить по судам, привлекать сторонние компании, которые не всегда оказываются квалифицированными и добросовестными. А в случае законодательной проработки механизма реструктуризации проблемных долгов появится возможность решить текущую проблему, пусть даже и с некоторыми убытками на конкретный момент», — полагает Алексей Аксенов из Сведбанка. «Процедура банкротства позволит прекратить другие недешевые судебные процедуры и списать долг с баланса банка. Позволит подвести некую черту», — считает начальник юридического управления СДМ-банка Александр Голубев.

    Какова экономическая цена вопроса для другой стороны, для граждан? По оценке генерального директора АРИЖК Андрея Языкова, в период помощи со стороны агентства финансовая нагрузка на заемщика падает в 20–50 раз. Правда, потом, уточняет он, возрастает на 10–15%. В случае же объявления должника банкротом законопроект четко оговаривает, какого имущества его нельзя лишать. Прежде всего — табу на единственное жилье. Кроме того, не подлежит продаже с молотка бытовая техника стоимостью до 30 тыс. рублей. То есть вполне приемлемый уровень жизни — со стиральной машиной, обычным телевизором и недорогим компьютером — банкроту оставят.

    Техническая сторона реализации предлагаемого механизма вызывает у экспертов наибольшую настороженность. «Судя по опыту банкротства юридических лиц, на практике это, скорее всего, будет означать затягивание процедур, ведь банкротиться можно два года и дольше, причем с неизвестным результатом в финале. Если уж так получилось и должнику действительно нечем гасить кредит, банки могут использовать уже имеющиеся механизмы взыскания (судебное, исполнительное и уголовное производство). Другой вариант — продать долг коллекторам. Принятие закона о банкротстве физлиц может усложнить процедуру взыскания задолженности граждан-должников. Кроме того, этот механизм откроет лазейки различным мошенникам, попросту не желающим отдавать свои долги: “нарисовать” себе кредиторку не так сложно», — опасается начальник управления правового обеспечения исполнения обязательств юридического департамента банка «Возрождение» Алексей Куранов.

    Лазейку для мошенников последний вариант законопроекта теоретически прикрывает: за подобные шалости предусматривается уголовная ответственность. Но вот риск затягивания процесса существует: в связи с кризисом нагрузка на арбитражные суды возросла в разы, навесить на них рассмотрение еще одной категории дел — значит просто парализовать все процедуры, опасаются эксперты. В этой ситуации несколько обнадеживает срок начала действия закона — через год после принятия. Возможно, к этому времени властям удастся совместить бумажные задачи с реальной практикой.
     
  4. Вышегородцев Игорь Алексеевич
    Offline

    Вышегородцев Игорь Алексеевич Гениальный управляющий

    Кому выгоден закон о личном банкротстве
    © РИА Новости. Илья Питалев
    18:27 09/12/2009

    Анастасия Скогорева, главный редактор Национального банковского журнала (НБЖ), специально для РИА Новости.

    Закон о личном банкротстве или, как он официально называется, «о реабилитационных процедурах, применяемых в отношении гражданина-должника», может быть принят уже в следующем году. К настоящему моменту он внесен на рассмотрение правительства и, судя по скорости доведения этого документа до ума, процесс его рассмотрения и одобрения и кабинетом министров, и нижней палатой российского парламента может занять немного времени. После того, как эта законодательная норма вступит в силу, ситуация на рынке банковских услуг может серьезно измениться. Причем не в пользу банков.

    Впрочем, наблюдатели, в первую очередь, обращают внимание не на это. По их мнению, закон о банкротстве физлиц необходим хотя бы потому, что сейчас финансово-кредитные структуры крайне редко дают рассрочки по займам. Их можно понять: просрочка по потребительским кредитам растет (а в следующем году она, по оценкам ряда экспертов, может достичь «пиковых» за последнюю «десятилетку» значений), а реструктуризация проблемных долгов всякий раз требует индивидуального подхода. Это в период «кредитного бума» потребительские займы выдавались валом, а разбираться с ними сейчас, в период экономического спада и сокращения доходов населения, приходится поодиночке. Индивидуальный же подход к каждому конкретному заемщику и каждой конкретной «долговой истории» требует от банков серьезной и трудоемкой работы.

    Необходимо четко определить, что стоит за отказом заемщика платить: стремление избавиться от долга, списав все на кризис, или реально ухудшившееся финансовое положение – причем ухудшившееся настолько, что «нести» дальше долговое бремя человек действительно не в состоянии. Здесь велика и цена ошибки, и цена временных затрат, которые банку придется принять на себя. В случае, если дела о банкротстве – или, как говорится в законопроекте, о реструктуризации долга – будут брать на себя суды, банки смогут сбросить с себя это бремя.

    Это – первый позитивный момент, с точки зрения финансово-кредитных структур. Второй заключается в том, что благодаря процедуре банкротства физлица банки получают возможность освободиться от проблемных долгов. Именно от проблемных, а не от «мертвых», как иногда можно услышать, - чтобы подать в суд иск о личном банкротстве, должник обязан иметь на текущий момент стабильный доход. И, кроме того, обязан иметь, по крайней мере, 20 тысяч «свободных» рублей – эта сумма предназначается для оплаты услуг кризисного управляющего, которого назначит суд. Так что люди, которые не в состоянии на данный момент заплатить банку ни копейки, в категорию банкротов заведомо не попадут. Их «мертвые» долги банки будут вынуждены списать самостоятельно, а с заемщиками, способными в течение пяти лет вернуть долг, разобраться в случае необходимости с помощью суда.

    Конечно, проблемные потребительские займы не отягощают их балансы с такой силой, как проблемные кредиты, выданные в свое время российским компаниям различного размера. Тем не менее, избавление хотя бы от части кредитов, по которым заемщик по тем или иным причинам не может платить – совсем неплохо.

    Еще один фактор, который банки, конечно, учитывают. Они не заинтересованы в создании себе имиджа «преследователей» должников, ведь кризисы приходят и уходят, а нормальная деятельность банковской системы рано или поздно возобновляется. Процедура банкротства позволяет, в том числе, и нормализовать отношения между банком и клиентом, и поддержать позитивный имидж банка в глазах других заемщиков. В их привлечении финансово-кредитные структуры, кстати, заинтересованы уже сейчас: ведь «сворачивание» или «замораживание» кредитной деятельности из-за отсутствия спроса на займы неизбежно приводит к увеличению доли «плохих» долгов в кредитных портфелях банков.

    Угроза фиктивных банкротств – миф или реальность?

    С учетом всего этого банкиры не возражают против рассмотрения и принятия соответствующего законодательного акта. Вопрос в другом – насколько их удовлетворяют ключевые положения законопроекта в его нынешнем виде.

    Больше всего нареканий вызывают два момента: то, что схема реструктуризации долга может быть «расписана» без учета мнения кредитора по данному вопросу, и то, что предусматривается предоставление льготного периода, в течение которого заемщику предоставляется отсрочка по погашению проблемного кредита. Этот период может растянуться до пяти лет, что породит у банка-кредитора серьезные проблемы. Должник обязан будет в этот период совершать платежи в рамках погашения и «тела» долга, и процентов по нему.

    Однако проценты будут начисляться не по рыночной ставке, а по льготной – исходя из половины действующей на момент совершения платежа ставки рефинансирования. Иными словами, если бы закон вступил в силу уже сейчас, то проценты по реструктурированному по решению суда займу составляли бы меньше 5%. По мере снижения ставки рефинансирования – а в этом никто из экспертов не сомневается, учитывая, какую политику ЦБ проводит в этом вопросе сейчас – процентные платежи будут сокращаться.

    Понятно, что банкам это невыгодно: они выдавали заемщикам кредиты в свое время по совсем иным ставкам, да и сейчас на рынке не встретишь ставку по потребительскому, ипотечному, авто- и так далее кредиту на уровне ниже 5% годовых. И финансово-кредитные структуры акцентируют на этом факте внимание и правительства, и законодателей. При этом ситуация осложняется тем, что банки несут обязательства перед вкладчиками. В нынешней ситуации этот момент особенно актуален: ведь в период кризиса банки были вынуждены предлагать клиентам достаточно высокие процентные ставки. «Увод» части проблемной задолженности в рамках процедуры банкротства, ее последующее погашение на льготных условиях осложнит для банков и без того нелегкое дело выполнения обязательств по вкладам с «кризисными» ставками.

    Третий момент, который объективно вызывает опасения, причем не только у банков, - мягкость предлагаемого законопроекта по отношению к должникам. Фактически создаются условия, при которых человек может на протяжении жизни побывать в роли «официального банкрота» несколько раз. В течение пятилетнего периода после реструктуризации долга по суду он, правда, такой возможности будет лишен. Но ничто не воспрепятствует ему повторить данный опыт после окончания этого срока. И хотя законопроект предполагает наложение на банкрота ограничений по занятию определенных должностей, и хотя факт банкротства будет отражаться в кредитной истории, эксперты уверены – «банкроты-рецидивисты» не преминут этим пунктом воспользоваться. Возможно, некоторое количество граждан будут, с учетом данной нормы, инициировать искусственные банкротства, тем более, что подобные прецеденты в мировой практике уже были.

    Здесь, конечно, можно заметить: спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Поскольку информация о банкротстве должника будет носить официальный характер и, как подчеркивается выше, фиксироваться в кредитной истории человека, банки смогут проводить по отношению к таким клиентам осторожную политику. Но, как хорошо известно, есть идеал, а есть жизненная норма. И эта норма как раз свидетельствует о том, что в периоды «кредитных бумов» всегда находятся банки, готовые кредитовать и таких заемщиков.

    Когда чужой опыт на пользу

    Возникает резонный вопрос – что делать? Ответ, в принципе один: находить компромисс, который отвечал бы интересам и должников, и кредиторов. При этом вполне может быть востребован опыт стран, которые приняли аналогичные законы о личном банкротстве гораздо раньше, чем в России задумались об этом.

    Например, в Швеции практикуется достаточно жесткий подход к решению проблемы банкротств: если человек там объявляет себя банкротом, то ему запрещается иметь что-либо в собственности, будь то дом, машина, яхта и т. д. Он обязан все свое имущество продать для погашения долга перед банком. На него накладываются соответствующие ограничения при расходовании: определенную часть доходов он должен отдавать банку, причем не напрямую, а через судебных приставов. Он не имеет права получать новые кредиты. И, что принципиально важно, банк никогда не теряет право на возвращение своих средств. В любой момент он может снова получить судебный приказ и снова пойти к должнику, если тот обзавелся какой-либо собственностью.

    Шведский подход может показаться слишком жестким и даже жестоким по отношению к людям, попавшим в сложную финансовую ситуацию. И вряд ли стоит удивляться тому, что в России он вряд ли будет востребован в полной мере. Хотя бы потому, что финансовая ситуация в Швеции является более стабильной (даже в условиях кризиса), а это значит, что в большинстве случаев человек становится банкротом, прежде всего, по собственной вине – увлекается «жизнью взаймы», неправильно оценивает кредитные риски, которые принимает на себя и т.д.

    В России – история несколько иная, хотя и здесь все вышеперечисленные факторы могут играть свою роль. Однако какие-то более жесткие ограничения для людей, объявивших себя банкротами, необходимы, считают эксперты. И не только для того, чтобы наказать их, но и для того, чтобы они не думали, что банкротство –панацея от всех бед, и в дальнейшем были бы более осторожными в вопросах заимствования средств.
     
  5. Вышегородцев Игорь Алексеевич
    Offline

    Вышегородцев Игорь Алексеевич Гениальный управляющий

    Спасет ли должников закон о личном банкротстве
    25 ноября 2009
    | Потребительские кредиты




    В условиях финансовой непогоды рост просроченной задолженности среди физических лиц является одним из ведущих критериев неблагополучия экономической ситуации в стране. И несмотря на то что другие показатели постепенно начинают демонстрировать внушающие оптимизм тенденции, отмечаемые на самом высоком уровне, все же говорить о начале выхода из кризиса еще рано.

    Потребность в законе о банкротстве физических лиц назрела в России еще до кризиса, но по различным причинам его принятие откладывалось из-за недоработок. «Данный закон необходим в первую очередь тем, кто действительно оказался на грани личного финансового краха и не имеет никакой возможности расплатиться по долгам в обозримом будущем, – убеждена Елена Докучаева, генеральный директор ГК «Секвойя Кредит Консолидейшн». – В этом случае объявление себя банкротом будет законодательно закрепленным и цивилизованным выходом из сложившейся ситуации».

    Согласно последней версии законопроекта «О реабилитационных процедурах, применяемых в отношении гражданина-должника», процедуру банкротства в арбитражном суде могут инициировать и кредитор, и должник, если не погашенная в течение полугода задолженность превысила 50000 рублей. При подаче заявления у должника должны быть средства на оплату двух месяцев работы арбитражного управляющего (20000 рублей). Далее речь может идти либо о реструктуризации долга сроком до пяти лет, либо о его списании через конкурсное производство. План реструктуризации нужно представить не позднее 50 дней после публикации информации о начале производства. Признание неплатежеспособным не освободит должника от возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, компенсации морального вреда, алиментов и от иных требований, неразрывно связанных с личностью кредитора. При конкурсном производстве эти долги взыскиваются в первую очередь.

    Если реструктуризировать долг не получилось, должника ждет распродажа имущества, но не всего. Нельзя конфисковать единственное жилье и земельный участок, если только они не заложены по ипотеке, деньги, если их не более 25000 рублей, предметы личного пользования (одежда), бытовую технику стоимостью до 30000 рублей, профессиональное оборудование (например, у таксиста – автомобиль). Освобождаться от долга через личное банкротство можно не чаще чем раз в пять лет. Если до истечения этого срока гражданина признают неплатежеспособным по иску кредитора, последует обычное исполнительное производство до полной выплаты долга.

    Что же касается позиции кредиторов, то они прежде всего заинтересованы в возврате выданных денежных средств. И для них важно понимать, как будут компенсироваться эти средства. Но для банка в случае банкротства должника речь о прибыли или даже компенсации всех расходов не идет (с учетом всех сроков рассмотрения этого вопроса). Так что для кредитора банкротство должника – это просто цивилизованный выход из ситуации с долгом, возможность его списать и, может быть, погасить часть задолженности. Как заметила Инна Емеличева, юрист Morgan & Stout, обсуждаемый закон, безусловно, в первую очередь ориентирован на интересы заемщиков. Реструктуризация задолженности не только позволяет зафиксировать сумму долга и приостановить ее дальнейший рост, что является очень существенным, но и, при условии предоставления рассрочки исполнения, исключает такие меры воздействия на должника, как реализация его имущества и ограничение на его выезд за пределы РФ.

    Кроме того, данный закон позволит должнику ограничиться выплатами задолженности в той части, которую он действительно может погасить исходя из его финансового и материального положения, и освободиться от груза «вечных» долгов. Что касается кредитных организаций, то данный закон в первую очередь поможет взыскать не очень крупные долги, так как для определенного числа заемщиков будет предпочтительнее вернуть долг в рассрочку, нежели стать банкротом. «Однако очень важно, чтобы в итоге был соблюден разумный баланс между интересами заемщика и кредитора, – акцентирует внимание Инна Емеличева. – Хочется верить, что после доработок законопроект будет не только защищать должников, но и обезопасит интересы кредитора от недобросовестных заемщиков, так как принцип равенства сторон в гражданских правоотношениях является основополагающим принципом гражданского права».

    Безусловно, несомненным плюсом является то, что в законопроекте прописаны цивилизованные инструменты решения проблем между кредитором и заемщиком. «Практика реструктуризации кредитов на срок до пяти лет доказала свою эффективность и уже успешно используется коллекторскими агентствами по цессионным (приобретенным) портфелям, – приводит пример Артем Плохов, директор по развитию бизнеса Столичного коллекторского агентства. – Однако расходы на процедуру банкротства в том виде, в котором это прописано сейчас, могут оказаться для заемщика сравнимы с суммой долга». Помимо этого, существуют опасения, что, не оценив всех рисков и последствий, в числе которых, например, лишение права обращения за кредитом в течение пяти лет, должники массово будут пытаться решить свои проблемы с помощью банкротства, а арбитражные суды окажутся просто не готовы к такой нагрузке.

    Таким образом, даже по приведенным экспертным оценкам видно, что, несмотря на прогнозируемые проблемы, которые могут возникнуть в сфере реализации законопроекта, его принятие не только приветствуется коллекторскими службами и банкирами, но и отвечает потребностям современного российского общества в целом.

    Наталия Трушина
    Источник: РБК.Кредит
     
Загрузка...
Похожие темы
  1. Sergey.yu.sergeev
    Ответов:
    8
    Просмотров:
    873
  2. Malta
    Ответов:
    5
    Просмотров:
    587
  3. Joseph
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    538
  4. jek
    Ответов:
    39
    Просмотров:
    4.223
  5. Capucino
    Ответов:
    10
    Просмотров:
    1.252

Поделиться этой страницей