В.Соловьев и Арбитражный суд.

Тема в разделе "Все, кроме банкротства", создана пользователем Фрэнк, 2 окт 2007.

  1. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Сенатор от Смоленской области Магомед Магомедов не хочет уходить из Совета Федерации.

    Сенатор от Смоленской области Магомед Магомедов не хочет уходить из Совета Федерации. На то у него есть важные причины

    Moscow Post, 17.11.2008

    В декабре 2007 года истек срок полномочий члена Совета Федерации от Смоленской области Магомеда Магомедова. В сентябре этого года губернатор представил, а депутаты Смоленской областной думы поддержали нового представителя области в Совете Федерации – генерал-полковника Николая Фролова.

    С этого момента прошло уже два месяца, а с момента истечения полномочий Магомедова – почти год, но бывший сенатор уходить со своего поста не собирается. Более того, он изо всех сил цепляется за сенаторское кресло, прилагая к этому поистине отчаянные усилия.

    Дело в том, что как только сенатор Магомедов лишится своего особого статуса, который защищает депутатов Госдумы и членов Совета Федерации от судебного преследования, в отношении него может быть возбуждено сразу несколько уголовных дел. Для него остаться в Совете Федерации – это, если не вопрос жизни и смерти, то выбор между свободой и заключением.

    При этом среди коллег в здании на Большой Дмитровке Магомедов пытается держаться по-прежнему уверенно, демонстрируя показной оптимизм. Наверное, глубоко в душе сенатор все еще надеется, что его, как это было раньше, спасет, по его словам, «собственная финансовая щедрость», которая порождает «хорошие связи в руководстве страны». Он не перестает хвастаться, что «из Кремля его прикрывают наши ребята» - лично первый заместитель администрации Президента Владислав Сурков и помощник Президента Александр Абрамов, а в Совете Федерации ему «покровительствует сам Миронов». Что касается избрания нового сенатора от Смоленской области Николая Фролова, то вопрос с «малой родиной» Магомедов собирается решить незатейливо: дать генерал-полковнику Фролову крупную взятку, чтобы тот отказался от места в верхней палате российского парламента.

    Он продолжает ходить на пленарные заседания, пользуется служебным кабинетом и казенной машиной, получает зарплату и премии. Коллегам по верхней палате он радостно рассказывает, что еще поработает в Совете Федерации на благо отечества, ну и немножко на себя лично.

    Как же так, спросите Вы, ведь это противоречит закону? Однако с законом сенатор привык обращаться по-свойски, то есть непременно в свою пользу.

    Отношения Магомеда Магомедова и его брата Зияудина со ставшей впоследствии родной Смоленской областью, установились задолго до избрания старшего брата в Совет Федерации. Дело в том, что в конце 90-х годов правительство России задумало сделать федеральную трассу Москва-Минск платной. Но для того чтобы брать с водителей деньги, нужно было построить альтернативную бесплатную дорогу. Вот тогда и вспомнили о Старой Смоленской дороге, которая проходит параллельно М-1, соединяя Белоруссию со Смоленском, Вязьмой и Московской областью.

    Однако эту дорогу протяженностью 350 км не ремонтировали больше 20 лет, и она требовала серьезной реконструкции, стоимость которой оценивалась в 500 миллионов рублей. Таких денег ни у Федерального дорожного фонда, ни у администрации Смоленской области не было. В лучшем случае они могли выделить четверть необходимых средств. Остальные деньги в размере более 300 миллионов рублей взаимозачетом за долги выделила нефтяная компания "ЛУКОЙЛ".

    После того как деньги были перечислены Вяземскому ГДРСУ, и Федеральный дорожный фонд зачел долг нефтяной компании, средства были переведены на счета близких с "ЛУКОЙЛом" фирм - "Алькорт" и "Венор", которые принадлежали братьям Магомедовым. Взамен эти структуры должны были поставить топливо и дорожную технику, однако поставки выполнены не были. Куда делись 300 миллионов рублей из "Алькорта" и "Венора" – неизвестно, правоохранительным органам выяснить это так и не удалось.

    Разразившийся скандал смел руководство Смоленской области - после предъявленных следствием обвинений в превышении должностных полномочий губернатор Александр Прохоров потерял свое кресло, его заместитель Балбышкин и советник Бубнов были приговорены к разным срокам тюремного заключения. Полагают, что именно из-за этих денег в сентябре 2002 года был похищен преступниками вице-президент "ЛУКОЙЛа" Сергей Кукура, который отвечал за эту сделку от нефтяной компании. Но украденные деньги так и не нашлись.

    «Сухими из воды» вышли только братья Магомедовы. Более того, в июле 2002 года Магомед Магомедов был избран в Совет Федерации от новой администрации Смоленской области.

    После перехода в верхнюю палату парламента сенатор разделил с братом сферы ответственности: Зияудин руководил бизнесом, а Магомед лоббировал семейные интересы в политической элите России. Между тем, дело братьев продолжало процветать. Их основным бизнесом стал нефтеперерабатывающий терминал №3 в порту Приморска (Ленинградская область), владельцами которого наряду с Магомедовыми являлся бывший президент «Транснефти» Семен Вайншток. Через терминал прокачивались все внеплановые заказы на экспорт нефти за границу по достаточно незамысловатой схеме.

    Выглядело это так. Как только у какой-то компании возникала проблема с отгрузкой нефти через государственные терминалы №1 и №2, принадлежащие «Транснефти», некие люди предлагали направить нефть через терминал №3. Причем, если стоимость транспортировки черного золота через терминалы №1 и №2 составляла примерно 2 доллара за тонну, то при пользовании терминалом №3 цена сразу возрастала до 5 долларов. Государственный бюджет потерял десятки, если не сотни миллионы долларов, однако никто из участников этой аферы наказания не понес.

    Лоббистские способности члена Совета Федерации Магомеда Магомедова особенно ярко проявились в истории с телекоммуникационным бизнесом, когда созданная братьями компания "Сумма телеком" без всякого конкурса получила право работать в новом перспективном диапазоне частот почти по всей России.

    Эксперты характеризуют этот диапазон как один из наиболее интересных, стандартизированных для технологии WiMAX . Этот перспективный рынок сопоставим с нынешним рынком мобильной голосовой связи. К 2010 году он может составить 30—40 млрд долларов. Полученный ресурс позволит компании повысить свою капитализацию до нескольких млрд.

    WiMAX расшифровывается как Worldwide Interoperability for Microwave Access, что можно перевести примерно как “всемирная возможность микроволнового доступа”. Официально стандарт WiMAX носит название IEEE 802.16, в отличие от известного каждому владельцу современного ноутбука WiFi, который называется IEEE 802.11. Но если “вай-фай” рассчитан на расстояния порядка десятков и сотен метров, то “вай-макс” — на десятки километров, причем (в идеале) с большей скоростью передачи данных, сравнимой со скоростью в оптоволоконных и кабельных сетях.

    4 сентября 2006 года компания "Сумма телеком", образованная братьями всего за год до этого, получила без конкурса частоты для развития стандарта связи WiMax в диапазоне 2,5-2,7 ГГц во всех федеральных округах, обойдя "Комстар-ОТС", "Вымпелком" и другие не менее именитые компании. Беспрецедентное решение, подвергшее в шок других участников телекоммуникационного рынка, было принято на заседании Госкомиссии по радиочастотам. В мае 2007 года компания получила лицензию на предоставление услуг подвижной радиосвязи по технологии Tetra по всей России. Таким набором федеральных лицензий и частот, за исключением "Суммы телеком", не владеет сегодня ни один другой российский оператор.

    Еще одна сфера не совсем законного приложения «талантов» Магомеда и Зияутдина Магомедовых – их участие в банковском бизнесе. Они входили в советы директоров всех банков, которые возглавлял печально известный Алексей Френкель (банк «Диамант», ВИП-банк), либо к созданию которых он имел отношение («Европроминвест», «Содбизнесбанк»).
     
  2. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.2

    А в банке «Диамант» нынешний сенатор Магомедов даже стоял во главе совета директоров. Лицензия у банка “Диамант” была отозвана 15 июня 2001 года, как было сказано в приказе Центробанка, “в связи с неисполнением требований федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность <…> и установлением фактов недостоверности отчетных данных”. Этому предшествовало уголовное дело, возбужденное Управлением Федеральной службы налоговой полиции по Москве по факту того, что в 1998 — 1999 годах банк не перевел в бюджет платежи клиентов. Установленный ущерб составлял 239,4 тыс. рублей.

    Источники утверждают, что все возглавляемые Френкелем банки использовались с целью отмывки денег, связанных с нефтяным бизнесом. К сожалению, следствие пока не смогло ответить на вопрос: кто стоит за Френкелем и чьи деньги он «отмывал» в своих многочисленных банках. Однако, все вышеперечисленные банки, в работе которых поучаствовали братья Магомедовы, кончали одинаково – у них отзывались лицензии, в том числе за отмывку криминальных денег.

    Кстати, одна из версий убийства Андрея Козлова (по подозрению в котором арестован Френкель) – то, что принципиальный в отношении банковского надзора первый зампред Центробанка, лично дал указания отозвать лицензии у банков, управляемых Френкелем и Ко.

    По информации из правоохранительных органов, братья Магомедовы тесно связаны с криминальными этническими группировками из Дагестана. Говорят, что после ареста сенатора Изместьева, который якобы контролировал добычу нефти в Башкортостане через свои криминальные связи, его место в Уфе заняли Магомед и Зияутдин Магомедовы, став «смотрящими» от дагестанской мафии. При этом, как говорят, «обязанности» свои выполняют весьма тщательно, требуя не только контролировать финансовые потоки нефтехимического комплекса Башкирии, но даже согласовывать с ними все кадровые вопросы.

    Кстати, ранее в адрес братьев те же обвинения выдвигались в другом нефтеносном районе России - Ханты-Мансийском автономном округе, когда Магомедовы еще работали с региональным отделением компании «Лукойл-Когалымнефтегаз». На нефтяных приисках осуществлялся почти что лагерный режим труда, при этом порядок и понятия поддерживали криминальные группировки, якобы контролируемые братьями Магомедовыми.

    А совсем недавно семья сенатора путем рейдерской операции увела крупную нефтегазовую компанию «Якутгазпром» - предприятие республиканской собственности в Якутии.

    В 2006 году владельцем 50,4% акций «Якутгазпрома» стала крупнейшая российская алмазная компания «АЛРОСА». Однако акции «АЛРОСА» не достались. Выяснилось, что акции были проданы в пользу «третьих лиц». Для этого были созданы компании-двойники с идентичными названиями, на баланс которых и были переданы акции допэмиссии.

    Однако ФСФР отказалась регистрировать допэмиссию газовой компании, выпущенную для слияния с алмазным монополистом. Как говорилось в письме этой службы, «решение о государственной регистрации эмиссии будет принято с учетом судебных решений и факта проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении выпуска. В настоящее время, уточнялось в письме, в ФСФР поступила копия искового заявления ООО «Славия», ООО «Вега Трейд», ООО «ГротескСтрой», ЗАО «ЭкспертНефтеГаз» о признании эмиссии недействительной в связи с нарушениями условий размещения». В результате эмиссию выкупила «Славия».

    Однако всем тем, кто связан с российским нефтяным бизнесом, хорошо известно, что за «Славией» стоит Зияудин Магомедов – брат члена Совета Федерации от Смоленской области Магомеда Магомедова.

    Совет Федерации уже начал очищаться от тех, кто пытается защититься от правосудия сенаторским мандатом. Коррупция представляет для общества огромную угрозу, и случай с Магомедовым может стать лакмусовой бумажкой в набирающей силу национальной кампании по борьбе с коррупцией. Закон должен быть един для всех - в том числе и для тех, кто сумел неправедными путями добраться до вершины политического Олимпа. В противоположном случае общегосударственная борьба с взяточничеством и вымогательством, принявшими в России характер национального бедствия, обречена на провал.

    Оригинал статьи:http://www.moscow-post.ru/economics/000122687073799
     
  3. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Имитаторы в борьбе с коррупцией

    "Российская газета" - Центральный выпуск №4792 от 17 ноября 2008 г.
    Галина Семина

    На прошедшей в столице пресс-конференции "Антикоррупция - часть криминального бизнеса или реальная борьба?" председатель подкомиссии по проблемам противодействия коррупции в РФ Комиссии Общественной палаты РФ Андрей Пржездомский заявил о необходимости объединения "под флагом палаты" антикоррупционных общественных организаций и движений. Правозащитники сформируют Координационный совет, главной целью которого станет выявление организаций, преследующих коммерческие цели под видом борьбы с мздоимством.

    Предложение Пржездомского поддержали все ее участники: заместитель председателя Комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Виктор Илюхин, заместитель исполнительного секретаря Общественного движения "Против коррупции" Олег Вакуловский, председатель Национального антикоррупционного комитета (НАК) Кирилл Кабанов, журналист Первого канала, советник объединенной редакции МВД России Андрей Калитин.

    По приведенным на пресс-конференции данным, еще два года назад в России действовало более 3,5 тыс. организаций, специализирующихся на борьбе с коррупцией. За это время их количество увеличилось в разы. По наблюдениям Андрея Пржездомского, "антикоррупционные дети лейтенанта Шмидта заполонили всю страну" и борьба с коррупцией и в общественной, и в государственной сфере "превратилась в прибыльный бизнес". Прозвучало также мнение о том, что в стране появилась мода на борьбу с коррупцией. Поэтому в регионах высокие чиновники всерьез обсуждают, "кого сдать сегодня, кого принести в жертву, дабы отчитаться перед федеральным центром, что мы ведем активную борьбу с коррупцией", не исключает Виктор Илюхин. Депутат сделал вывод: это может привести к тому, что "коррумпированная снизу доверху власть" сведет борьбу с коррупцией на нет или будет ее имитировать, и тогда "все наши усилия, усилия президента пойдут насмарку".

    "В условиях большой коррумпированности в Российской Федерации может произойти то, что сами коррупционеры возглавят борьбу с коррупцией", - предвидел Илюхин еще до принятия законопроекта по борьбе с коррупцией. На встрече с журналистами депутат с сожалением констатировал, что "нехорошие прогнозы начинают сбываться" и в России уже действуют антикоррупционные организации, которые на самом деле состоят на службе у рейдеров и "сами выполняют рейдерские функции".

    Олег Вакуловский подтвердил фактами и назвал ряд организаций, поведение которых уже вызвало негативный общественный резонанс. Одна из них - межрегио нальная общественная организация содействия защите гражданских прав "Справедливость". Помимо оказания юридических консультаций и иных услуг гражданам за определенные деньги эта организация, как поведал Вакуловский, "обслуживает те или иные стороны в очень крупных хозяйственных конфликтах, там, где есть большие деньги". По данным Виктора Илюхина, как пишут СМИ, в ряды этой правозащитной организации вступил "вице-президент "Сигмы" Дмитрий Барановский, имеющий самое непосредственное отношение к "рулежке" "РАТЕПом" и "Металлистом" (оборонные предприятия, подвергшиеся атаке рейдеров). В связи с этим депутат заявил, что обратился в правоохранительные органы с целью получения информации о противозаконных действиях компании на подмосковных предприятиях ВПК.

    Все это не мешает "Справедливости" делать громкие заявления о своем вкладе в борьбу с коррупцией, о том, что она, по словам Вакуловского, проводит по поручению "начальника отдела аппарата Общественной палаты" общественные расследования, хотя, по данным члена Общественной палаты Андрея Пржездомского, такого задания эта организация не получала, т.к. такой формы не существует. Даже депутаты не всегда могут добиться соответствующих полномочий для проведения полноценных парламентских расследований, однако общественная организация "Справедливость", как показывает практика, очень даже может.

    А недавно стало известно: эта организация выступила с законодательной инициативой в Совете Федерации. На парламентских слушаниях "О законодательном обеспечении реализации Национального плана противодействия коррупции", проводимых Комитетом СФ по обороне и безопасности, один из руководителей "Справедливости" предложил ввести в действующее законодательство нормы, которые позволили бы гражданским институтам, а также правоохранительным органам за проявленное рвение в антикоррупционной борьбе получать из федерального бюджета денежное вознаграждение в размере 10% выявленных ими сумм злоупотреблений. Здравый смысл, конечно же, восторжествовал, и эти предложения не были внесены в окончательный список рекомендаций законодательным органам, т.к., по мнению Вакуловского, из-за таких вот предложений "дискредитируется сама идея включения гражданских институтов в борьбу с коррупцией".

    Много было сказано и об аферистах, которые пользуются фальшивыми документами, представляясь сотрудниками различных существующих и несуществующих антикоррупционных комитетов и организаций, ФСБ, других силовых ведомств. На их удочки попадаются и журналисты, и чиновники, и правоохранители, и бизнесмены. Кабанов рассказал об одном золотопромышленнике из Магадана: "Он три месяца искал в Москве правду. Бизнесмен побывал в целом ряде организаций, представители которых показывали корочки силовых ведомств, а на деле никого отношения к ним не имели, но тоже якобы боролись с коррупцией. При этом намекали предпринимателю, что они общественные структуры, живут за счет пожертвований, а значит, им нужно помочь. В общей сложности горняк пожертвовал на "благое дело" около 500 тыс. долларов"

    Участники пресс-конференции пришли к выводу, что только сами зарекомендовавшие себя антикоррупционные организации, которые имеют определенный инструментарий и с которыми сотрудничают правоохранительные органы, способны выявлять мнимых борцов с коррупцией и пресекать их бурную деятельность. Потому логично их решение об объединении и создании Координационного совета общественных организаций при Общественной палате РФ, который будет отслеживать действия мошенников. При этом Андрей Пржездомский подчеркнул, что входящие в совет организации должны обладать безупречной репутацией в обществе, "иначе мы сами будем скомпрометированы". Себе в помощники правозащитники призвали журналистское сообщество и предложили публиковать списки лже-организаций, борющихся с коррупцией, а работу самого совета сделать максимально открытой для общества.

    Оригинал статьи:http://www.rg.ru/2008/11/17/antikorrupcia.html
     
  4. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Назначен виновным

    "The New Times", №46(92) от 18.11.2008
    Наталья Морарь

    Банкир Алексей Френкель приговорен к 19 годам колонии строгого режима за организацию убийства зампреда Центробанка Андрея Козлова. Таков вердикт суда присяжных. Выдвинутая австрийской прокуратурой версия, согласно которой убийство связано с делом об отмывании денег через российский банк «ДИСКОНТ» и австрийский Райффайзенбанк, судом не рассматривалась и присяжным даже не была представлена. В особенностях российского судопроизводства разбирался

    Один из наиболее громких судебных процессов последних лет подошел к концу. Стоит отметить небывалый для дел о заказных убийствах успех — и исполнители, и посредники, и главный организатор убийства были найдены и задержаны менее чем за четыре месяца. Приговор вынесен, но вопросы остались.1

    Два ствола
    Вопрос первый: оружие убийства. Пистолеты, выброшенные примерно в 800 метрах от места преступления у спортивного комплекса «Спартак» на улице Олений вал, где вечером 13 сентября 2006 года были застрелены Андрей Козлов и его водитель Александр Семенов, вызвали у адвоката защиты Юрия Ельмашева неподдельный интерес. В стволе одного из пистолетов оказался патрон, а в его затворе — гильза. Для не разбирающихся в оружии ничего необычного в этом нет, но оперативники, изучавшие место преступления, не могли не знать, как устроен пистолет: пока из оружия не выброшена гильза, патрон не может попасть в ствол. Адвокат отправил материалы на экспертизу в Министерство обороны. Специалисты ответили: подобное возможно лишь в одном-единственном случае — когда гильза вставляется в затвор искусственно. Спросите: зачем? «Для того, чтобы связать найденные пистолеты с местом преступления по простому сопоставлению гильз», — объясняет адвокат Френкеля Руслан Коблев.

    В этом же экспертном заключении № 12/8968, 9059 указано, что найденные пистолеты, из которых стреляли в Козлова и Семенова, имели длину патронников 14,3 мм и 14,5 мм каждый. При таких размерах патронников стрелять 9-миллиметровыми патронами невозможно — гильза от этого патрона не помещается в такие патронники, утверждают эксперты. Однако на суде заключение специалистов было отвергнуто: по мнению обвинения, экспертиза, проведенная Министерством обороны, ошибочна.

    Вопрос второй: если версия действительно ошибочна и никаких «проблем» с найденными оперативниками пистолетами не было, то почему судья Наталья Олихвер отказала в допросе эксперта Минобороны в качестве свидетеля защиты, а во время его краткого выступления в суде все присяжные были предварительно выведены из зала? Почему защите было отказано в проведении следственного эксперимента с использованием этих же пистолетов, патронов и гильз?

    Алмаз
    Спустя час после убийства зампреда ЦБ на место преступления прибыл кинолог со служебной собакой по кличке Алмаз. Специально обученная собака легко взяла след и привела оперативников от места преступления к набережной реки Яузы, где след потеряла (здесь преступники, по версии следствия, сели в машину и скрылись).

    Вопрос третий, которым задаются адвокаты: почему служебно-разыскная собака не обнаружила выброшенных в нескольких метрах от места, где пробегали преступники, пистолетов? Почему они были найдены только на следующий день? По мнению адвокатов защиты, пистолеты могли быть подброшены, но опять же эта версия до сведения присяжных доведена не была.

    Ударными темпами
    Из обвинения: «в период с 20 апреля 2006 года по май 2006 года Френкель А.Е. обратился к Аскеровой Л.Б. с просьбой подыскать лиц, которые бы совершили убийство Козлова...» Обратите внимание: ни точного времени, ни точной даты не указано. Как уже писал The New Times (см. № 13 от 31 марта 2008 года), согласно справке от 21 мая 2007 года по тому же уголовному делу № 18/377479-06 следствие установило, что слежка за Козловым с использованием переданных Френкелем сведений началась только после 16 июня 2006 года. Однако анализ телефонных переговоров в местах предполагаемой слежки за Андреем Козловым, которые есть в уголовном деле, свидетельствует, что на самом деле слежка за Андреем Козловым началась значительно раньше той даты, что указана обвинением, а именно не позднее 4 апреля 2006 года. То есть еще за две недели до того как Френкель, согласно обвинению, предложил Аскеровой подыскать убийц.

    Небольшое напоминание: как уже писал The New Times, еще в конце марта 2006 года в департаменте ЦБ России, ответственном за банковское лицензирование,2 был подготовлен документ о возможном отмывании огромных средств через российские и иностранные банки (указывались, в частности, австрийский Райффайзенбанк и несколько прибалтийских банков). Информация в докладе была взята на проверку Департаментом экономической безопасности МВД. Тогда Андрей Козлов впервые заговорил о банке «ДИСКОНТ». Согласно материалам уголовного дела 29-30 марта 2006 года Козлов выезжал в командировку в Латвию, а 31 марта в его рабочем плане значилось обсуждение темы, отмеченной как «Литва». Спустя всего несколько дней за ним была установлена слежка. 27–28 апреля 2006 года зампред провел переговоры с конкретными прибалтийскими банками, что опять же было отмечено в его рабочем плане.

    Вопрос четвертый: по чьему заказу все это время велось наблюдение за Козловым, если, по версии следствия, Френкель даже не успел обратиться с подобной просьбой к Аскеровой?

    База данных
    При обыске дома Алексея Френкеля была изъята компьютерная база данных, где он по сложившейся многолетней привычке вел самый скрупулезный учет всех дел — сколько часов спал, сколько минут потратил в пробках или на обед, с кем, во сколько и где встречался. По мнению адвокатов Френкеля, эта база данных могла предоставить суду неопровержимое алиби банкира. Обвинение настаивало на том, что личная база данных, составляемая самим Френкелем, не может служить доказательством его невиновности.

    Вопрос пятый: если это действительно так, почему в таком случае и адвокатам защиты, и самому Френкелю было отказано в доступе к базе данных? Кроме того, почему база данных вместе с материалами дела, где речь шла о других версиях убийства, в том числе и связанной с банком «ДИСКОНТ», еще 21 мая 2007 года были выделены в отдельное уголовное дело, судьба которого на сегодняшний день неизвестна? К слову, адвокаты защиты доступа к материалам дела не имели.

    Ушел с «ДИСКОНТом»
    В сентябре 2006 года, спустя всего несколько дней после убийства Андрея Козлова, его коллеги, руководители ЦБ Сергей Игнатьев и Виктор Мельников, связали убийство с деятельностью банка «ДИСКОНТ». Из показаний Игнатьева в деле, которое вывели в отдельное производство: «Я считаю, что тот, кто организовал схему банка «ДИСКОНТ», вероятно, заказал и убийство Козлова». Мельников тогда же подробно рассказывал, что в августе 2006 года «ДИСКОНТ» резко активизировал свою деятельность по обналичиванию средств и туда были направлены комиссия центрального аппарата Банка России, сотрудники МВД и инспекторская группа ФНС. Мельников в своих показаниях утверждал, что Козлов лично звонил в 13 банков с просьбой заблокировать все деньги «ДИСКОНТа». К слову, ВИП-банк и фамилию Алексея Френкеля банкиры в своих свидетельствах вообще не называли. Однако уже позже в своих показаниях в суде Сергей Игнатьев и Виктор Мельников банк «ДИСКОНТ» больше не упоминали. «Я лично задал вопрос Мельникову о том, почему же он отказался от своих изначальных показаний в связи с «ДИСКОНТом», — говорит адвокат Френкеля Руслан Коблев. — Судья мой вопрос отклонила и зачитывать первоначальные показания руководителей ЦБ, где они в один голос называют банк «ДИСКОНТ» как самую вероятную версию убийства, оглашать запретила».

    Совпадение ли, но на следующий день Виктор Мельников был снова замечен в Мосгорсуде, хотя в этот день его допрашивать не должны были. «В тот раз я приехал в суд за час до начала заседания — просто перепутал время. К моему большому удивлению, я увидел в суде Мельникова, они о чем-то долго совещались с Олихвер, — вспоминает Коблев. — Сразу после этого, начав заседание, Олихвер объявила процесс закрытым».

    Вопрос шестой: почему судья запретила зачитывать в присутствии присяжных изначальные показания руководителей ЦБ, где они указывали на совсем иную версию убийства?

    «Френкель, который тупой»
    В материалах уголовного дела содержится протокол прослушивания фонограммы телефонных переговоров по совершенно другому следственному делу (№ 248103). 19 августа 2006 года в 18.15 между неким Юрием и подозреваемым в операциях по отмыванию денег Джумбером Элбакидзе3 состоялся любопытный разговор. Элбакидзе сообщил: «На … банк «наезжают», однако банк «чистый». Владелец банка — Френкель, который тупой. Френкеля неоднократно предупреждали, что надо нормально делиться». В этот же день, но уже в 22.01 Элбакидзе звонил некоему Захарову, где утверждал, что у «дебила» Френкеля много проблем (том 22, листы 146–176). Из протокола следует, что в том же уголовном деле № 248103 имя Френкеля упоминается в прослушках от 18, 19, 21, 29 августа, а также 4 и 5 сентября 2006 года, то есть за считанные дни до жестокого убийства.

    Вопрос седьмой: почему в таком случае обвинение не представило в суде всех распечаток телефонных разговоров с упоминанием имени Френкеля, а часть из дела просто исключило? Как утверждают адвокаты, именно в этих записях есть слова Элбакидзе о том, что Френкель должен быть «назначен виновным».

    Вопрос главный: почему слушание дела в суде было закрытым?

    Оригинал статьи:http://newtimes.ru/magazine/2008/issue092/doc-59797.html
     
  5. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Мировой, финансовый, семейный

    Кризис уже добрался до супруги российского министра и сына губернатора

    Новая Газета, №86 от 20.11.2008
    Роман Шлейнов,редактор отдела расследований

    Продолжаем исследовать бизнесы, связанные с родственниками высокопоставленных госслужащих. Напомним, первая часть была посвящена Игорю Сечину (в настоящее время — вице-премьер правительства) и Дмитрию Медведеву («Новая газета» № 58 за 2007 год), вторая — вице-премьеру Сергею Иванову и Виктору Иванову (в настоящее время глава Госнаркоконтроля) (№ 63), третья — замглавы президентской администрации Владиславу Суркову и министру финансов Алексею Кудрину (№ 84), четвертая — министру промышленности Виктору Христенко и главе Минздравсоцразвития Татьяне Голиковой (№ 4 за 2008 год). Пятая — секретарю Совета безопасности России, бывшему директору ФСБ Николаю Патрушеву (№ 36). Уделим внимание главе МЧС Сергею Шойгу и губернатору Санкт-Петербурга Валентине Матвиенко.

    Изучая бизнесы, в прошлом связанные с супругой Сергея Шойгу, мы обнаружили туристические фирмы и компанию, которая обеспечивала участие министерства и его подразделений в международных выставках. Нам также удалось выяснить, что мировой финансовый кризис подобрался вплотную к родственникам высокопоставленных российских чиновников и они его уже ощутили.

    В Барвихе на Рублево-Успенском шоссе в связи с пресловутым кризисом отчасти приостановлена реализация проекта по возведению бизнес-центра фирмы ООО «Барвиха, 4», созданной супругой главы МЧС вместе с Сергеем Матвиенко — сыном губернатора Санкт-Петербурга.

    Спорт и безопасность
    Супруга главы МЧС Ирина Шойгу была президентом созданной в 2002 году туристической компании «Экспо-Эм». Среди работников компании, в частности, бывшие сотрудники Центра медицины, реабилитации и туризма МЧС России, а также бывшие сотрудники туристической фирмы, которую Ирина Шойгу в конце девяностых учреждала вместе с супругами двух заместителей главы МЧС (см. историю бизнесов).

    Министерство пользовалось услугами «Экспо-Эм». Начальник Управления информации МЧС Ирина Андрианова сообщила «Новой», что в 2007 году компания выиграла открытый конкурс на выполнение работ по обеспечению участия МЧС России и его подразделений в тематических международных выставках. Сумма контракта составила 5 299 960 рублей. В 2008 году аналогичный конкурс выиграла другая компания. Андрианова подчеркнула, что с 2003 года Ирина Шойгу не работает в «Экспо-Эм».

    Исходя из официальных данных Единого госреестра юридических лиц (ЕГРЮЛ), сложно понять, кто контролирует фирму. Реестр сообщает, что единственным учредителем и гендиректором ООО «Экспо-Эм» является Алексей Макеев, который числился учредителем более сорока организаций. Но в 2004 году появилась одноименная фирма, которую учредил и возглавил бывший зам гендиректора «Экспо-Эм» и бывший гендиректор ее дочерней структуры Евгений Андрианов. У новой «Экспо-Эм», действующей в сфере транспорта и логистики, те же телефоны, что и у предыдущей, где президентом была супруга министра. Но Андрианов заверил нас, что фирма никак не связана с Ириной Шойгу.

    МЧС, МВД, а также пограничная служба ФСБ России, Рособоронэкспорт и ряд других государственных структур организуют Международный салон средств обеспечения безопасности «Комплексная безопасность». В этом году масштабное стратегическое мероприятие по демонстрации спецтехники и оборудования заняло около 50 тыс. квадратных метров территории Всероссийского выставочного центра (ВВЦ). В 2009-м, как сказано на сайте выставки, ведущие силовые министерства и службы впервые в рамках салона покажут свое взаимодействие в обеспечении безопасности государства и граждан.

    Оператором выставки (от системы МЧС) стала фирма «Безопасность Экспо». В 2008 году она выиграла конкурс, который проводило агентство «Эмерком» МЧС России. Между тем «Безопасность Экспо» зарегистрирована в мае 2007-го и частично находится в офисе «Экспо-Эм». Компании также имеют общие телефоны, так что менеджер «Безопасность Экспо» по организации выставки искренне полагает, что фирма входит в «холдинг» «Экспо-Эм».

    Гендиректор и единственный учредитель «Безопасность Экспо» Анатолий Едренкин (см. справку «Новой») поспешил внести ясность, он заявил, что никакого «холдинга» не существует и его фирма абсолютно самостоятельна. По словам Едренкина, они пользуются офисом и телефонами «Экспо-Эм» по знакомству с ее гендиректором, поскольку являются молодой компанией, не имеющей своих ресурсов.

    Руководитель «Экспо-Эм» Евгений Андрианов также заявил, что «холдинга» нет. Он не удивлен, что созданная год назад компания, не имеющая своих ресурсов, выиграла государственный конкурс на обеспечение выставки «Комплексная безопасность», и полагает, что так бывает, поскольку участников конкурса немного и «бюджет никакой». Андрианов заверил, что «Экспо-Эм» никак не участвует в этом международном салоне. Впрочем, согласно «СКРИН», «Экспо-Эм» является соучредителем автономной некоммерческой организации «Комплексная безопасность» вместе с еще одним оператором выставки — известной на этом рынке компанией «Бизон».

    На сайте выставки (www.isse-russia.ru) в разделе «Дирекция» мы обнаружили, что Евгений Андрианов упоминался в качестве зама исполнительного директора салона. По совпадению, после наших вопросов на этот счет раздел «Дирекция» обновился, и Андрианов, а также фамилии других сотрудников с адресами электронной почты и телефонами «Экспо-Эм» исчезли с лица сайта. Впрочем, не бесследно. Изначальная страница была доступна в кэше Google, да и сам Андрианов подтвердил «Новой», что является замом исполнительного директора салона.

    Отвечая на вопрос, способствует ли бизнесу в России какая-либо связь с родственниками госслужащих, Евгений Андрианов заметил, что живет по другим принципам, и считает, что его услуги на рынке транспортных перевозок должны быть востребованы, только если это будут хорошие услуги, а не по другим причинам. Он бы не хотел, чтобы его компанию ассоциировали с кем-то из чиновников.

    Управление информации МЧС России сообщило, что финансирование международного салона средств обеспечения безопасности «Комплексная безопасность-2008» из бюджетных средств не проводилось. Весной 2008 года агентство «Эмерком» устроило конкурс на организацию и проведение салона. Контракт финансировался из внебюджетных средств, и его сумма составила 300 тыс. рублей. Кроме того, по заказу Научно-технического управления МЧС России на конкурсной основе было выполнено исследование современных отечественных и зарубежных образцов техники и технологий в области обеспечения комплексной безопасности для формирования экспозиции МЧС России в рамках международного салона. Объем финансирования составил 2,4 млн рублей.
     
  6. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.2

    Кризис и родственники
    Ирина Шойгу числится учредителем подмосковной «Барвихи, 4». Она вложила в фирму 1 миллион рублей. Фирма зарегистрирована в ноябре прошлого года в Одинцове и представляет собой проект бизнес-центра класса А площадью более 26 тыс. квадратных метров на пересечении Рублево-Успенского и Подушкинского шоссе. Планируется, что в бизнес-центре будут не только офисы, но и конференц-залы, рестораны, кафе, бутики, банк и бюро путешествий. Соучредителями «Барвихи, 4» с таким же вкладом в 1 млн рублей являются Сергей Матвиенко — сын губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко, а также московская «Группа компаний Гранд Лэнд».

    В апреле прошлого года представители местных жителей Барвихинского поселения на публичных слушаниях, которые устроила местная администрация, высказались против строительства многоэтажного бизнес-центра. Однако к октябрю 2007-го из подмосковного правительства пришло поручение «проработать» обращение «Барвихи, 4». И губернатору Московской области Борису Громову подготовили доклад, в котором главе Одинцовского муниципального района предложено разработать генеральный план поселения Барвихинское, правила землепользования, застройки, а также градостроительный план земельного участка.

    В «Барвихе, 4» ситуацию не прокомментировали. Гендиректор «Группы компаний Гранд Лэнд» Артем Воробьев сообщил «Новой», что два года назад «Барвиха, 4» приобрела земельный участок (0,44 га) под строительство административно-офисного здания и в настоящее время завершаются работы по проектированию объекта, а получение разрешительной документации и согласование возложено на специализированную международную организацию — какую именно, он не уточнил. Воробьев отметил, что «в связи с мировым финансовым кризисом часть работ по реализации проекта приостановлена» и решение о дальнейшем его развитии примут позднее.

    Инвестиционно-строительная «Группа компаний Гранд Лэнд» имеет проекты в нескольких российских городах и занимается, в частности, планом строительства в Санкт-Петербурге театра песни Аллы Пугачевой. Город предоставляет для этого землю. А губернатор Валентина Матвиенко публично заявила, что театр будет очень кстати.

    Вместе с группой Сергей Матвиенко также создал ООО «Раздоры Сити» — проект бизнес-центра на Рублево-Успенском шоссе, разработанный немецким архитектором Юргеном Вилленом. Соучредителями числятся двое членов совета директоров «Вимм-Билль-Данн Продукты питания» и крупный землевладелец Тимофей Клиновский (его сын в свое время женился на дочери Михаила Касьянова).

    Ирина Шойгу и гендиректор ЗАО «ВТБ-Девелопмент» Сергей Матвиенко не прокомментировали ситуацию. По заявлению пресс-службы губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко, Сергей Марвиенко никак не ассоциирован с проектом строительства театра песни Аллы Пугачевой.

    — В антикоррупционном законопроекте, который сейчас принимается, слишком глубоко закопаны требования к высшим должностным лицам относительно того, как они должны декларировать возможный конфликт интересов, — считает директор Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Транспиренси Интернешнл» в России Елена Панфилова. — Контроль за декларированием и санкции прописаны весьма слабые, при этом все дружно кивают головами и говорят, что проблему надо решать. Но реально действия чиновников и их родственников в этой сфере вообще никак не регламентируются.

    История бизнесов
    В конце девяностых Ирина Шойгу вместе с Юлией Хетагуровой — супругой Сергея Хетагурова (который в тот период был замом главы МЧС), и бывшими руководящими сотрудниками Центра медицины, реабилитации и туризма МЧС России числились учредителями консалтинговой и маркетинговой компании «Альбион-АГ». Чуть позже появилась туристическая фирма «Варити», учредителями которой значились Ирина Шойгу, Юлия Хетагурова и Алла Цаликова — супруга первого зам главы МЧС Руслана Цаликова. Соучредителем турфирмы выступала бывшая сотрудница Центра медицины, реабилитации и туризма МЧС Ольга Елисеева.

    Двое сотрудников «Варити» — Валерий Менялкин и Наталья Ахременко, ранее работавшие в госкомпании Росвооружение (Рособоронэкспорт) и бывшие сотрудники Центра медицины, реабилитации и туризма МЧС Елена Рулева и Елена Антипина (Антипина тоже работала в «Варити») впоследствии перешли в компанию «Экспо-Эм», которая занималась туристической деятельностью, а затем обеспечением выставок. Президентом компании стала Ирина Шойгу. По совпадению, среди клиентов фирмы, как отмечалось на ее бывшем сайте, появились МЧС, агентство «Эмерком» МЧС России и Рособоронэкспорт. Позднее «Экспо-Эм» создала «Экспо-Эм-Транс», а одноименная «Экспо-Эм», зарегистрированная в 2004 году, — таможенного брокера «Экспо-Эм Логистик». В Управлении информации МЧС отметили, что фирмы «Экспо-Эм-Транс», «Экспо-Эм Логистик», «Альбион-АГ» и «Варити» не выполняли работы для министерства.

    Справка «Новой»
    На 2004 год Анатолий Едренкин (в настоящее время гендиректор «Безопасность Экспо») был исполнительным директором «Детского социального фонда «Республика Спорт». Согласно протоколу очередного заседания центрального совета общероссийской общественной организации «Всероссийское добровольное общество «Спортивная Россия» от 6 октября 2004 года, Едренкин докладывал об участии общества в организации и проведении международной выставки «Спорт-4» и необходимости учредить некоммерческую организацию, которая будет реализовывать проект. Активными организаторами выставки «Спорт-4» в протоколе указаны ООО «Экспо-Эм» и Агентство физкультурно-спортивных мероприятий (согласно «СКРИН», «Экспо-Эм» являлась учредителем автономной некоммерческой организации «Международная выставка Спорт»).

    В центральный совет «Спортивной России» среди прочих входил бывший тренер президента Бориса Ельцина по теннису Шамиль Тарпищев. В высшем совете «Спортивной России» присутствовали, в частности, бывший директор ФСБ Николай Патрушев, министр спорта Виталий Мутко, руководитель президентской администрации и по совместительству президент Всероссийской федерации плавания Сергей Нарышкин и другие официальные лица. В 2008 году международная выставка «Спорт» получила статус официальной выставки Министерства спорта, туризма и молодежной политики. На взгляд экспертов, выставка проходит уже много лет и может приностить компаниям-операторам неплохую прибыль.

    Оригинал статьи:http://www.novayagazeta.ru/data/2008/86/11.html/
     
  7. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    ЭКС-ГУБЕРНАТОРУ ПРИАНГАРЬЯ НАПОМНИЛИ ПРО ДОМИК ПОД ПАРИЖЕМ

    Regions.Ru, 19.11.2008

    Уголовное дело по ст. 285, ч. 3 УК РФ "Злоупотребление должностным полномочиями" возбуждено против бывшего губернатора Иркутской области Александра Тишанина. Об этом сегодня, 19 ноября, на пресс-конференции сообщил депутат Законодательного собрания региона Антон Романов.

    По данным депутата, экс-губернатор обвиняется в том, что по его указанию в 2007 году с нарушениями были размещены государственные облигации шестого займа Иркутской области. Займ был размещен внерыночно – не на финансовой бирже РФ, – а предоставивший его "Связьбанк" добился выгодной для себя процентной ставки по размещенным купонам. По первому купону она составила 9,2%, по всем последующим – 9,15%, тогда как для облигаций предыдущего пятого займа ставки составляли 9,2% и 7% соответственно. Ущерб казне Приангарья в результате составил около 69 млн. 900 тыс. рублей – в такую сумму оценивается разница между расходами областного бюджета на обслуживание шестого и пятого займов.

    Как пояснил Антон Романов, "Связьбанк" был также незаконно признан победителем конкурса на размещение облигационного займа. На конкурс поступили две заявки – от данного банка и от брокерской компании "Регион". Они были внесены в разные журналы регистрации заявок, что само по себе является нарушением. При этом БК "Регион" была внесена в журнал ответственным сотрудником агентства по государственному заказу Иркутской области, тогда как "Связьбанк" был зарегистрирован чиновником, у которого полномочий на это не было.

    Депутат ЗС также указал на тот факт, что жена Александра Тишанина в 2007 году работала помощником президента "Связьбанка". Антон Романов добавил, что 26 июля 2007 года банк выдал экс-губернатору кредит на сумму 750 тыс. евро на четыре года под 9% годовых. "Кредиты физическим лицам на таких условиях банки обычно не выдают, – подчеркнул Романов. – Могу еще добавить, что на деньги, которые ему выдал "Связьбанк", Александр Тишанин построил дом в деревне под Парижем".

    По словам Антона Романова, сообщает ИРА "Телеинформ", в настоящее время в отношении экс-губернатора Приангарья следственное управление следственного комитета при прокуратуре РФ по Иркутской области ведет следствие, решается вопрос об избрании меры пресечения.

    Если вину Александра Тишанина докажут в суде, ему грозит до десяти лет лишения свободы с запретом занимать определенные должности на срок до трех лет.

    Оригинал статьи:http://www.regions.ru/news/2180233/
     
  8. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Присяжные выразили недоверие суду

    Закрывать слушания по делу об убийстве Анны Политковской они не просили

    Газета «Коммерсантъ» № 212(4029) от 21.11.2008
    Николай Ъ-Сергеев

    Вчера выяснилось, что судья Московского окружного военного суда Евгений Зубов, рассматривающий дело об убийстве журналиста "Новой газеты" Анны Политковской, безосновательно закрыл слушания для журналистов и публики. Присяжные, которые, по версии судьи, накануне отказались участвовать в слушаниях, пока из зала не уберут представителей СМИ, якобы угрожающих их безопасности, вчера заявили, что никаких обращений с их стороны к председательствующему Зубову не было и что они настаивают на открытости разбирательства по громкому делу.

    В среду, как сообщал "Ъ", вскоре после начала суда над предполагаемыми участниками убийства Анны Политковской Евгений Зубов заявил, что закрывает слушания, поскольку присяжные отказываются входить в зал: в нем слишком много теле- и фотокамер. Несмотря на протесты адвокатов подсудимых и потерпевших, судья Зубов удалил из зала не только снимающих журналистов, но и пишущих, а заодно и родственников подсудимых. При этом, как утверждают участники заседания, судья нарушил требования УПК. Во-первых, основанием для закрытия процесса в данном случае могла быть только безопасность присяжных (241-я статья УПК). К тому же ходатайство о закрытии процесса должно выноситься на обсуждение сторон, а этого фактически не произошло.

    Вчера же выяснилось, что требования УПК были нарушены и по сути — никто из присяжных на самом деле не жаловался на угрозы и не требовал удалить из зала прессу. С заявлением об этом выступил присяжный Евгений Колесов, работающий кровельщиком в одном из районно-эксплуатационных предприятий. Как сообщил "Ъ" присяжный Колесов, он представляет девятнадцать из двадцати присяжных, участвующих в данном деле. "Никто из нас не просил судью Зубова закрыть процесс,— отметил присяжный.— Заявлений об этом ни в устной, ни в письменной форме нами не делалось". По словам Евгения Колесова, перед началом слушаний к присяжным несколько раз приходила секретарь суда, которая предлагала им подписать заявление на имя судьи Зубова о том, что члены коллегии возражают против присутствия в зале заседаний прессы, так как это небезопасно для участников процесса. "Но мы ничего подписывать не стали,— утверждает присяжный Колесов.— А о том, что пресса была удалена из зала, а сам процесс был закрыт, мы узнали уже после начала заседания".

    По словам присяжного Колесова, коллегия заседателей не выступала против присутствия прессы в зале. Но, отметил он, на заседании "мы хотели поставить вопрос о целесообразности ведения в ходе заседания видео- и фотосъемки, поскольку вспышки могли помешать нам сосредоточиться". "Мы не боимся прессы",— добавил присяжный. С аналогичными заявлениями об открытии процесса собираются выступить и защитники. За гласность в судебном заседании выступили вчера члены общественной палаты РФ и другие правозащитные и общественные организации.

    Вчера присяжные направили на имя судьи Евгения Зубова коллективное заявление (его не подписал только один из двадцати заседателей) о допуске в зал заседаний пишущих журналистов. Сам же присяжный Колесов написал заявление о выходе из процесса. Эти заявления будут рассмотрены 1 декабря, когда возобновятся слушания по делу об убийстве Анны Политковской. Прерваны же они были вчера под довольно странным предлогом. "Во время предварительных слушаний двое адвокатов подсудимых Саид-Ахмед Арсамерзоев и Мурат Мусаев сообщили, что участвуют еще в одном процессе, по делу об убийстве в кондопожском кафе "Чайка", и попросили отложить слушание по нашему делу,— рассказала адвокат потерпевших Анна Ставицкая.— Но судья Зубов сказал, что договорится с верховным судом Карелии, чтобы тот дал возможность этим адвокатам присутствовать на деле об убийстве Политковской". Вчера судья Зубов, по словам участников процесса, заявил, что с карельским судом возникли проблемы, и адвокаты должны присутствовать на заседаниях в Петрозаводске. Адвокаты обвиняемых заявили господину Зубову, что в Карелии их заменят другие защитники, но судья настоял на переносе слушаний на декабрь.

    Адвокат Мусаев считает, что перенос слушаний связан с тем, что судья Зубов хочет распустить коллегию присяжных, которая не устраивает обвинение, но на согласование данного решения ему потребовалось время. В свою очередь адвокаты считают, что никаких оснований для роспуска коллегии нет. Напротив, эта коллегия доказала свою независимость, считает адвокат Ставицкая.

    Судья Зубов и руководители Московского окружного военного суда вчера не были доступны для комментариев. Руководитель пресс-службы военного суда Александр Минчановский заявил "Ъ", что присяжный Колесов лишь выразил свое частное мнение. Заявления присяжных о закрытии процесса, а теперь, напротив, о его открытии, господин Минчановский не видел, поэтому не берется их комментировать.

    При этом участники процесса сходятся во мнении, что Московский окружной военный суд оказался не готов к рассмотрению столь громкого дела. В нем не оказалось помещения, которое смогло бы вместить большое количество публики, а инцидента со снимающими СМИ можно было избежать, организовав так называемые протокольные съемки подсудимых еще до начала слушаний.

    Оригинал статьи:http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1076001
     
  9. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Карты, Галкин, два ствола

    Как связка судейских и криминала кошмарит регионы

    Вокруг новостей, 21.11.2008

    В своем Послании Федеральному собранию Президент Дмитрий Медведев еще раз определил одной из первостепенных задач борьбу с коррупцией, явлением способны парализовать экономику страны, поставить под угрозу стабильность целых регионов. Как это, например, происходит в Саратовской области. Каким образом связь одного отдельно взятого олигарха с одним отдельно взятым председателем суда может поставить с ног на голову всю область – об этом сегодня и пойдет речь.

    Двойная жизнь судьи
    Председатель Саратовского областного суда Александр Галкин – человек замечательный хотя бы тем, что сумел в своей должности пережить шесть глав области, начиная с первых секретарей обкомов партии и заканчивая ныне действующим губернатором. На своем посту Галкин уже 22 года. За это время он так глубоко врос в судебную систему области, что трудно сейчас найти районного судью, который не был бы ранее либо замом, либо помощником Галкина, либо работал с ним в соседних кабинетах. Похоже, есть у Галкина завязки и выше. Недаром его часто видят в Верховном суде.

    Эти связи помогают председателю облсуда решать многие проблемы – например, совсем недавно он пытался пристраивать в мировые судьи бывшего бизнесмена Юрия Сергеева. И это в то время, когда юристы с многолетним опытом работ вынуждены вкалывать, сдавая квалификационные экзамены на звание судьи.

    Не эти ли связи помогли Галкину однажды остаться безнаказанным, когда он сбил на машине человека, о чем писали саратовские СМИ. Тело пролежало месяц в судмедэкспертизе, после чего было похоронено как неопознанное, а областной судья остался как бы ни при чем.

    Впрочем, рассчитывать на поддержку одних только судейских, пусть даже и весьма высокопоставленных, было бы для Галкина не разумно. Вот почему он одновременно водит дружбу с выходами из так называемой «парковской» ОПГ. Дружба эта завязалась еще в 90-е. Среди друзей - некий Сергей Рябченко, владелец Сенного рынка и активный член «парковских», где он больше был известен под кличкой Хохол. Едет Галкин из Саратова в Москву, с ним в купе обязательно можно увидеть Рябченко. Они отдыхают на одних и тех же курортах. Да что курорты – и дома у них рядом, через дорогу, друг к другу в гости по-соседски заглядывают.

    Среди друзей главного областного судьи и местный олигарх с неоднозначной репутацией Леонид Фейтлихер. Галкин завсегдатай вечеринок, устраиваемых Фейтлихером. В свою очередь черный «Лэнд-Крузер» олигарха часто припаркован у здания областного суда. Ну а в саратовской элите прочно сложилось мнение, что если требуется «нужное» решение суда, идти следует к Фейтлихеру.

    Кстати, недавно Галкин лично подтвердил, что хорошо знаком с Фейтлихером. Самое смешное, что «странные друзья» Галкина настолько не уважительно относятся к Александру Ивановичу, что компрометируют его буквально на пустом месте. Одну из самых серьезных провокаций в адрес Галкина допустил старший партнер Фейтлихера Владимир Глейзер, бывший в одно время директором ЗАО «Рим». Владимир Вениаминович, упиваясь собой, выпустил в начале тысячелетия автобиографическую повесть «Записки пьющего интеллигента», где рассказал, как на исходе советской власти успешно занимался «коммерческим преферансом». Понятно, что Глейзер выставляет себя удачливым игроком в отличие от «лохов», влезавших к нему в долги. Один из таких бедолаг «отбатрачил» свой долг справками на покупку в рассрочку бытовой техники, что привело к созданию мошеннической спекулянтской «пирамиды». Когда органы вывели комбинаторов на чистую воду, над Глейзером нависла реальная угроза судимости. Явно бахвалясь, Глейзер пишет, что ушел от ответственности, проглотив на одном из допросов главную улику, подшитую к делу. Но окончательно помог ему выйти на свободу некий судья. Автор сознательно не называет настоящую фамилию судьи, потому что он оставался в судебной системе. Поэтому Глейзер называет судью-«доброхота» кодирванно – Саня Птичкин. Вот теперь пусть Александр Галкин сколько хочет доказывает, что он – это не тот самый Саня Птичкин. Люди все равно в глубине души не поверят никаким оправданиям.

    Стоит ли удивляться, что, имея за плечами столь разноплановых покровителей, Галкин многое может себе позволить. В прошлом году одна саратовская газета напечатала фотографии, на которых в машину председателя облсуда складирует огромные сумки с покупками известная саратовская адвокатесса Елена Левина. Интересная связь главного судьи области и адвоката! Однако в последствии Галкин заявил, что СМИ перепутали – на фото - его жена, что уже тянет на злоупотребление служебным положением в личных целях: машина-то служебная. Интересно, что в области пошли пересуды о неадекватном поведении Галкина. Адвоката Левину в Саратове хорошо знают, ее часто показывают по телевидению в репортажах из здания суда, и, как говорят, перепутать ее характерную внешность с женой Галкина очень трудно…

    Сегодня, особенно когда Президент поставил задачу победить коррупцию, понятно, что после таких фото Галкин моментально должен был бы слететь со своего поста. Да и вообще, если бы речь шла о недавно назначенном судейском чиновнике, возникло бы много вопросов: как ему удалось пройти весьма непростую процедуру проверки и согласования на эту должность, имея за плечами таких «друзей». Но Галкин, похоже, чувствует себя неплохо. Возможно потому, что его на нынешнее место поставил еще первый секретарь обкома КПСС В.К.Гусев – нынешний сенатор от Ивановской области. Кстати, его сын возглавляет судебный департамент. А в области начальником судебного департамента, не смотря на пенсионный возраст, является некто Козлов, долгое время работавший начальником саратовской тюрьмы.

    Кто такие «парковские»?
    В 90-е на всю саратовскую область прогремела ОПГ под названием «парковские». Прогремела настолько, что о ней до сих пор вспоминают люди, далекие от проблем Саратовского региона. Например, их упоминает московская журналистка Юлия Латынина в одной из передач «Эха Москвы»: «"Парковская группировка" знаменита многими вещами. Например, она контролировала крупнейший вещевой рынок Саратова на стадионе "Локомотив". Кстати, перед этим пятеро руководителей этого рынка были расстреляны. Она контролировала некоторое время банк "Экспресс-Волга". Кстати, руководитель Приволжской железной дороги, который тоже хотел контролировать этот банк, тоже был расстрелян. А потом были убиты и сами "парковские" авторитеты главные. Одного, Лапу, застрелили. Другого забили битами. И, кстати, журналисту, который об этом писал, саратовскому журналисту Сергею Любимову переломали битами ноги». В СМИ неоднократно встречаются упоминания о том, что из всего дружного коллектива «парковских» на сегодняшний день выжили немногие: в их числе Фейтлихер, Хохол и некий авторитет по кличке Гусь. Что, впрочем, не удивительно, учитывая род занятий данного «объединения» и степень беспринципности, с которой эта деятельность осуществлялась. Взять хотя бы случай с партнером Фейтлихера по бизнесу Гейфманом. Та же Юлия Латынина об этом говорит так: «Я могу совершенно точно сказать, когда я впервые услыхала имя господина Фейтлихера и почему я его запомнила. Я его запомнила в 99-м году в связи с историей дочери его партнера, 13-летней девочки, которую звали Алла Гейфман, и которая была похищена чеченцами. Она провела очень много времени в Чечне, с ней там страшно обращались, отрубили палец, и пока отец занимался ее вызволением, когда он вернулся, выяснилось, что он потерял весь свой бизнес».
     
  10. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.2

    Как «украсть» миллион?
    Не удивительно, что из «парковских» именно Фейтлихер далеко пошел. И помог ему в этом, как говорят, именно Галкин, который даже если бы захотел, не смог бы спрыгнуть с цепкого фейтлихеровского крючка: слишком полезная фигура, учитывая способы, которыми приобретался бизнес олигарха.

    Фейтлихеру сегодня принадлежат 17 предприятий в области, а также недвижимость в центре Саратова, в частности, горпарк, стадион «Сокол» и уникальный рынок на набережной Волги – Пешка. Все эти объекты были приобретены по одной схеме – через аффилированные фирмы или непосредственно «Римом» по ценам, заниженным в сотни раз. Так, Пешка обошлась олигарху в 6 миллионов 900 тысяч рублей, при этом городской бюджет, принимая во внимание реальную стоимость рынка и земли под ним, потерял в результате этой сделки 200 млн. руб.

    Уникальный участок земли «Сеноман», содержащий в недрах стратегические запасы питьевой воды на случай войны или чрезвычайной ситуации, Фейтлихер купил за 1,2 млн. руб. несмотря на то, что даже кадастровая стоимость участка, не говоря уже о рыночной, около 200 млн. Участок с 1929 года содержался в стратегическом резерве. И вот 5 гектаров «золотой» земли фирма Фейтлихера тайком, без всяких конкурсов и аукционов увела из городской собственности за цену половины однокомнатной квартиры, сколько они стоят в этом районе. К слову, фирма «Скарабей», затеявшая эту схему планировала построить на участке 8 домов повышенной этажности выручка от продажи которых зашкаливала бы даже по самым скромным подсчетам за 1,5 млрд рублей. Чтобы развернуть ход событий в обратную сторону и попытаться вернуть землю городу и людям, депутаты от «Единой России» всех уровней уже полтора года ведут упорную борьбу с Фейтлихером и его «агентами», «внедренными» в различные органы власти, суды и органы.

    Горпарк достался Фейтлихеру в 2002 г. И сразу же новые хозяева приступили к извлечению прибыли из любимого саратовцами места отдыха. Деревья срубали без всяких разрешений, без экологической экспертизы – без ничего. Ущерб от вырубки 161 дерева в парке сотрудники «Росприроднадзора» оценили в 5 миллионов рублей. А сегодня саратовская общественность обеспокоена тем, что, по слухам, в скором времени там начнется строительство элитного жилья.

    У любого честного человека обязательно возникнет вопрос: как человеку без образования (Фейтлихер закончил только школу), начинавшему свой жизненный путь карточным «каталой» удалось прибрать к рукам столько городской (а значит народной) – собственности? Очень просто. Фейтлихер нацелился на имущество, принадлежащее жителям г. Саратова – городскую землю, Водоканал, гостиницы, магазины уже давно. В 2002 году олигарх начал финансировать газету «Новые времена в Саратове», критиковавшую областные и городские власти во главе соответственно с губернатором Аяцковым и мэром Аксененко. В последствии выяснилось, что критика, смахивавшая подчас на провокацию, имела под собой одну цель: помогала Фейтлихеру добиваться значительных преференций и от губернатора, и от мэра. Именно в это время он получает Сенной, Горпарк, Пешку и т.д.

    Ну а потом Фейтлихер даже избрался в гордуму - чтобы быть в эпицентре событий. А Галкин, в свою очередь, лоббировал его кандидатуру на пост главы города Саратова. Однако номер не прошел. Новым мэром стал другой человек. Но и тут Фейтлихер с Галкиным не растерялись - протолкнули на следующий по значению после мэрского пост – сити-менежера – своего ставленника Николая Романова. Стоит ли удивляться, что в числе первых документов, подписанных новоявленным сити-менеджером – сделка по продаже участка земля со стратегическими запасами воды в г. Саратове структурам, аффилировнным с Фейтлихером.

    Типичные приемы олигарха, поддерживаемого главным областным судьей – угрозы, шантаж и бездоказательный компромат в прессе, под который создаются и щедро финансируются карманные газеты. С чем-то подобным столкнулись не только мэр Саратова Аксененко и экс-губернатор области Аяцков, но и другие известные в области люди.

    Показательна история отношений Леонида Фейтлихера с Сергеем Шуваловым – бывшим министром экономики, вице-губернатором, спикером Областной Думы, а ныне членом Совета Федерации от исполнительной власти Саратовской области. Когда-то Фейтлихер с Шуваловым поддерживали очень тесные отношения. Обоюдная любовь к коньяку помогала им делиться конфиденциальной информацией.

    Однако дружба серьезно «треснула», когда Шувалов невольно «кинул на бабки» могущественного олигарха. Против Шувалова тут же было возбуждено уголовное дело, и именно он стал одним из постоянных «героев» флагмана информационной войны в области фейтлихеровских «Новых времен». Фейтлихер в принципе не приемлет проигрыша, а тут его – известного комбинатора провели вокруг пальца «в особо крупном размере».

    Репутация олигарха, как «авторитетного пацана» в кругах выходцев из «парковского» ОПГ пошатнулась и вот, пожалуйста – началась многолетняя информационная война, в итоге которой в Саратове поменялись и губернатор, и мэр. А Шувалова Фейтлихер, когда прошла злоба, «простил» и даже «позволил» избраться в 2003 году в Областную думу. Говорят, что Фейтлихер, ничего не делающий даром, пошел навстречу давнему знакомому в обмен на беспрецедентные обещания со стороны последнего. А потом даже позволил себе в одном из своих интервью с характерным названием «Карты, деньги, два ствола» пренебрежительно бросить: дескать, Шувалов для меня – пройденный этап.

    Тайна погибшего прокурора
    Первым, кто серьезно заинтересовался деятельностью Фейтлихера, был покойный прокурор области Григорьев, расстрелянный рядом с собственным домом. Кстати, в своей статье посвященной гибели Григорьева, известный московский журналист, депутат Госдумы Александр Хинштейн подробно описывает эпизод с приобритением Фейтлихером Сеномана. «К истории с «Сеноманом» внимание саратовской общественности приковано давно, – пишет он. – Для Леонида Фейтлихера это не просто война за собственность – это уже вопрос репутации. И проигрыш здесь обойдется куда дороже, чем недополученная миллионная прибыль». А когда дело оборачивается так – все средства хороши.

    Далеко идущие планы
    Однако, заветная мечта Фейтлихера – поставить своего человека на самое главное место в области – губернаторское. Тогда можно окончательно перебраться в Израиль, гражданином которого он является, и жить там на доходы от собственности всей Саратовской области. Говорят, подходящая кандидатура на роль будущего губернатора Фейтлихером уже присмотрена – это Михаил Лысенко, глава администрации г.Энгельса. До окончания срока губернаторских полномочий Павлу Ипатову - 1 год. Поэтому, как говорят осведомленные люди, в последнее время участились звонки Фейтлихера Ипатову с предложением услуг по «разруливанию» ситуации в области. Можно представить себе о каком именно «разруливании» идет речь.

    Если за год до окончания полномочий предыдущего саратовского губернатора Аяцкова олигарх в ожидании этого события основал в Саратове газету «Новые времена», то теперь им запущено производство нового СМИ с претензионным названием «Наша версия». Случайность ли? Стоит ли удивляться, что в Саратове уже проводятся пресс-конференции неких правозащитников, близких к олигарху, за смену губернатора.

    Однако и Фейтлихер, и Галкин понимают, что для того, чтобы сменить власть в регионе, им необходимо нейтрализовать тех, кто может им помешать. Это депутат от Саратовской области, вице-спикер Госдумы Вячеслав Володин, Председатель Саратовской облдумы Валерий Радаев, секретарь саратовского отделения «Единой России», руководитель фракции «Единая Россия» в гордуме Петр Глыбочко, депутаты Госдумы Николай Панков и Юрий Зеленский. Именно по ним и идут нападки. Схема была выбрана та же, по которой Фейтлихер и раньше дискредитировал своих оппонентов. А именно - обвинения в мнимой нечистоплотности.

    Вот как этот период описывает в своем интервью депутат Госдумы от Саратовской области Николай Панков: «Когда начались атаки на Володина, все понимали: насколько удастся снизить его рейтинг, влияние в регионе, настолько усилит свои позиции Фейтлихер. Ведь вопрос стоял о том, что в течение года им нужно было «зачистить поляну» и завести там своих людей. В городе они своих людей завели. Люди Фейтлихера, Лысенко пришли работать в администрацию. Все они, как говорят, связаны с преступной группировкой, образовавшейся в 90-е годы с небезызвестным в Саратове названием.

    Вся эта армада – две крупные бизнес-структуры со своими газетами со своими финансами – обрушились на Володина и «Единую Россию». Им нужно было дискредитировать Володина. У них был план в течение двух месяцев его просто стереть с лица земли. Отсюда и сайты, открытые на американских порталах. Отсюда и до 140 публикаций в месяц, где писал всякие небылицы. Володин выигрывал все суды, предъявляя иски к газетам…. Ясно, что это было закономерно. Но ложь, которая потоками текла долгие месяцы, стала разрушительна для самой области». (Газета «Время» апрель 2008 года)

    Точка невозврата
    Ситуация в столице области дошла до той точки кипения, когда губернатор просто уже не мог не вмешаться. Павел Ипатов обратился в Генпрокуратуру и Администрацию Президента с запросами о «нормальности» ситуации, когда власть в регионе захватывают криминальные структуры, поддерживаемые некоторыми представителями власти.

    Вполне вероятно, что и Верховный Суд не останется равнодушным к деятельности главного саратовского судьи. Думается, что в самое ближайшее время квалификационная коллегия судей рассмотрит вопрос о связях Александра Галкина с фигурантами, имеющими в области неоднозначную репутацию.

    Оригинал статьи:http://www.vokruginfo.ru/news/news22482.html
     
  11. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Победа организованной преступности, или 20 лет спустя

    Информационное агенство "Стрингер", 19.11.2008,
    Александр Стоянов

    Примерно 20 лет назад мы узнали, что организованная преступность, оказывается, существует и в нашей стране,которая тогда называлась СССР. В 1998 году увидело свет интервью одного из старейших наших борцов с оргпреступностью, генерала МВД Александра Гурова, которое называлось «Лев прыгнул». И сразу же стало сенсацией. Мы поняли, что мафия орудует не только на Сицилии или в притонах мадам Вонг. Тогда же родились первые специализированные подразделения органов внутренних дел, «заточенные» под борьбу с оргпреступными группировками.

    За эти 20 лет большой путь прошли обе стороны. И организованная преступность, и противостоящие ей государственные силы.

    ОПГ, которые в конце перестройки и начале 1990-х годов специализировались, преимущественно, на «крышевании» нелегального и полулегального предпринимательства, прежде всего – ресторанов и баров, проституции и уличной торговли наркотиками - обросли собственной крупной и притом внешне вполне легальной бизнес-инфраструктурой. Под контролем организованной преступности оказались крупные банки, страховые и финансовые компании, промышленные предприятия. Более 10 лет назад ОПГ уверенным шагом пошли в политику: они начали продвигать своих ставленников в законодательные собрания регионов, на должности глав муниципальных образований и даже в Государственную Думу. Не остались без внимания оргпреступности и губернаторские выборы в ряде регионов. В конце прошлого десятилетия дело дошло до того, что человек с репутацией криминального авторитета занял … министерский пост. К счастью, продержался он в этом кресле недолго. Сразу после прихода к власти Владимира Путина в 2000 году этот «функционер» из состава федерального правительства быстро исчез.

    Государство стремилось не отставать. И в определенные периоды не отставало. В 1990-е годы система органов по борьбе с организованной преступностью ассоциировалось, в основном, с именем Владимира Рушайло, начальника Московского Регионального управления по борьбе с оргпреступностью (РУБОПа) в 1992-96 гг., первого заместителя главы МВД в 1998-1999 гг. и министра внутренних дел – в 1999-2001 гг.

    Владимиру Рушайло удалось не только фактически заново выстроить систему эффективной борьбы с организованной преступностью, но и обеспечить эффективную работу внутренних войск и подразделений МВД во время проведения контртеррористической операции в Чеченской республике. Но министр не собирался останавливаться на достигнутом – в декабре 2000 года создатель концепции РУБОПов представил Президенту Владимиру Путину план очередного реформирования МВД, который должен был повысить эффективность работы милиции в борьбе против ОПС.
    Не случайно оргпреступные группировки объявили Рушайло основным объектом своего давления и мести. Буквально через три месяца после оглашения планов по реформированию МВД последовала его отставка, а система ГУБОП была расформирована. Авторы той реорганизации и не скрывали, что их неформальная цель – нейтрализовать «людей Рушайло» в «органах». Многие ведущие профессионалы тогда вынужденно оказались вне системы органов внутренних дел. Вместо ГУБОпа были созданы оперативно-розыскные бюро (ОРБ), которые многое должны были начинать с начала, с «чистого листа».

    Однако сама жизнь подвела политическое руководство России к выводу, что в стране должна работать и действовать единая система, «вертикаль» борьбы с организованной преступностью. Вскоре ошибки 2001 года были исправлены. В 2004 году был создан Департамент по борьбе с организованной преступностью и терроризмом (ДБОПТ) МВД РФ. А в 2006 году его возглавил один из самых сильных представителей нового поколения российских милиционеров Сергей Мещеряков (до того возглавлявший Департамент экономической безопасности – ДЭБ Министерства внутренних дел).

    Сергей Мещеряков работал в правоохранительных органах с 24 лет. Долгое время служил в налоговой полиции, а в июне 2003 года назначен начальником Главного управления по налоговым преступлениям МВД России. С февраля 2005 года по ноябрь 2006 года – возглавлял ДЭБ. Под его руководством этот Департамент только в 2006 год по результатам оперативно-розыскных мероприятий возбудил более 60 уголовных дел по фактам вывода в нелегальный оборот нескольких сот миллиардов рублей. Государству были возвращены многомиллиардные суммы. В частности, именно по инициативе Мещерякова были предприняты меры против масштабного ввоза в страну контрафактной «серой» электроники и бытовой техники, в том числе перекрытие каналов крупнейшего продавца мобильных телефонов в РФ – компании «Евросеть». Также под руководством Мещерякова был проведен ряд успешных мероприятий против «грузинских» ОПГ. В том числе была ликвидирована сеть «отмывочных» банков, контролируемых грузинским вором в законе по кличке Джуба, суммарный оборот которых превышал 8 млрд. долларов. В результате был уничтожен один из серьезных каналов финансирования агрессивной военной машины режима Саакашвили – сам Джуба не раз заявлял о том, что часть его доходов пойдет на «меленькую победоносную войну с Абхазией».

    Не случайно 14 ноября 2006 года генерал Мещеряков был Указом Президента Путина назначен начальником Департамента по борьбе с организованной преступностью и терроризмом МВД РФ. Вместе с Мещеряковым из ДЭБ в ДБОПТ перешли отборные офицеры – так сказать, «личная гвардия» генерала. Сотрудники Оперативно-розыскного бюро (ОРБ) N 10, которым еще в ДЭБ поручались самые сложные и рискованные операции. В том числе – разгром бандформирования Джубы. Для лидеров организованных преступных формирований «десятое ОРБ» стало синонимом жесткого и эффективного врага, которого надо опасаться в первую очередь.
    За два года под руководством Сергея Мещерякова была выстроена мощная и разветвленная система подавления и нейтрализации организованной преступности в стране. В чем-то Мещеряков и его коллеги опирались на наработки прошлых лет – с советских времен и до периода Владимира Рушайло. В чем-то – были первопроходцами. В «систему Мещерякова» входил не только ДБОПТ. Значительную роль в ней играли отдельные подразделения параллельных органов МВД. Например, управление по предотвращению организованной преступности в области экономической безопасности Следственного комитета при МВД РФ, которое в 2006 году возглавил генерал Игорь Цоколов – один из самых опытных и успешных следователей страны. Достаточно сказать, что еще в 1990-е годы Цоколов успешно расследовал и довел до суда несколько самых громких уголовных дел: о хищении драгоценных камней и металлов из Госфонда РФ американской компанией «Голден АДА», о мошеннической деятельности финансовой пирамиды «Хопер-инвест» и др. Преступники, с которыми боролся Цоколов, не остались в долгу. В начале 2000-х генерала начали вытеснять из органов внутренних дел. Для многих Цоколов был бы куда удобнее и комфортнее в системе «милицейской науки», нежели в практической правоохранительной деятельности. Однако «съесть» одного из лучших следователей страны тогда не удалось. Сначала кадровое прибежище Цоколову дал Владимир Рушайло, в то время – секретарь Совета безопасности России. А затем, в 2006-м, благодаря содействию руководства ДБОПТ и некоторых других подразделений, Игорь Цоколов занял одну из важнейших должностей в Следственном комитете при МВД.
    В 2006-2008 гг. ДБОПТ, возглавляемый Сергеем Мещеряковым, совместно с управлением Игоря Цоколова расследовали деятельность оргпреступных сообществ в нескольких ключевых отраслях российской экономики. Достаточно назвать одно только «крабовое дело»: «системе Мещерякова» удалось пресечь деятельность ОПС на Дальнем Востоке, которая занималась сверхнормативным выловом ценных пород камчатского краба. Причем в ходе следствия выяснилось, что само оргпреступное сообщество было международным – к его созданию оказались причастны граждане США и ФРГ.

    Но особо важным направлением в деятельности команды Мещерякова стала борьба с финансированием организованной преступности, которая, в свою очередь, подразумевала выявление и перекрытие каналов такого финансирования. Не секрет, что «топливом» оргпреступной деятельности был и остается так называемый «черный нал» - неучтенные денежные средства в различных валютах. Для получения таких средств использовались специальные банки, которые получили условное наименование «обнальных». Именно они превращали безналичные средства на счетах подставных фирм и организаций в тот самый «черный нал», который затем использовался для торговли наркотиками, оружием, обеспечения других незаконных операций. Разгром сети «обнальных» банков, без которых оргпреступная среда просто не может существовать, стал приоритетной целью команды Мещерякова.
    На этом пути были достигнуты значительные успехи. В 2007 году была пресечена преступная деятельность «НЭП-банка» и его главы Бориса Сокальского. Объем нанесенного государству ущерба от деятельности «НЭП-Банка» составил более 71 млрд. рублей, а группировка Сокальского до ее ликвидации имела обширные планы по использованию сети других банков для «обнальных» целей. В 2006 году по инициативе МВД РФ была отозвана банковская лицензия у коммерческого банка «Дисконт», через который было отмыто и обналичено свыше 41 млрд. руб. Наконец, в 2007 году ДБОПТ и Следственный комитет при МВД вышли на след крупного международного финансового мошенника, гражданина Украины Евгения Слуцкера, незаконно, как выяснилось, получившего российское гражданство и перемещавшегося по миру с российским паспортом на имя Евгения Двоскина. По данным оперативников и следствия, Двоскин-Слуцкер занимал крупную нишу на российском рынке «обнала» и отмывания денежных средств. Очень значительную роль в расследовании всех этих преступлений играли сотрудники того самого, легендарного ОРБ N 10 – Дмитрий Целяков и Александр Носенко. Впоследствии арестованные по абсолютно надуманному обвинению.
     
  12. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.2

    Большую предметную помощь профессиональным борцам с оргпреступностью тем временем оказывала общественная организация «Национальный антикоррупционный комитет», объединяющая свыше 100 известных политиков, политологов, юристов, депутатов Государственной Думы. Исполнительный директор организации Кирилл Кабанов занимался, фактически информационным обеспечением деятельности ДБОПТ и СК при МВД, помогая оперативникам и следователям готовить общественное мнение к разоблачению организованных преступных сообществ и методов их работы.

    Но вскоре у команды Мещерякова начались серьезные неприятности. Оказалось, что и банк «Дисконт», и Двоскин-Слуцкер имели высоких – и даже слишком высоких – покровителей в российских силовых структурах. Нити тянулись в Службу экономической безопасности (СЭБ) ФСБ РФ, причем на самый верх. Но и этим дело не ограничивалось. Оргпреступные группировки, агентами которых были и «Дисконт», и Двоскин-Слуцкер, располагали мощными связями даже в администрации Президента РФ! В этой связи говорят о таких влиятельных чиновниках, как Константин Чуйченко и Александр Беглов, хотя до получения формальных доказательств все это остается номинально лишь слухами. Очень странную позицию занял и председатель Следственного комитета при Генеральной Прокуратуре РФ А. Бастрыкин, который своими действиями, а еще чаще бездействием помогал не столько милиционерам, а тем, кем милицонеры по долгу службы занимались вплотную. Достаточно сказать, что Следственный комитет при ГП всегда охотно участвовал в возбуждении уголовных дел против сотрудников МВД, но когда речь шла о крупных аферистах и других объектах расследований ДБОПТ и СК при МВД – проявлял почему-то повышенную щепетильность.

    Первый тревожный звонок прозвучал в ноябре 2007 г. Тогда российской журналистке с молдавским паспортом Наталье Морарь, профессионально занимавшейся расследованием деятельности банка «Дисконт» и других финансовых аферистов, на основании решения СЭБ ФСБ РФ запретили въезд в Россию. Потом, в июне 2008-го, ключевые сотрудники ДБОПТ, ближайшие соратники Сергея Мещерякова Дмитрий Целяков и Александр Носенко, были арестованы все той же СЭБ ФСБ РФ по обвинению в вымогательстве денежных средств, хотя событие преступления, т.е сам факт вымогательства, установлено не было! Наконец, в июле 2008 года в некоторых СМИ была развязана разнузданная травля генерала Игоря Цоколова. Которому приписали многие смертные грехи, включая чуть ли не деятельность в интересах американских рыболовецких компаний и даже спецслужб США! По некоторым сведениям, к организации этой заказной PR-кампании был причастен печально известный политтехнолог Станислав Белковский, заслуживший справедливую кличку «черный вдовец». Сайты, подконтрольные Белковскому, первыми опубликовали грязные тексты про генерала Цоколова. Эти же сайты развернули атаку и на Кирилла Кабанова, пытаясь дискредитировать его усилия по информационному обеспечению борьбы с оргпреступными сообществами и выявлению влиятельных чиновников, связанных с этими сообществами.

    Можно, конечно, считать, что три перечисленных события были чистым совпадением во времени. Но в реальной действительности таких совпадений не бывает. Тем более что конец у всей истории вышел довольно печальный. В сентябре неожиданно вышел указ Президента РФ о ликвидации ДБОПТ МВД РФ и преобразовании его в Департамент по борьбе с экстремизмом. Сергей Мещеряков был отправлен в отставку. Нового места в системе МВД РФ ему до сих пор не предложили. А весь оперативный аппарат борьбы с оргпреступными сообществами, который именно в последнее время стал приносить реальные плоды, оказался парализован в одночасье! Скажем больше: получена неофициальная инструкция (неизвестно, от кого, но говорят не меньше чем про Кремль; помните фамилии «Чуйченко» и «Беглов»?): сотрудников десятого ОРБ ни на какие ответственные должности ни в ДЭБ МВД, ни во вновь созданный Департамент по противодействию экстремизму – не брать! Те, кто больше всех рисковал в борьбе с оргпреступностью, в итоге первыми попали под раздачу!

    Как сказал по этому поводу известный эксперт в вопросах правоохранительной системы, депутат Государственной Думы Александр Хинштейн, «вся система борьбы с организованной преступностью, которая работала 20 лет, уничтожена только ради этой необходимости – убрать Мещерякова!».
    Причем подобные решения принимаются под треск разговоров о борьбе с коррупцией и даже принятие нового, якобы более жесткого антикоррупционного законодательства. Однако как бороться с коррупцией, если на лихом повороте организованные преступные сообщества легко нокаутируют государство, добиваясь отставки ключевых сотрудников МВД? А ведь уже нарастают слухи и об увольнении генерала Игоря Цоколова, и об уголовном деле, якобы возбужденном в отношении Кирилла Кабанова. Если Цоколов и Кабанов тоже окажутся под ударом, можно будет говорить о полном параличе всех тех структур, которые за относительно короткое время добились очень значительных успехов в противостоянии всепроникающей оргпреступности. Причем не только нашей, доморощенной, но и международной.
    Мещеряков – в отставке, Цоколов – под градом несправедливых обвинений, Целяков и Носенко – и вовсе за решеткой. Зато анонимные владельцы банка «Дисконт», всяческие двоскины-слуцкеры и прочие белковские – торжествуют. Значит ли это, что уровень их покровителей столь высок, что даже генеральские погоны МВД для них ничего не значат? Кто эти покровители? Знает ли о них Президент Медведев, когда подписывает в высшей степени сомнительный указ о ликвидации ДБОПТ? С кем согласованы инструкции не брать на милицейскую работу ветеранов ОРБ N 10? Что дальше? Кто возьмет на себя основное бремя борьбы с оргпреступностью, которая, как мы видим, расправляет крылья, а вовсе не уходит в подполье?

    Вопросов пока намного больше, чем ответов. И если новое руководство страны не ответит на них максимально быстро, Россия быстро вернется в свои худшие времена. В начало 1990-х годов, когда оргпреступные сообщества во многом формировали нашу государственную власть.

    P. S. Разгрому органов борьбы с организованной преступностью, тому, в чьих интересах осуществлен этот разгром, истории Двоскина-Слуцкера и его покровителей будет посвящен один из ближайших выпусков программы «Человек и закон» на Первом канале.

    Оригинал статьи:http://www.stringer.ru/publication.mhtml?Part=48&PubID=10399
     
  13. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Правила игры

    удивили руководителя арбитражной группы "Ъ" Ольгу Ъ-Плешанову

    Газета «Коммерсантъ» № 212(4029) от 21.11.2008

    Присутствовать на пленумах Высшего арбитражного суда (ВАС) обычно неинтересно. Проекты постановлений обсуждаются заранее, поэтому документы, выносимые на голосование, серьезных споров не вызывают и часто принимаются единогласно. Вчерашний пленум ВАС тоже, казалось, не обещал сюрпризов: в повестке значились давно известные вопросы, по которым даже не возникало публичных дискуссий. Но один из рутинных документов совершенно неожиданно вызвал раскол среди судей.

    Камнем преткновения стала поправка к регламенту арбитражных судов, касающаяся особого мнения судей. Регламент, утвержденный пленумом ВАС еще в 1996 году, разрешал судье, участвовавшему в коллегиальном рассмотрении дела и не согласному с мнением большинства, изложить свою позицию. Текст особого мнения судьи не оглашался, а запечатывался в конверт и подшивался к делу. Прочесть текст могли судьи вышестоящих инстанций, а стороны по делу видели только конверт, не имея доступа к его содержимому. Поправка к регламенту сводилась к тому, чтобы тексты особых мнений хранились в деле открыто и стороны могли с ними знакомиться.

    Эта идея вдруг вызвала у судей ВАС беспокойство. Они заговорили о том, что открытость особого мнения, текст которого истцы и ответчики смогут копировать и распространять, будет разглашать тайну совещания судей, поскольку станет известно об их разногласиях. Другие судьи, смеясь, возражали: "Даже наличие в деле конверта является доказательством разногласий". Пленум стал уже думать над компромиссной формулировкой регламента, но глава ВАС Антон Иванов рискнул поставить на голосование первоначальный текст поправки. Руки подняли 20 судей из 41, присутствовавшего на пленуме. Председатель ВАС прибавил свой голос, получилось 21 за. "Решение принято с перевесом в один голос",— торжественно объявил господин Иванов.

    Примеров такого голосования на пленуме ВАС я вспомнить не смогла. Позже мне подсказали, что при принятии постановления пленума ВАС, ограничившего использование конфискационной ст. 169 Гражданского кодекса в налоговых делах, один из пунктов тоже прошел с "небольшим перевесом голосов". В нем речь шла о том, что нельзя взыскивать в доход государства имущество, стоимость которого может значительно превысить размер налоговых претензий. Но здесь действительно была проблема, а причину раскола из-за особых мнений судей я так и не поняла.

    В Конституционном суде особые мнения публикуются вместе с решениями, а потом живо обсуждаются в научных кругах. В арбитражных делах особые мнения судей встречались редко, но имели подчас серьезное значение. Например, в ноябре 2006 года арбитражный суд Москвы отклонил иск Росимущества о взыскании 20% акций ОАО "Апатит", с которых началось уголовное преследование Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Дело рассматривалось с участием арбитражных заседателей, которые и вынесли решение вопреки мнению председательствовавшего судьи. Судья изложила особое мнение, после чего иск Росимущества был удовлетворен.

    Я думаю, что спорящие стороны будут рады возможности прочесть особое мнение судьи — это даст дополнительные аргументы и контраргументы при обжаловании решения. Ученые и журналисты, вероятно, получат новый источник информации, а судебная практика сможет развиваться более творчески. Не готовыми к этому оказались лишь сами судьи, которым придется теперь не просто выражать несогласие, а серьезно аргументировать свою позицию.

    Оргиал статьи:http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1075575
     
  14. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Начальству теперь виднее

    Дума наделила руководителей органов правами простого следователя

    Газета «Коммерсантъ» № 213(4030) от 22.11.2008
    Наталья Ъ-Беспалова, Юрий Ъ-Сюн

    Госдума вчера приняла в третьем чтении поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, которые расширяют полномочия руководителя следственного органа. По замыслу авторов законопроект направлен на "систематизацию полномочий руководителя следственного органа". Коммунисты считают, что теперь простые люди не смогут "опротестовывать неправомерные решения следователей".

    Законопроект "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ" был внесен группой авторов во главе с председателем думского комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Владимиром Плигиным и его заместителем Александром Москальцом (см. "Ъ" от 21 марта). По мнению депутатов, руководитель следственного органа должен на равных со следователем иметь полномочия как по возбуждению уголовного дела, так и по производству предварительного следствия в полном объеме. При этом руководитель получит право проверять не только материалы уголовных дел, но и сообщения о преступлениях, а также лично рассматривать их и участвовать в проверках по ним.

    Закон вводит понятие "следователь-криминалист" — должностное лицо, уполномоченное вести предварительное следствие по уголовному делу, а также участвовать по поручению руководителя следственного органа в производстве отдельных следственных и иных процессуальных действий или совершать отдельные следственные и иные процессуальные действия без принятия уголовного дела к своему производству. Прокурор теперь может опротестовывать отказ руководителя следственного органа в возбуждении уголовного дела, правда, только представив соответствующее постановление о направлении материалов по делу руководителю следственного органа. Ранее прокурор мог признать незаконным только возбуждение уголовного дела.

    Как сообщил депутатам на пленарном заседании в пятницу в Госдуме Владимир Плигин, "речь идет о систематизации полномочий руководителя следственного органа". В свою очередь, коммунист Николай Коломейцев посчитал законопроект "резким ущемлением возможности простых людей оспаривать противоправные действия правоохранительных органов в лице следователей", выразив тем самым неизменную позицию фракции по этому вопросу. На это господин Плигин ответил коммунисту, что законопроект вводит "дополнительные процедуры контроля за соблюдением прав и свобод граждан": "Они выражаются, в частности, в обязательном участии прокуроров в судебных заседаниях, когда речь идет о применении меры пресечения под стражей".

    Комментируя поправки в УПК, бывший старший следователь по особо важным делам при генпрокуроре России, а сейчас адвокат Сергей Гребенщиков сказал "Ъ", что "наделение начальников следственных органов дополнительными полномочиями лишь усиливает контроль за решениями следователей, а из этого вытекает, что следователя в очередной раз ограничивают в самостоятельности". "Что касается прокуроров,— добавил господин Гребенщиков,— то мне очень жаль, что до сих пор им не вернули тех полномочий, которые позволили бы прекратить происходящий сейчас произвол на стадии предварительного следствия".

    Оригинал статьи:http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1077324
     
  15. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Дело Политковской: почему не назван заказчик

    ”МК” стали известны подробности обвинительного заключения

    Московский комсомолец,24.11.2008
    Виктор Деменьтев

    Закрытие процесса по делу об убийстве Анны Политковской, как и ожидалось, вызвало море вопросов как к суду, так и к следствию. И главный из них — о заказчике этого преступления.

    Поскольку обвинение оглашалось за закрытыми дверями, никто так и не услышал, были ли названы заинтересованные в убийстве лица. А на то, что они известны следствию, намекал еще в прошлом году генпрокурор Юрий Чайка.

    Теперь, если процесс так и останется закрытым, мы услышим только конечный результат рассмотрения дела: “такой-то виновен в совершении преступления”, и “суд приговорил его к стольким-то годам”. Или, наоборот: “оправдан, освобожден”.

    И тогда мы решили сами выяснить, что скрывается в обвинительном заключении.

    На многие интересующие нас вопросы мы получили ответы. На другие искали ответы сами. Но остались и такие, на которые пока можно ответить только новыми вопросами.

    Впрочем, судите сами.


    Мотив есть, а заказчик неизвестен?
    Все помнят громкие заявления Юрия Чайки о задержании в августе 2007 года десятерых “исполнителей и организаторов убийства”. И еще более громкие — о мотиве и заказчиках. “Заинтересованность в устранении Политковской может быть только у лиц… за пределами страны. Оно выгодно людям и структурам, которые заинтересованы в дестабилизации обстановки в стране, изменении конституционного порядка, формировании в России кризисов, возврате к прежней системе правления, когда все решали деньги и олигархи…” — уверенно объявил тогда генпрокурор.

    И все прекрасно поняли, о ком речь. Правда, отнеслись к заявлению по-разному. Не хватало только подтверждений. Желательно письменных. И где же их еще искать, если не в обвинительном заключении?

    Так вот, как оказалось, там нет ничего о большом заокеанском враге. А даже наоборот. “Примерно в конце сентября 2006 года к Хаджикурбанову (проходит как организатор убийства. — Ред.), освободившемуся 22 сентября 2006 года из мест лишения свободы, обратились неустановленные следствием лица, недовольные критическими и изобличающими публикациями и интервью обозревателя газеты “Новая газета” Анны Политковской в адрес должностных лиц и лиц, занимающих государственные должности в субъектах Российской Федерации, с предложением за денежное вознаграждение организовать убийство последней”, — говорится в обвинении.

    Неувязочка получается!
    К тому же к обвинению следствие приложило список критических и изобличающих публикаций Политковской за 2005—2006 годы. А как известно, касались они именно Северного Кавказа.

    Примечательно, что СКП — в отличие от Генпрокуратуры — совсем недавно уверял, что “не располагает данными, подтверждающими, что заказчиком убийства Анны Политковской являлся находящийся в Великобритании российский олигарх Борис Березовский”. А лично ведущий дело следователь Гарибян одновременно утверждал, что к заказчику подошли уже вплотную, остается только “обложить его со всех сторон”.

    Если вся таинственность процесса связана именно с тем, что следствие боится спугнуть заказчика, непонятно: зачем вообще было спешить с передачей дела в суд, когда по закону следствие можно было спокойно продлять до февраля 2009 года?


    Обвиняли десятерых, а осталось только четверо?
    Громкое заявление о десяти “заказчиках и организаторах” тоже оказалось преждевременным. Но тут ничего нового: в таких громких делах наш паровоз всегда летит вперед…

    В конце концов, под стражей оказались всего четверо. Все они и пересели позже на скамью подсудимых. Это бывший убоповец Сергей Хаджикурбанов (обвиняется в организации убийства Политковской), братья Ибрагим и Джабраил Махмудовы (им инкриминируется пособничество в убийстве) и бывший сотрудник ФСБ Павел Рягузов. Последний обвиняется совершенно в другом преступлении, совершенном раньше с Хаджикурбановым. Еще один фигурант дела — непосредственный исполнитель убийства Рустам Махмудов — скрылся от следствия и находится в розыске.

    То, что многих задержанных отпустили, вполне нормально: арестовывали тогда с “запасом” — всех, кто хоть как-то прошел по краешку. Например, на одного из задержанных — Ахмеда Исаева — была оформлена машина, которая фигурирует в деле. Другой — Дмитрий Грачев — подвозил когда-то Хаджикурбанова к человеку, которого тот хотел взять в дело.

    Но, как следует из обвинения, некоторые из названных тогда фамилий буквально балансировали на грани фола. Достаточно вспомнить бывшего главу Ачхой-Мартановского района Чечни Шамиля Бураева. Он сам говорил в одном из интервью “МК”, что арестовывали его не случайно. Потому что Павел Рягузов показал, что именно Бураев выяснил у него адрес Политковской и передал его исполнителям. Но позже Рягузов отказался от своих утверждений и стал настаивать, что Бураев просил его узнать адрес какой-то другой женщины, но чей — он не помнит. И Бураева отпустили. А с самого Рягузова сняли обвинение в соучастии в убийстве.

    Но, оказывается, у следствия могла быть и другая причина, чтобы разбираться с делами Бураева. Как следует из обвинения, свидетель П. (в суде он еще не выступал, поэтому в целях безопасности мы его фамилию не приводим. — Ред.) рассказал следующее: по роду своей работы П. тесно сотрудничал с оперативниками разных служб. И работа эта заключалась в негласном наблюдении за лицами, подозреваемыми в совершении преступлений.

    По его словам, Хаджикурбанов в 2004 году был осужден за превышение должностных полномочий. А в 2006-м вернулся в Москву и в конце сентября приехал к П. и потребовал вернуть $25 тысяч, которые П. должен был передать семье Хаджикурбанова, пока тот находился в колонии. И, как оказалось, деньги эти для Хаджикурбанова передавал именно Шамиль Бураев. Но П. тогда ответил, что денег этих себе не брал, а передал их другому знакомому Хаджикурбанова — Лом-Али Гайтукаеву.

    При чем тут деньги Бураева и убийство? Очень просто. Лом-Али Гайтукаев — это дядя братьев Махмудовых.


    Сколько стоило убийство?
    После того как разобрались с деньгами, Хаджикурбанов сказал П., чтоб тот держался его, поскольку “предстоит работа по СМИ”. А позже, когда П. снова встретился с Хаджикурбановым, тот поделился с ним, что “вышел на достаточно высокий уровень общения со значимыми людьми, и те предложили поработать по Политковской”. Но П. от несанкционированной слежки отказался. По его же свидетельству, когда он не пожелал связываться с предложением Хаджикурбанова, то был уверен, что тот с этим обратится к некоему Наилю — доверенному лицу и племяннику Гайтукаева.

    Как выяснилось потом, Наилем называл себя Рустам Махмудов, находившийся с 1997 года в розыске за похищение человека и проживавший под чужим именем — Загидуллина Наиля Халимовича. Его еще называли “татарином”, и своих он поэтому просил при посторонних не обращаться к нему по-чеченски, а говорить по-русски. Настоящий же Наиль Загидуллин потом рассказал, что в 1994 году, когда служил в Амурской области, сдал свой паспорт в военкомат г. Февральска, а обратно его не забрал.

    Так вот, как следует из обвинения, Хаджикурбанов нанял братьев Махмудовых на убийство за вознаграждение. Но никакие другие суммы кроме вышеуказанных 25 тысяч “зеленых” в деле не фигурируют. Возможно, этот вопрос следствием так и не был прояснен — ведь ни один из чеченцев не дал никаких признательных показаний.

    Но также не исключено, что никаких денег Хаджикурбанов Махмудовым и не платил — ведь за их дядей числился долг. Вот племянники его и отработали. Во всяком случае, никаких других данных на этот счет обвинение не приводит.
     
  16. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.2

    Как планировалось преступление?
    Времени на подготовку убийства было в обрез — Хаджикурбанов, если верить П., получил заказ в конце сентября. А Политковская, по некоторым данным, планировала вскоре отъезд в Штаты (возможно, поэтому киллеры так спешили, и дата убийства может быть объяснена именно этим обстоятельством).

    Хаджикурбанов, имея огромный оперативный опыт, “возложил на себя общее руководство и консультирование остальных, установил места работы и проживания Политковской и обеспечил группу оружием”. Рустам-Наиль по его плану должен был исполнить убийство, а братья Джабраил и Ибрагим — помочь ему в этом.

    По версии следствия, узнав, что Политковская не проживает по месту регистрации, Хаджикурбанов поручил Махмудовым “проводить” ее от работы. Те узнали, на каком автомобиле она ездит и где живет. А потом наблюдали за ней несколько дней и выяснили, что ежедневно с 15 до 17 часов журналистка возвращается домой, чтоб погулять с собакой.

    3 и 5 октября ориентировались на местности. А 6 октября провели “генеральный прогон” убийства. Следствие расписало их роли так: Ибрагим караулил машину Политковской на Садовом кольце, рядом с Миусской площадью. Завидев ее, звонил Джабраилу. А Рустам в это время находился в подъезде Политковской — изучал обстановку. Он получил сигнал от Джабраила, потом дождался, пока Политковская зайдет в квартиру, выйдет на прогулку с собакой, вернется обратно. После этого покинул подъезд.

    Как все произошло?
    Камеры наружного наблюдения, расположенные на подъезде, зафиксировали, как 7 октября в 15.56 мужчина в рубашке и в обуви с белым кантом по подошве, с накинутой на левую руку курткой (под ней он прятал оружие, а правая рука ему нужна была свободной, чтоб дернуть на себя тяжело открывающуюся дверь), вошел в подъезд. В 16.06 туда вошла Анна Политковская. А в 16.07 тот же мужчина, но уже в куртке, вышел из подъезда и скрылся.

    Обнаружили убитую примерно в 16.20. Ни до, ни после этого в подъезд никто не входил.

    По расположению на теле входных отверстий пуль была смоделирована ситуация убийства. Анна вошла в лифт, повернулась лицом к дверям, подняла левую руку, чтоб нажать на кнопку. С лестничной клетки навстречу ей шагнул нападавший. Первый выстрел попадает в висок, женщина начинает падать. Стрелок опускает руку вслед за падающим телом, стреляет еще два раза — в спину и грудь. Четвертая пуля вонзается в бедро. А последний — контрольный выстрел убийца делает уже войдя в лифт, вплотную приблизившись к жертве. Все это заняло не более минуты. Пистолет убийца бросил здесь же.

    Как вычисляли убийц?
    Внешность исполнителя была зафиксирована двумя камерами наблюдения — в подъезде Политковской и банка, расположенного рядом. Один и тот же мужчина появлялся в зоне видимости камер 2, 3, 5, 6 и 7 октября. До дня убийства он входил в подъезд Политковской заранее, дожидался, пока она вернется домой, выгуляет собаку и вернется обратно, и после этого уходил.

    На специальном оборудовании фотографии, полученные с пленки, были улучшены. Получилось четкое изображение мужчины в рубашке, входящего в подъезд, и того же мужчины, выходящего из подъезда уже в куртке “со стоячим воротником” и “обуви с белым кантом по подошве”. Как потом вычислила судебно-фототехническая экспертиза, рост мужчины 167 см.

    Как именно вышли на Махмудовых, не совсем понятно — в этом деле много всяких загадок, связанных со слежкой за Политковской якобы не только со стороны киллеров. Есть сведения, что сначала следствие вышло на кого-то из “топтунов”, а потом постепенно “раскрутило” какие-то сложные цепочки. Но в обвинении об этом ни слова.
    Зато там есть несколько моментов, из которых можно сделать вывод, что огромную роль в деле доказательства вины Махмудовых сыграла машина, на которой они приезжали к месту убийства.

    7 октября камера наблюдения банка, в объектив которой попадали сразу две улицы, зафиксировала, что в 14.24 светло-зеленый автомобиль “ВАЗ-2104” припарковался возле одного из домов неподалеку от дома Политковской. В 15.55 из нее с пассажирского места вышел мужчина с курткой на руке и в обуви с белой окантовкой на подошве. Машина через пару минут отъехала.

    Позже обнаружилось, камера фиксировала эту же машину и 6, и 7 октября примерно в то же время, когда другая запечатлела, что тот же мужчина заходил в подъезд Политковской. А потом выяснилось, что автомобиль появлялся здесь и до этого.

    А в марте 2007 года выяснилось, что “четверку”, похожую на ту, что засняли камеры возле дома Политковской, периодически фиксировал на улицах Москвы в течение полутора лет и автоматический передвижной комплекс, который использует ГИБДД.

    Фотографии сравнили. И выяснилось, что приметы совпадают до мелочей: багажник на крыше — на четырех опорных стойках, отсутствует правый стеклоочиститель, со стороны пассажира на стекле наклейки, боковые зеркала в черных корпусах. Только на записях камер банка видны лишь марка и приметы машины, а камеры ГИБДД показали еще и ее номер. По нему вышли сначала на Исаева, на которого автомобиль был оформлен, а через него и на Махмудовых.

    Позже, когда все связи Махмудовых были выяснены, сразу несколько людей опознали Рустама или Наиля в фотографиях мужчины, входящего и выходящего из подъезда Анны Политковской.

    А машину обнаружили не сразу. Она, как выяснилось, в марте сломалась и Махмудовы отвезли ее в автосервис. Когда следствие все-таки вычислило, где находится важная улика, находка превзошла все их ожидания. Эксперты изучили обивку автомобиля и обнаружили, что ее волокна по цвету и структуре совпадают с теми, что были обнаружены на рукоятке и других частях пистолета, брошенного в подъезде Политковской после убийства.

    А еще в машине нашли квитанцию на оплату одного из телефонов, принадлежащих Махмудовым, звонок с которого был запеленгован на месте преступления. Так же, как и номера сотовых остальных братьев.

    Зачем следствию нужен “паровоз”?
    Этот эпизод не имеет никакого отношения к убийству Анны Политковской. Речь идет о похищении и избиении Рягузовым и Хаджикурбановым в июле 2002 года предпринимателя Эдуарда Поникарова и вымогательстве у него 10 тысяч долларов.

    Коротко — суть этого дела. Некий гражданин Гусейнов пожаловался Хаджикурбанову, который в то время работал старшим уполномоченным по особо важным делам в 3-м отделе УБОП ГУВД Москвы на то, что Поникаров, который работал в турфирме, не возвращает ему паспорта (его и жены) и деньги, отданные за оформление въездных виз в США.

    Хаджикурбанов поехал в офис к Поникарову, куда потом подъехал и Рягузов. Они силой заставили Поникарова написать заявления, в которых тот сообщил, что паспорта Гусейнова и еще 8 других паспортов находятся у него дома, что он не имеет претензий к сотрудникам УБОП и готов сотрудничать с ФСБ. После этого Поникарова затолкали в машину и повезли домой. Но дома оказалась супруга с детьми и родственницей, и найти у Поникарова ни денег, ни паспортов не получилось. Тогда Поникарова в наручниках положили на пол автомобиля и уехали в неизвестном направлении. При этом его постоянно избивали. Супруга похищенного тут же обратилась в милицию, и машину задержали на трассе. После чего всех участников инцидента отвезли для дачи показаний в военную прокуратуру. И дело кануло в Лету.

    По этому делу ни Рягузов, ни Хаджикурбанов так и не были привлечены. Как и другие его участники — разные оперативные сотрудники. Хотя позже, в 2004 году, Хаджикурбанов был осужден за другое подобное преступление и получил 2,5 года. Почему же эти подвиги не присовокупили ему тогда, а вспомнили о них только сейчас?..

    Ответ на этот вопрос, скорее всего, нужно искать там же, где и ответ на вопрос, почему следствие практически в нарушение норм закона в обвинении постоянно называет имя Рустама Махмудова? Дело в том, что материалы в отношении Рустама Махмудова выделены следствием в отдельное производство. Соответственно, в настоящем обвинении в эпизодах, касаемых убийства, он должен был называться только “установленным следствием лицом”, не иначе. На это обратил внимание судья, который на единственном заседании, что проходило в открытом режиме, просил участников процесса не называть имя Рустама Махмудова при присяжных, а пользоваться любыми заменами — например, “стрелок”, “киллер” и пр. Но вернуть дело на исправление ошибок, как того хотела защита, судья при этом отказался.

    Некоторые всем этим странностям находят такое объяснение: следствие таким образом решило придать обвинению более солидный вид.

    Но, скорее всего, дело вовсе не в этом. Подобное уже встречалось в деле об убийстве Пола Хлебникова, когда к обвиняемым в этом преступлении “пристегнули” еще и нотариуса, которому оно не инкриминировалось. Там дело тоже предстояло рассматривать присяжным.

    Так вот, на наш взгляд, дело именно в присяжных. Особенность судов с их участием состоит в том, что до коллегии нельзя доводить никаких сведений о личностях подсудимых. Скорее всего, следствие придумало хитрый ход для того, чтобы таким образом (рассказывая о совместных “подвигах” Хаджикурбанова с Рягузовым) эти сведения до присяжных все-таки довести.

    В деле Хлебникова это не помогло — все подсудимые были оправданы.

    Поможет ли в деле Политковской?

    Оригинал статьи:http://www.mk.ru/blogs/MK/2008/11/24/society/382586
     
  17. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Следствие и последствия

    Обвиняемых в убийстве главы концерна «Алмаз-Антей» снова оправдали

    Время новостей,№217 от 24.11.2008
    Юлия МАКСИМОВА

    Обвиняемые в громком убийстве и.о. гендиректора концерна ПВО «Алмаз-Антей» Игоря Климова снова оказались на свободе. В пятницу на основании оправдательного вердикта присяжных Мосгорсуд отпустил предпринимателя Константина Братчикова -- предполагаемого заказчика убийства. Оправдали и Станислава Тюрина, которого следствие считало посредником между заказчиком и киллерами, -- несмотря даже на то что он скрывался и судили его заочно. Гособвинение скорее всего попытается обжаловать приговор.

    Однажды прокуратуре это уже удалось -- после того, как летом 2007 года в Мосгорсуде прозвучал первый оправдательный вердикт. Пока же единственное, чего удалось добиться следствию, -- наказать четверых исполнителей убийства г-на Климова и его партнера по бизнесу Елены Нещерет, которые получили суровые сроки от 22 лет лишения свободы до пожизненного.

    Генпрокуратура пыталась доказать, что в свое время Константин Братчиков пытался договориться с Игорем Климовым и Еленой Нещерет о том, как поделить их совместный бизнес в северной столице. Речь шла о компаниях ЗАО «Измерон» и ОАО «Проммашинструмент». К единому мнению о том, что, кому и в каких долях достанется, так и не пришли. Поэтому, уверяло обвинение, г-н Братчиков решил устранить своих партнеров и проконсультировался на сей счет у своего приятеля Станислава Тюрина. А тот якобы свел предпринимателя с представителем бандитской среды Евгением Маньковым, пообещавшим организовать убийство.

    В июне 2003 года Игоря Климова застрелили в Москве, на Крымском валу, а в октябре того же года в Питере зарезали Елену Нещерет. Через два года Мосгорсуд осудил Манькова за эти убийства пожизненно, а члены его банды, которые непосредственно их совершили, -- Юрий Мупашко, Александр Бурукин, бывший морской пехотинец Александр Никитин и майор милиции Владимир Степанов -- получили сроки заключения от 22 до 24 лет.

    Перспектива провести остаток жизни в тюрьме, видимо, Манькова не обрадовала. Он решил пойти на сделку со следствием, дал показания на Братчикова и Тюрина как на заказчиков убийств, за что впоследствии Верховный суд смягчил ему наказание до 25 лет колонии строгого режима.

    Суд над Братчиковым и Тюриным начался полтора года назад, и летом 2007 года присяжные Мосгорсуда впервые оправдали обоих, посчитав их причастность к совершенным преступлениям недоказанной. Когда Верховный суд отменил оправдательный приговор и отправил дело на пересмотр, обвиняемые решили не рисковать. Тюрин скрылся в неизвестном направлении, и о его местонахождении неизвестно до сих пор. А Братчиков отправился на другой конец света -- в Эквадор, где приобрел вид на жительство. Там в феврале этого года по запросу Интерпола он и был задержан местной полицией. Некоторое время Братчиков провел в эквадорской тюрьме, а потом, не дожидаясь судебного решения об экстрадиции, при загадочных обстоятельствах его переправили в Россию и поместили в «Матросскую Тишину».

    В пятницу новая коллегия присяжных подтвердила вердикт предыдущей -- невиновны. В частности, недоказанными оказались утверждения обвинения о том, что Братчиков просил Тюрина за деньги убить Климова и Нещерет, что Тюрин договаривался об этом с киллерами и оплачивал им «гонорар».

    Оказавшись на свободе, г-н Братчиков заявил, что хотя и надеялся на оправдание, но до последней минуты не мог в это поверить. Его адвокаты выразили опасение, что их оппоненты не только опротестуют приговор, но и найдут повод для того, чтобы вновь арестовать их подзащитного. Требовать пересмотра дела будут скорее всего и потерпевшие. Так, супруг убитой Елены Нещерет, Александр, заявил, что, по его мнению, на присяжных оказывалось психологическое давление, что жертв преступлений выставили в «черном свете» и что присяжным было сложно разобраться в тонкостях заказного убийства.

    Оригинал статьи:http://www.vremya.ru/2008/217/46/217642.html
     
  18. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Школа выбивания

    Журнал «Деньги» № 46(701) от 24.11.2008
    ОЛЕГ ХОХЛОВ

    На финансовом рынке остался только один вид услуг, объем которых стремительно увеличивается, да и те — коллекторские. Некоторые коллекторские агентства даже продают франшизы предпринимателям, желающим начать свой долговой бизнес. Корреспондент "Денег" поставил себя на место такого предпринимателя, приценился к разным вариантам входа на рынок и обнаружил, что, хотя должников вокруг все больше, шансов получить с них хоть что-то — все меньше.

    Сезон охоты
    В 2007 году коллекторские компании "отработали" примерно $2,25-2,4 млрд задолженности, подсчитала ИК "Финам". Потребкредитование, основной источник "плохих" долгов, выросло в прошлом году на 65-75%, а динамика просрочки — аж на 90-95%. А поскольку при помощи коллекторов погашается порядка трети долгов заемщиков, рост коллекторского рынка можно оценить в 30-35%. Это в прошлом году, напомним. А сейчас — то ли еще будет. Вот я и решил пойти в коллекторы.

    Вести суровые переговоры непосредственно с должниками — это не по мне. Лучше нанять для этого мужчин подходящих параметров. Ну и организовать call-центр с барышнями и всем прочим, необходимым для такого дела.

    В методике взыскания долгов велосипед изобретать не нужно. Если опустить судебный этап, все сводится к простым мероприятиям трех типов — отправке писем или SMS, звонкам и личным встречам. Затевать бизнес, не побывав на производстве, неразумно, и я уговорил заместителя гендиректора коллекторского агентства "Центр ЮСБ" Николая Иванова разрешить мне примкнуть к выездной группе.

    С коллекторами Андреем и Егором, бывшими следователями уголовного розыска, мы на метро добрались до Теплого Стана. Нашли дом: здесь, как сказали мне Андрей и Егор, живут должники банка "Ренессанс Капитал". Дверь подъезда была закрыта, по домофону мы трезвонили безрезультатно. Обзванивать другие квартиры коллекторы не торопились. Вскоре я понял, почему. К нам стали подходить местные жители, но, услышав, откуда мы, спешили прекратить общение и удалиться. "Тут в каждом доме по 100 неплательщиков! — заявила мне старушка из соседнего подъезда.— Лучше б вы убийц искали. Или хулиганов". Наконец один из жильцов открыл дверь подъезда. Застать должника не удалось. Люди из соседних квартир, когда мы называли его фамилию, пожимали плечами.

    На соседней улице история повторилась. Зато, когда мы проникли в дом, дверь нужной квартиры нам открыли сразу. И сразу же захлопнули. Старушка, которой Андрей назвал имя должницы, успела лишь проворчать, что слышит его впервые. Шум привлек внимание соседки, которая нас отчитала: "Как вам не стыдно. Эта женщина живет одна, и долгов у нее нет".

    Расколоть бывших следователей на чистосердечное признание о том, что они повезли меня по заведомо безнадежным адресам, чтобы не показывать шероховатости реальной работы, мне не удалось. Андрей, правда, признался, что вообще-то он работает с юридическими лицами. Те, кто взимает с "физиков", сидят на фиксированном окладе. А работа с фирмами предполагает еще и процент с взысканных сумм.

    Для предпринимателя привлекательным выглядит приобретение франшизы крупного агентства. Я решил прицениться.

    Долговые препирательства
    Интернет-серфинг показал, что франшизы продаются только предпринимателям из регионов. По данным "Секвойя Кредит Консолидейшн", если в 2005 году около 80% долгов, переданных коллекторам на аутсорсинг, находилось в Москве и только 20% — в других регионах, то в 2008 году доля таких долгов в регионах превысила 80%.

    "Положительное влияние кризиса на условия для старта в коллекторском бизнесе — в увеличении числа потенциальных клиентов, особенно в регионах,— подтверждает Александр Федоров, председатель совета директоров "Центра ЮСБ".— Однако в любом случае на первом этапе необходим крупный якорный клиент, который обеспечит первоначальное финансирование". Франшиза, кроме того,— это предложение для юридических фирм, ЧОПов или действующих коллекторских агентств.

    Якорного клиента у меня на примете нет, а знакомый руководитель региональной юридической фирмы имеется: Дмитрий Темник, "Мединформконсалтинг", Пермь. Фирма помогает лицензировать медицинскую деятельность, но Дмитрий, имеющий опыт работы в банковской сфере, готов присмотреться к коллекторству. Купить франшизу мы могли бы и в "Центре ЮСБ", хотя там не франчайзинговая схема в чистом виде. "Мы подыскиваем партнеров среди региональных компаний (в основном это коллекторские или юридические фирмы) и выкупаем в них долю,— объясняет Александр Федоров.— Наше участие в прибыли, обычно это 20%, не всегда совпадает с долей в дочерней компании". Продавать долю господину Темнику неохота, и я, прикрываясь его компанией, продолжаю разведку.

    "Учитывая наступивший финансовый кризис, а вместе с ним и многократно увеличившуюся дебиторскую задолженность, можно с уверенностью говорить, что коллекторский бизнес на данный момент — одна из самых востребованных услуг на рынке и очень перспективный бизнес для инвестиций",— говорится в разделе "Франчайзинг" сайта московской компании "Русбизнесактив" (РБА). Узнав, что компания, которую я представляю, находится в Пермском крае, менеджер РБА сообщает, что как раз там — вот совпадение — его коллекторское агентство сейчас ищет партнера. Уже на следующий день я держу в руках коммерческое предложение: "Зачем Вам необходим именно договор франчайзинга? По сути, Вы приобретаете готовый бизнес, что позволит вкладывать ресурсы не в становление и укрепление бизнеса, а в его развитие и непосредственное извлечение прибыли". Затем следует описание двух вариантов франшизы: обычная за 300 тыс. руб. и полная за 500 тыс. руб. В первом случае предлагается следующее: "Использование товарного знака РБА, одного из лидеров рынка коллекторских услуг, присвоение официального статуса партнера РБА на рынке коллекторских услуг, а также размещение ссылок и прочей информации на сайте РБА". Этот вариант мы отметаем. "Я не знаю в Перми никого, кому был бы известен этот товарный знак",— недоумевает Темник.

    Преимущество полной франшизы заключается в том, что она включает также обучение сотрудников и установку специализированного программного обеспечения. Кроме того, гласит коммерческое предложение, еще и "доступ в российское банковское сообщество (РБА является членом и давним партером Ассоциации российских банков)", "возможность использовать партнерские отношения РБА с иностранными компаниями", а также "использование информационных ресурсов РБА".

    Впрочем, вариант за 500 тыс. руб. тоже, на наш взгляд, вряд ли тянет на "непосредственное извлечение прибыли". Все дело в деталях, разъяснить их я попросил сотрудника РБА, от которого получил коммерческое предложение. По словам менеджера, в ходе стажировки "осуществляется обучение всех отделов и руководителей, а продолжительность определяется сообразительностью". О коллекторском софте собеседник сообщил лишь, что "основные его функции — хранение и систематизация информации, история контактов и напоминание". На вопрос о том, поможет ли нам головной офис в поиске клиентов, мне ответили, что они сами нас найдут, как только РБА разместит ссылку на своем сайте.

    Я почувствовал, что моя дотошность начинает раздражать представителя агентства, и тут наткнулся в интернете на контакты компании "Русбизнесактив — Прикамье". Есть, оказалось, у РБА в Перми партнер. То есть был. Местный юрист Антон Ветошкин купил у РБА франшизу год назад. Экономического эффекта от работы "под крылом сильной компании" он не наблюдает, поэтому платить 200 тыс. руб. за продление договора о франшизе не хочет. "Переговоры о расторжении наших отношений близки к завершению",— сообщил мне предприниматель. То, что название "Русбизнесактив" пермским банкирам незнакомо, Ветошкину было ясно с самого начала, но он рассчитывал на качественный софт. "Компьютерную программу, которую я получил от РБА, пришлось доработать, фактически мы получили новый продукт",— рассказывает коллектор. А доволен он остался лишь обучением, которое три его сотрудника прошли в московском офисе РБА. Мой контрагент в РБА, конечно, занимал другую позицию: "Отношения прекращены в связи с отсутствием координированной работы отделения, невыполнением финансовых обязательств, нежеланием решать текущие вопросы".

    Так или иначе, от покупки франшизы мы с Дмитрием Темником решили отказаться. "Заключив подобную сделку, вы приобретете лишь вывеску,— согласна Елена Докучаева, генеральный директор "Секвойя Кредит Консолидейшн".— Вас не научат оценивать долговые портфели, делить их на сегменты, определять, какие действия нужно применить к каждому из них. Я не знаю компаний, которые научились бы этому на чужом опыте".
     
  19. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.2

    "Дозвонимся и достанем"
    А для приобретения собственного опыта потребуется два-три года, уверяют коллекторы. В течение этого времени делаются основные инвестиции — в создание call-центра, региональной сети, аналитической системы и системы безопасности (физической и информационной). Параллельно формируется клиентская база.

    Наблюдать работу call-центра я отправился в компанию "Секвойя Кредит Консолидейшн". Большое помещение, разделенное перегородками. За компьютерами сидят сотрудники — "специалисты по работе с кредитной задолженностью". Должникам они говорят в общем одно и то же: здравствуйте, мы вот по какому поводу, до свидания. Интересны не разговоры, а программное обеспечение, которое они используют. Но его не показывают. Зато в глаза бросаются стенгазеты, которыми увешаны все стены. Каждая из групп call-центра придумала себе название, например "Бешеные бабки" или "Корпорация монстров". Тут же коллекторские афоризмы ("Исходящий звонок — серебро, входящий — золото") и девизы ("Дозвонимся и достанем — все равно платить заставим").

    Базовая лицензия на версию программы "Кредитные дела — региональное коллекторское агентство" Межрегионального долгового центра (МДЦ занимается коллекторской деятельностью и разработкой специализированного софта) стоит €30 тыс. Интеграция программы с оборудованием call-центра — €15 тыс., техническая поддержка в течение года — €7,5 тыс.

    "Центр ЮСБ" Александра Федорова обходится адаптированной под нужды коллекторского агентства версией ПО "1С: Управление предприятием". Его установка обойдется примерно в 100 тыс. руб. Елена Докучаева к экономии на программном обеспечении относится скептически: "Универсальное ПО не позволяет, например, зажечь красный свет, если лимит по конкретному должнику исчерпан. На рынке мало программ-конструкторов, которые позволяют руководителю внести в них изменения без привлечения IT-специалистов. Например, сделать так, чтобы у конкретного коллектора был доступ только к определенным должникам, чтобы он не имел возможности принимать самостоятельные решения или, например, чтобы после определенного числа неудачных контактов закрепленный за ним должник переходил к другому сотруднику".

    Главный принцип работы профессионального коллекторского софта, как я убедился после знакомства с программой "Кредитные дела" производства МДЦ, в том, что характер каждого последующего мероприятия зависит от исхода предыдущего. Передо мной основной монитор руководителя программы "Кредитные дела". В папке "Новое" собраны поступившие должники, сейчас их можно отсортировать по филиалам, где были выданы кредиты, по виду кредита, сроку и сумме задолженности. Нажатие кнопки — и должники из папки "Новое" попадают в папку "В работе". Первое мероприятие — звонок (программа выводит на экран готовый скрипт с координатами должника). Должник может заявить, что уже расплатился с кредитором. В этом случае программа направит уведомление финансовому менеджеру о том, что нужно проверить, поступил ли платеж. Если собеседник скажет, что не собирается платить вовсе, программа составит исковое заявление. При обещании заплатить на следующий день очередным мероприятием будет звонок с напоминанием. Ну а начнете юлить или грубить — программа подготовит наряд на выезд.

    Портфельное несогласие
    Вадим Панков, управляющий директор МДЦ, к моей идее стартовать во время кризиса отнесся скептически, но заметил, что шансы есть. По его словам, чтобы войти на рынок сейчас, нужно срочно начать покупку долговых портфелей по договорам цессии (уступка прав требования на дебиторскую задолженность). Стоимость долговых портфелей до кризиса составляла 4-12% от номинала ссуды вместе с процентами. Сейчас отдельные сделки по портфелям от 50 млн до 100 млн руб. заключаются по цене 1% от номинала. Почему брать нужно срочно? Положительный эффект от кризиса может окончиться раньше, чем агентство успеет встать на ноги. "Выдачи кредитов прекратились в середине сентября, значит, объем долгов, входящих в работу, сократится уже через полгода",— объясняет Вадим Панков. "Из-за свертывания ряда кредитных программ и исчезновения в перспективе 30% игроков кредитного рынка темпы роста коллекторского бизнеса в долгосрочной перспективе существенно снизятся",— вторит ему аналитик ИК "Финам" Константин Романов.

    Кроме того, качество самих портфелей (хороший портфель от плохого отличают дата начала просрочки, общая задолженность, сумма платежей, внесенных за весь период кредита, дата последнего платежа) будет неизменно падать из-за ожидаемого снижения платежеспособности должников, предостерегает меня Елена Докучаева. То есть, даже если коллектору удается сейчас наращивать клиентскую базу (например, число клиентов долгового агентства "Пристав" за девять месяцев увеличилось на 30%), это не гарантирует ему пропорционального роста выручки. "У новичков в период кризиса шансов окупить первоначальные инвестиции, а тем более получить прибыль, нет",— убежден Сергей Шпетер, директор по развитию бизнеса долгового агентства "Пристав".

    На портфели можно не тратиться, работая по агентским договорам. "Для просрочки свыше 180 дней минимальный уровень рентабельности по агентской схеме — 15-18% от суммы взыскания,— отмечает Вадим Панков.— После 180 дней — 20%. Свыше года — 25%. Впрочем, отдельные коллекторы назначают вознаграждение в размере 25% независимо от просрочки". Повышение ставок, впрочем, ожидается — опять же из-за того, что кризис усложнит и сделает дороже процесс взыскания.

    В этой ситуации единственно возможный вариант, по мнению Вадима Панкова,— купить 2000-3000 качественных долгов номиналом 500 млн руб. Компании с именем такой портфель сейчас обойдется примерно в 4%, новичку придется заплатить больше. Ориентироваться можно на рентабельность около 30%. Но это идеальный вариант, на практике вы столкнетесь с массой затруднений, предостерегает эксперт.

    На покупку долгов, анализ кредитных досье и интеграцию их в программное обеспечение уйдет месяц-два. Несколько месяцев потребуется, чтобы сотрудники адаптировались, прежде чем треть из них вас покинут, устав от специфики работы и зарплаты (15-30 тыс. руб.) Лишь ко второй или третьей сделке удастся выработать правила оценки долгов и условия, которые необходимо зафиксировать в договоре с клиентом,— например, вы не будете работать с умершими должниками и лицами, находящимися в психлечебницах. Даже при нынешней заманчивой динамике коллекторского рынка не меньше шансов наделать долгов, чем их взыскать.

    Ориинал статьи:http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1077259
     
  20. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Суд удовлетворил личные нужды

    на ввоз вещей из-за границы

    Газета «Коммерсантъ» № 214(4031) от 25.11.2008
    Ольга Ъ-Плешанова; Владислав Ъ-Литовченко, Санкт-Петербург

    Физические лица и компании все же смогут ввозить в Россию приобретенные за рубежом фирменные вещи для собственных нужд без специального разрешения владельцев товарных знаков. Высший арбитражный суд (ВАС) существенно переработал проект постановления пленумов ВАС и Верховного суда РФ, который изначально фактически вводил запрет даже на обычный шопинг. Однако это не будет касаться товаров, ввозимых для перепродажи. Эксперты отмечают, что четких критериев, по которым таможенники различают товары для личного и коммерческого использования, до сих пор не выработано.

    Как стало известно "Ъ", проект совместного постановления пленумов Верховного суда РФ и ВАС, посвященного четвертой части Гражданского кодекса об исключительных правах, будет публично обсуждаться в президиуме ВАС 15 января 2009 года. Последняя редакция проекта, выносимого на заседание президиума (текст имеется в распоряжении "Ъ"), существенно отличается от первоначальной (см. "Ъ" от 19 сентября). Серьезной переработке подверглись, в частности, разъяснения положений о ввозе в Россию товаров, маркированных товарными знаками, без специального разрешения владельцев прав на эти знаки. Первоначально проект предлагал считать нарушением любой ввоз фирменного товара, который физическое либо юридическое лицо законно приобрело за рубежом, но не получило специального разрешения на ввоз этого товара в Россию. За это грозила бы конфискация товара, предусмотренная ст.14.10 кодекса об административных правонарушениях ("Незаконное использование товарного знака").

    Сейчас в проекте проводится различие между ввозом фирменных вещей для собственных нужд и ввозом товаров для коммерческого использования. Ввозить вещи для себя смогут как физические лица, так и компании, никаких специальных разрешений владельцев товарных знаков это не потребует. "Мы развиваем сложившуюся практику, когда ввоз оригинальных вещей для личного использования не является нарушением, а несанкционированный импорт товаров для коммерческого использования — является",— объяснил советник управления анализа и обобщения судебной практики ВАС Владимир Корнеев, член рабочей группы по подготовке проекта постановления.

    Однако проблема в том, что цели ввоза товаров таможенники могут оценить по-разному, приняв, например, два-три мобильных телефона за коммерческую партию. "Критерии, по которым определяется личное либо коммерческое использование, нигде не указаны. Поэтому таможенные органы руководствуются собственным усмотрением, что существенно затрудняет установление истины",— констатирует советник юридической фирмы "Городисский и партнеры" Владимир Мещеряков. Владимир Корнеев подчеркивает, что проект постановления "дает разъяснения только для судов, которые будут оценивать ввоз товаров исходя из фактических обстоятельств дела". Адвокат юридической компании "Усков и партнеры" Вадим Усков полагает, что придумать универсальный критерий скорее всего вообще невозможно. "У компаний всегда существовала проблема доказать таможенникам, что товар, даже в единственном числе, ввозится для собственных нужд",— говорит господин Усков.

    В арбитражных судах рассматривается сейчас целый ряд дел о конфискации автомобилей, ввозимых в Россию без разрешения владельцев товарных знаков. Таможенники задержали автомобили, ввозимые компаниями и предпринимателями в единственном экземпляре, якобы для собственных нужд. Наиболее громкое дело о конфискации подержанного Porsche Cayenne S передано в президиум ВАС для пересмотра (см. "Ъ" от 12 ноября), после чего суд в Санкт-Петербурге отложил рассмотрение похожего дела о конфискации автомобиля BMW.

    Проблем параллельных импортеров проект постановления не решает, считает представитель ООО "Автологистика" (ввозила запчасти для автомобилей Honda и Nissan) в суде Анатолий Семенов. Владимир Корнеев с этим согласен: "Дать иное толкование закона, которое, например, допускало бы параллельный импорт, сейчас невозможно, поскольку для этого необходимо изменить сам закон. Возможно, по мере развития международной торговли такое решение будет принято".

    Оригинал статьи:http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1080649&NodesID=4
     
Загрузка...
Похожие темы
  1. blogger
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    302
  2. Schutzmann
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    419
  3. Joseph
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    315
  4. Вышегородцев Игорь Алексеевич
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    718
  5. Vadim
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    1.241

Поделиться этой страницей