Правовые позиции Президиума ВАС РФ (банкротство и не только)

Тема в разделе "Полезные документы о банкротстве", создана пользователем Александр Чижов, 27 фев 2012.

  1. Александр Чижов
    Offline

    Александр Чижов Арбитражный управляющий

    В разделе "Правовые позиции Президиума ВАС РФ" опубликован обзор постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по частноправовым спорам, опубликованным на сайте в январе 2013 г.
     

    Вложения:

  2. Александр Чижов
    Offline

    Александр Чижов Арбитражный управляющий

    В разделе "Правовые позиции Президиума ВАС РФ" опубликован обзор постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по частноправовым спорам, опубликованным на сайте в феврале 2013 г.
     

    Вложения:

  3. Александр Чижов
    Offline

    Александр Чижов Арбитражный управляющий

    В разделе "Правовые позиции Президиума ВАС РФ" опубликован обзор постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по частноправовым спорам, опубликованным на сайте в марте 2013 г.
     

    Вложения:

  4. Александр Чижов
    Offline

    Александр Чижов Арбитражный управляющий

    В разделе "Правовые позиции Президиума ВАС РФ" опубликован обзор постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по частноправовым спорам, опубликованным на сайте в апреле 2013 г.
     

    Вложения:

  5. Александр Чижов
    Offline

    Александр Чижов Арбитражный управляющий

    В разделе "Правовые позиции Президиума ВАС РФ" опубликован обзор постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по частноправовым спорам, опубликованным на сайте в мае 2013 г.
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 09.04.2013 № 15792/12 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    (Ключевые слова: неосновательное обогащение, банкротство, проценты за пользование чужими денежными средствами)
    В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 28 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума ВАС РФ от 08.10.1998 № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами», при применении последствий недействительности оспоримой сделки, если с учетом положений п. 2 ст. 167 ГК РФ к отношениям сторон могут быть применены нормы об обязательствах вследствие неосновательного обогащения, проценты за пользование чужими денежными средствами на основании п. 2 ст. 1107 ГК РФ подлежат начислению на сумму неосновательного денежного обогащения с момента вступления в силу решения суда о признании сделки недействительной, если судом не будет установлено, что приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств ранее признания сделки недействительной.
    Как следует из судебных актов и материалов дела, сделка по безакцептному списанию денежных средств с расчетного счета общества в счет погашения кредита признана недействительной в соответствии с ч. 1 ст. 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и в силу фактических обстоятельств банку было известно о признаке неплатежеспособности общества ранее вынесения решения суда по указанному делу.
    Следовательно банк неосновательно пользовался денежными средствами с момента их получения.
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 22.01.2013 № 10283/12 (оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    (Ключевые слова: банкротство, увеличение уставного капитала)
    П. 2 ст. 94 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) в действующей редакции предоставляет органам управления должника после введения внешнего управления право принимать решение об увеличении уставного капитала акционерного общества путем размещения дополнительных обыкновенных акций.
    Согласно ст. 114 Закона о банкротстве в целях восстановления платежеспособности должника планом внешнего управления может быть предусмотрено увеличение уставного капитала должника – акционерного общества путем размещения дополнительных обыкновенных акций.
    При этом увеличение уставного капитала путем размещения дополнительных обыкновенных акций может быть включено в план внешнего управления исключительно по ходатайству органа управления должника, принявшего решения, предусмотренные п. 2 ст. 94 этого Закона.
    Такое размещение дополнительных обыкновенных акций должника может проводиться только по закрытой подписке, при которой акционеры должника имеют преимущественное право на приобретение размещаемых дополнительных обыкновенных акций должника в порядке, установленном федеральным законом.
    Возможность увеличения уставного капитала обществ с ограниченной ответственностью Законом о банкротстве не предусмотрена. В этой связи участники должника - общества с ограниченной ответственностью при банкротстве не могут быть поставлены в худшее положение по сравнению с акционерами, для которых увеличение уставного капитала акционерного общества возможно в соответствии с названным Законом только на основании их волеизъявления и соблюдения соответствующих гарантий сохранения корпоративного контроля (п. 2 ст. 94, ст. 114 Закона о банкротстве).
    Таким образом, действия внешнего управляющего, выразившиеся в принятии решения о внесении изменений в устав общества и дополнении устава гл. 13 «Увеличение уставного капитала Общества за счет вкладов третьих лиц в случае введения в отношении Общества процедур банкротства» не соответствуют Закону о банкротстве.
    Довод внешнего управляющего о законности его действий ввиду их осуществления согласно плану внешнего управления отклоняется, поскольку указанные действия противоречат Закону о банкротстве. Суд при рассмотрении жалобы на действия внешнего управляющего вправе дать оценку законности его действий в соответствии со ст. 60 Закона о банкротстве независимо от оценки решения собрания кредиторов об утверждении плана внешнего управления. Кроме того, следует учитывать, что данный документ, утвержденный собранием кредиторов, был разработан внешним управляющим на основании п. 2 ст. 99 Закона о банкротстве.
    ---
     

    Вложения:

  6. Александр Чижов
    Offline

    Александр Чижов Арбитражный управляющий

    В разделе "Правовые позиции Президиума ВАС РФ" опубликован обзор постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по частноправовым спорам, опубликованным на сайте в июне 2013 г.
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 12.02.2013 № 12751/12 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    1. В силу правовой позиции, выраженной в постановлении Президиума ВАС РФ от 29.06.2010 № 2070/10, суды, рассматривая заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, вынесенного против лица, в отношении которого на момент рассмотрения заявления было возбуждено дело о банкротстве, должны были исследовать вопрос о том, не влечет ли легализация решения третейского суда вне рамок конкурсного производства предпочтительное удовлетворение требований одного из кредиторов перед другими и, как следствие, нарушение прав и законных интересов других кредиторов.
    Однако доводы банка о нарушении принципа равной правовой защиты интересов кредиторов вопреки нормам ч. 4 ст. 238 АПК РФ оценки не получили.
    Вместе с тем такой подход судов противоречит публичным интересам при рассмотрении данной категории споров, целям равной судебной защиты прав и законных интересов кредиторов должника, одним из которых выступает банк, создавая условия для существенного нарушения прав лиц, имеющих право на удовлетворение своих требований в рамках конкурсного производства, не позволяя достигнуть соразмерного удовлетворения требований всех конкурсных кредиторов.
    На подобные правоотношения следует распространять разъяснение, содержащееся в п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 № 96 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов».
    2. На основании п. 2 ч. 3 ст. 239 АПК РФ арбитражному суду надлежит прекратить производство по делу о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, когда указанные требования подлежат включению в реестр требований кредиторов в порядке, установленном Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)».
    Иной подход создает возможность удовлетворения требований одного из кредиторов несостоятельного должника без учета прав и законных интересов других его кредиторов.
    3. Возможность выдачи арбитражным судом исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда без учета доводов заинтересованного лица в рассматриваемой ситуации означала бы, что в деле о банкротстве должника банк не сможет представить аргументированных возражений относительно обстоятельств, установленных в оспариваемых судебных актах. Исходя из положений п. 24 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» банк, полагая, что его права и законные интересы нарушены судебным актом, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование, был бы вынужден инициировать процесс по его обжалованию в общем установленном процессуальным законодательством порядке, что не согласуется с принципом процессуальной экономии гражданского процесса.
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 19.03.2013 № 14355/12 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    1. Предъявление кредитором требований в отношении должника по основному обязательству в рамках дела о банкротстве не прекращает обязательств поручителей.
    Открытие конкурсного производства в отношении должника по основному обязательству само по себе не является основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда о взыскании долга с поручителей.
    2. В соответствии с п. 27 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» с даты введения наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления и конкурсного производства требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, за исключением текущих платежей, могут быть предъявлены только в рамках дела о банкротстве.
    П. 4 ч. 1 ст. 148 АПК РФ предусмотрено, что суд оставляет заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что заявлено требование, которое в соответствии с федеральным законом должно быть рассмотрено в деле о банкротстве.
    Таким образом, заявление банка о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, принятого против должника по основному обязательству, в отношении которого открыто конкурсное производство, подлежало оставлению судом первой инстанции без рассмотрения.
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 02.04.2013 № 14131/12 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    В п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 27.04.2010 № 137 «О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 № 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее ‒ информационное письмо № 137) указывается, что процессуальные нормы о порядке привлечения к субсидиарной ответственности подлежат применению судами после вступления в силу Закона № 73-ФЗ независимо от даты, когда было возбуждено производство по делу о банкротстве. При этом дела о привлечении к субсидиарной ответственности, возбужденные вне рамок дела о банкротстве до дня вступления в силу Закона № 73-ФЗ, и после этой даты подлежат рассмотрению в соответствии с процессуальными нормами законодательства о банкротстве, действовавшими до этой даты.
    Заявитель не мог руководствоваться приведенными разъяснениями, поскольку на момент размещения информационного письма № 137 на сайте ВАС РФ конкурсное производство по делу было завершено, должник ликвидирован.
    Тем не менее, применяя данное положение, суды инстанций пришли к выводу о том, что требования о привлечении к субсидиарной ответственности, заявленные после вступления в силу Закона № 73-ФЗ, могли быть поданы только в рамках дела о банкротстве.
    При таких обстоятельствах согласно п. 1 ч. 1 ст. 304 АПК РФ обжалуемые судебные акты как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права подлежат отмене.
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 16.04.2013 № 1395/13 (нет оговорки о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    Конкурсный управляющий общества по требованию должника общества (ответчика по другому делу) возвратил ему ранее списанные на основании исполнительного листа в безакцептном порядке денежные средства.
    В удовлетворении требования об оспаривании названных действий по перечислению денежных средств и применении последствий недействительности этих действий отказано, так как в конечном счете предъявленная обществом к взысканию задолженность не была признана обоснованной, а реально имеющийся долг ответчика погашен, спорные денежные средства в любом случае подлежали возврату в режиме исполнения должником текущих обязательств.
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 16.04.2013 № 13596/12 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    1. Расходы на оплату услуг лиц, привлекаемых арбитражным управляющим, являются расходами по делу о банкротстве. Требования об оплате услуг указанных привлеченных лиц, заявленные в общеисковом порядке, подлежат оставлению без рассмотрения в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 148 АПК РФ.
    2. Также суды не приняли во внимание, что рассмотрение требований лица, привлеченного арбитражным управляющим (адвокатское бюро), в отдельном исковом процессе, равно как и определение об утверждении мирового соглашения, вынесенное по итогам данного процесса, могут повлиять на права или обязанности инспекции как заявителя по делу о банкротстве и конкурсного кредитора по отношению к ответчику – обществу, находящемуся в процессе банкротства (а именно, на основании п. 3 ст. 59 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» с нее могут быть взысканы расходы по делу о банкротстве), поэтому инспекция является лицом, которое может быть наделено статусом третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.
    3. Судом первой инстанции не соблюдены императивные нормы ч. 3 ст. 139, ч. 6 ст. 141 АПК РФ, согласно которым мировое соглашение не может нарушать права и законные интересы других лиц и противоречить закону, а арбитражный суд не утверждает мировое соглашение, если оно противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.
    Утверждая мировое соглашение, суд первой инстанции не учел, что ранее в рамках дела о банкротстве арбитражным судом было вынесено определение, в соответствии с которым действия конкурсного управляющего, выразившиеся в привлечении для обеспечения осуществления своих полномочий специалистов адвокатского бюро за счет средств должника по договору возмездного оказания услуг, признаны незаконными в силу их недобросовестности, противоречия интересам
    кредиторов и отсутствия доказательств фактического оказания услуг по договору возмездного оказания услуг (п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве).
     

    Вложения:

  7. Александр Чижов
    Offline

    Александр Чижов Арбитражный управляющий

    В разделе "Правовые позиции Президиума ВАС РФ" опубликован обзор постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по частноправовым спорам, опубликованным на сайте в июле 2013 г.
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 12.03.2013 № 15510/12 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам); Постановление Президиума ВАС РФ от 23.04.2013 № 13239/12 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    (Ключевые слова: банкротство застройщика; государственная регистрация договора; установление требований кредиторов при банкротстве)
    1. Отказ во включении требования в реестр требований о передаче жилых помещений только по причине отсутствия регистрации договора об участии в долевом строительстве и договора уступки является необоснованным. Отсутствие регистрации упомянутых договоров не лишает добросовестного участника долевого строительства, оплатившего жилое помещение, права требовать от застройщика выполнения договора. Вместе с тем у такого участника долевого строительства не возникает иных специальных прав, предусмотренных Федеральным законом «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон 214-ФЗ), в том числе права залога, в соответствии со ст. 13 этого Закона, поскольку иное нарушало бы интересы третьих лиц, на защиту которых, также в части предупреждения о залоге, направлено требование о регистрации договора об участии в долевом строительстве.
    2. Наличие у участника долевого строительства права требовать от застройщика исполнения договора, не прошедшего государственную регистрацию, не влечет освобождения застройщика от административной и иной ответственности за нарушение требований Закона 214-ФЗ, в том числе в силу ч. 2.2 ст. 1 данного Закона.
    3. При возникновении споров об исполнении незарегистрированных договоров вне процедур банкротства следует исходить из того, что если в отношении одной и той же квартиры имеется несколько договоров, предусматривающих ее передачу разным лицам, то требовать передачи квартиры можно только по договору, зарегистрированному согласно требованиям Закона 214-ФЗ. Лица, имеющие требования о передаче квартир по незарегистрированным договорам, вправе в этом случае требовать от застройщика возмещения убытков применительно к абз. 2 ст. 398 ГК РФ.
    В случае конкуренции требований по нескольким незарегистрированным договорам в отношении одного и того же жилого помещения в отсутствие правоотношения банкротства вопросы исполнения обязательства по передаче индивидуально-определенной вещи разрешаются в соответствии со ст. 398 ГК РФ.
    4. По смыслу § 7 гл. IX Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) включение требований кредиторов в реестр требований о передаче жилых помещений не является иным способом защиты прав таких кредиторов, отличным от включения в денежный реестр требований кредиторов. Напротив, по существу реестр требований о передаче жилых помещений является частью реестра требований кредиторов. В связи с этим право выбора формы учета требования кредитора в деле о банкротстве застройщика принадлежит участнику строительства. Суд, исходя из волеизъявления участника строительства, может включить в реестр требований кредиторов должника о передаче жилых помещений требования участников строительства, имеющих денежное требование к должнику согласно пп. 4 п. 1 ст. 201.1 Закона о банкротстве, либо включить в денежный реестр требований кредиторов участников строительства, имеющих к застройщику требование о передаче жилого помещения.
    5. Предусмотренный ч. 3 ст. 1 Закона 214-ФЗ, введенной Федеральным законом от 18.07.2006 № 111-ФЗ, запрет на передачу гражданам прав путем уступки требования по договорам, которые заключены юридическими лицами и (или) индивидуальными предпринимателями и связаны с инвестиционной деятельностью по строительству (созданию) многоквартирных домов и после исполнения которых у граждан возникает право собственности на жилое помещение в строящемся (создаваемом) многоквартирном доме, исходя из целей Закона 214-ФЗ и § 7 гл. IX Закона о банкротстве, не препятствует реализации прав таких граждан на включение в реестр требований о передаче жилых помещений. Данные требования также подлежат включению в указанный реестр на основании п. 6 ст. 201.1 Закона о банкротстве.
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 12.02.2013 № 7140/12 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    (Ключевые слова: банкротство; уступка прав; установление требований кредиторов при банкротстве)
    1. В действующем законодательстве не содержится каких-либо исключений или запретов передачи арбитражным управляющим третьим лицам своих прав на взыскание с должника невыплаченного вознаграждения.
    2. Заявление арбитражного управляющего о взыскании расходов по делу о банкротстве с должника или с заявителя подлежит рассмотрению в деле о банкротстве, поэтому и при предъявлении его в исковом порядке оно подлежит оставлению без рассмотрения в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 148 АПК РФ (см.: п. 17 постановления Пленума ВАС РФ от 17.12.2009 № 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве»).
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 23.04.2013 № 18245/12 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    (Ключевые слова: банкротство; оспаривание сделок в банкротстве)
    1. С учетом того, что законодательство об оспаривании сделок с предпочтением изменено Федеральным законом от 28.04.2009 № 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», вследствие чего условие об осведомленности стало необходимым элементом признания указанных в абз. 5 п. 1, п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве сделок недействительными, и исходя из положений ст. 65 АПК РФ бремя доказывания недобросовестности контрагента должника лежит на конкурсном управляющем, за исключением случаев совершения должником сделки с заинтересованным лицом (абз. 2 п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве).
    2. Суды ошибочно отождествили неплатежеспособность с неоплатой конкретного долга отдельному кредитору. Суды не учли, что кредитор всегда осведомлен о факте непогашения долга перед ним. Однако это обстоятельство само по себе не свидетельствует о том, что кредитор должен одновременно располагать и информацией о приостановлении должником операций по расчетам с иными кредиторами.
    3. В ходе рассмотрения настоящего спора конкурсный управляющий обществом не представил доказательств того, что кредитор, возбудивший первое дело о банкротстве и принявший в его рамках исполнение, действовал с целью создания видимости добросовестного приобретения им денежных средств, фактически намереваясь обойти правила об очередности и соразмерности удовлетворения требований кредиторов и затруднить последующее оспаривание действий по погашению долга.
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 23.04.2013 № 14452/12 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    (Ключевые слова: банкротство застройщика; установление требований кредиторов при банкротстве)
    В соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 201.4 Закона о банкротстве временный управляющий, конкурсный управляющий в пятидневный срок с даты их утверждения уведомляют всех известных им участников строительства о введении наблюдения или об открытии конкурсного производства и о возможности предъявления участниками строительства требований о передаче жилых помещений и (или) денежных требований, а также о возможности одностороннего отказа участника строительства от исполнения договора, предусматривающего передачу жилого помещения.
    Поэтому, если такое уведомление не состоялось или имело место после даты публикации в печатном издании сведений о применении в деле о банкротстве правил § 7 гл. IX Закона о банкротстве, то срок предъявления требований участниками строительства начинает исчисляться не ранее даты направления им указанного уведомления временным или конкурсным управляющим.
    В случае пропуска гражданином - участником строительства срока закрытия реестра по уважительной причине суд не лишен права рассмотреть вопрос о его восстановлении до начала расчетов с кредиторами.
     

    Вложения:

  8. Александр Чижов
    Offline

    Александр Чижов Арбитражный управляющий

    В разделе "Правовые позиции Президиума ВАС РФ" опубликован обзор постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по частноправовым спорам, опубликованным на сайте в сентябре 2013 г.
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 04.06.2013 № 17530/12 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    (Ключевые слова: расходы по делу о банкротстве; банкротство наследственной массы)
    1. В силу п. 3 ст. 59 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) взыскивать расходы с заявителя можно лишь если нет на них средств у должника; при наличии имущества должника расходы с заявителя взыскивать нельзя.
    2. Обязанность должника – гражданина оплатить расходы по делу о банкротстве не связана неразрывно с его личностью и в случае его смерти по ней происходит правопреемство, а потому арбитражный управляющий вправе требовать уплаты от правопреемника умершего должника.
    3. В случае смерти должника – гражданина возможно правопреемство и потому нельзя прекращать производство по п. 6 ч. 1 ст. 150 АПК РФ.
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 25.06.2013 № 14520/12 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам только в отношении этого же жилого дома)
    (Ключевые слова: банкротство застройщика; признание права; подведомственность; равенство)
    1. Положения § 7 гл. IX Закона о банкротстве, устанавливающие особенности банкротства застройщиков, не подлежат применению к требованиям граждан о признании права собственности на квартиры в спорном доме, поскольку должник передал другому лицу права застройщика этого дома до возбуждения в отношении него дела о банкротстве и не по установленным этим параграфом правилам. Указанная сделка судом недействительной не признавалась и такая возможность уже утрачена, поскольку право собственности на квартиры в спорном доме признано в судебном порядке за подавляющим большинством граждан – инвесторов без заявления возражений со стороны конкурсного управляющего должником.
    2. Требования граждан о признании права собственности на квартиры в спорном доме не подпадают под нормы о специальной подведомственности дел арбитражным судам и под действие специальных правил о банкротстве застройщиков. Исходя из субъектного состава и характера спорных отношений эти дела подлежали рассмотрению судом общей юрисдикции.
    Вместе с тем обращение граждан – инвесторов в арбитражный суд вызвано отказом суда общей юрисдикции рассматривать их иски о признании права собственности на квартиры в спорном доме после введения в действие § 7 гл. IX Закона о банкротстве.
    Президиум ВАС РФ неоднократно указывал на недопустимость ситуации, в которой лицо не может реализовать предусмотренное законодательством право на судебную защиту (в частности, постановления от 21.10.2008 № 7131/08, от 29.05.2012 № 17607/11).
    При таких условиях в целях обеспечения эффективной судебной защиты интересов граждан арбитражный суд обязан был принять соответствующие иски граждан к производству с вынесением решений по существу спора.
    В отсутствие возражений участвующих в деле лиц против компетенции арбитражного суда рассмотрение предъявленных гражданами требований в рамках дела о банкротстве застройщика само по себе не могло нарушить прав и интересов этих граждан и иных участников процесса.
    3. Заявленное о признании права собственности на квартиру удовлетворено судами правомерно, с соблюдением единства критериев и правовых оснований, исходя из которых за иными гражданами – инвесторами строительства спорного дома признано право на причитающиеся им квартиры (380 из 405 квартир).
    Так, суды учли, что после введения спорного дома в эксплуатацию ни должник, ни новый застройщик не регистрировали за собой право собственности ни на дом в целом, ни на конкретные квартиры, в связи с чем подписание или отказ от подписания застройщиком актов приема-передачи квартир не может служить правовым основанием для признания или отказа в признании права конкретного гражданина на причитающуюся ему квартиру.
    Вывод о допустимости предъявления в сходной ситуации иска именно о признании права собственности на помещение в завершенном строительством доме, на который не регистрировалось право застройщика, содержится в постановлении Президиума ВАС РФ от 27.03.2012 № 15961/11.
    Вопрос о взыскании дополнительных платежей на завершение строительства может быть разрешен посредством предъявления ТСЖ самостоятельного иска.
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 20.06.2013 № 3810/13 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    (Ключевые слова: вклад, притворная сделка, банкротство; преюдиция)
    1. Учредители (участники) юридических лиц лишены права предъявлять какие-либо требования к должнику в процессе его банкротства. Обязательства перед учредителями (участниками) должника – юридического лица, вытекающие из такого участия, носят внутренний характер и не могут конкурировать с внешними обязательствами, то есть с обязательствами должника как участника имущественного оборота перед другими участниками оборота. Учредители (участники) должника – юридического лица несут риск отрицательных последствий, связанных с его деятельностью, и могут заявлять требования лишь на имущество, оставшееся после удовлетворения требований всех других кредиторов.
    2. Общество не отвечает требованиям Закона Российской Федерации «О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации» (далее – Закон о потребительской кооперации), на который имеется ссылка во всех его уставах: оно не преследовало предусмотренных указанным Законом задач, не состояло из пайщиков, принятых в установленном данным Законом порядке и объединивших свои паи для достижения какой-либо общей цели. Вместо этого общество занималось привлечением на возвратной основе денежных средств граждан, оформляя договоры заимствования как внесение одним лицом не предусмотренных Законом о потребительской кооперации множественных паевых и членских взносов.
    Исходя из содержания спорных договоров о вступлении в общество, заключавшие эти договоры граждане являлись не пайщиками потребительского общества в смысле, придаваемом этому понятию Законом о потребительской кооперации, а пайщиками (источниками финансирования) конкретных программ общества.
    Квалифицируя правоотношения общества с гражданами, основанные на договорах о вступлении в данное общество, суды ошибочно исходили из буквального прочтения терминов, употребленных в этих договорах, тогда как следовало руководствоваться требованиями законодательства, предъявляемыми к потребительским обществам, целям их деятельности, оформлению в них членства, порядку выхода, внесения (возврата) паев и формирования паевых фондов.
    Указанные договоры являются притворными сделками и прикрывают операции по привлечению обществом денежных средств граждан на условиях платности, срочности и возвратности, то есть осуществление банковских операций лицом, не имеющим статуса банка и специальной правоспособности, что запрещено законом.
    В данном случае одна сторона – общество – принимала от граждан денежные суммы и обязывалась возвратить их по истечении определенного периода времени с процентами, именуемыми в договоре поквартальными кооперативными выплатами.
    С учетом изложенного и согласно абз. 8 ст. 2 и п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве ни одному из лиц, чьи права основаны на подобных договорах о вступлении в потребительское общество, нельзя отказать во вступлении кредитором в дело о банкротстве общества со ссылкой на то, что он является пайщиком, участником, учредителем этого общества.
    Отношения между обществом и его так называемыми пайщиками строились на основе гражданско-правовых договоров и носили обязательственный характер. Поскольку эти отношения имели единую правовую природу и были основаны на абсолютно одинаковых договорах, то в случае банкротства общества граждане, именуемые в этих договорах пайщиками, должны иметь одинаковые права и обязанности. Недопустимо одних так называемых пайщиков (их правопреемников) признать реестровыми кредиторами должника-банкрота, а другим отказать, ссылаясь на то, что они являются участниками (учредителями) должника-банкрота. При этом не имеет правового значения ни подтверждение прав так называемых пайщиков судебными решениями, ни последующая уступка взысканных по судебным решениям денежных сумм в пользу иных лиц.
    Ст. 8 ГК относит к числу оснований возникновения гражданских прав и обязанностей договоры и иные сделки, а также судебные решения, устанавливающие гражданские права и обязанности. В данном случае правовыми основаниями заявления так называемыми пайщиками требований о взыскании денежных средств в судах общей юрисдикции, а также подачи заявлений о включении их требований в реестр кредиторов должника в арбитражном суде являлись гражданско-правовые договоры, соглашения к ним, документы об оплате денежных средств, акты сверки расчетов и т. п. Принятые судами общей юрисдикции решения о взыскании с общества в пользу граждан денежных средств не устанавливали новых прав и обязанностей, а подтверждали уже возникшие из этих договоров права граждан на возврат обществом внесенных ему денежных средств.
    3. Квалификация судом общей юрисдикции взыскиваемых с общества в пользу граждан денежных средств в качестве паевых взносов не исключает возможности иной правовой оценки тех же отношений арбитражными судами, поскольку согласно ч. 3 ст. 69 АПК РФ вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно только в части установленных им фактических обстоятельств, на что неоднократно указывалось Президиумом ВАС РФ (постановления от 03.04.2007 № 13988/06, от 17.07.2007 № 11974/06).
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 20.06.2013 № 6572/12 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    (Ключевые слова: оспаривание сделок при банкротстве; залог)
    Законодательное регулирование вопросов недействительности сделок с предпочтением, предусмотренных абз. 5 п. 1, п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве, имело целью создание правового механизма, обеспечивающего реализацию прав кредиторов на получение того, что им справедливо причиталось при должном распределении конкурсной массы.
    Сделка по передаче заемщиком взамен исполнения обязательства по кредитному договору в качестве отступного вещи, ранее переданной им в залог в обеспечение исполнения того же обязательства, в ситуации равноценного встречного предоставления может быть признана недействительной на основании абз. 5 п. 1, п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве, лишь если кредитной организации было либо должно было быть известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества заемщика и при наличии хотя бы одного из следующих условий, указывающих на наличие признаков предпочтительности:
    имеются непогашенные требования кредиторов первой и второй очереди и при этом средств, вырученных от реализации незаложенного имущества, недостаточно для их удовлетворения;
    за счет конкурсной массы невозможно осуществить финансирование расходов по текущим платежам, указанным в п. 2 ст. 138 Закона о банкротстве;
    предоставлением отступного прекращено в том числе обеспеченное залогом обязательство заемщика по уплате неустоек (штрафов, пеней), иных финансовых санкций и одновременно установлена невозможность полного погашения требований иных кредиторов третьей очереди по основному долгу и причитающимся им процентам.
    Последствия признания такой сделки недействительной согласно п. 1 ст. 61.6 Закона о банкротстве заключаются в возложении на кредитную организацию, которая получила отступное, обязанности по возврату его в конкурсную массу и восстановлении задолженности по кредитному договору.
    При этом восстановленное требование к заемщику в той части, в которой оно было погашено с предпочтением, может быть заявлено после возврата в конкурсную массу имущества, полученного по соглашению об отступном, и подлежит удовлетворению по правилам п. 2 ст. 61.6 Закона – после удовлетворения требований кредиторов третьей очереди, включенных в реестр требований кредиторов.
    В той же части, в которой обязательства по кредитному договору были прекращены без признаков предпочтительности, судебное решение о признании сделки недействительной не может повлечь за собой ухудшение положения кредитора в процедуре конкурсного производства. Поэтому в указанной части после возврата имущества в конкурсную массу требование кредитной организации при его предъявлении в течение двух месяцев со дня вступления в законную силу судебного акта о недействительности сделки считается заявленным в установленный абз. 3 п. 1 ст. 142 Закона о банкротстве срок. Залог в части, обеспечивающей восстановленную задолженность, погашенную без признаков предпочтительности, также восстанавливается по смыслу пп. 1 п. 1 ст. 352 ГК РФ. Данное требование предоставляет кредитной организации права залогового кредитора в упомянутой части со дня его включения в реестр требований кредиторов.
    При невозможности возврата имущества в натуре суд при применении последствий недействительности сделки, совершенной в ситуации равноценного встречного предоставления, взыскивает с кредитной организации денежные средства в размере обязательств, погашенных с предпочтением, и восстанавливает задолженность заемщика в том же размере, которая на основании п. 2 ст. 61.6 Закона о банкротстве удовлетворяется после удовлетворения требований кредиторов третьей очереди, включенных в реестр требований кредиторов.
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 25.06.2013 № 3525/13 (нет оговорки о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    (Ключевые слова: оспаривание сделок в банкротстве; сделки с предпочтением)
    1. Ст. 6 и 79 БК РФ допускают расходование бюджетных средств путем предоставления бюджетных инвестиций основанному на праве хозяйственного ведения действующему государственному унитарному предприятию.
    В этом случае в соответствии с п. 5 ст. 79 БК РФ и п. 2 ст. 14 Закона об унитарных предприятиях бюджетные инвестиции выступают источником увеличения уставного фонда государственного предприятия вследствие получения предприятием от собственника дополнительного имущества сверх того, которым оно уже было наделено при первоначальном формировании уставного фонда.
    В настоящем деле таких отношений между предприятием и Московской областью не возникло.
    Так, при заключении договора уступки и последующих соглашений не предполагалось, что созданные в ходе исполнения инвестиционных контрактов сети и сооружения когда-либо поступят во владение предприятия и будут закреплены за ним на праве хозяйственного ведения. Во всех документах, составленных с участием предприятия и согласованных по правилам ст. 125 ГК РФ с Московской областью в лице ее органов, неизменно закреплялось обратное – передача объектов в казну публично-правового образования.
    Никаких решений об увеличении уставного капитала предприятия Московская область не принимала и не намеревалась принимать, поскольку не планировала осуществлять меры по дополнительной передаче предприятию какого-нибудь имущества.
    Таким образом, не имеется оснований полагать, что предприятию выделялись бюджетные инвестиции в смысле ст. 79 БК РФ.
    После реального зачисления на расчетный счет предприятия денежных средств, перечисленных Министерством имущественных отношений Московской области, Сбербанк не мог быть поставлен в преимущественное положение по отношению к другим кредиторам предприятия, требования которых не были удовлетворены в преддверии банкротства.
    Указанный подход соответствует как положениям ст. 1 ГК РФ, определяющей основные начала гражданского законодательства (признание равенства участников гражданских отношений, обеспечение восстановления нарушенных прав, их судебная защита), так и установленному Законом о банкротстве особому режиму имущественных требований к должнику, не допускающему удовлетворения требований кредиторов в индивидуальном порядке, что, по существу, направлено на предоставление кредиторам равных правовых возможностей при реализации экономических интересов в случаях, когда имущества должника недостаточно для справедливого его распределения между кредиторами.
    2. Удовлетворяя заявление конкурсного управляющего в полном объеме, суды не приняли во внимание цель законодательного регулирования вопросов недействительности сделок с предпочтением.
    Положения ст. 61.3 Закона о банкротстве направлены на создание правового механизма, обеспечивающего защиту конкурсной массы в связи с недостаточностью имущества должника для проведения расчетов с кредиторами.
    Поэтому размер подлежащего возврату в конкурсную массу имущества, ранее полученного кредитором по сделке с предпочтением, не может превышать совокупного размера требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, и неисполненных текущих обязательств должника. При ином подходе судебное взыскание по правилам ст. 61.3 Закона о банкротстве будет производиться не только в интересах кредиторов в связи с необходимым пополнением конкурсной массы, а на иные не связанные с процедурой конкурсного производства цели, что противоречит смыслу законодательства о несостоятельности.
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 21.05.2013 № 14426/12 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    (Ключевые слова: банкротство; приостановление производства по делу; злоупотребление правом; вексель; субсидиарная ответственность)
    Взыскивая задолженность предприятия по оплате приобретенного им векселя банка, суды необоснованно отказали в приостановлении производства по данному делу до рассмотрения иска об оспаривании сделки по погашению с помощью этого векселя задолженности предприятия перед банком.
    Такой отказ и взыскание долга по сделке с векселем, выданным заведомо неплатежеспособным векселедателем, совершенной сторонами в условиях, когда они не могли не знать, что требования к такому векселедателю уже не могут быть заявлены в обычном порядке, и, исходя из п. 1 ст. 10 ГК, действовали явно недобросовестно, при наличии судебного решения о недействительности банковской операции по погашению задолженности предприятия перед банком, совершенной в том числе с использованием спорного векселя, и о восстановлении этой задолженности привели к неосновательному обогащению на стороне истца и нарушению прав ответчика. Учитывая, что спорный вексель приобретался предприятием ввиду недостаточности собственных денежных средств для исполнения обязательств заемщика по кредитному договору, удовлетворение иска о взыскании спорного долга в силу п. 5 ст. 115 ГК может повлечь возложение обязанности по его уплате на Российскую Федерацию в порядке субсидиарной ответственности, что свидетельствует о нарушении не только частноправовых интересов предприятия, но и публичных интересов.
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 10.09.2013 № 14917/11 (нет оговорки о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    (Ключевые слова: отстранение арбитражного управляющего; продажа прав требования при банкротстве; добросовестность; преюдиция; доказательства)
    В силу общего правила, закрепленного в п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве, арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника и кредиторов. Это означает, что внося собранию (комитету) кредиторов предложения об уступке требований, арбитражный управляющий как лицо, специально уполномоченное на проведение процедур банкротства, обязан высказать профессиональное суждение по данному вопросу, сформированное с учетом таких факторов (обстоятельств), как характер и причины образования дебиторской задолженности, объем подтверждающих ее документов, период просрочки, меры, принятые к взысканию, вероятность погашения задолженности исходя из имущественного положения дебитора и наличия обеспечения, а также предполагаемый размер расходов, связанных с истребованием долга.
    При наличии сложившейся судебной арбитражной практики разрешения споров о порядке возмещения транспортным организациям расходов, связанных с перевозкой льготных категорий граждан, относящихся к федеральному и региональному регистрам льготников, существовала большая вероятность того, что окончательные решения по искам общества, в отношении которого открыта процедура конкурсного производства, будут вынесены в его пользу.
    По этой причине у конкурсного управляющего не имелось оснований считать дебиторскую задолженность низколиквидной либо безнадежной, так как при наличии исполнительных листов без каких-либо существенных затрат управляющим сравнительно быстро могли быть получены в конкурсную массу денежные средства из бюджета публично-правового образования.
    В такой ситуации любой разумный и добросовестный арбитражный управляющий отложил бы принятие решения о продаже дебиторской задолженности до получения итогового решения хотя бы по одному из дел, рассматриваемых в порядке искового судопроизводства, одно из которых уже разрешалось Президиумом ВАС РФ.
    Поскольку на арбитражного управляющего возложена самостоятельная обязанность действовать в отношении должника и кредиторов добросовестно и разумно (п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве), само по себе то обстоятельство, что действия управляющего были одобрены решением собрания кредиторов, в признании которого недействительным отказано, не исключает возможность квалификации этих действий как несоответствующих стандартам добросовестности и разумности.
    Арбитражный управляющий ненадлежащим образом выполняла обязанности конкурсного управляющего обществом, осознавала неправомерность своих действий (бездействия), которые шли вразрез с интересами должника и кредиторов, допущенные ею нарушения являются существенными, поэтому она подлежит привлечению к ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 20.4 Закона о банкротстве, в виде отстранения от исполнения обязанностей конкурсного управляющего, что в рассматриваемом случае отвечает общеправовому принципу соразмерности меры ответственности характеру допущенного нарушения.
    Ссылки судов на решение суда по заявлению Росреестра о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ, ошибочны. В рамках этого дела было констатировано отсутствие оснований для наложения административного взыскания, при этом кредиторы должника к участию в названном деле не привлекались.
    Письмо саморегулируемой организации арбитражных управляющих, членом которой является арбитражный управляющий, содержит лишь частное мнение упомянутой организации по вопросу о наличии (отсутствии) в действиях управляющего признаков противоправности, в связи с чем оно в соответствии с ч. 1 ст. 64 АПК РФ не могло быть признано надлежащим доказательством по настоящему спору.
     

    Вложения:

  9. Александр Чижов
    Offline

    Александр Чижов Арбитражный управляющий

    В разделе "Правовые позиции Президиума ВАС РФ" опубликован обзор постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по частноправовым спорам, опубликованным на сайте в октябре 2013 г.
    ---

    Постановление Президиума от 02.07.2013 № 3316/13 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    Гражданин, в отношении которого открыто конкурсное производство, обратился в арбитражный суд с иском к конкурсному управляющему и третьему лицу о признании недействительными торгов по продаже недвижимого имущества гражданина и договора купли-продажи недвижимого имущества, заключенного между конкурсным управляющим и третьим лицом, а также о применении последствий недействительности ничтожной сделки.
    Согласно п. 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» суду общей юрисдикции подведомственны споры с участием индивидуального предпринимателя по завершении процедуры признания его банкротом. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» не содержит норм, исключающих применение этого разъяснения.
    Индивидуальный предприниматель несмотря на внесение в ЕГРИП записи о прекращении его деятельности как индивидуального предпринимателя в связи с принятием решения о признании его несостоятельным (банкротом), продолжает оставаться должником по возбужденному арбитражным судом в отношении него как индивидуального предпринимателя делу и заинтересованным лицом в оспаривании торгов по продаже принадлежащего ему имущества.
    Поскольку п. 17 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает предъявление всеми помимо арбитражного управляющего лицами заявлений о признании сделок должника недействительными в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности, индивидуальный предприниматель, в отношении которого не завершено дело о банкротстве, возбужденное в связи с неспособностью его как индивидуального предпринимателя без образования юридического лица удовлетворить в полном объеме требования кредиторов, вправе был обратиться с настоящим иском в арбитражный суд.
     

    Вложения:

  10. Александр Чижов
    Offline

    Александр Чижов Арбитражный управляющий

    В разделе "Правовые позиции Президиума ВАС РФ" опубликован обзор постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по частноправовым спорам, опубликованным на сайте в ноябре 2013 г.
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 30.07.2013 № 1142/13 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    1. Между обществом и министерством заключен государственный контракт на сумму 12 млн. руб. Дополнительным соглашением в государственный контракт внесены изменения в части указания платежных реквизитов исполнителя контракта (общества): в качестве банка-получателя указан банк С.
    Министерство 07.11.2008 ошибочно перечислило аванс в размере 6 млн. руб. на расчетный счет общества, находящийся в банке Л, согласно реквизитам, указанным в первоначальной редакции государственного контракта.
    Приказом Банка России от 13.11.2008 у банка Л с 14.11.2008 отозвана лицензия на осуществление банковских операций.
    Решением арбитражного суда банк Л признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство. Общество является кредитором банка и включено в реестр его кредиторов.
    До предъявления настоящего иска министерство полностью исполнило обязанность по оплате выполненных по контракту работ, перечислив платежным поручением на счет общества в банке С 6 млн. руб. в счет оплаты за выполненные работы.
    Согласно вступившему в законную силу решению арбитражного суда по другому делу города с министерства в пользу общества взыскано 6 млн. руб. долга по государственному контракту, которые были перечислены обществу.
    В настоящем деле рассматривается требование министерства о взыскании с общества неосновательного обогащения в сумме 6 млн. руб.
    2. Ошибочно перечисленные министерством денежные средства, зачисленные банком Л на расчетный счет общества (13.11.2008) до отзыва у банка лицензии (14.11.2008), считаются фактически полученными обществом. При нормальных условиях оборота такое перечисление прекращало бы обязательство министерства перед обществом. Однако в условиях, когда у общества не было возможности фактически воспользоваться зачисленными на его счет средствами по причинам, не зависящим от него (неплатежеспособность банка, отзыв лицензии, прекращение операций по счету, банкротство банка), оснований для взыскания с общества зачисленной на его счет суммы в качестве неосновательного обогащения не имеется.
    В данном случае риски, связанные с неплатежеспособностью (банкротством) банка, не должны возлагаться на сторону договора, которая имеет расчетный счет в таком банке. Эти риски перешли на министерство, так как, перечислив деньги не на тот счет, оно исполнило обязательство ненадлежащим образом: не в соответствии с измененными условиями государственного контракта, которые были согласованы сторонами, а в соответствии с прежней редакцией контракта.
    Однако справедливое распределение рисков между сторонами договора не должно приводить к неосновательному обогащению одной стороны за счет другой.
    Министерство в совокупности перечислило обществу 18 млн. рублей, из которых ошибочно перечисленные 6 млн. рублей не могут считаться надлежащим исполнением, однако не должны приводить к обогащению общества, которое в деле о банкротстве банка Л является конкурсным кредитором на сумму более 7 млн. руб., включая и спорные 6 млн. руб.
    Учитывая, что в деле о банкротстве имеется только абстрактная возможность полного удовлетворения требований конкурсных кредиторов третьей очереди за счет имущества должника (банка), нельзя утверждать, что неосновательное обогащение определяется размером перечисленной на счет общества суммы.
    В качестве неосновательного обогащения можно рассматривать только принадлежащее обществу право требования к банку Л на сумму 6 млн. руб.
    Указанное обстоятельство позволяет квалифицировать требование министерства как требование о переводе на него установленных в деле о банкротстве требований общества к банку Л.
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 15.10.2013 № 7070/13 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    1. Полагая, что конкурсный управляющий не принял должных мер по осуществлению контроля за финансово-хозяйственной деятельностью общества, созданного путем замещения активов предприятия (должника в деле о банкротстве), ненадлежащим образом представлял интересы предприятия – единственного акционера общества – в органах управления общества, уклонился от оспаривания сделок, направленных на отчуждение обществом недвижимого имущества, ФНС России (в качестве кредитора в деле о банкротстве) обратилась в суд с жалобой на действия (бездействие) конкурсного управляющего в порядке, предусмотренном ст. 60 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве).
    2. Ст. 115 и 141 Закона о банкротстве допускается замещение активов должника путем создания на базе его имущества одного открытого акционерного общества. В таком случае должник становится единственным учредителем вновь образованного общества, а размещенные в ходе замещения активов акции включаются в состав имущества должника.
    Согласно п. 2 ст. 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий обязан принять в ведение имущество должника, обеспечить сохранность данного имущества. Применительно к акциям, поступившим во владение должника при замещении активов, конкурсный управляющий должен принять все возможные меры, направленные на обеспечение прироста рыночной стоимости ценных бумаг или по меньшей мере на поддержание их стоимости.
    Исходя из этого конкурсный управляющий как лицо, представляющее высший орган управления вновь образованного общества, должен в силу действовать добросовестно и разумно в интересах должника и кредиторов при принятии решений по вопросам, отнесенным к компетенции общего собрания акционеров.
    Директор созданного в ходе замещения активов хозяйственного общества подотчетен конкурсному управляющему, который не вправе устраниться от исполнения обязанности по контролю за выполнением этим директором полномочий руководителя.
    Отчуждение вновь образованным обществом целого ряда объектов недвижимости, ранее внесенных должником в уставный капитал, не может не вызывать у добросовестного и разумного конкурсного управляющего справедливых опасений относительно сохранности конкурсной массы, поскольку такие операции могут оказать существенное влияние на стоимость активов акционерного общества и, как следствие, на рыночную стоимость акций, затрагивая тем самым интересы должника и его кредиторов.
    3. В соответствии с п. 1 ст. 143 Закона о банкротстве конкурсный управляющий обязан представлять собранию кредиторов (комитету кредиторов) отчет о своей деятельности, информацию о финансовом состоянии должника и его имуществе как на момент открытия конкурсного производства, так и в ходе конкурсного производства, а также иную информацию.
    Так, на собрании кредиторов предприятия принято решение об обязании конкурсного управляющего включить в отчет о своей деятельности сведения об исполнении им полномочий органа управления и акционера общества и приложить к отчету копии протоколов заседаний единственного акционера и наблюдательного совета, документов, рассматривавшихся на этих заседаниях, аудиторских заключений, составленных по результатам проверки финансово-хозяйственной деятельности общества.
    В материалах рассматриваемого обособленного спора нет доказательств исполнения конкурсным управляющим указанного решения собрания кредиторов.
    Решением арбитражного суда по другому делу установлено, что у конкурсного управляющего имеются все запрошенные собранием кредиторов документы и данное обстоятельство признано самим управляющим.
    В ходе судебного разбирательства по настоящему обособленному спору конкурсный управляющий вновь не представил отыскиваемую кредиторами информацию, которой он располагал.
    При этом в деле не имеется каких-либо доказательств, указывающих на злоупотребление кредиторами правом на информацию. Об этом могли бы свидетельствовать, в частности, следующие обстоятельства: неоднократное заявление ими требований о представлении одних и тех же документов при условии, что первое из таких требований было надлежащим образом удовлетворено арбитражным управляющим; предъявление кредиторами требований о представлении информации и документов, не представляющих ценности с точки зрения контроля за ходом процедуры банкротства; истребование кредиторами конфиденциальной информации в целях ее использования и (или) распространения во вред интересам должника.
    Поскольку конкурсный управляющий не довел до кредиторов имевшиеся в его распоряжении сведения, которые те на законных основаниях пытались получить, именно управляющему надлежало объяснить мотивы своего отказа в удовлетворении правомерных требований собрания кредиторов и представить доказательства отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах предприятия добросовестно при выполнении полномочий единственного акционера общества (ч. 1 ст. 9, ч. 1 ст. 65 АПК РФ).
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 15.10.2013 № 7070/13 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    1. Согласно п. 1 ст. 143 Закона о банкротстве конкурсный управляющий подконтролен собранию (комитету) кредиторов, он представляет им отчет о своей деятельности. Предусмотренный названной статьей Закона о банкротстве перечень сведений, подлежащих раскрытию конкурсным управляющим, не является исчерпывающим. Закон о банкротстве указывает на то, что собрание (комитет) кредиторов вправе установить дополнительные требования к отчету конкурсного управляющего, касающиеся иных, помимо прямо поименованных законодателем, сведений о ходе конкурсного производства (пункт 2 статьи 143).
    Дополнительная информация подлежит представлению собранию (комитету) кредиторов, если она относится к сфере законных интересов кредиторов должника, преследующих цель наиболее полного удовлетворения своих требований в ходе процедуры конкурсного производства.
    При рассмотрении настоящего дела судами установлено, что единственным активом предприятия, включенным в конкурсную массу, является 100-процентный пакет акций общества.
    ФНС России как уполномоченный орган неоднократно заявляла о том, что дочернее общество производит отчуждение ранее внесенной в его уставный капитал недвижимости. Конкурсный управляющий данное обстоятельство не оспаривал.
    Отчуждение вновь образованным акционерным обществом целого ряда объектов недвижимого имущества не может не вызывать у кредиторов и уполномоченного органа обоснованных опасений относительно сохранности конкурсной массы, поскольку такие операции могут оказать существенное влияние на стоимость активов дочернего общества и, как следствие, на рыночную стоимость принадлежащего предприятию пакета акций, затрагивая тем самым интересы кредиторов и уполномоченного органа.
    Конкурсный управляющим предприятием одновременно является лицом, представляющим высший орган управления созданного в ходе замещения активов.
    Большинство запрошенных собранием кредиторов документов имелось в распоряжении конкурсного управляющего, что подтверждено решением арбитражного суда по другому делу, а отсутствующие могли быть им получены на основании ст. 91 Федерального закона «Об акционерных обществах».
    В связи с этим следует признать правомерными требования собрания кредиторов о представлении конкурсным управляющим протоколов решений единственного акционера общества, заседаний его наблюдательного совета, годовых отчетов и аудиторских заключений, бухгалтерских балансов, перечня недвижимого имущества общества и сведений о выбытии недвижимости.
    Разумные мотивы отказа в удовлетворении названных требований собрания кредиторов конкурсным управляющим не приведены, его доводы о конфиденциальном характере испрашиваемых сведений документально не подтверждены.
    2. Согласно п. 2 ст. 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий обязан принять в ведение имущество должника, обеспечить сохранность данного имущества.
    Применительно к акциям, поступившим во владение должника при замещении активов, это означает, что конкурсный управляющий вплоть до момента реализации ценных бумаг должен принимать все возможные меры, направленные на обеспечение прироста их рыночной стоимости или по меньшей мере на поддержание текущей цены.
    При этом стоимость акций во многом зависит от качества и эффективности работы органов управления акционерного общества, их профессионализма.
    Конкурсные кредиторы имеют основанный на законе интерес в том, чтобы результаты деятельности совета директоров (наблюдательного совета) и единоличного исполнительного органа созданного в ходе замещения активов общества не приводили к обесценению акций, за счет которых будут погашаться их требования. В свою очередь, реализация конкурсным управляющим в отношении общества прав, предоставленных корпоративным законодательством, должна отвечать этим правомерным ожиданиям кредиторов.
    Выступая в качестве представителя акционера, владеющего всеми акциями общества, конкурсный управляющий не является обычным инвестором, вложившим по своему усмотрению личные сбережения в ценные бумаги. Он действует в этой сфере в целях обеспечения максимальной экономической эффективности процедуры замещения активов в интересах третьих лиц – должника и кредиторов.
    Изложенное позволяет сделать вывод о том, что регулируемые корпоративным законодательством действия конкурсного управляющего предприятием в качестве лица, представляющего единственного акционера общества, также подконтрольны собранию (комитету) кредиторов.
    Применительно к настоящему спору общество через свои органы производило отчуждение недвижимости. При этом информация о соответствующих сделках скрывалась от кредиторов предприятия, им не представлялись документы, указывающие на рациональность использования имущества дочерним обществом.
    При указанных обстоятельствах собранием кредиторов правомерно поставлен вопрос об изменении состава органов управления общества (наблюдательного совета и единоличного исполнительного органа).
    В соответствии с п. 4 ст. 15 Закона о банкротстве в случае, если решение собрания кредиторов, в частности, нарушает права и законные интересы лиц, участвующих в деле о банкротстве, либо принято с нарушением установленных названным Законом пределов компетенции собрания кредиторов, такое решение может быть признано недействительным по заявлению лиц, участвующих в деле о банкротстве.
    В материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства нарушения оспариваемыми решениями собрания кредиторов прав и законных интересов конкурсного управляющего или иных участвующих в деле о банкротстве лиц.
    Кредиторы лишь конкретизировали перечень тех сведений и документов, которые конкурсный управляющий был обязан представить в силу Закона о банкротстве. Это позволит собранию кредиторов эффективно контролировать работу конкурсного управляющего. Требования собрания о совершении конкурсным управляющим определенных действий имеют непосредственное отношение к упомянутой процедуре конкурсного производства, они направлены на защиту имущества должника посредством надлежащего представления интересов предприятия в органах управления общества.
    Вместе с тем при исполнении решений собрания кредиторов от 18.01.2013 о представлении документов и информации конкурсный управляющий обязан учитывать положения Закона Российской Федерации «О государственной тайне».
    Поэтому в случае обнаружения им в документах, которые требовали представить кредиторы, сведений, отнесенных к государственной тайне и засекреченных в порядке и на основании законодательства о государственной тайне, ему надлежит сообщить об основаниях отнесения информации, содержащейся в этих документах, к охраняемой законом тайне и представить кредиторам общедоступную часть информации в виде выписок из таких документов, исключив из них засекреченную информацию.
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 23.07.2013 № 2688/13 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    1. В силу п. 18 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» (далее – постановление № 35) распределение судебных расходов в деле о банкротстве между лицами, участвующими в деле, осуществляется с учетом целей конкурсного производства и наличия в деле о банкротстве обособленных споров, стороны которых могут быть различны.
    Судебные расходы лиц, в пользу которых был принят судебный акт по соответствующему обособленному спору, подлежат возмещению лицами, не в пользу которых был принят данный судебный акт.
    Как усматривается из материалов дела, жалобы на действия (бездействие) арбитражного управляющего рассмотрены в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) должника и относятся к обособленным спорам в соответствии с разъяснениями, данными в п. 14, 15 постановления № 35.
    Поскольку требования к арбитражному управляющему удовлетворены не были, в силу приведенных разъяснений судебные расходы по делу несут лица, жалобы которых признаны судом необоснованными.
    Вывод суда первой инстанции о том, что расходы на оплату услуг лица, привлеченного конкурсным управляющим для представления своих интересов при рассмотрении жалобы на его действия, относятся к расходам по делу о банкротстве, является несостоятельным, поскольку в силу п. 1 ст. 59 Закона о банкротстве расходы на оплату услуг представителя могут быть отнесены на должника только в том случае, если данные расходы непосредственно связаны с осуществлением мероприятий, предусмотренных процедурами банкротства, и направлены на достижение их целей.
    Предметом заявлений арбитражного управляющего в соответствии с п. 18 постановления № 35 является требование о возмещении судебных издержек, понесенных им на оплату услуг представителя, в порядке ст. 106, 110 АПК РФ. Положения ст. 59 Закона о банкротстве в настоящем случае не могут быть применены. Оснований полагать, что судебные расходы подлежат отнесению на должника и возмещению за счет его имущества, у суда не имелось.
    Расходы по обособленным спорам, в которых не участвует должник и не затрагиваются интересы конкурсной массы, в соответствии с абз. 2 п. 18 постановления № 35 распределяются по общим правилам искового производства (ст. 110 АПК РФ). Разъяснения, содержащиеся в абз. 4 п. 18 данного постановления, в этом случае не применяются.
    2. При этом правовая позиция, изложенная в постановлении Президиума ВАС РФ от 26.06.2012 № 745/12, должна быть учтена при оценке разумности произведенных расходов. В частности, судам следует оценивать возможность конкурсного управляющего самостоятельно дать пояснения по фактическим обстоятельствам спора, возможность и необходимость его личного участия, объем фактически выполненной привлеченным лицом работы и ее сложность.
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 30.07.2013 № 14016/10 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    В силу п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве и разъяснений, содержащихся в п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя» (далее – Постановление № 58), право определять порядок и условия продажи заложенного имущества является специальным правом залогодержателей. Собрание (комитет) кредиторов не вправе определять порядок и условия продажи заложенного имущества.
    Действительно, в п. 14 Постановления № 58 разъяснено, что если предмет залога входит в состав предприятия должника, предприятие может быть продано как единый объект. При проведении оценки предприятия должно быть отдельно оценено заложенное имущество. Залоговый кредитор имеет право преимущественного удовлетворения своих требований из части денежной суммы, вырученной от продажи предприятия. Размер этой части в общей сумме, вырученной от продажи предприятия, должен определяться исходя из соотношения начальной продажной цены предмета залога, установленной судом, и начальной продажной цены предприятия.
    Однако продажа предмета залога на таких условиях возможна только по согласованию с залоговыми кредиторами, поскольку установленный Законом о банкротстве порядок преимущественного удовлетворения их требований не лишает этих кредиторов права определять порядок и условия его продажи.
    При наличии разногласий их разрешение возможно путем обращения как залогового кредитора, так и конкурсного управляющего в порядке, установленном п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве, в арбитражный суд, который вправе исходя из конкретных обстоятельств признать такой порядок реализации предмета залога целесообразным либо нет.
    В данном случае конкурсный управляющий, передав не согласованный с залоговыми кредиторами проект порядка и условий продажи предприятия, и комитет кредиторов, приняв оспариваемое решение, нарушили права и законные интересы залоговых кредиторов.
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 10.09.2013 № 4501/13 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельством)
    Дело в части признания незаконными действий конкурсного управляющего направлено на новое рассмотрение, поскольку проведение финансового анализа и установление признаков преднамеренного и фиктивного банкротства являются обязанностью конкурсного управляющего в связи с введением в отношении должника изначально процедуры конкурсного производства.
     

    Вложения:

  11. Александр Чижов
    Offline

    Александр Чижов Арбитражный управляющий

    Обзор постановлений Президиума ВАС РФ по частноправовым спорам, размещенным на сайте в декабре 2013 г., опубликован в разделе "Правовые позиции Президиума ВАС РФ".
    ---

    Постановление Президиума ВАС РФ от 01.10.2013 № 3574/13 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
    Оговорка, содержащаяся в п. 36 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», о том, что правила толкования норм права, предложенные в этом постановлении, имеют обратную силу и являются основанием для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам в порядке, не может рассматриваться как однозначное указание на придание обратной силы правовым позициям, впоследствии включенным в указанное постановление (в частности, постановлением Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 36 «О внесении изменений и дополнений в постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»). Сфера ее действия ограничивается правовыми позициями, изложенными в постановлении на момент его принятия.
     

    Вложения:

Загрузка...
Похожие темы
  1. Александр Чижов
    Ответов:
    3
    Просмотров:
    2.268
  2. Александр Чижов
    Ответов:
    1
    Просмотров:
    1.449
  3. Александр Чижов
    Ответов:
    1
    Просмотров:
    528
  4. Александр Чижов
    Ответов:
    61
    Просмотров:
    15.356
  5. Леопольд
    Ответов:
    1
    Просмотров:
    1.480

Поделиться этой страницей