Единственное жилье при банкротстве

Anchor

Пользователь
С приставом больше возни, а выхлопа никакого.
Банк, уведомленный надлежащим образом через ЕФРСБ, принял жилплощадь и провел госрегистрацию права в РИГ. А потом заявился в реестр с требованием о признании его требования, как залогового.
Первая инстанция была в курсе - приостановила рассмотрение требования до вступления в законную силу акта по сделке. А апелляция вот сказала - раз банка нет в реестре, значит подлежит исключнию из конкурсной массы и ничьи права не нарушены.
Не говоря про то, что выручка от продажи предмета залога по иному распределяется в РИГ, чем в КП.
 

tanerov54

Пользователь
@Anchor
Все равно странное решение, не будет ли в этом предпочтительного удовлетворения требовании кредитора - Банка ВТБ?
 

Anchor

Пользователь
@Anchor
Все равно странное решение, не будет ли в этом предпочтительного удовлетворения требовании кредитора - Банка ВТБ?
Будет, конечно,
20% он должен на спецсчет, из них 10% - на вознаграждение, судебные расходы, привлеченных лиц,
10% - в конкурсную массу, если нет 1 и 2 очередей, т.е. на 3 очередь

но, по сути - сделка должна быть признана ничтожной, поскольку прошла в РИГ без участия ФУ, и залоговый кредитор, и приставы и регистрирующий орган - все нарушили требования ЗОБ, там же прямое указание в 213.25
 

Lamp

Пользователь
Я думаю как минимум в кассации и Верховном задумаются, поскольку Постановление довольно спорное.
По моему постановление шикарное. Из него видим, что если залоговый кредитор-банк в реестр не включился, то заложенная у него ипотечная квартира не включается в конкурсную массу, если она в статусе "единственное жилье" должника-банкрота.
Юристы банка пролошили срок на 5 дней . Судебный пристав оформил Постановлением о передаче нереализованного имущества и акт о передаче нереализованного имущества банку 12.07.2017. А Решением Арбитражного суда от 07.07.2017 в отношении должника введена процедура банкротства. Нужно было им 5 или 6 июля 2017 г.постановление судебного приставао передаче квартиры+ акт оформлять, тогда бы вопросов не было. В следующий раз умнее будут и будут следить за сроками.
Но по сути все правильно-если бы банк не принял эту квартиру от приставов из за ее непродажи на двух торгах , то он бы потерял право залога на нее. И при этом эта квартира все равно бы не могла быть продана с торгов в ходе банкротства, потому что она единственное жилье должника. ФУ зря напрягался.
 

Lamp

Пользователь
Все равно странное решение, не будет ли в этом предпочтительного удовлетворения требовании кредитора - Банка ВТБ?
Так ни один из кредиторов данного должника все равно не мог быть удовлетворен деньгами от продажи данной квартиры , потому что квартира получает статус "единственное жилье" и по закону не может быть продана. За что тогда биться в суде? Как заставить банк включиться в реестр, если он сам этого не хочет? Никак. А если залогодержатель-банк в реестр не включается, то остальные незалоговые кредиторы с этим ничего поделать не могут. И квартира от них уплывает, потому как становится единственным жильем должника. Как вы собираетесь лишить эту квартиру статуса единственного жилья, если залогодержатель этой квартиры в реестр требований кредиторов должника не заявился?
 

tanerov54

Пользователь
Так ни один из кредиторов данного должника все равно не мог быть удовлетворен деньгами от продажи данной квартиры , потому что квартира получает статус "единственное жилье" и по закону не может быть продана. За что тогда биться в суде? Как заставить банк включиться в реестр, если он сам этого не хочет? Никак. А если залогодержатель-банк в реестр не включается, то остальные незалоговые кредиторы с этим ничего поделать не могут. И квартира от них уплывает, потому как становится единственным жильем должника. Как вы собираетесь лишить эту квартиру статуса единственного жилья, если залогодержатель этой квартиры в реестр требований кредиторов должника не заявился?
А зачем включаться в реестр? Банк добросовестно полагал , что удовлетворение он получил путем взыскания имущества в натуре и в случае его включения в реестр - это можно трактовать как злоупотребление правом с целью получения двойного взыскания, в рассматриваемом случае срок по включению в реестр начнет течь после восстановления взаимных обязательств между гражданином и банком, а то есть 2 месяца в его случае начнут течь после признания сделки недействительной на основании статьи 61.3
 

Anchor

Пользователь
Обстоятельства того дела таковы, что банк и квартиру в РИГ увел и подал требование о включении в реестр, как обеспеченных залогом квартиры после этого. Если бы ФУ не узнал о сделке, то включили бы требования банка, как залоговые с квартирой.

Если банк не собирался включаться в реестр - то нарушены права самого должника. На дату признания его банкротом - квартира у него в собственности, банк не заявляется, квартира остается ему, как единственное жилье.
А ФУ должен интересы всех сторон блюсти.
 

Anchor

Пользователь
А Решением Арбитражного суда от 07.07.2017 в отношении должника введена процедура банкротства. Нужно было им 5 или 6 июля 2017 г.постановление судебного приставао передаче квартиры+ акт оформлять, тогда бы вопросов не было. В следующий раз умнее будут и будут следить за сроками.
Да хоть бы за месяц до банкротства банк была бы сделка. Были бы другие основания оспаривать - как преимущественное удовлетворение. Права иных кредиторов все равно нарушены.
 

Anchor

Пользователь
Но по сути все правильно-если бы банк не принял эту квартиру от приставов из за ее непродажи на двух торгах , то он бы потерял право залога на нее.
Это из чего следует?

пункт 5 статьи 58 Закона об ипотеке:
Еесли залогодержатель не воспользуется правом оставить предмет ипотеки за собой в течение месяца после объявления повторных публичных торгов несостоявшимися, ипотека прекращается. Залогодержатель считается воспользовавшимся указанным правом, если в течение месяца со дня объявления повторных публичных торгов несостоявшимися направит организатору торгов или, если обращение взыскания осуществлялось в судебном порядке, организатору торгов и судебному приставу-исполнителю заявление (в письменной форме) об оставлении предмета ипотеки за собой.

направляй судебному приставу заявление на оставление и требование в реестр кредиторов - будет включено, как залоговое

закон не обязывает банк принимать имущество и регистрировать, чтоб сохранить ипотеку, тем более, когда банк утратил право распоряжаться имуществом
 
Последнее редактирование:

Lamp

Пользователь
Если банк не собирался включаться в реестр - то нарушены права самого должника. На дату признания его банкротом - квартира у него в собственности, банк не заявляется, квартира остается ему, как единственное жилье.
Кстати-да. В данном случае еще и должник лошара. Мог бы остаться с квартирой (при определенном везении и раскладе). Вот интересно-что в данном случае (на примере этого постановления) было бы выгоднее для должника, который переполз из исполнительного производства в банкротство? Ведь он мог и сам отследить, что судебный пристав издал постановление о передаче его квартиры банку на 5 дней позже, чем было решение арбитражного суда о введении в отношении него процедуры банкротства. Если бы он сразу на пару с его ФУ начал оспаривать и разваливать это постановление и им удалось бы его отменить через суд, то тогда...А вот тогда все зависело бы от банка и от сроков. Если бы сроки не вышли и банк заявился в реестр, то для должника-банкрота ничего бы в итоге не изменилось. Его квартира все равно было бы продана с торгов (только позднее).
А вот если бы для включения в реестр сроки вышли и при этом квартиру у банка бы изъяли через суд, то тогда должнику повезло, квартира осталось бы у него и не могла быть продана с торгов. в банкротстве. Но при таком раскладе ФУ нет смысла бороться за квартиру в суде , изымать ее у банка, если ее нельзя включить в конкурсную массу.
По сути вся борьба в 1-м варианте шла бы вокруг 20% от суммы полученной от возможной продажи квартиры с торгов.
 

Lamp

Пользователь
В данном примере банк в апелляции оспаривал решение суда первой инстанции, и логично заметил, что так как он в реестр не включился, то квартира при любом составе кредиторов (если среди кредиторов нет банка-залогодержателя) не может быть продана с целью удовлетворения требования кредиторов, потому что становится единственным жильем должника.
 

Anchor

Пользователь
Ведь он мог и сам отследить, что судебный пристав издал постановление о передаче его квартиры банку на 5 дней позже, чем было решение арбитражного суда о введении в отношении него процедуры банкротства. Если бы он сразу на пару с его ФУ начал оспаривать и разваливать это постановление и им удалось бы его отменить через суд, то тогда...
Там заявитель по делу - кредитор. Должника не было в судебном заседании. Полагаю, что, как всегда в подобных делах, хорошо, если должник с ФУ вообще когда-нибудь встретились.
Да и ФУ с инфой от Росреестра, что квартира в собственности у должника чего беспокоиться? Он же знает, что без него любые сделки ничтожны.
 

Anchor

Пользователь
В данном примере банк в апелляции оспаривал решение суда первой инстанции, и логично заметил, что так как он в реестр не включился, то квартира при любом составе кредиторов (если среди кредиторов нет банка-залогодержателя) не может быть продана с целью удовлетворения требования кредиторов, потому что становится единственным жильем должника.
Как банк может включиться в реестр залоговым кредитором, если квартира у него?
Апелляция должна была исследовать - имеется ли требование кредитора в деле. Если имеется, то на какой стадии рассмотрения она находится.
А она имеется, 01.09.2018 банк обратился. По данному заявлению судебный акт не вынесен.
 

Вложения

Lamp

Пользователь
Да и ФУ с инфой от Росреестра, что квартира в собственности у должника чего беспокоиться? Он же знает, что без него любые сделки ничтожны.
Ок. А как вы оценивает эту конструкцию, что ФУ допустим знает, что у должника есть в собственности квартира, она под ипотекой, банк в реестр не заявился, но она единственное жилье должника-банкрота. Т.е. продать ее он все равно не сможет.
Из данного постановления мы видим, что ФУ просто голословно заявил суду, что эта квартира не единственное жилье должника. Но при этом не привел никаких фактов, не предоставил никаких документов о якобы другом жилье должника. И сам ФУ в суд не пришел. Т.е. понадеялся что суд примет его слова о якобы имеющемся у должника еще каком то жилье (помимо этой квартиры) на веру.
 

Lamp

Пользователь
Как банк может включиться в реестр залоговым кредитором, если квартира у него?
А вот тут я уже не понимаю. Почему банк пытается заявится в реестр с требованием о 12 млн. и своем статусе залогового кредитора в сентябре 2017 г. , если он получил полное удовлетворение своих требования к должнику еще в июле 2017 г., приняв себе залоговую квартиру от судебного пристава.
 

Anchor

Пользователь
И сам ФУ в суд не пришел. Т.е. понадеялся что суд примет его слова о якобы имеющемся у должника еще каком то жилье (помимо этой квартиры) на веру.
Зачем ФУ о чем-то беспокоиться, если сделка разбивалась по ничтожности? Первая инстанция правильно написала, что доводы банка не имеют значения.
А когда ФУ пошел по сделке, то заявление банка о включении в реестр было принято АС. Какая разница для ФУ - единственное жилье или нет, если есть требование банка в деле?
 

Anchor

Пользователь
А вот тут я уже не понимаю. Почему банк пытается заявится в реестр с требованием о 12 млн. и своем статусе залогового кредитора в сентябре 2017 г. , если он получил полное удовлетворение своих требования к должнику еще в июле 2017 г., приняв себе залоговую квартиру от судебного пристава.
Чтоб ФУ у него забрал квартиру по сделке и удовлетворил требование, очевидно ))
 

Anchor

Пользователь
Даже если банк не заявил требование, то как это должно помешать ФУ оспорить сделку, если у банка двухмесячный срок начинает течь с момента возврата имущества в КМ, а не с даты публикации?

Так ФУ ни одной сделки не оспорит с преимущественным удовлетворением - банка нет в реестре потому что он забрал квартиру, а оспорить сделку нельзя, потому что банка нет в реестре. Порочный круг получается.
 

Anchor

Пользователь
Подобная конструкция присутствует и в случаях, если должник, к примеру, продал две квартиры незалоговые своим родственникам перед банкротством.

ФУ кидает два заявления на оспаривание сделок. Приходит должник в заседание по первой квартире и просит отказать ФУ, поскольку возвращенная квартира не подлежит включению в КМ, как единственное жилье. Формально он прав и суд должен отказать ФУ. Квартира при этом остается на родственнике.
Потом приходит должник в заседание по второй квартире и тоже просит отказать по этой же причине. И опять суд формально должен отказать ФУ.
И так попорядку, по всем квартирам должника, которых у него может быть очень много.

Практика отказа судами в оспаривании сделок, основанных на предположениях, что это все равно будет единственная квартира должника, которую нельзя включить в КМ, имхо, несколько порочна. За исключением явных случаев - когда в выписке только одно жилое помещение в собственности у должника за последние три года.

Надо сначала дать ФУ собрать все имущество в КМ. А потом уже пусть должник сам выбирает, чего ему исключать.
 

leeex77

Пользователь
Даже если банк не заявил требование, то как это должно помешать ФУ оспорить сделку, если у банка двухмесячный срок начинает течь с момента возврата имущества в КМ, а не с даты публикации?

Так ФУ ни одной сделки не оспорит с преимущественным удовлетворением - банка нет в реестре потому что он забрал квартиру, а оспорить сделку нельзя, потому что банка нет в реестре. Порочный круг получается.
Вот тут Вы ошибаетесь срок может быть восстановлен и считается с момента передачи исполнительного листа приставом исполнителем ФУ.
 
Вверх