Новости Зал заседаний ВС стал комнатой примирения

Тема в разделе "Новости о банкротстве", создана пользователем blogger, 1 ноя 2014.

  1. blogger
    Offline

    blogger Пользователь

    ЗАЛ ЗАСЕДАНИЙ ВС СТАЛ КОМНАТОЙ ПРИМИРЕНИЯ

    Верховный суд отправил на пересмотр дело, в рамках которого конкурсный управляющий и банк спорили, как надо продавать – единым лотом или по частям – заброшенный завод, объекты которого были заложены, а земля под ними – нет. Три инстанции не согласились с кредитором, но тройка ВС нашла в их рассуждениях две ошибки. Стороны же между тем решили попробовать помириться.


    В феврале 2012 года одна из компаний группы «СВ» самарского бизнесмена Алексея Гриншпуна – строительное ЗАО «СВ-Квадро» – было признано банкротом (дело А55-36403/2009). Случилось это с подачи ОАО «Банк «Уралсиб», которому компания задолжала 53 млн руб. Кроме него, в реестр кредиторов также вошли ООО «ПК-Инвест» с требованием в 658 млн руб., ОАО «Всероссийский банк развития регионов» (508 млн руб.), ОАО «Первый объединенный банк» (242 млн руб.) и ООО «Оренсал» (150 млн руб.). При этом объекты имущественного комплекса железобетонного завода в селе Кабановка Кинель-Черкасского района оказалось в залоге сразу у двух кредиторов: одиннадцать – у «Уралсиба», один – у «Оренсала». На земельный участок под ними площадью 7,3 га залог не распространялся, поскольку на тот момент «СВ-Квадро» владело им на праве бессрочного пользования и лишь только позднее приобрело в собственность.

    Банк предложил продать это имущество отдельными лотами, однако у конкурсного управляющего Татьяны Губаревой был свой вариант – продать все сразу. Мотивировала она это тем, что «формирование отдельных лотов приведет к возникновению правовой неопределенности в вопросе пользования земельным участком». Основаны эти опасения были на том, что «возможной множественности» собственников сооружений и необходимости межевания земельных участков.

    «Уралсиб» с этим не согласился, и Губарева для урегулирования разногласий обратилась в Арбитражный суд Самарской области. А он, как и 11-й ААС с ФАС Поволжского округа встали на ее сторону. Все инстанции пришли к выводу, что реализация имущества раздельно «теряет привлекательность для потенциальных покупателей, при этом реализация единым лотом позволит получить наиболее высокую цену и максимально удовлетворить требования кредиторов». Однако в реальности никаких денег до сих пор в конкурсную массу не поступило – торги дважды признавались несостоявшимися.

    В Коллегии Верховного суда РФ по экономическим спорам это дело рассматривалось 15 октября. Тройка в составе Дениса Капкаева, Надежды Ксенофонтовой и Ивана Разумова попыталась выяснить, может ли до сих пор функционировать завод, остановленный пять лет назад, то есть ли экономический смысл продавать его одним лотом потенциально заинтересованным в восстановлении производства покупателям.

    Губарева говорила, что здания «ветхие», но можно отремонтировать и запустить производственный процесс, тем более, что есть такое преимущество, как подведенная к территории завода железная дорога. Затем она начала рассказывать, что на заводе было установлено «особое» оборудование, позволяющее выпускать плиты любой длины. Но на этом красивая картина закончилась – почти сразу же Губарева рассказала, что это оборудование было в лизинге у «Уралсиба», а тот его просто «выдрал» и вывез.

    – Вы сами себе противоречите, – заметил тут судья Разумов. По его мнению, перезапустить производство, очевидно, уже не удастся, и он поинтересовался, чем тогда продажа бывшего завода единым лотом привлекательна и почему в таком случае объекты пока так никто и не купил.

    Потенциальные покупатели были, уверяла Губарева, просто они хотели подождать снижения цены. Она стояла на своем: продажа по отдельности принесла бы куда меньше денег. А когда последовал вопрос судей, каким образом Губарева это определила, то выяснилось, что главное в этой истории – не заброшенный завод, а земля под ним, которая, как уже говорилось выше, находится в собственности «СВ-Квадро» и залогом не обременена.

    Губарева уверяла, что представитель «Уралсиба» в нижестоящих инстанциях настаивал, что земля должна автоматически перейти банку вслед за находящимися у него в залоге постройками. Но юрист «Уралсиба» Елена Ильинцева, которая взялась за дело только в ВС заметила, что раз торги дважды не состоялись, то банк готов был оставить заложенное имущество себе, а также заплатить за землю под ним. Но такой вариант, по ее словам, возможен только в случае выделения отдельных лотов, а также межевания самой земли, чтобы отделить тот объект, который находится в залоге у «Оренсала». В противном случае, были бы нарушены права «Уралсиба» как залогового кредитора – определять порядок реализации заложенного имущества.

    Слова Ильинцевой о возможности выкупа земли, пусть даже после межевания, явно вызвали удивление и облегчение у Губаревой. По ее словам, до недавнего времени она была уверена, что «Уралсиб» попросту «захватывает землю». И тут выяснилось, что суды не проверяли, возможно ли межевание участка.

    – Но ведь этот вопрос входит в предмет доказывания при решения вопроса о продаже единым лотом, – удивился Разумов, а в итоге дело было отправлено на пересмотр.

    22 октября был опубликован полный текст определения по делу. В нем судьи ВС обратили внимание на две ошибки нижестоящих инстанций. Во-первых, суды, по сути, поверили на слово конкурсному управляющему, который утверждал, что разделение имущества на лоты приведет к занижению его стоимости, однако никаких доказательств тому не было. При этом сами суды не потрудились ничего выяснить о возможности межевания земельного участка, на котором стоит заложенный завод.

    Во-вторых, они не прояснили судьбу земельного участка, его статус на момент ипотеки построек и в последующем, а это сделать надо. При этом тройка напомнила сложившуюся судебную практику: продажа заложенного здания, расположенного на участке, который в момент заключения договора принадлежал залогодателю на праве постоянного бессрочного пользования, а затем был выкуплен, осуществляется вместе с землей, даже если она не в ипотеке. Но в таком случае кредитор-залогодержатель не имеет преимущественного права удовлетворения своих требований, обеспеченных ипотекой, из денежной суммы, вырученной от продажи земельного участка.

    Да, практика такова, соглашается юрист коллегии адвокатов «Юков и партнеры» Дмитрий Анищенко. Но именно она, по его мнению, определяет законность и справедливость актов нижестоящих судов. Он уверен, что ВС отменил их по формальным признакам. А старший юрист юркомпании «Некторов, Савельев и партнеры» Константин Галин, напротив, считает, что ВС ориентирует арбитражные суды на более мотивированное и тщательное разрешение разногласий по вопросу о порядке, сроках и условиях реализации имущества должника. По мнению эксперта, коллегия сформулировала обстоятельства, которые должны быть проверены судом при определении наиболее выгодного для кредиторов порядка реализации имущества должника.

    Анищенко ожидает, что при новом рассмотрении суд первой инстанции, оценив надлежащим образом позицию банка, примет решение, аналогичное прежнему. Но, может быть, это и не потребуется. Когда 15 октября судьи удалились совещаться, оставшиеся в зале заседаний Губарева и Ильинцева обменялись контактами, договорившись попробовать урегулировать все миром.



    Читайте далее …
     
Загрузка...

Поделиться этой страницей