Новости Жестокие «чистки» в банке Гамзатова - http://www.dagestanpost.ru/category/novosti/feed...

Тема в разделе "Новости о банкротстве", создана пользователем Schutzmann, 29 мар 2016.

  1. Schutzmann
    Offline

    Schutzmann Пользователь

    Как «Эсидбанк» и «Дагэнергобанк», подозреваемые в обналичивании средств и прочих финансовых аферах, очистили свои ряды от сведущих региональных руководителей
    В дагестанских «Эсидбанке» и «Дагэнергобанке», в 2012 году названных Росфинмониторингом в числе главных обнальных площадок Кавказа, а затем – в 2014 и 2015 годах – словно под копирку лишившихся лицензии Центробанка, при инвентаризации имущества обнаружена крупная недостача. В «Эсидбанке» – на 115 миллионов рублей, в «Дагэнергобанке» – более чем на 643 миллиона. Куда ушли деньги, кто – растратчик?
    Вряд ли у кого-то вызывает сомнение, что судьба исчезнувших миллионов должна быть известна фактическим владельцам кредитных учреждений – Али Кадиеву и Гамзату Гамзатову. Оба – заметные фигуры в дагестанской политике, в бизнесе. Кадиев возглавлял Сергокалинский район, затем – Ассоциацию банков Северного Кавказа, а его семье принадлежит более 29 процентов долей «Эсидбанка». Гамзатов руководит Общественной палатой Дагестана, под контролем его и семьи находится свыше 57 процентов акций «Дагэнергобанка». Но разве могут столь солидные фигуры самостоятельно заниматься обналичиванием (в этом оба дагестанских банка подозревались представителями Росфинмониторинга начиная с 2012 года)? «Самый распространенный бизнес – обналичивание денежных средств через компании-однодневки или выдача ссуд под фиктивные активы. Довольно часто банки выступают и в роли транзитного звена по дальнейшему выводу средств в офшорные зоны в интересах клиентов», — отмечала в интервью «Известиям» по поводу борьбы Центробанка с отмыванием доходов на Кавказе финансовый эксперт Яна Трубникова. Или могут солидные владельцы банков заниматься выводом средств и имущества в предчувствии отзыва лицензии? Вряд ли. На этот случай, да и вообще для сомнительных и рискованных операций в кредитных учреждениях были другие люди – директора филиалов. Они наверняка знали, по чьим карманам в итоге распределилась банковская «недостача». Им должны быть известны и схемы, по которым банки обналичивали средства или выводили их в оффшоры в интересах своих клиентов.
    В процессе отзыва лицензий Центробанк передал материалы своих проверок двух дагестанских банков в правоохранительные органы. Появился шанс, что будут найдены и наказаны знатоки местных обнальных схем и прочих махинаций с деньгами и имуществом кредитных учреждений. Надо заметить, дела против руководства «Эсидбанка» и «Дагэнергобанка» правоохранители разрабатывают и расследуют. Но вот что любопытно: в тот период, когда владельцы этих двух дагестанских банков ощутили на себе, образно говоря, удавку ЦБ, вдруг стали исчезать директора банковских филиалов.
    Первым «пропал» глава махачкалинского филиала «Эсидбанка» Гаджи Аджиев. Его задержали в октябре 2013 года как подозреваемого в махинациях при реализации госпрограммы переселения жителей из аварийного жилья в Кумторкалинском районе. Вместе с Аджиевым по делу проходят чиновники района и его глава Руслан Тотурбиев. Смысл аферы заключался в том, что чиновники по поддельным документам получали деньги, выделенные государством для возведения домов и переселения в них кумторкалинцев из аварийного жилья, и обналичивали их через махачкалинский филиал «Эсидбанка». Дома построены не были, нуждающиеся в жилье так и остались в своих хибарах, а районные чиновники и Аджиев заработали на этой госпрограмме, по мнению следователей регионального управления СКР, более 160 миллионов рублей. В 2015 году дело было передано в суд, и с тех пор о судьбе Аджиева ничего не слышно. Его подельник — глава Кумторкалинского района Руслан Тотурбиев -, задержанный немного раньше Аджиева, странным образом скрылся и «всплыл» недавно в Белоруссии при попытке перейти границу по чужим документам. Возникает ощущение, что дело возбуждалось ради задержания одного фигуранта – Г. Аджиева. Видимо, он должен был исчезнуть в недрах пенитенциарной системы и оставить в качестве загадки количество афер с обналичиванием средств в махачкалинском филиале «Эсидбанка».
    Гаджи Аджиев был не просто руководителем филиала, но и одним из учредителей «Эсидбанка» с небольшой долей в 0,86 процента. Имел свою долю в банке (0,92 процента) и директор другого его филиала – Дербентского – Фатрутдин Эфендиев. Он рассказать о своем участии в вероятных аферах банка уже точно не сможет – в феврале 2014 года покончил с собой. Эксперты связали это самоубийство с ситуацией в банке и вокруг него. Именно в конце января 2014 года, за несколько дней до кончины Эфендиева, Центробанк потребовал от «Эсида» ходатайство о прекращении права на работу с вкладами.
    Примерно в это же время начался путь в пенитенциарную систему еще одного регионального руководителя – Нелы Магомедовой (она является учредителем «Эсидбанка» с долей в 0,92 процента), которая сидела одновременно на двух стульях. В Каспийске она возглавляла и филиал «Эсида» под названием «Каспий», и филиал «Приморский» «Дагэнергобанка». Причем, руководство «Дагэнергобанка» и его основной владелец Гамзат Гамзатов держали Магомедову в кресле руководителя своего каспийского филиала нелегально, без оформления трудовых отношений. Отсюда можно предположить, что оба владельца кредитных учреждений – «Эсидбанка» и «Дагэнергобанка» – были не просто в курсе деятельности друг друга, но и в доверительных деловых отношениях. Вероятно, поэтому неприятности для Нелы Магомедовой в интересах «Эсидбанка» начались в филиале «Приморский» в «Дагэнергобанке».
    Бдительные подчиненные обратили внимание, что директор их филиала Магомедова на протяжении нескольких месяцев берет из кассы деньги и не возвращает. Свое поведение Магомедова объясняла просто: владельцы «Дагэнергобанка» – в курсе. Тем не менее ее подчиненные поехали в Махачкалу и рассказали о ситуации вышестоящему руководству. В начале февраля 2014 года была проведена внутренняя ревизия в филиале «Приморский», по итогам которой обнаружена недостача в размере 41 миллиона рублей. Владельцы банка почему-то не замяли дело, хотя и могли: ведь они настолько доверяли Г. Магомедовой, что без оформления позволили управлять ей целым филиалом. Да и факт, что женщина брала деньги с ведома владельцев, мог подтвердиться в суде. Тем не менее банк обратился в правоохранительные органы, в июне 2014 года Нела Магомедова была взята под стражу, в октябре того же года ее обвинили в мошенничестве и приговорили к четырем годам лишения свободы с выплатой ущерба банку. Позже против Магомедовой было возбуждено еще одно дело по иску «Дагэнергобанка», связанное с подделкой документов и хищением 2,5 миллионов рублей. В результате, согласно решению Верховного суда республики, экс-руководитель каспийских филиалов будет находиться в местах лишения свободы пять лет, до середины 2019 года (срок идет с момента ее задержания, с июня 2014 года).
    За то время, пока шли суды над Магомедовой, оба банка – «Эсид» и «Дагэнергобанк» – были признаны банкротами, в них прошла инвентаризация. Конкурсный управляющий (в обоих случаях это госкорпорация Агентство по страхованию вкладов) насчитал недостачу в «Эсиде» на 115 миллионов рублей, в «Дагэнергобанке» – на 643 миллиона. Обнаружился и «магомедовский след». В филиале «Приморский» на момент инвентаризации в июне 2015 года недоставало 12 миллионов рублей (похоже, у бывшей руководительницы нашлись «последователи»). А «Эсидбанку» Магомедова оказалась должна 16 миллионов рублей. Причем, деньги были получены на подставных лиц, в марте 2014 года Магомедова в этом призналась, написала расписку с обещанием вернуть всю сумму банку, но так и не вернула. Позже конкурсный управляющий обратился от имени «Эсидбанка» в Арбитражный суд Дагестана и потребовал рассчитаться с банком не Магомедову (она уже находилась под стражей), а ее поручителя – московскую фирму «Сале». Суд встал на сторону конкурсного управляющего, обязал «Сале» выплатить сумму вместе с процентами. Но, по данным информационной системы Федеральной службы судебных приставов (ФССП), «Сале» с банком так и не рассчиталась. Да и зачем – через своих учредителей фирма, по некоторым данным, связана с… бенефициарами «Эсидбанка», а они не заинтересованы в стабильности своего обанкроченного детища.
    Суды прошли, Н. Магомедова осуждена, но так и осталось невыясненным, для кого она получала деньги в «Эсидбанке» и «Дагэнергобанке»? Что это были за подставные лица? Были ли на самом деле владельцы «Дагэнергобанка» в курсе, что Магомедова берет деньги из кассы? Или они сами давали ей соответствующие поручения? Во всяком случае, к моменту конкурсного производства и расследованию махинаций в банках директор каспийских филиалов была надежна «спрятана» – сначала в СИЗО, затем в колонии.
    Тот факт, что деньги дама брала не для себя или не только для себя, подтверждает информация ФССП. За строительной фирмой, которая была открыта Магомедовой в 2013 году, значится долг почти в 8 миллионов рублей. Наверняка долг был бы закрыт, если бы похищенные в банке деньги тратились ею исключительно в личных целях.
    Но что случится через три года, когда бывшая руководительница филиалов и хранительница секретов дагестанских обнальных банков Нела Магомедова выйдет на свободу? В 2015 году директор одного из отдаленных отделений дагестанского филиала «Сбербанка» похитил больше 200 миллионов рублей и попытался скрыться с ними в Киеве. Мафиози из банковской среды довольно быстро вышли на его след… Похититель собственности «Сбербанка» вынужден был спешно вернуться в республику и сдаться полиции. Как говорится, хоть и в тюрьме, зато – живой.
    Егор Лихой



    Читать дальше...
     
    Последнее редактирование модератором: 30 мар 2016
Загрузка...

Поделиться этой страницей