В.Соловьев и Арбитражный суд.

Тема в разделе "Все, кроме банкротства", создана пользователем Фрэнк, 2 окт 2007.

  1. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Алексея Френкеля защищают в усеченном виде

    Приговор по делу об убийстве Андрея Козлова обжалован в Верховном суде

    Газета «Коммерсантъ» № 214(4031) от 25.11.2008
    Юрий Ъ-Сюн

    Адвокаты бывшего банкира Алексея Френкеля и шестерых его подельников, осужденных за убийство первого заместителя председателя Центробанка Андрея Козлова, вчера обратилась с кассационной жалобой в Верховный суд РФ. Напомним, на основании обвинительного вердикта присяжных все они 13 ноября были приговорены к длительным срокам лишения свободы. В своей жалобе адвокаты настаивают на отмене приговора и новом рассмотрении уголовного дела, мотивируя это допущенными, по мнению защиты, в ходе рассмотрения дела процессуальными нарушениями.

    Как сообщили "Ъ" адвокаты Дмитрий Хорст, Руслан Коблев и Наталья Кирсанова, представлявшие в суде интересы бывшего председателя правления ВИП-банка Алексея Френкеля и готовившие сообща кассационную жалобу, вчера истекал десятидневный срок, отведенный законом на подготовку этого документа и предоставление его в Верховный суд РФ. Жалоба, отметили защитники, подана в усеченном виде, поскольку "защита до сих пор так и не получила протокол восьмимесячного судебного заседания (по данным "Ъ", этот протокол составит около 3 тыс. машинописных страниц)". В Верховном суде РФ "Ъ" подтвердили факт получения жалобы от защиты осужденных по этому делу. Дата ее рассмотрения пока не определена.

    В своей кассационной жалобе на обвинительный приговор защита осужденных Алексея Френкеля, Бориса Шафрая, Лианы Аскеровой, Богдана Погоржевского, Максима Прогляды, Александра Белокопытова и Алексея Половинкина в качестве главного мотива кассации назвала "грубое нарушение судом прав подсудимых на защиту и рассмотрение дела в открытом режиме". Господа Коблев и Хорст напомнили "Ъ", что процесс был открыт для публики на стадии представления доказательств стороной обвинения, однако затем по необоснованным, по мнению защиты, причинам был объявлен закрытым. Еще одним доводом адвокатов в пользу отмены приговора (напомним, Алексей Половинкин получил пожизненное заключение, Алексей Френкель — 19 лет колонии, остальные — от шести до 24 лет лишения свободы) и направления дела на новое рассмотрение защита считает "нарушение равноправия сторон". По словам бывшего адвоката господина Френкеля Руслана Коблева, "Алексею Френкелю и его защите в ходе процесса просто запретили изучить часть материалов уголовного дела. В частности, это документы, изъятые у Френкеля во время обыска, которые опровергают позицию следствия в части мотивов убийства Андрея Козлова".

    Среди прочих нарушений УПК РФ, допущенных, по мнению защиты, адвокаты называют незаконное воздействие на коллегию присяжных стороной обвинения (защита утверждает, что некоторые свидетели обвинения сообщали присяжным негативные сведения о личности господина Френкеля, что запрещено законом), а также допросы некоторых свидетелей защиты без участия присяжных заседателей.

    Всего в усеченной жалобе содержится 15 пунктов. По словам адвокатов, кассационная жалоба будет расширена, после того как у адвокатов "на руках будет протокол судебного разбирательства". Отметим, что в Европейском суде по правам человека, куда защита господина Френкеля также направила жалобу, этот 100-страничный документ уже прошел регистрацию.

    Кстати, защитники некоторых осужденных успели свои жалобы в Верховный суд направить ранее. В частности, адвокат предпринимателя Бориса Шафрая Гарри Мирзоян сделал это на прошлой неделе. Мотивировочная часть жалобы в целом у адвокатов совпадает, впрочем, господин Мирзоян также включил пункт о том, что вердикт, по мнению адвоката, был вынесен незаконным составом коллегии присяжных (напомним, под различными предлогами четверо присяжных были выведены из состава коллегии.— "Ъ"). Это обстоятельство, считает защитник, делает и вердикт, и приговор незаконными.

    Оригинал статьи:http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1080556&NodesID=6
     
  2. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Смерть по рецепту

    Наркоманы просят ФСКН защитить их от наркотика-убийцы

    Москвский комсомолец,25.11.2008
    Анастасия Кузина

    За последние годы в Москве полностью сменился рынок наркотиков. “Пришло время синтетики!” — говорят наркоманы.

    Раньше все было понятно: героин, конопля, “клубные” таблетки-стимуляторы. Сегодня основные наркотики — так называемые аптечные: запрещенные к свободной продаже лекарства, которые огромным потоком реализуются через недобросовестных аптекарей. Основной и самый страшный из них — это антидепрессант коаксил. Не очень дорогой, доступный и убийственно опасный при внутривенном введении.

    Первый герой моего материала об “аптечных наркотиках” не дожил до нашего знакомства два дня: умер от заражения крови. Звали его Сашко.

    — Он первый раз “поставился” коаксилом весной. Нога стала опухать… — Мой приятель Сергей, который должен был нас познакомить, сам не ожидал, что все так кончится. — А он говорит: “Ну и ладно” — и дальше “ставился”. Осенью нога стала мерзнуть и еще сильнее опухла. К этому времени она уже была черной. Прикинь, как коаксил мозги отключает: нога чернеет, а чувак забивает. Началась гангрена. Ногу отрезали. Но вот звоню вчера матери, а она говорит: похоронили Сашка…

    Дальше пошло еще хуже. Тот же Сергей рассказал мне о 20-летней коаксильщице Светлане. К ней я тоже не успела.

    — У нее уже не было одной ноги выше колена, — разводил руками Серега. — Так она “поставилась” в пах. И попала в артерию. Артерию перекрутило — ее на вторую ампутацию отвезли. Сейчас в больнице. Нет больше ног у девки…
    20 лет, 24, 17… Так рано. Так нелепо. Так безвозвратно… Думаете, их двое? Последние три года такие чудовищные трагедии происходят в Москве сотнями. Коаксиловое помешательство — одна из самых темных и грязных тайн столицы.

    Встреча первая. Хирург
    Впервые о коаксильщиках я узнала от людей, которые лежали в инфекционной больнице на Соколиной Горе. Они рассказывали о настоящей эпидемии среди молодых москвичей, которые растворяют в воде растертые таблетки коаксила и вводят его в вену. Мелкие крошки забивают кровеносные сосуды, и в результате все заканчивается гангреной. Разговор шел о десятках ребят и девушек без рук или ног, закрытых на ключ на одном из этажей 2-й “инфекционки”.

    Но потом я навела справки у своего друга, который работает хирургом в 15-й больнице. Она считается профильной по заболеваниям вен. Так вот, Иван сказал, что коаксильщики к ним поступают со всей Москвы по 2—3 человека за дежурство (!) уже в течение лет трех! И столько же лет хирурги еженедельно ампутируют руки и ноги у молодежи 17—25 лет. “Их уже не жалко, — говорит Иван. — Жалко матерей, которые воют: “Спасите ноги моему ребенку!!!”
    — Врачи на “скорой” давно в курсе, — говорит он. — Сразу к нам везут. С каждым днем таких пациентов становится все больше. У нас в отделениях теперь всегда человек пять лежит.

    — Почему наступает гангрена? Что происходит?
    — Если посмотреть, как наркоманы готовят эту смесь, то сразу все становится ясно. Они толкут таблетки и растворяют их в воде, зачастую из-под крана. Получается дисперсная смесь, частицы которой неизбежно вызывают повреждение стенки сосуда и влекут за собой образование тромба. Тромб начинает стремительно расти. На нем прекрасно себя чувствуют различные микроорганизмы, и в дальнейшем это провоцирует развитие гнойных осложнений. А если наркоман случайно вводит коаксил в артерию, то тромбируются не только крупный сосуд, но и самые мелкие сосудики — артериолы. В таких случаях очень быстро наступает гангрена.

    Как правило, осложнения возникают в первое полугодие употребления, иногда еще раньше. Частенько “неофиты от коаксила” попадаются на первой же инъекции. Самые опасливые и аккуратные выдерживают год максимум.

    — В каком состоянии привозят людей?
    — Если речь идет о вене, то через несколько часов появляются отек и распирающие боли, рука или нога синеет. Но очень многие затягивают процесс и приезжают в больницу только спустя несколько дней. Если же человек попал иглой в артерию, то практически на инъекции начинаются дикие боли, конечность моментально темнеет, холодеет, покрывается пятнами.

    — Осложнения будут неизбежно?
    — Неизбежно. И практически всегда дело заканчивается ампутацией конечности.

    — Вот поступил к вам такой пациент. Что дальше?
    — Дальше пытаются лечить: делают УЗИ сосудов, назначают антикоагулянтную, противовоспалительную, поддерживающую терапию. В случае артериального тромбоза ждут, на каком уровне обозначится гангрена, чтобы не дать ей распространиться выше и выяснить, на каком уровне будет предстоять ампутация...

    Ампутации идут достаточно часто. Я не могу привести цифры, потому что примерная статистика вырисовывается только сейчас. И надо отметить, что наркоманы одной инъекцией в больную ногу или руку не ограничиваются. Это уже просто правило: как только их отпускают, они продолжают дальше колоться. Но вторую руку или ногу они жалеют и продолжают колоться в больную. Пролеченную. А все это приводит к продолжению процесса и той же гангрене.

    — В каком состоянии лежат люди?
    — Все зависит от того, каков срок употребления, какие хронические заболевания успел заработать пациент, какие у него уже развились осложнения. Если это первая-третья инъекция, еще нет вирусных гепатитов, ВИЧа и не пострадало артериальное русло, то все может обойтись локальными проблемами. И если такого человека пролечить и он в дальнейшем не будет употреблять коаксил, то есть шансы отделаться малой кровью. Но никто не прекращает.

    А вот наркоманы со стажем… По сути это все тяжелые септические больные с сопутствующим букетом инфекционных заболеваний. У этих больных развиваются тяжелейшие осложнения. Прогноз у них крайне плохой. Многие залеживаются по нескольку месяцев, их многократно оперируют, вскрывают гнойники, убирают нежизнеспособные ткани. Как правило, это реанимационные больные, нуждающиеся в искусственной вентиляции и прочей поддержке.
    Часть спасти невозможно при всех наших усилиях. Причины смерти: тромбоэмболия, когда отрывается тромб и закупоривает легочную артерию; заражение крови — сепсис; полиорганная недостаточность — отказ всех органов…

    — А что за люди ваши пациенты?
    — Если еще лет 10 назад это чаще всего бывали совершенно асоциальные люди, опустившиеся, употребляющие “грязные” наркотики, то сейчас наш контингент сильно изменился, помолодел. Как правило, это подростки и молодежь от 16 до 27 лет. Это могут быть школьники, студенты престижных вузов, менеджеры различных организаций, да кто угодно. При этом далеко не всегда люди из неблагополучных семей. Чаще даже наоборот.

    И уже есть неприятная тенденция. Стремясь скрыть, что они начали употреблять наркотики, подростки начинают колоть сразу в пах — и очень быстро получают весьма серьезные осложнения. У них часто развиваются тромбоэмболия легочных артерий и бактериальный эндокардит, который требует протезирования клапанов сердца.

    Есть и старые наркоманы, ранее употреблявшие героин. Это отдельный контингент, самый тяжелый и самый неблагодарный. Такие больные нуждаются в длительном и очень серьезном лечении от наркомании, на которое они сами не согласны. В стационаре у них часто начинается ломка, и они просто убегают. А через некоторое время возвращаются в еще более тяжелом состоянии.

    — Самый чудовищный случай помните?
    — Молодая женщина. Ампутация обеих нижних конечностей. У нее есть ребенок. Но она хоть осталась жива. А сколько их гибнет…

    — Вам жалко ваших пациентов?
    — Жалости мало. Бывает жалко ребят, которые действительно начали по глупости и на первой же инъекции потеряли руку или ногу. Я допускаю, что они могли не знать о том, чем грозит этот препарат. А если ты видишь, что наркоман не первый день колется… Вот они-то все знают об осложнениях. Поэтому они жалости уже не вызывают — только раздражение. Глухую досаду и раздражение...
     
  3. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.2

    Встреча вторая. Аптекарь
    Еще года четыре назад Восточный округ и Бутово считались “винтовыми” зонами. Север Москвы, Кузьминки, Люблино — героиновыми. Ближе к центру и на западе начинались амфетаминовые места. “Аптека” тоже существовала, но к ней обращались совсем уж “на безрыбье”.

    Сейчас, вы не поверите, героина в Москве нет! Но хорошего в этом мало, потому что победа над веществом не стала победой над наркоманией. Спрос остался. И вытесненный героин сегодня почти полностью заменен “аптекой” — прежде всего это рецептурные препараты: коаксил, золдиар, стадол.

    Молодежь не стала меньше колоться. Она просто сориентировалась и нашла обходные пути в виде лекарств. Но этот путь страшен и по своим последствиям, и потому, что человек не бросает основной наркотик.

    — Сегодня, если человек не может купить героин, он просто идет в аптеку, — говорит мне сотрудник кабинета по профилактике ВИЧ/СПИДа “Ясень” Алексей Петров. — То есть героиновые потребители стали коаксильщиками. Вот и все, что изменилось. Но появится героин — будут колоть его…

    Как выяснилось, в Москве есть немало аптек, которые не прочь заработать на продаже наркотиков. Судите сами: только тысяча человек за месяц купят этого препарата на 13,5 миллиона рублей! А в Москве, только по официальным данным, 30 тысяч наркоманов.

    — Лично я знаю шесть аптек, в которых можно купить любой препарат, — говорит коаксильщица Ольга. — Но, насколько я понимаю, они есть в каждом районе. И, как правило, ночные. Одно время аптекарши так и держали под прилавком коаксил, шприцы и спирт. Найти такую аптеку наблюдательному человеку сложности не составит. Как я, например, нашла аптеку на “Южной”. Иду к метро. Смотрю — лежит пачка от золдиара. Пачка от коаксила. Вот по ним я и дошла до аптеки…

    — Такого нет больше ни в одном городе. Я знаю людей, которые приезжают в Москву и остаются тут жить, потому что у нас в аптеке можно купить все что угодно, — говорит Леша Петров. — Такой наркоманский рай. Мекка! Понятно, что ты, Настя, не купишь. И не во всякой аптеке продадут. Но вот пойдем, посмотрим…

    …Ясенево. Маленькая аптека. Леша успел только закурить — и тут же кивнул на вход:

    — За коаксилом. Сто процентов.

    В аптеку заходили два парня в джинсах и олимпийках.

    — Хочешь зайдем, посмотришь?

    Мы вошли, и разыгралась старинная народная игра: “Журналист на контрольной закупке чего-нибудь”. С заинтересованным видом я пристроилась за парнями. Леша подал реплику:

    — Че покупать будешь?

    — Щетку ребенку надо…

    Парень в олимпийке протянул в окошко тысячную купюру. И дальше произошло странное. Покупка заняла секунду. Аптекарша даже не повернулась к стойке или полкам, чтобы достать препарат. У меня было ощущение, что она его заранее в руке держала. Одной рукой деньги приняла, другой — лекарство вручила. И парень выскочил из аптеки.

    — Что это было? — удивилась я. — Он сказал “новопассит”?

    — Глухая?.. “Два коаксила”. По 500 рублей. Он у нее под прилавком лежит.

    …Метро “Семеновская”. Еще одна маленькая аптека. Сюда я пришла со старинным приятелем Андреем. Красавчик! 15 лет употребления героина, сейчас — на коаксиле. Поэтому в своем черном прикиде Андрюша выглядит так, что я бы ему даже детскую присыпку не продала. Но аптекарша, стараясь не встречаться с нами глазами, взяла купюру в 500 рублей, и взамен мы получили пласт коаксила и три шприца. Без рецепта. Что интересно, по словам Андрея, аптекари никогда не дают инструкцию к этому лекарству и коробочку...

    Встреча третья. Коаксильщики
    На кухне — когда-то хорошей, а теперь напрочь убитой и пропахшей туалетом сталинской “трешки” — трое: я, Андрей и его девушка Оля. Андрей положил на стол наши преступные покупки, сходил за ваткой и клочком туалетной бумаги для фильтров. Оля села к окну и достала косметичку.

    Озабоченно гремя у раковины, Андрей меня поучал:

    — Главное, чтобы посуда была чистая. Не дай бог, жир какой попадет. Ужас! А туалетную бумагу лучше брать самую простую. А если импортную, то раствор получится розовым или фиолетовым...

    Потом Андрей высыпал таблетки в чашку и начал промывать их под краном, сливая в раковину белесый раствор. Затем он промокнул их — кроме шуток! — распоротыми коричневыми трусами, которые для этой цели лежали на углу стола. Трусы были все в белых следах.

    Потом таблетки были цинично растерты ложкой в чашке — сами понимаете, какие там остались крошки и куски.

    Дальнейший процесс описывать не буду, но то, что получилось на выходе, мне категорически не понравилось. Мутно-белый раствор, который даже после долгого фильтрования так и не стал прозрачным.

    — А эти дураки — что… — Андрей орлом вглядывался в раствор, — профильтровали через сигаретный фильтр — и рады…

    Бедный Андрюша. И я протянула ему распечатку разговора с хирургом. Хоть какой-то от меня толк в данной ситуации…
    Оля тем временем сидела с пудреницей и наводила красоту — собиралась на работу. Она на коаксиле полгода. Пока, как считает, без последствий. Только видеть хуже стала. Но ее рука с зеркальцем была у меня перед глазами. Интересно, она замечает, какая у нее отекшая кисть?..

    — Все просто, — говорит она, мерно водя кисточкой. — Коаксил стоит 450—500 рублей. Героин — полторы тыщи, но это чек, а не грамм. И это лотерея: ты не знаешь, что ты купишь и купишь ли вообще. Сложно с героином…

    — Так это же о тебе ФСКН заботится.

    — Обо мне?! — она возмущенно поворачивает от зеркальца лицо. — Они с героином борются, а то, что мне коаксил подсовывают, — это они обо мне так заботятся?! Было время, когда у Андрея доза доходила до 12 пачек в день. Он зарабатывал от тысячи до пяти в день — и все относил в аптеку. С января по июнь он туда отнес почти полмиллиона рублей! Сейчас достаточно у аптеки постоять 3—4 минуты: из 10 человек входящих 6 будут покупать коаксил.

    — И много народу на нем “сидит”?

    — Много, при том что все знают, что руки-ноги могут отрезать. Коаксил же не делали для того, чтобы его кололи. А его колют иногда в подъезде или кустах…

    — Вот в районе метро “Южная” есть аптека, — добавляет Андрей. — Можно зайти в любой открытый подъезд в районе метров 800, и на всех темных лестницах, которые идут в стороне от квартир, везде характерная картина. Когда моешь таблетки в воде, потом воду выплескиваешь. И вот везде на лестницах — эти пятна от воды.

    Люди делают зелье в подъездах, в грязи, в холодной воде. Три дня ты так будешь делать. Четыре. Хорошо — месяц. Но это же не растворяется. Это оседает в почках. Потом вены забьются — руку отрезали до локтя. Потом — выше и выше. Вот и инвалид, которого государство будет кормить.

    Но с некоторыми людьми разговаривать бесполезно. Стоишь в аптеке в очереди, начинаешь разговор, они рукой машут: “Та-а-а!..” Вот таким как раз и отрезают. Я хожу по району. Вижу людей без рук. И они вот с такими культями свежими идут в аптеку и все равно покупают. С коаксила же привыкание адское…

    — То есть вы оба за то, чтобы торговлю коаксилом запретили?

    — Только спасибо скажем! — ответили они одновременно. — Не будет соблазна. Нам его навязывают! Это же простота и доступность нереальная! Вымутить полторы тысячи или пятьсот рублей — это большая разница.

    — Или вот на “Электрозаводской” появилась “дырка” с героином, — добавляет Оля. — Так я три остановки еду на троллейбусе до аптеки и без проблем покупаю коаксила за те же деньги в три раза больше. А я завязать хочу. Покреститься…

    — Прямо пчелы против меда…

    — Я жить хочу. Мне руки мои, ноги нужны. А это идет убийство!

    Встреча четвертая. Заключительная
    Наверное, не было еще препарата с такими разрушительными последствиями, как коаксил. За его запрет выступают и врачи, и сами наркоманы. Но они забывают о том, что препарат и так не в свободной продаже.

    — Конечно, ужесточить контроль за ним надо, — говорит Алексей Петров. — Но сама по себе запретительная политика не очень эффективна, поскольку спрос все равно есть. Надо не с веществами бороться, а поддерживать человека, который отказался от употребления.

    — Но колоть такую дрянь, зная, чем все кончится…

    — Это вопрос денег. Были бы деньги, он бы другой наркотик искал. Потому что если человек не чувствует самодостаточности, удовлетворения жизнью, то любой наркотик — легкий способ почувствовать себя незакомплексованным, общительным, спокойным. Знаешь, какая у подростка сейчас самая большая проблема? У него нет чувства, что он нужен своей семье.

    Что он все время слышит дома? “Тебе нужно учиться. Тебе нужен документ об образовании. Тебе необходимо, ты должен! А мы пойдем на работу, потому что нам надо тебя обеспечить. И мне не нравится, как ты одеваешься! А надо — как я сказала!” Ему в такой обстановке сложно спросить о том, что его по-настоящему тревожит. А на улице — все просто.

    Родители разучились разговаривать с детьми. У нас самый близкий человек — телевизор. Самый близкий друг — Интернет. Самый важный друг — блог. Поэтому наркотики — простой способ уйти от боли душевной.

    — Да никто не поверит, что у “уторчанного” человека — какая-то боль. Да еще и душевная.
    — Поверь, они живут в таком говне! Не дай бог…

    Оригнал статьи:http://www.mk.ru/blogs/MK/2008/11/25/society/382827/
     
  4. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Результат Лужкова

    Деловая газета "Взгляд", 20 ноября 2008
    Александр Шмелев

    Только очень наивные люди, услышав недавнее заявление Лужкова о том, что в России стоит вернуть «прямые и альтернативные» выборы губернаторов, могли решить, что это имеет какое-либо отношение к «борьбе за демократию».

    6 июня 1992 года в Москве появился новый мэр. Ушедшего по собственному желанию в отставку Гавриила Попова на этом посту сменил его заместитель, пятидесятипятилетний выпускник Института нефтехимической и газовой промышленности Юрий Лужков.

    С тех пор прошло шестнадцать с половиной лет. Позади остались конфликт президента с Верховным советом, танки, стреляющие по Белому дому, голосование за новую Конституцию, две чеченских войны, ваучеры, приватизация, «черный вторник», залоговые аукционы, деноминация, дефолт, теракты в Печатниках и на Каширском шоссе, «Норд-Ост», монетизация льгот, «дело ЮКОСа», Беслан, две победы российских клубов в кубке УЕФА, растущая как на дрожжах цена на нефть, победа на Евровидении и война в Южной Осетии.

    «Никогда в самых страшных мыслях я не мог и представить себе свою жизнь в любом другом городе. Однако той Москвы, которую я любил и помню, больше не существует» За эти годы в России сменились три президента, шесть созывов парламента и десять премьер-министров.

    И лишь Лужков как был мэром Москвы, так и остается им по сей день.

    Под его руководством Москва превратилась в один из самых авторитарных субъектов Российской Федерации. Сам Лужков одновременно занимает посты мэра, главы городской администрации и премьер-министра столичного правительства.

    В Московскую городскую думу из раза в раз избираются лишь те депутаты, кто попал в так называемые «списки Лужкова», вследствие чего столичный парламент все время покорно голосует за законопроекты, поступающие из мэрии.

    По оценкам большинства независимых экспертов, Москва остается единственным субъектом Российской Федерации, где так и не появилось полноценного местного самоуправления: реальная власть на местах принадлежит районным управам, являющимся подразделениями московского правительства, а муниципалитеты могут заниматься лишь регистрацией бездомных животных и браками несовершеннолетних.

    Поэтому только очень наивные люди, услышав недавнее заявление Лужкова о том, что в России стоит вернуть «прямые и альтернативные» выборы губернаторов, могли решить, что это имеет какое-либо отношение к «борьбе за демократию». Уж в чем-чем, а в особом интересе к мнению проживающих в его городе граждан московский мэр доселе замечен не был.

    Вероятно, Юрий Михайлович просто услышал о том, что федеральная власть задумывается о смене столичного руководства, и решил немножко «поиграть мускулами». Что, кстати, вполне в его манере – достаточно вспомнить 1998–1999 годы и историю создания блока «Отечество – Вся Россия».

    Однако федеральная власть сейчас уже далеко не та, что была десять лет назад. Уже на следующий день президент Медведев жестко и недвусмысленно пресек любые попытки шантажа, заявив, что «если кого-то из глав регионов она (действующая система избрания губернаторов – А. Ш.) не устраивает, они должны понять, что не являются частными лицами, и могут подать мне заявление».

    Впрочем, сам Лужков к тому моменту уже, похоже, понял, что заигрался, и дезавуировал свое предыдущее заявление, сказав, что его слова «были неправильно истолкованы». Мол, он говорил про «отдаленную перспективу», а не про текущий момент.

    Тем не менее, своими неуклюжими высказываниями московский мэр привлек немалое медийное внимание к своей персоне. Что дает возможность немного поговорить о результатах деятельности Лужкова на посту столичного градоначальника. О том, как изменилась Москва за последние шестнадцать лет. Благо, некоторые из этих изменений легко заметны невооруженным глазом.

    В первую очередь, конечно, это касается жилищного строительства. Особенно так называемой «точечной застройки», когда новый дом «втыкается» между давно построенными зданиями. Думаю, к настоящему времени в Москве уже не осталось районов, не охваченных этой застройкой.

    Автор этих строк недавно побывал в районе, где прожил первые пятнадцать лет своей жизни (между станцией метро Проспект Вернадского и Ленинским проспектом), и в буквальном смысле слова не узнал места своего детства. В каждом – без преувеличения, в КАЖДОМ – до боли знакомом дворе теперь возвышается по новой стеклобетонной конструкции в 20–25–30 этажей. Расстояние между домами в этом районе отныне не превышает 10–15 метров, практически полностью забитых припаркованными автомобилями (парковочных мест, как обычно, категорически не хватает). О зеленых дворах и травяных футбольных площадках, которые, по моим детским воспоминаниям, ранее составляли главную прелесть этих мест, сейчас уже и думать забыли. А в старых квартирах этого района теперь постоянно темно – нововозведенные конструкции полностью загораживают солнечный свет.

    Понятно, что мало кто из проживающих в этом (и других таких же) районе поддерживает подобное строительство. Конечно, можно было бы считать, что в них говорит примитивный эгоизм и нежелание видеть дальше собственного носа. Ведь жизнь в Москве не стоит на месте, ежеминутно и ежесекундно в столице появляются новые семьи, рождаются дети, и можно перетерпеть ухудшение собственных жилищных условий ради того, чтобы твои соседи переехали в новую просторную квартиру. Потом, глядишь, дойдет очередь и до тебя…

    Однако этот аргумент полностью убивается ценой одного квадратного метра на московском рынке недвижимости. По словам самого Лужкова, под его руководством в столице построено более 80 миллионов квадратных метров жилья. К 1992 году в Москве проживало чуть менее 9 миллионов человек. Можно ли сказать, что за эти шестнадцать лет каждая московская семья из трех человек увеличила свою квартиру на 27 метров? Вопрос риторический.
     
  5. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.2

    Кому же достались эти 80.000.000 кв.м.? Это тоже достаточно очевидно. Москва остается центром притяжения богатых и успешных людей из всех регионов России и стран бывшего СССР. В покупку московских новостроек вкладываются деньги, заработанные в Новосибирске, Уфе, Ангарске, Ханты-Мансийске, Когалыме, Ташкенте, Алма-Ате и т. п. Какие-то из жителей этих городов переезжают в свежеприобретенные московские квартиры, другие предпочитают хранить столичную недвижимость как своеобразный банковский вклад, но факт остается фактом: среди покупателей лужковских новостроек крайне мал процент москвичей, сумевших накопить на приобретение новой квартиры. И для них вполне хватило бы рынка вторичного жилья плюс несколько введенных в строй новых районов (Новокосино, Новопеределкино, Северное и Южное Бутово и т. п.).

    Таким образом, мы имеем дело со своего рода аналогом «уплотнения», практиковавшегося при ранних большевиках. Когда семье, проживавшей в, допустим, пятикомнатной квартире, оставляли одну из комнат, а в остальные заселяли еще четыре семьи, превращая кухню, ванную, туалет и т. п. в «места общего пользования». При этом в некотором смысле нынешнюю московскую систему можно считать еще более несправедливой: при «уплотнении» страдали лишь законные владельцы квартиры, а подселяемые семьи «на халяву» улучшали свои жилищные условия, в то время как сегодняшние покупатели московской недвижимости платят за свое новое жилье огромные деньги, исконные же жильцы как не получали с этого ничего, так и не получают.

    Не лучше обстоит дело и со строительством дорог. Несмотря на то что Юрий Михайлович Лужков в свободное от исполнения своих непосредственных обязанностей время занимается различными изобретениями (согласно Роспатенту, московский мэр изобрел пирожки, кулебяку, морс, лекарство от рака и т. п.), в числе которых отдельно отмечается изобретение Московской кольцевой автомобильной дороги и Третьего автотранспортного кольца, город с каждым годом все плотнее увязает в бесконечных пробках.

    По прогнозам аналитиков, при сохранении нынешней динамики столичные дороги могут полностью встать всего через несколько лет. Впрочем, уже сейчас все больше и больше людей, вынужденных передвигаться по городу в дневное время, предпочитают бросать свои машины на первой попавшейся стоянке и спускаться в метро. Однако возможности метрополитена тоже небезграничны, и все чаще в «часы пик» приходиться сталкиваться с доселе неизведанным явлением – «людскими пробками» в метро, когда бесчисленная толпа полностью заполняет перроны, переходы и эскалаторы.

    При этом нельзя сказать, что в Москве не ведется дорожного строительства. Ведется, да еще как. Совсем недавно Рунет активно обсуждал обнародованную смету на строительство «Четвертого кольца», согласно которой один километр московской дороги обходится в 716 миллионов долларов США. В два раза дороже, чем Большой адронный коллайдер.

    Почему же при таких расходах на дорожное строительство Москва не может раз и навсегда решить проблему пробок? Дело в том, что все эти дороги строятся из какого-то особо нежного асфальтового покрытия, которое надо менять чуть ли не каждое полугодие. Обратите внимание: как только в столице с помпой открывают новую трассу, буквально через несколько месяцев начинается ее ремонт. Это же относится и к замене асфальта на старых дорогах. Чтобы не нарваться на иск со стороны московского правительства (внимательно следящего за своей репутацией в СМИ и регулярно подающего в суд за не понравившиеся ему высказывания), не будем гадать, не связан ли такой выбор материалов с тем, что ремонт дорожного полотна по московским расценкам – дело очень и очень выгодное. А лишь зафиксируем: несмотря на гигантские расходы в сфере строительства дорог, проблема пробок в Москве лишь усугубляется с каждым годом.

    В этом контексте уж совсем невинными мелочами выглядят принимаемые каждый год московским правительством нормативно-правовые акты о том, в какой фирме все районы столицы должны закупать газонокосилки, а в какой – краску для бордюров (по случайному совпадению обычно выясняется, что все эти фирмы принадлежат знаменитой женщине-предпринимательнице Елене Батуриной). Или объявленное несколько лет назад всем районным управам решение Тверской, 13 о том, что зимой нельзя посыпать дороги ни песком, ни солью, но лишь специальным реагентом, изобретенным все той же женой московского мэра. Разве что вскользь заметим о том, что само по себе третье место в списке российских миллионеров человека, не занимающегося ни нефтью, ни газом, ни металлургией, но зато являющегося супругой хозяина российской столицы, выглядит достаточно цинично даже по меркам «бандитского капитализма 90-х годов»…

    Ваш покорный слуга родился и вырос в Москве. Никогда в самых страшных мыслях я не мог и представить себе свою жизнь в любом другом городе, в какой бы то ни было точке земного шара. Однако той Москвы, которую я любил и помню, – тихого зеленого города с бесконечными двориками и размеренной «купеческой» жизнью, места, в котором хотелось жить и умереть, – больше не существует. На ее месте возник гигантский азиатский муравейник наподобие Шанхая, Бангкока или Гонконга (сперва хотел написать «Сингапура», но затем вспомнил свою недавнюю поездку в этот окруженный вечнозелеными джунглями островок и понял, что сравнение с ним будет незаслуженной лестью для Москвы-2008). Место, куда приезжают для того, чтобы по-быстрому «нарубить бабла», как в нефтегазовые города на севере Тюменской области.

    Больше это не мой город. В последние годы я все чаще и чаще думаю о том, что пришла пора уезжать из Москвы в какую-нибудь более приспособленную для жизни провинцию. И, думаю, я не один такой. Будучи людьми тихими и неагрессивными, мы готовы многое терпеть и многое прощать. Однако если Лужков не хочет выслушивать много ласковых слов о себе и о том, во что он превратил нашу Москву, ему следует сидеть тихо и не высовываться под свет софитов с громкими публичными заявлениями. Такими, какие прозвучали в авторской программе Владимира Познера на Первом канале. Просто чтобы не подставляться…

    Оригинал статьи:http://vz.ru/columns/2008/11/20/230637.html
     
  6. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Искатели подключений

    Бывший член правления РАО «ЕЭС России» Павел Смирнов, считает «Мосэнерго», мог организовать мошенническую схему с похищением более 1 млрд руб. у компании

    Ведомости,25.11.2008, №223 (2245)
    Елена Мазнева

    «Мосэнерго» 17 октября обратилось в ГУВД Москвы с просьбой разобраться в обстоятельствах, «свидетельствующих» о признаках хищения организованной группой лиц в особо крупном размере — на сумму свыше 1 млрд руб. (текст заявления есть у «Ведомостей»). Это половина годовой прибыли компании по РСБУ. 21 октября было возбуждено уголовное дело по ст. 159.4 УК («мошенничество», до 10 лет), сообщил представитель столичного ГУВД. Представитель «Мосэнерго» это подтверждает.

    /Как банк продавали.В 1997–2004 гг. «Мосэнерго» было основным владельцем Трансинвестбанка (72,4%), но к весне 2005 г. снизило долю до 24,6%: сначала – при увеличении капитала банка, потом – продав 23,2% за 119 млн руб. в ходе распродажи непрофильных активов./

    /ООО «КБ «Трансинвестбанк».Владельцы – «Мосэнерго» (72,4%), ООО «Стелла» и «Эра игры» (27,6%; на 2007 г. принадлежали двум офшорам с BVI, данные ЕГРЮЛ).
    Активы на 1 апреля 2008 г. – 4,7 млрд руб., собственные средства –
    1,5 млрд руб./

    /«Мосэнерго».Акционеры – «Газпром» (53,47%), правительство Москвы (21,16%).
    Финансовые показатели (РСБУ,9 месяцев 2008 г.):выручка – 66,1 млрд руб.,
    чистая прибыль – 201,5 млн руб./
    /ООО «Бюро правовых исследований».Владелец – ЗАО «Юрэнерго ЕЭС»; 100% ЗАО – у общественной организации «Союз юристов ТЭК»; ее учредители – три физлица (данные «СПАРК-Интерфакс» и ЕГРЮЛ)./


    Версия «Мосэнерго»
    Суть дела в заявлении описывается так. В марте 2006 г. совет директоров «Мосэнерго» решил, что компания должна выкупить 75,4% своего расчетного банка — Трансинвестбанка, доведя долю до 100%. Цену определит независимый оценщик, но она не может быть выше той суммы, которую само «Мосэнерго» ранее выручило за доли в этом банке (119 млн руб., см. врез). Организовать это поручили Смирнову (он был членом совета «Мосэнерго»). По его предложению сделкой занялась юрфирма «Бюро правовых исследований» (БПИ). Срок ей установили — конец 2006 г., вознаграждение — 100 000 руб.

    В сентябре 2006 г. БПИ получила аванс «для исполнения поручения» по Трансинвестбанку на 321 млн руб., указывается в заявлении (откуда взялась эта сумма, юристы «Мосэнерго» не знают). А в августе 2007 г. направила «Мосэнерго» отчет о выполнении задания (хотя оно не было выполнено, отмечается в документе). На выполнение задания был потрачен аванс (на что именно, не уточняется), а «Мосэнерго» нужно возместить 956,6 млн руб. другим владельцам банка, указала БПИ. Такие решения вынес в декабре 2006 г. и январе 2007 г. третейский суд при фонде «Право и экономика ТЭК» (выполнял функции третейского суда при РАО ЕЭС) по искам четырех ООО — «Фирма «Судпромремонт»,»Юрфирма «Корпоративный арбитр», «Арбуа», «Бизнес корпорация» (до 2007 г. владели 75,4% Трансинвестбанка. — «Ведомости»). На тот момент «Мосэнерго» в суде представляла та же БПИ, говорится в заявлении.

    Руководство «Мосэнерго» при этом не было в курсе судебных решений по компенсациям, следует из заявления. А когда узнало — сроки для обжалования истекли (а БПИ сама ничего не оспорила). Сама компания в арбитраж не обращалась, потому что до октября этого года шли переговоры об урегулировании конфликта, утверждает представитель «Мосэнерго». Но в октябре все изменилось. Сначала появилось еще одно решение третейского суда (уже при участии других юристов) — запрет на расторжение договора с Трансинвестбанком и на перевод расчетно-кассовых операций в другой банк. А затем в Трансинвестбанк поступили исполнительные листы по старым решениям суда о компенсациях, по которым списывались деньги с его счетов. Это прекратилось как раз 17 октября, когда «Мосэнерго» обратилось в ГУВД; всего списано 565 млн руб. (не считая 321 млн руб. аванса), говорит представитель «Мосэнерго»: последний исполнительный лист был отозван одним из истцов (это подтверждает топ-менеджер Трансинвестбанка; официально руководство банка взаимоотношения собственников не комментирует).

    По данным «Мосэнерго», Смирнов фактически руководил БПИ (хотя и не был его гендиректором). Он же контролировал организации, которые владели долями в Трансинвестбанке, указывается в документе со ссылкой на «пояснения от бывших сотрудников БПИ» и бывших руководителей «Мосэнерго». В итоге компания «предполагает», что Смирнов «разработал план поэтапного похищения» ее денег, указывается в ее заявлении.

    Версия Смирнова
    56-летний Смирнов в 1972-1988 гг. работал в Министерстве внешней торговли СССР, потом в аппарате правительства, МИДе и Центробанке. С 2001 г. по лето 2008 г. входил в правление РАО ЕЭС (курировал правовые вопросы) и совет директоров «Мосэнерго», в 2006-2008 гг. возглавлял совет Трансинвестбанка. Он знает об уголовном деле: 27 октября в БПИ прошли обыски. Но все подозрения на свой счет отрицает. Смирнов говорит, что больше семи лет знаком с сотрудниками БПИ, курировал их работу по заданию «Мосэнерго» как член правления РАО, но ни с БПИ, ни с совладельцами Трансинвестбанка он не аффилирован.

    Его версия событий такова. В 2004-2008 гг. БПИ была генподрядчиком «Мосэнерго» по юридическим вопросам, потому Смирнов и рекомендовал ее для возврата долей Трансинвестбанка. У сотрудников юрфирмы были доверенности от компании, в том числе на «любые юридические и фактические действия» в процессе по банку. Еще до решения совета «Мосэнерго» (в 2005 г.) БПИ подала иски в третейский суд о недействительности сделок, в результате которых доля компании в банке снизилась до 24,6%. В 2006 г. суд аннулировал их, постановив, что доля «Мосэнерго» снова должна составлять 72,4%. А в январе 2007 г. было дополнительное решение о компенсации по искам бывших совладельцев банка: оценщик оценил 100% банка в 3,3 млрд руб., истцы согласились на 956,6 млн руб. за 47,8%. При этом сотрудник БПИ, представлявший интересы «Мосэнерго», заявлял в суде, что считает эту цену завышенной (это отражено в решении суда, копия есть у «Ведомостей»). Обжаловать решение он не мог: по словам Смирнова, по третейскому соглашению между «Мосэнерго» и другими совладельцами банка вердикты суда признавались окончательными.

    Руководство «Мосэнерго» было в курсе всех событий, уверяет Смирнов: были письма и устные доклады. При этом, руководствуясь договором с «Мосэнерго», БПИ заранее решила финансовые вопросы с совладельцами банка: потратив аванс, а также собственные и заемные деньги (540 млн руб.), рассказывает Смирнов. По его словам, четырем бывшим хозяевам банка в ноябре 2006 г. заранее было заплачено 861 млн руб. отступных, а 27,6% банка теперь контролируют компании, связанные договором с БПИ (они готовы продать свои доли, чтобы у «Мосэнерго» было наконец 100%). Кто бенефициары прежних и нынешних совладельцев банка, Смирнов не говорит. А представитель «Мосэнерго» уверяет, что прямых поручений на такие траты у БПИ не было.

    Бывший гендиректор БПИ Владислав Булдаков (оставил пост в сентябре 2008 г.) от комментариев отказался, сославшись на подписку о неразглашении. Но слова Смирнова подтверждает один из сотрудников БПИ.

    Между двух версий
    С экс-гендиректором «Мосэнерго» (2005-2008 гг.) Анатолием Копсовым связаться не удалось. Но один из бывших сотрудников «Мосэнерго» утверждает, что до августа 2007 г. руководство действительно было не в курсе решений третейского суда о выплате компенсаций. Один из судей, Игорь Васильев, комментировать решение двухлетней давности не стал, сославшись на конфиденциальность разбирательства. Но если «Мосэнерго» было не согласно с ним, то могло обратиться в арбитраж, несмотря на все третейские соглашения, — это позволяет ст. 233 АПК, указывает Васильев.

    Решения третейских судов по общим правилам обжалованию не подлежат и оспариваются они довольно редко, отмечает партнер юрфирмы «Нерр Штифенхофер Лутц» Илья Рачков. Но попробовать можно, добавляет он. Во-первых, исполнительные листы выдает только арбитраж, куда стороны приносят решения третейских судов (рассматриваются примерно месяц) и на этом этапе ответчик может заявить, что его права были нарушены. Во-вторых, в течение трех месяцев можно подать иск в арбитраж с требованием признать решение недействительным (основание — нарушение основополагающих принципов российского права).

    Что теперь
    Смирнов говорит, что в августе этого года БПИ, «Мосэнерго» и еще одна фирма — ООО «Агентство правовой информации энергетики» (АПИЭ) подписали мировое соглашение (он дал его копию «Ведомостям»). Из соглашения следует, что именно АПИЭ (по договору с БПИ) заплатила 860,7 млн руб. отступных бывшим собственникам Трансинвестбанка и теперь хочет, чтобы «Мосэнерго» вернуло ей эти деньги. АПИЭ привлекалась только для финансирования, говорит сотрудник БПИ: фирмы давно работают друг с другом.

    АПИЭ предъявила самостоятельный иск к «Мосэнерго» примерно на 860 млн руб. в тот же третейский суд, утверждая, что это его собственные расходы на возврат долей Трансинвестбанка, говорит представитель «Мосэнерго». Речь идет о том, что либо «Мосэнерго» платит 956,6 млн руб. бывшим совладельцам банка, а они возвращают отступные АПИЭ, либо «Мосэнерго» платит этой фирме напрямую 860,7 млн руб., уточняет Смирнов.

    Но 5 ноября гендиректор «Мосэнерго» Виталий Яковлев заявил, что отзывает свою подпись под этим соглашением, утверждает Смирнов. «Мосэнерго» подписало с АПИЭ соглашение об отзыве ее иска, но та не представила его в суд, соглашение не вступило в силу и потому компания отозвала свою подпись, объясняет представитель «Мосэнерго». Получить комментарии АПИЭ не удалось.

    Сейчас никаких переговоров с БПИ и совладельцами Трансинвестбанка нет, «Мосэнерго» ждет результатов расследования уголовного дела, говорит представитель «Мосэнерго». С другими владельцами Трансинвестбанка связаться не удалось.

    Оригинал cтатьи:http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2008/11/25/170613
     
  7. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Председатель облсуда попала под мелкий калибр

    В Самаре совершено покушение федерального значения

    Газета «Коммерсантъ» № 215(4032) от 26.11.2008
    Максим Ъ-Калач, Самара

    Вчера было совершено первое в истории современной России покушение на председателя суда субъекта федерации. С огнестрельным ранением в живот в больницу была доставлена председатель Самарского областного суда Любовь Дроздова. По основной версии, нападение связано с профессиональной деятельностью госпожи Дроздовой. Расследование происшедшего лично контролирует глава следственного комитета при прокуратуре РФ Александр Бастрыкин.

    Покушение на Любовь Дроздову было совершено утром на улице Братьев Коростелевых. Когда председатель областного суда садилась в служебный автомобиль, чтобы ехать на работу, в нее выстрелили предположительно с чердака соседнего дома. Как позже установили эксперты, выстрел был произведен из мелкокалиберной винтовки, какой именно, следователям пока установить не удалось: ни самого орудия преступления, ни гильзы обнаружено не было. Преступник с места происшествия скрылся. Объявленный по городу план "Перехват" результатов не принес. С ранением в область живота Любовь Дроздова была доставлена в городскую клиническую больницу имени Николая Пирогова. Медики боролись за ее жизнь в течение пяти часов, но пулю извлечь так и не удалось. После сложной операции госпожу Дроздову перевели в реанимационное отделение. Ее состояние врачи оценивают как стабильно тяжелое. "Не исключено, что в ближайшее время ей будет сделана повторная операция. Но как скоро это произойдет, говорить пока рано, пациентка потеряла очень много крови",— рассказал "Ъ" источник в больнице.

    Председателем Самарского областного суда Любовь Дроздова была назначена в 2007 году. До 1994 года работала судьей Кировского райсуда Самары. С 1994 по 2000 год являлась судьей Самарского облсуда. С 2000 по 2004 год госпожа Дроздова возглавляла квалификационную коллегию судей Самарской области, затем перешла на работу в судебную коллегию по гражданским делам первой инстанции Самарского областного суда. 20 июля 2005 года указом президента была назначена заместителем председателя облсуда. На счету Любови Дроздовой ряд громких политических процессов: иски к облизбиркому Альберта Макашова и Виктора Тархова (2000), а также Натальи Бобровой (2001). В 2001 году она вела судебные процессы, связанные с попытками снять с дистанции кандидата на пост мэра Самары Георгия Лиманского, а также рассматривала иск председателя горизбиркома Сергея Никологорского к губернской думе по поводу принятия "противозаконного" бюджета на 2002 год. В 2005 году Любовь Дроздова рассматривала иск депутата губернской думы Натальи Бобровой о сроке полномочий и дате выборов губернатора области.

    Вчера следственное управление следственного комитета при прокуратуре РФ по Самарской области возбудило уголовное дело по ст. 295 УК РФ ("Посягательство на жизнь судьи"). На помощь самарским коллегам выехала группа следователей и криминалистов из Москвы. "Расследование этого уголовного дела находится под личным контролем председателя следственного комитета Александра Бастрыкина. Пока рассматривается несколько версий происшедшего. Это покушение, связанное с профессиональной деятельностью потерпевшей, с кадровыми вопросами, которые она решала, не исключается и бытовой характер преступления",— сообщила "Ъ" руководитель пресс-службы следственного управления по Самарской области Елена Шкаева.

    Следователи изучают запись камер видеонаблюдения, установленных в районе улицы Братьев Коростелевых, и опрашивают возможных свидетелей происшедшего. Пока же, по словам руководителя самарского следственного управления Виталия Горсткина, приоритетным для следователей направлением в расследовании преступления является профессиональная деятельность госпожи Дроздовой. "Это могла быть месть криминальных элементов или тех, кто претерпел кадровые перестановки. В рабочем кабинете Дроздовой уже произведен осмотр, но документов, указывающих на угрозы в адрес председателя суда, не найдено",— добавил он. По словам пресс-секретаря Самарского областного суда Надежды Мерзликиной, Любовь Дроздова никогда не участвовала в рассмотрении уголовных дел, в ее компетенцию входили исключительно гражданские дела. "Мы никогда не слышали, чтобы она рассказывала об угрозах в свой адрес, поэтому для нас это происшествие стало полной неожиданностью, к тому же последние несколько лет она вообще не участвовала в судебных заседаниях",— сказала госпожа Мерзликина.

    Впрочем, в последние два года госпожа Дроздова являлась председателем президиума Самарского областного суда, рассматривавшего кассационные жалобы по самым громким и сложным делам, в том числе и уголовным. В их числе дело экс-мэра Тольятти Николая Уткина, обвиняемого в коррупции; дело банды, в состав которой входили работники милиции; дело об убийстве директора компании "Итера-Самара" Александра Самойленко и прочие. "Нападение на Любовь Дроздову — это вызов всей судебной и правоохранительной системе региона,— считает известный самарский адвокат Александр Паулов.— Сейчас можно строить множество версий происшедшего, возможно, это была чья-то месть, возможно еще что-то. За время своей работы она проявила себя принципиальным человеком, а это качество многим не нравится".

    Источник "Ъ" в Верховном суде России сообщил, что вопрос о покушении на госпожу Дроздову, так же как и проблема безопасности судей, будет поднят на всероссийском съезде судей, который откроется в Москве 2 декабря.

    Оригиал статьи:http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1080932&NodesID=6
     
  8. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Как покушались на федеральных судей

    История вопроса

    Газета «Коммерсантъ» № 215(4032) от 26.11.2008
    Александр Ъ-Лексаков

    30 августа 1996 года в Москве в здании Останкинского суда убита судья Ольга Лаврентьева. 13 ножевых ранений ей нанес инвалид Валерий Иванков, накануне оштрафованный судьей за торговлю без лицензии. Убийца признан невменяемым.

    14 июня 2000 года в подмосковной деревне Минеево четверо местных жителей зарезали судью Московского окружного военного суда Олега Солодовникова, отказавшегося дать им денег на водку. В феврале 2002 года Мособлсуд приговорил убийц к 20-22 годам лишения свободы.

    17 ноября 2003 года убита судья Железнодорожного райсуда Воронежа Галина Зуевич. Преступник нанес ей шесть ножевых ранений. Через десять дней убийца задержан — выяснилось, что судья Зуевич ранее трижды выносила ему приговоры за драку, попытку изнасилования и избиение. 19 мая 2004 года он приговорен к пожизненному заключению.

    9 августа 2004 года в подмосковном городе Долгопрудном выстрелом из обреза убита судья горсуда Наталья Урлина. Первоначально по подозрению в убийстве задержаны два бывших сотрудника милиции, однако вскоре обвинения с них сняли. Само убийство до сих пор не раскрыто.

    15 июня 2005 года в Приморском райсуде Санкт-Петербурга обвинявшийся в убийстве Андрей Лапин во время оглашения приговора бросился к судье Владимиру Казакову и взорвал гранату. Погиб конвоир, судья отделался легкими ранениями, подсудимому оторвало руку. Господин Лапин за подрыв гранаты получил 20 лет.

    11 декабря 2007 года в Махачкале расстрелян судья Верховного суда Дагестана Курбан Пашаев, известный тем, что оправдал одного из обвиняемых в организации теракта в Буйнакске. 6 марта 2008 года глава МВД Дагестана сообщил, что двое подозреваемых в убийстве судьи задержаны, а еще один объявлен в розыск. О дальнейшем расследовании не сообщалось.

    13 апреля 2008 года в Ингушетии убит заместитель верховного судьи республики Хасан Яндиев. По версии следствия, с ним расправились сообщники осужденных боевиков. Преступление не раскрыто.

    Оригинал статьи:http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1080994
     
  9. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Экстренное заседание

    Прокуратура заявила отвод судье, ведущему дело Политковской

    Время новостей, №219 от 26.11.208
    Эдуард ЛОМОВЦЕВ

    В Московском окружном военном суде (МОВС), где рассматривается дело об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской, вчера разразился новый скандал. Гособвинитель заявила отвод председательствующему на процессе Евгению Зубову из-за его предвзятости при рассмотрении дела. Произошло это всего лишь на третьем по счету заседании, на котором г-н Зубов отменил свое не менее скандальное прежнее решение о закрытии процесса для публики.

    Процесс, казалось бы, теперь должен проходить в открытом режиме, но вчера пресса в зал заседаний все равно не попала. Во-первых, теоретически разрешили присутствовать лишь нескольким корреспондентам. Остальным не нашлось места из-за малых размера зала. Но и тем, кому позволили войти, этого сделать не удалось. По решению судьи, присутствовать на заседании журналисты смогут только одновременно с присяжными, дабы сведения, прозвучавшие в закрытой для коллегии части слушаний, не просочились к заседателям через прессу. А вчера присяжных так и не позвали, поскольку обсуждались сугубо процессуальные вопросы.

    После же заявления прокуратурой отвода судье г-н Зубов вчера удалился в совещательную комнату для принятия решения. Огласить его он должен, как ожидается, сегодня около полудня. Тогда, собственно, и станет ясно -- продолжится ли вообще процесс или все придется начинать с начала. Если судья удовлетворит требование о своем отводе, вероятнее всего, последует и роспуск коллегии.

    Судебный процесс по делу Политковской начался в МОВС 15 октября 2008 года. На предварительных слушаниях было принято решение проводить процесс в открытом режиме. Однако на первом же заседании по существу, прошедшем в 19 ноября, судья закрыл процесс. По словам г-на Зубова, присяжные якобы отказались выходить из совещательной комнаты, пока в зале есть журналисты. В итоге оглашение фабулы обвинения прошло за закрытыми дверями. На следующий день сторона обвинения должна была начать представление доказательств. Но вместо этого разразился скандал, и на заседании пришлось решать процессуальные вопросы, поскольку один из присяжных в прямом радиоэфире заявил, что коллегия не желала закрытия процесса. В итоге в деле объявили перерыв сразу до 1 декабря - под тем предлогом, что двое адвокатов подсудимых якобы заняты в другом процессе. Однако очередное заседание вновь перенесли, но на более ранний срок.

    Вчерашнее заседание по «делу Политковской» стало фактически экстренным. Адвокатов, которым на предыдущем заседании назначили дату следующих слушаний на 1 декабря, разыскивали помощники судьи по телефону. В результате некоторым из них пришлось срочно лететь в Москву. И хотя, по словам секретарей, в этот день должны были решаться исключительно процессуальные вопросы, само неожиданное изменение даты слушаний, по выражению одного из адвокатов, «наводило на подозрения». И предчувствия защитников не обманули.

    Во-первых, судья Евгений Зубов объявил об открытии процесса. Сделано это было потому что, «неожиданно выяснилось», что не все заседатели ранее единогласно проголосовали за проведение его в закрытом режиме. Такая формулировка, по словам одного из участников процесса, позволила «сохранить судье лицо». Ведь прозвучавшее на прошлой неделе в прямом эфире выступление одного из присяжных - Евгения Колесова, заявившего, что они не хотели закрытия процесса, фактически уличало судью если не во лжи, то как минимум в сильном искажении воли заседателей.

    Следующим своим решением г-н Зубов освободил г-н Колесова от обязанностей присяжного, в связи с тем, что «присяжные не имеют права общаться с лицами, не являющимся участниками процесса». Впрочем, и тут закралась некая неточность. После своего выступления на радио г-н Колесов сам написал заявление о самоотводе, поскольку он не хочет «участвовать в неправильном суде».

    Впрочем, открытие процесса случилось не вполне. Суд постановил удалять журналистов на время обсуждения процессуальных вопросов. С мотивировкой - какой смысл удалять присяжных из зала, если они все равно узнают о происходящем там из газет. В итоге получилось решение, никак не укладывающееся в Уголовно-процессуальный кодекс. «Нет такого положения в УПК, чтобы закрывать процесс только для журналистов, -- заявил один из адвокатов. -- Процесс или открытый для всех, или для всех и закрытый. Но чтобы это относилось только к одним журналистам, такого нет в законе».

    Вторая неожиданность вчерашнего заседания, скорее всего, по мнению участников процесса, стала следствием первой. Государственный обвинитель заявил отвод председательствующему. «До этого обвинение поддерживало все решения суда, а тут отвод, -- рассказал один из присутствующих в зале. - Причем складывается ощущение, что решение об отводе было не очень запланированным и для самой прокуратуры. Для его формальной мотивировки собрали все в кучу. И предвзятость судьи, и ситуация с присяжными, и даже то, что адвокаты общаются с прессой. Это вообще абсурд. Адвокаты не давали подписок о неразглашении, и никаких разрешений на подобное общение им не требуется».

    Примечательно, что вчера, несмотря на возмущение адвокатов защиты действиями судьи, они поддержать прокурора отказались. Солидарность с защитой высказали и представители семьи Политковской. В результате получился совершенно необычный казус -- те, кто больше всего был недоволен судьей, его теперь поддержали. А прокуратура, ранее выражавшая судье полное доверие, теперь выступила против него.

    Собственно, после заявления гособвинителем ходатайства об отводе судье заседание вчера и закончилось. Г-н Зубов удалился в совещательную комнату для принятия решения, объявив перерыв до среды. Сегодня станет понятно, продолжится ли рассмотрение дела дальше или начнется с начала. Впрочем, даже если судья не примет решение об отводе, это все равно, по словам одного из адвокатов, «бомба замедленного действия». Поскольку если в нынешнем составе процесс дойдет до логического конца, и будет вынесен приговор, этот отвод в будущем послужит «железным» аргументом для отмены вердикта.

    Оригинал статьи:http://www.vremya.ru/2008/219/46/217724.html
     
  10. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Судью на мыло!

    Письма президенту

    Московский комсомолец, 26.11.2008
    Алексадр Минкин

    Г-н президент, и в предвыборных своих речах, и в должности гаранта Конституции вы много и горячо говорили о суде и судьях, о том, какой страшный вред наносит нашей Родине правовой нигилизм. То есть — презрение к закону.
    Хотите, чтобы люди уважали закон? В этом случае ничего не может быть хуже, чем судья-лжец, согласны?
    Судья, назначенный вести процесс по делу об убийстве Политковской, полковник Зубов оказался лжецом.

    Присяжные вынесли ему этот приговор. 19:0. Единогласно. (20-й присяжный не выступил ни за, ни против. Промолчал.) Обращаем ваше внимание, что эти 19 — не бродяги, не пропойцы, не битые на митингах активисты какой-нибудь оппозиции. Это граждане России, оказавшиеся настолько правильными и достойными, что смогли пройти через процедуру отбора присяжных.

    Если бы с разоблачением судьи выступил только один из них — тот кровельщик Колесов, который рассказал обо всем этом по радио, — некоторые считали бы его сумасшедшим фантазером, другие — героем, чей поступок высок, но, увы, бесполезен.

    А тут 19:0. Это разгром. Такой судья должен быть не только отстранен от процесса. Следует возбудить уголовное дело и допросить его (лучше — с применением детектора лжи). Тем более он и ранее был уличен в неблаговидных поступках. В частности, на процессе, где он оправдал обвиняемых в убийстве Холодова. (К изумлению окружающих, судья, дружески общаясь, курил с обвиняемыми во дворе суда.)

    Приговоры, вынесенные лжецом, должны быть отменены, дела — пересмотрены. (В бизнесе, если выясняется, что сделку заключил заведомый жулик, — сделка отменяется. Жизнь и судьба людей, безусловно, важнее бизнеса.)
    Г-н президент, вы назначаете судей. Можете, значит, и отозвать. Но если вы — президент! — промолчите (как тот 20-й) — значит, ваши слова о правовом государстве ничего не стоят.

    * * *
    Судья закрыл процесс, соврав, будто присяжные отказываются выйти в судебное заседание, пока в зале присутствует пресса. Мол, от журналистов исходит угроза присяжным.

    Теперь ясно, от кого исходила угроза. Не от журналистов и не от неведомых убийц, а от судьи.

    Сейчас угроза эта возросла, ибо они уличили его — полковника, вершителя судеб — во лжи. Такой человек почти наверняка испытывает к тем, кто вывел его на чистую воду, чувство мести, ненависть.

    Г-н президент, присяжные еще ничего не успели сказать по делу Политковской. Но они успели геройски встать на вашу защиту. Они заступились за ваши идеи, за ваши слова и репутацию. При этом ничего лично для себя, никакой выгоды они не искали. И — мы уверены — прекрасно понимали, что могут получить большие неприятности.

    Теперь ваша очередь заступиться за них, обеспечить их безопасное участие в процессе. Они доказали свою честность. Этого достаточно, чтобы доверить им процесс.

    Вероятно, вы вместе с нами радуетесь мужеству присяжных. Система (которую представляет гарнизонный судья) думала, что народ — раб, гражданин — труп. А он оказался жив. Присяжные подали стране пример чрезвычайно важный и необходимый. (Независимо от того, выдержат ли они неизбежное дальнейшее давление.)
    А судья уличен. И должен быть отстранен. 20 марта этого года вы (уже избранный) призвали “повышать ответственность судей, включая возможность наказания за нарушение судебной этики”. Судья Зубов нарушил этику, если можно так сказать, с особым цинизмом.

    Вчера ожидалось, что в результате разоблачения Зубов попросит самоотвод. Этого не произошло. Он как ни в чем не бывало начал процесс и первым делом отвел (убрал из состава присяжных) того самого Колесова.

    Затем произошло чрезвычайно редкое событие: прокуратура потребовала отвода судьи. Но мы говорим вам не о процессе по делу об убийстве Политковской. Мы говорим о судье.

    Он не должен остаться судьей на этом процессе, понятно. Но он не должен остаться судьей вообще. Даже в отставку он не должен уйти. Пойманного вора не отпускают “по собственному желанию”. Судья Зубов должен быть уволен и отдан под суд (хотя бы чести).

    Г-н президент, если вы оставите его творить правосудие, — это будет ваша личная капитуляция.

    Вы защищены, как мало кто в мире. Присяжные — ничем не защищены. Ими движет, вероятнее всего, просто совесть. Они могут и отказаться судить убийц. А вы обязаны выполнять свой долг. Вы, извините неловкое выражение, должны народу, нам. Вы нам много чего обещали. И ваша жесткая решительность, проявленная на экспорт (в конфликте с Грузией), должна быть подтверждена в самом важном из внутренних дел — в правосудии.

    Вы не можете отмолчаться; случай слишком вопиющ. После теоретических деклараций о том, как бесконечно важен честный суд, вам надо провести операцию по удалению из российского правосудия полковника Зубова.

    Мы вам, г-н президент, даже немножко сочувствуем — как студенту, который пять лет слушал лекции и сдавал теорию, а теперь должен взять скальпель и удалить опухоль. Руки хирурга не должны трястись.

    Оригинал статьи:http://www.mk.ru/blogs/MK/2008/11/26/society/383116/
     
  11. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    «Мартышки» с административным ресурсом

    Странно устроено Российское государство: хотели разобраться с иностранным инвестором, а из бюджета страны пропало 5,4 млрд рублей

    Новя Газета,№ 88 от 27.11.2008
    Юлия Латынина,обозреватель «Новой»

    Утром 18 августа, в 11.03 два господина восточноевропейской наружности вошли в офис компании DHL, в городе Лондоне, на Понтон-роуд. Появление их было зафиксировано видеокамерами скрытого наблюдения, и сейчас в рамках уголовного дела их снимки изучает Скотленд-Ярд.

    Между тем один из мужчин, видимо, не подозревая, что его пишут, представился Александром Стражевым и попросил отправить посылку в Москву, в адвокатское бюро Эдуарда Хайретдинова, адвоката, защищающего интересы одного из самых скандальных инвесторов в Россию, Уильяма Браудера, главы фонда Hermitage. Посылку г-н Стражев оплатил наличными.

    Посылка была обследована с помощью рентгеновских лучей по стандартной процедуре; в 21.26 она приехала в Хитроу. На следующий день в 05.17 она была в Лейпциге. Еще через день, 20 августа, в 16.56 она была доставлена в офис адвоката Хайретдинова.

    Через час в офисе начался обыск.

    Пролог: за права миноритариев
    Я думаю, что эта фантастическая история как нельзя лучше характеризует состояние современной России. Это история, в которой приказ свыше кончается тем, что из бюджета украли 5,4 млрд руб. В которой мошенничество перерастает в геббельсовщину, а геббельсовщина создает потенциальную возможность для гринмейла всей России. Это история, в которой нет бескорыстных, есть жадность обеих сторон. Жадность умная и жадность глупая. Это история, в которой дворовая команда аферистов пытается обыграть игроков уровня «Манчестер Юнайтед», а за помощью обращается в Вахитовский райсуд города Казани.

    Есть такой человек — Уильям Браудер. Личность на фондовом рынке известная; помесь Жириновского с Кеннетом Дартом, руководитель самого крупного до недавнего времени иностранного фонда, инвестировавшего в Россию — Hermitage Capital. Браудер был шумно известен тем, что всегда боролся за права миноритариев, особенно в «Газпроме» и Сбербанке. Браудер начинал бороться за эти права перед каждым акционерным собранием «Газпрома», а к началу собрания затихал. Корпорации его ненавидели, коллеги — завидовали. «Это был гринмейл по-русски, — с досадой говорит один из крупных инвестиционных банкиров, — он получал отступные и замолкал, а миноритариям всегда находил, что объяснить».

    В 2005 году Уильям Браудер решил заняться структурой собственности «Сургутнефтегаза» (напомню, что Станислав Белковский заявил, что эта компания реально принадлежит президенту Путину). Зубы оказались не по добыче; Браудера вышибли из России и завели на него дело, а 4 июня 2007 г. в офисе Браудера прошел обыск. Руководил обыском сотрудник управления налоговых проверок при ГУВД по г. Москве Кузнецов А.К.

    В ходе обыска Кузнецов А.К. изымает уставы и печати трех браудеровских конторок: ООО «Махаон», ООО «Парфенион» и ООО «Рилэнд». У всех трех конторок есть английские директора — Пол Ренч и Мартин Уилсон, и принадлежат конторки двум офшорным компаниям Glendora Holdings Ltd и Kone Holdings Ltd. Для краткости изложения я их в дальнейшем буду именовать соответственно «конторками» и «офшорками», а во избежание недоуменных расспросов поясню, что именно так, через «конторки» и «офшорки», они же «мартышки» и «синяки», осуществляется любая торговля российскими акциями.

    Акт первый: Казань
    Что по идее должно произойти с «мартышками» инвестора, который замахнулся на Наше Все? Правильно, на конторки должны возбудить дело о неуплате налогов. Это неизбежно, как снег зимой. Но дела не возбуждают. Вместо дела в нашей истории появляется человек по имени Октай Гасанов. Этот Гасанов спустя несколько дней после обыска нанимает некоего Виктора Маркелова (как Маркелов сам показывает). Маркелов едет в Казань, оформляет конторки на свою фирму и назначает их директорами Маркелова, Хлебникова и Курочкина. Кстати, текст новой редакции устава ООО «Рилэнд», переданный Гасановым Маркелову, во всем, вплоть до орфографических ошибок, совпадает с уставом, изъятым следователем Кузнецовым.

    Акт второй: Санкт-Петербург
    По возвращении из Казани Октай Гасанов просит Маркелова зарегистрировать еще одну фирму — ЗАО «Логос плюс» — на имя некоего Стражева. Затем Гасанов создает еще две фирмы: ООО «Инстар» (гендиректор Плаксин), ООО «Гранд Актив» (гендиректор Шешеня). Оба гендиректора на допросах покажут, что возглавили «мартышки» по просьбе Гасанова. Что же касается «Логоса», то он оформлен на фальшивый паспорт: возможно, под именем Стражева действовал сам Гасанов.

    Во всяком случае именно «Логос плюс» в июле предъявляет в арбитражный суд Санкт-Петербурга иск к конторке «Парфенион». Согласно иску, «Парфенион» в апреле 2005-го обязался продать «Логос плюсу» акции «Газпрома», но не продал и в декабре заключил новый договор, по которому обязался возместить «Логосу» убытки от неосуществившейся сделки, посчитав убытками всю разницу между апрельским и декабрьским курсом акций «Газпрома». Разница составила ни много ни мало 13 млрд 681 млн 290 тыс. руб.

    Такие же иски в московские и питерские суды подали «Гранд Актив» и «Инстар». Общая сумма долгов конторок перевалила за 60 млрд руб. От договоров за версту несло липой: однако представители «Парфениона» согласились в суде с претензиями истца, что немудрено, если учесть, что и истца, и ответчика контролировал один и тот же Октай Гасанов и что тот самый адвокат Павлов, который занимался перерегистрацией «Логос плюса», вскоре уже представлял в суде ответчика по иску «Логоса».

    Но самое удивительное не это. Согласно показаниям Маркелова, перерегистрация «Логос плюса» произошла в июле 2006 года. Однако фальшивые договоры о долгах «Парфениона» «Логосу» заверены теми самыми печатями, которые следствие изъяло при обыске. А представители «лжемартышек», появляясь в судах, предъявляют доверенности, датированные 24 августа 2007 года и опять-таки заверенные настоящими печатями, изъятыми следователем Кузнецовым.

    То есть Октай Гасанов и те, кто за ним стоит, не просто аферисты. Они Аферисты с Административным Ресурсом. Они имеют доступ к печатям, изъятым следствием.

    И еще деталь. В 2006 году Виктор Маркелов был арестован. До ареста он работал в фирме по регистрации «мартышек» и «синяков». Вдруг Маркелова выпустили, он вернулся домой в Саратов, а уже летом 2007-го с ним связался Гасанов и предложил поучаствовать в афере. Когда в общем-то незначительного человека выпускают из СИЗО, резонно предположить, что его выпустили, завербовав. И что с ним связались его кураторы. Иначе трудно понять, почему человек, побывавший под следствием, не только занимается липой, но и делает это почти бесплатно.

    «В октябре 2007-го с Гасановым не общался, — показывает Маркелов, — но мне от его имени звонил кто-то из его сотрудников…. В декабре 2007 года перестали со мной связываться и они. Я не знал, что мне делать, потому что нужно было расплачиваться с Хлебниковым, Курочкиным и Павловым за их работу, а денег у меня не было. Испугавшись, я выбросил мобильный телефон и уехал домой в Саратовскую область».

    Акт третий: налоговая инспекция № 28
    Возможно, что липовые долги были нужны аферистам, чтобы увести у Браудера активы; в таком случае они опоздали. Браудер хорошо знал Россию, и к лету 2007-го его фонд все уже продал, счастливо избегнув нынешнего кризиса и став, заботой силовиков, единственным западным фондом, фантастически заработавшим на российских акциях.

    Надо было уводить что-то другое. Наши аферисты осмотрелись и обнаружили, что «мартышки» заплатили государству более 5 млрд руб. налогов. 21 декабря 2007 года (в пятницу) и 24 декабря 2007 г. (в понедельник) все три конторки попросили налоговую инспекцию № 28 вернуть им 5,4 млрд руб. налога на прибыль: мол, как вытекает из исков «Логос плюса», прибыли у них не было, были одни убытки. На следующий же день им возвращают 5,4 млрд руб. Четверть миллиарда долларов — сумма на порядок больше той, за которую сел в тюрьму Сторчак.

    Любой бухгалтер скажет вам, что это невозможно. У нас и заплатить-то налоги — всю душу вымотают, а уж вернуть! Считается, что при каждой инспекции есть сотрудник ФСБ, специально на предмет ложного возврата. Здесь же о возврате и речи быть не может, липа очевидна при первом же взгляде. Не бывает добросовестного договора о том, что я вам обещаю продать старые «Жигули», а если не продам, буду должен миллиард.

    Так что это не Аферисты с Большим Административным Ресурсом. Это Аферисты с Очень Большим Административным Ресурсом. Они имеют доступ не только к печатям, изъятым следствием. Они способны проделать поистине фантастический трюк: за день (!) по заведомо липовым документам (!) добиться возврата налогов на 5,4 млрд руб.
     
  12. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.2

    Акт четвертый: ресурс есть — ума не надо
    Возможно, читатель полагает, что я рассказываю ему банальную историю: дали задачу разобраться с Уильямом Браудером, а кончилось тем, что из казны сперли четверть миллиарда долларов. Увы, ресурс есть — ума не надо.

    16 октября 2007 года юристы Hermitage, проверяя корреспонденцию, поступившую на почтовые адреса конторок (а еще раз повторю — «Махаон» и К° и есть, по сути, почтовые ящики с печатями и счетами), обнаруживают там какие-то бумаги из Санкт-Петербургского арбитражного суда. В тот же день, зайдя на сайт суда, юристы Hermitage обнаруживают целую россыпь исков, причем ряд исков, в том числе на 1,7 млрд руб с «Махаона» и на 7 млрд руб. с «Рилэнда», уже выиграны, а очередное заседание — 22 октября.

    В Hermitage — переполох. На следующий же день директора настоящих конторок — Пол Ренч и Мартин Уилсон — посылают с острова Гернси доверенности на представление их интересов адвокату Хайретдинову. Адвокат Хайретдинов едет в Санкт-Петербург. Он подает кассацию, пишет заявление о возбуждении уголовного дела и выясняет, что «Логос плюс» зарегистрирована по фальшивому паспорту: Александр Стражев из г. Рыбинска потерял его в 2005 году.

    Напомню, что все это происхоит в октябре. Казалось бы, элементарная осторожность диктует отменить операцию. Но нет: адвокат Хайретдинов уже просит возбудить уголовное дело на Маркелова, Курочкина и Хлебникова по факту хищения ими «мартышек», а Аферисты с Очень Большим Административным Ресурсом обращаются в налоговую. И получают деньги.

    И адвокат Хайретдинов, которому известно все: имена лжедиректоров, названия помоечных банков, через которые провели деньги, требует возбуждения уголовного дела.

    Дело возбуждают. Против самого адвоката Хайретдинова.

    Акт пятый: дело против адвоката
    Возбудить дело против адвоката, который добивается расследования факта покражи у государства 5,4 млрд руб., — требует от Аферистов не просто Очень Большого Административного Ресурса. Оно требует Невероятного Административного Ресурса.

    Возбуждение уголовного дела против адвоката Хайретдинова протекает в два этапа. Первый этап: дело, возбужденное по его заявлению СК при прокуратуре, скидывают в Южный административный округ, и тут из него выделяют в отдельное производство дело, касающееся «использования адвокатами Хайретдиновым и Пастуховым подложных доверенностей». Как выясняет руководитель управления по противодействию коррупции ГУ ПК А.В. Можаев, оказыватся, что «оттиски печатей ООО «Рилэнд», ООО «Махаон» и ООО «Парфенион» не соответствуют оттискам печатей, изъятых следователями… в ходе обыска 04.06.2007». Если кто не понял: борец с коррупций Можаев А.В. полагает, что доверенности Хайретдинова были поддельными, так как они были заверены не теми печатями, которые были изъяты в ходе обыска и которыми пользовались воры, укравшие у казны налоги.

    Граждане, если у вас обворуют квартиру, берегитесь звонить в милицию. Сначала проверьте, не обладают ли аферисты, обокравшие вас, Административным Ресурсом. Борцы с коррупцией из СК при ГП могут выделить в отдельное производство уголовное дело за то, что вы вошли в квартиру без позволения воров.

    Акт шестой: «прививка»
    Есть такая процедура под названием «прививка». «Прививка» — это когда вы украли у кого-то деньги, сами на себя подали в суд и сами себе проиграли. Пострадавший прибегает в суд, а ему говорят: «Парень, ты уже здесь был. И все проиграл».

    «Прививку» применяют и против Браудера. Наши аферисты перепродают фирмы дальше, и летом новая владелица конторок, некая Римма Старова, 1938 г. р., уроженка станции Хада-Булан Борзинского р-на Читинской области, обращается в МВД Республики Татарстан с заявлением о том, что купленные ею фирмы, похоже, украли у государства 5,4 млрд руб.

    Подполковник МВД Татарстана Уржумцев спешно возбуждает уголовное дело и выезжает в Москву, где допрашивает г-на Маркелова, продавшего фирмы г-же Старовой. Маркелов рассказывает, как украл конторки и возбудил липовые иски, и следователь отпускает Маркелова восвояси. Гуманность следователя Уржумцева доходит до того, что начальника отдела камеральных проверок Ольгу Цымай следователь допрашивает прямо по месту работы; в банк, через который мыли деньги, следователь тоже приезжает сам. По итогам допросов делается вывод: деньги были украдены через фальшивые иски к конторкам, интересы конторок в судах представлял Хайретдинов, стало быть — он и украл. (Правда, когда Хайретдинов стал представлять интересы настоящих конторок, иски лопнули, но следователю Уржумцеву из Казани не до таких мелочей.)

    В общем, Уржумцев просит суд об обыске в офисе адвоката Хайретдинова. Он полагает, что там «могут находиться подлинники документов о наличии задолженности ООО «Парфенион», ООО «Махаон» и ООО «Рилэнд» перед ЗАО «Логос плюс», ООО «Инстар» и ООО «Гранд Актив». 11 августа Вахитовский районный суд дает казанскому следователю санкцию на обыск офисов московских адвокатов.

    И мы вправе сказать, что следователь Уржумцев обладает не только необыкновенной гуманностью, но и даром предвидения. Ведь он еще 11 августа знает, что подлинники документов, с помощью которых аферисты обули государство на 5,4 млрд руб, находятся в офисе адвоката Хайретдинова. А вышеназванные аферисты «восточноевропейской наружности» отправят эти подлинники почтой DHL из Лондона только 18 августа.
     
  13. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.3

    Акт седьмой: обыск
    Итак, еще раз. 11 августа следователь Уржумцев просит суд об обыске офиса адвоката Хайретдинова, полагая, что там лежат подлинники документов, на основании которых у государства украли 5,4 млрд руб. 18 августа в офис DHL в Лондоне приходят люди, которые отправляют эти документы в адрес адвоката Хайретдинова. 20 августа в 16.56 почта приходит в офис. А в 18.20 по поручению следователя Уржумцева в офисе начинается обыск.

    Почему я так уверенно говорю, что документы были именно в пакете, а не у Хайретдинова? Да потому, что пакет так и изъяли — в нераспечатанном виде.

    Итак, наши Аферисты обладают не просто Невероятно Большим Административным Ресурсом. Они обладают Ресурсом, Который Позволяет Проводить Спецоперации.

    Они не просто имеют доступ к печатям, изъятым следствием. Не просто способны возбуждать уголовные дела. Они способны посылать агентов в Лондон и отслеживать время прохождения DHL. Их размах — Новочеркасск, Казань, Химки, Лондон — достоен триллера типа «Миссия невыполнима». И чего наши аферисты добились в результате? Попали на запись видеокамеры, которую изучают в Скотленд-Ярде, и документально зафиксировали в протоколе обыска свою способность проводить спецоперации.

    Акт восьмой: решето
    Из сказанного следует несколько очень интересных выводов об устройстве современного Российского государства. Во-первых, оно устроено парадоксально: хотели разобраться с Браудером, а пропало 5,4 млрд руб. Во-вторых, когда аферистов схватили за руку, пришлось обосновывать, что деньги украл сам Браудер, — и кто же, спрашивается, этому поверит? Кто поверит на Западе, что Браудер способен за один день вернуть деньги из российской налоговой? У нас что, Браудер правит?

    В-третьих, наша вертикаль только формально называется вертикалью. А на самом деле те, кто дает команды, зависят от того, кому он команды дает. Это у Сталина исполнители трепетали, а у нас начальник является заложником любой прихоти исполнителя. И чем громче кричит на Западе Браудер, что у него украли компании, тем хуже будет репутация у России и тем отчаянней Россия будет твердить, что это Браудер сам себя украл, а унтер-офицерская вдова сама себя выпорола.

    Эпилог: гринмейл
    А теперь вопрос: зачем Браудер кричит?

    Обывателю вопрос покажется наивным: как же, ведь у него украли компании, а ими обокрали государство. Но взглянем на происшедшее не с точки зрения обывателя, а с точки зрения финансиста: зачем Браудер кричит?

    У него украли компании? Но этим «мартышкам» цена — грош. Их разводят сотнями, как креветок, используют, а потом сдают на убой тоже сотнями специальным ликвидационным фирмам. С таким же успехом Браудер может обижаться, что у него сперли пакет из-под выпитого молока, который он бросил в мусорный бак на своем заднем дворе. Обокрали казну? А Браудеру-то какое дело?

    Поговаривают, что таким же способом обчистили казну еще через несколько «мартышек», брошенных в мусорные баки другими российскими инвестиционными банками. Что, хоть один из них орет? Зачем? «У кого украли, у меня или у государства? Так чего я буду вспухать?»

    На что рассчитывали аферисты, уводя налоги? Да именно на то, что никто не станет беспокоиться. Беспокоиться — это деньги. Адвокат Хайретдинов проделал блистательную работу, но эта работа стоит дорого. Зачем Билл Браудер, помесь Жириновского и Кеннета Дарта, который знает цену каждому центу, платил большие деньги адвокатам, которые разыскивали, кто спер из его мусорного бака пустые пакеты из-под молока? Это у Браудера голова болит о российской казне? Скажите это трейдерам «Ренессанса», «Тройки» или ОФГ, и вы сорвете торговую сессию, потому что они умрут от смеха.

    Ответ прост: гринмейл. Гринмейл «Газпрома» и «Сбербанка», очень полезный, санитарный гринмейл. Благодаря Браудеру мы знали много удивительного об этих компаниях, а теперь не знаем. Гринмейл «Сургутнефтегаза», с зубодробительной сдачей.

    А теперь вот — гринмейл России. Небольшие деньги, потраченные на адвокатов, суды на Кипре и Джерси, пленки, изъя-тые Скотленд-Ярдом, дают в руки Уильяму Браудеру мощнейшее оружие против России, и с чем большим рвением татарские следователи будут преследовать адвокатов Браудера — тем больше будет вынуждена заплатить Россия. Как когда-то платил «Газпром».

    Читатель, может, не знает, кто такой Кеннет Дарт? Это гениальный парень, который купил 4% госдолга Бразилии, а потом срывал соглашение Бразилии о реструктуризации долгов, требуя отступные. Конечно, в Казани наши левши, вознамерившиеся подковать иностранного гринмейлера, могут победить. Но на острове Джерси они обречены. Как я уже сказала, дворовая команда может выиграть у «Манчестер Юнайтед» только в Вахитовском районном суде.

    Оригинал статьи:http://www.novayagazeta.ru/data/2008/88/13.html
     
  14. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Аудитом Hermitage занялись основательно

    В Москве арестован управляющий партнер консультанта фонда - Firestone Dunken

    Газета «Коммерсантъ» № 216(4033) от 27.11.2008
    Александр Ъ-Жеглов

    Противостояние российских правоохранительных органов и международного инвестфонда Hermitage, в недавнем прошлом одного из крупнейших зарубежных инвесторов на российском рынке, вышло на новый уровень. Как стало известно Ъ, вчера Тверской суд Москвы арестовал по обвинению "в уклонении от уплаты налогов с организации" Сергея Магнитского, управляющего партнера аудиторской компании Firestone Dunken, клиентом которой являлся инвестфонд. Вчера же Симоновский суд Москвы дал согласие на привлечение к уголовной ответственности адвоката Эдуарда Хайретдинова, заподозренного в использовании при отстаивании интересов фонда в судах и госорганах заведомо подложных документов.

    Управляющий партнер аудиторской компании Firestone Dunken Сергей Магнитский был задержан оперативниками управления по налоговым преступлениям ГУВД Москвы 24 ноября. В тот же день следственный комитет при прокуратуре РФ предъявил господину Магнитскому в рамках уголовного дела Hermitage обвинение в соучастии в уклонении от уплаты налогов с организации. Вчера решением Тверского суда Москвы Сергей Магнитский был арестован. Суд согласился с доводами следствия, что "обвиняемый, имея заграничный паспорт и открытую визу в Великобританию, может скрыться от следствия".

    Один из участников расследования рассказал "Ъ", что аресту господина Магницкого предшествовали ряд обысков, проведенных в офисе Firestone Dunken на Краснопролетарской улице и в квартирах нескольких сотрудников этой компании. "В ходе обысков были найдены документы, которые свидетельствуют о том, что Сергей Магнитский непосредственно причастен к разработке и осуществлению схемы, с помощью которой фонд Hermitage уклонялся от уплаты налогов",— сообщил он.

    ЗАО "Файерстоун Данкен" основано в 1993 году американскими юристами Джеймисоном Файерстоуном (нынешний гендиректор) и Терри Дунканом. Последний был убит в октябре 1993 года во время беспорядков в Останкино. Фирма предоставляет юридические услуги в области налогов, аудита и бухгалтерского дела. Одним из клиентов этой компании был фонд Hermitage.

    В компании Firestone Dunken с выводами следствия не согласны. "Сергей (Магнитский.— "Ъ") ни в чем не виновен. А пострадал он потому, что защищал Hermitage. Правоохранительные органы ведут с ним войну. Их не интересует виновность, они хватают всех, кто помогает Hermitage",— сказал "Ъ" глава Firestone Dunken Джеймисон Файерстоун.

    В то же время представитель Hermitage заявил "Ъ", что в фонде господина Магнитского знают "как высококвалифицированного специалиста в области корпоративного права и налогообложения, консультирующего большое количество международных и российских компаний, включая российские компании фонда Hermitage". "Мы убеждены в его полной невиновности и считаем, что его арест является еще одним способом оказать давление на фонд Hermitage",— заявил представитель фонда.

    Напомним, что противостояние российских правоохранительных органов с руководством Hermitage началось еще в мае 2007 года. Тогда сразу несколькими следственными органами различных российских регионов были возбуждены уголовные дела об уклонении от уплаты налогов с организации в отношении целого ряда фирм, принадлежащих инвестфонду. (последний раз "Ъ" рассказывал об этом деле 30 октября 2008 года). Позднее эти уголовные дела были объединены и переданы для расследование в следственный комитет при прокуратуре РФ. К этому моменту обвинение в уклонении от уплаты налогов с организации заочно были предъявлены главе Hermitage Уильяму Браудеру и управляющему отделения фонда в России Ивану Черкасову. Оба сейчас находятся в Великобритании, а деятельность фонда в России фактически свернута. В России их объявили в розыск.

    В свою очередь, руководство Hermitage обвинило российские правоохранительные органы "в использовании вымышленных налоговых претензий" к инвестфонду с целью хищения активов компании. По утверждению представителя фонда, во время обысков и выемок были изъяты оригинальные учредительные документы нескольких фирм, принадлежащих фонду. После чего с этими фирмами "стали происходить странные события". К этим фирмам от лица ранее не известных Hermitage компаний были поданы два иска в арбитражный суд Санкт-Петербурга, пять — в Московский арбитражный суд и еще три — в арбитражный суд Татарии на общую сумму, превышающую $2 млрд. По утверждению представителя Hermitage, без ведома фонда в суде интересы этих компаний представляли подставные юристы. Они признали требования истца и согласились со всеми претензиями. На этом основании суды вынесли решения на общую сумму более $1 млрд. По утверждению представителя фонда, это произошло потому, что "в государственный реестр были незаконно внесены ложные сведения о собственниках и директорах фирм, документы которых были изъяты в ходе обыска". Позднее те же мошенники совершили хищения 5 млрд руб. налогов, уплаченных этими фирмами в 2006 году.

    Вчера же Симоновский суд Москвы удовлетворил ходатайства следственного комитета при прокуратуре РФ о возможности привлечения к уголовной ответственности адвоката Эдуарда Хайретдинова, представлявшего интересы фонда Hermitage в судах и госорганах. Суд решил, что в действиях адвоката есть признаки состава преступления, а именно использование им при отстаивании интересов фонда заведомо подложных документов.

    Ходатайство следственного комитета было рассмотрено без личного присутствия в зале суда самого Эдуарда Хайретдинова. Его интересы представлял адвокат Алексей Егоров. Он просил суд отложить рассмотрение ходатайства до прибытия его клиента, находящегося сейчас в Лондоне, в Россию. Но судья отказалась удовлетворить просьбу адвоката, сказав, что это будет уже четвертый перенос слушаний, и она "уже достаточно ждала господина Хайретдинова".

    Адвокат Алексей Егоров назвал решение суда о возможности привлечения к уголовной ответственности его доверителя "необоснованным и ничем не аргументированным". По словам адвоката Егорова, "суд не посчитал необходимым оценить доказательства по делу Эдуарда Хайретдинова, подготовленные как следствием, так и защитой, постановив, что и без этого усматривает в его действиях признаки совершения преступления". Адвокат пообещал уже в ближайшее время обжаловать решение Симоновского суда в Мосгорсуде.

    Представитель фонда Hermitage заявил вчера "Ъ", что "утверждение следствия о виновности адвоката Хайретдинова является ложным". "По-видимому, следствие пытается дискредитировать адвокатов фонда, чтобы заставить их прекратить жаловаться на то мошенничество, которое было предпринято против фонда и результатом которого явилось хищение бюджетных средств в размере 5,4 млрд руб.",— рассказал он.

    2 декабря Симоновский суд Москвы собирается рассмотреть аналогичное ходатайство следственного комитета о возможности привлечения к уголовной ответственности по второму адвокату фонда Hermitage Владимиру Пастухову. Оно тоже пройдет без личного участия защитника, который, как и господин Хайретдинов, сейчас находится в Лондоне.

    Интересы адвоката Пастухова на слушаниях будет представлять адвокат Александр Антипов. "Я принимаю в расчет принятое сегодня решение по Эдуарду Хайретдинову, но в отношении своего доверителя жду законного и справедливого правосудия. Это разные дела (по адвокату Хайретдинову и адвокату Пастухову.— "Ъ"), как по доказательной базе, так и по обстоятельствам",— рассказал Александр Антипов "Ъ".

    Оригинал статьи:http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1081681
     
  15. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Причинно-следственная грязь

    За что в Москве судят Героя России Валентина Полянского?

    Московский комомолец,27.11.2008
    Александр Хинштейн

    В те самые дни, когда авиация Саакашвили бомбила Цхинвал, в Лефортовском районном суде начало слушаться очень показательное дело.

    Не подумайте только, что на скамье подсудимых очутились грузинские шпионы или военные преступники. Как раз наоборот. Под прицелом правосудия оказался один из тех, кто отстоял независимость Осетии…

    По иконостасу на его мундире без труда можно воспроизвести военную географию последних десятилетий: четыре боевые награды, две нашивки за тяжелое ранение. За взятие высоты Экибатэ под Новолакском он получил Героя.

    Валентин Полянский выжил. Откуда ему было знать, что мирная Москва куда опаснее любых “горячих точек”, а воевать с чеченскими и грузинскими боевиками намного проще, нежели с доблестной столичной милицией и не менее доблестным СКП…

    Что случилось тем апрельским вечером в вестибюле метро “Кожуховская” — доподлинно неизвестно.

    Нет, есть, конечно, масса свидетельских показаний; есть фабула обвинения, якобы восстановившего всю картину происшедшего. Только во всех этих материалах нет главного: ощущения достоверности.

    Я специально, с карандашом, прочитал текст обвинительного заключения по делу Полянского. Такое чувство, что его писал человек, живущий не в России, а в какой-нибудь тихой Швейцарии и имеющий представление о московской милиции исключительно по заметкам в ведомственной газете “Петровка, 38”…

    …19 апреля 2008 года Валентин Полянский — отставной полковник ВДВ и Герой России — зашел в метро. У турникетов путь ему преградил старшина милиции.

    Впоследствии милиционеры будут утверждать, что Полянский якобы был мертвецки пьян, а посему старшина этот “попросил его в вежливой форме покинуть вестибюль” (цитата из обвинительного заключения).

    Однако Полянский в ответ начал матерно оскорблять старшину. Разумеется, его доставили в отделение, но от этого он распоясался еще сильнее. Ни с того ни с сего ударил милиционера по лицу, попытался выхватить наградной пистолет. Только чудом удалось его обезвредить (опять же очень вежливо) и поместить в “обезьянник”.

    Всю ночь сердобольные блюстители порядка увещевали разбушевавшегося десантника, уговаривая его успокоиться и прийти в себя. Но он — сволочь такая! — специально разорвал свою одежду, шмякнул об стенку золотые часы и сладострастно бился разными частями тела о стены и решетку.

    (Еще одна восхитительная цитата: “Полянский продолжил с большой силой бить своими кулаками по решетке оградительного барьера, говоря при этом, чем хуже, тем лучше для него… Из правой руки из-за того, что Полянский ею бил сильно об решетку, у него шла кровь, которая стекала на пол заградительного барьера.”)

    Ночная самоэкзекуция закончилась для Полянского сотрясением мозга и множественными ушибами и кровоподтеками практически на всем теле. Все-таки здоровый народ — десантники…

    Поначалу, когда история эта только случилась, о скандале с Полянским писали все газеты. В то, что Герой России сам себя избил, не поверил никто, кроме Следственного комитета при Прокуратуре и руководства столичного ГУВД.

    Уже через несколько дней против Полянского было возбуждено уголовное дело сразу по двум статьям УК: применение насилия и публичное оскорбление в отношении представителя власти. Впрочем, к тому времени пресса к судьбе Полянского интерес уже потеряла, а посему многочисленные странности и нестыковки в этом деле так и остались за кадром.

    В том числе и самый главный, ключевой, если угодно, момент: в тот вечер Полянский был трезв. Проведенные наутро в госпитале Бурденко анализы установили это однозначно.

    Иными словами — никаких оснований для того, чтоб задерживать полковника, у милиции не было.

    Очень показательная деталь: сразу после его водворения в “обезьянник” старшина Буглак — это он остановил Полянского в вестибюле — составил рапорт об административном задержании:

    “19.05.2008 г. в 21 ч. 20 мин. в вестибюле станции “Кожуховская” гр-н Полянский В.В. допустил нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, в состоянии опьянения выражался нецензурной бранью, оскорбительно приставал к гражданам, на замечания гр-н не реагировал”.

    Час от часу не легче! Получается, значит, что Полянского задержали не потому, что был он мертвецки пьян, а потому как приставал к прохожим. Вот только прохожие эти из материалов дела таинственным образом вскоре улетучатся; ни одного упоминания о них больше нет. (Да и никакого административного наказания Полянский тоже не понес.)

    Зато в деле появятся многочисленные показания сотрудников милиции и работников метрополитена, которые, дескать, видели и слышали, как бесновался десантник. При этом ни момента задержания, ни того, что творилось поначалу в околотке, никто из них наблюдать не мог. Непосредственных свидетелей было лишь двое; поминавшийся уже старшина Буглак и его напарник рядовой Осипов. (Все остальные милиционеры приедут в отделение, уже когда Полянский будет сидеть в клетке.)

    Но почему-то следствие предпочло поверить именно им, а не полковнику и Герою России.
    * * *
    Этого крепко сбитого старшину он приметил уже давно. Живет Полянский рядом, на “Кожуховской” бывает регулярно.

    — Несколько раз, — вспоминает Полянский, — я замечал, как он останавливает женщин, начинает рыться у них в сумках. Однажды не сдержался: “Шел бы с террористами воевать, а не с бабами”. Видимо, старшина это запомнил.
    Да и как не запомнить! Внешность у Полянского, мягко говоря, внушительная. Тридцать лет службы в ВДВ даром не проходят.

    Честно говоря, это единственный момент во всей истории, который до сих пор могу я уразуметь. Как профессиональный десантник, человек, прошедший все “горячие точки”, не сумел справиться с двумя подземными милиционерами, которые страшнее гастарбайтера врага никогда не видели.

    Полянский смущенно пыхтит:

    — Да не ожидал я этого. Когда старшина меня остановил, потребовал предъявить документы, я вообще значения никакого не придал. “Лучше ты преступников лови!” — “Ах, ты еще кобенишься! Пойдем в отделение.” — “Ну пойдем.”

    Заходим в участок. Там — второй милиционер. Начинаю ему объяснять; я Герой России, вот мои документы. Протягиваю удостоверение, и тут же падаю; подсечка. Я пытался отбиваться, но они надели наручники, повалили, начали тыкать дубинкой в болевую точку в области шеи. Несколько раз я терял сознание. Главное, неожиданно все получилось. Я не был готов к схватке.

    Полянский утверждает, что, заковав в наручники, милиционеры начали избивать его. Били чем придется — по лицу, телу, рукам, ногам. Потом — засунули в камеру. Он кричал, возмущался, но в ответ раздавался лишь смех; какой ты Герой; звезду небось на рынке купил!

    — Крови было так много, что я начал вытирать ее своей курткой. Потом, на экспертизе, оказалось, что в камере была не только моя кровь. Значит, они и до меня кого-то уже здесь избивали.

    Картину боя милиционеры снимали на камеры мобильных телефонов; то-то потеха. Правда, записывали они не все, а лишь выгодные для себя моменты. Сначала раззадоривали сидящего в камере полковника, словно хищника в зоопарке, тыкали через решетку дубинками и плевали в лицо. А когда тот приходил в ярость, разом нажимали на запись.

    Впоследствии часть пленок будет показана по телевидению; даже этих явно избирательных фрагментов вполне достаточно, чтобы понять смысл происходящего…

    Собственно, пленки-то эти и решили дальнейший исход дела. Под утро, когда выяснилось, что Полянский — действительно Герой, ему предложили замять дело полюбовно. Он уперся. Поднялся скандал.

    Милиции надо было как-то себя защищать; вот и скинули они записи в Интернет. Однако скандал разгорелся от этого лишь сильнее; ГУВД оказалось в положении унтер-офицерской вдовы, выпоровшей саму себя.

    Выхода не оставалось; либо — мы, либо — нас…
    * * *
    Четыре года назад в столице уже произошло нечто подобное; милиционеры избили другого Героя России — Магомеда Толбоева; и тоже у станции метро.

    Я хорошо помню эту историю, ибо первым предал ее огласке (Толбоев позвонил мне той же ночью). И уж точно никогда не забыть мне реакции начальника ГУВД, который, вместо того чтобы просто извиниться за грехи своих подчиненных, с пеной у рта ринулся отрицать очевидное.

    (Пронин даже отправил гневную эпистолу председателю Госдумы, обвиняя меня в умышленном создании “негативного образа сотрудников органов внутренних дел”, разжигании межнациональной розни, а также в том, что “подобные Хинштейну, выполняя чью-то волю, развалили силовые структуры”.)

    Правда, в двух этих историях есть существенная разница. В случае с Толбоевым прокуратура возбудила-таки уголовное дело — в отношении сотрудников ГУВД. В случае с Полянским — дело возбудили уже против него самого. И это — отнюдь не случайность, а симптом.

    Московскую милицию и СКП роднит очень многое. В первую очередь — ощущение полной бесконтрольности.
    Если раньше существовала четкая система прокурорского надзора и указание прокурора было обязательным и для милиции, и для следствия, то теперь его место занял исключительно ведомственный контроль. Ну а кому охота трясти собственным грязным бельем?

    Следователь сегодня — царь и бог. Захочет — карает, захочет — милует; вот к такому царю и угодил в руки Валентин Полянский.

    Сразу после задержания полковник написал заявление, требуя привлечь своих тюремщиков к уголовной ответственности. Аналогичное заявление накатали и постовые.

    Следователь отдела СКП на Московском метрополитене Пахомов колебался недолго. На первой же их встрече он объявил Полянскому, что отказывает в возбуждении уголовного дела в отношении милиционеров. И тут же предъявил обвинение ему самому.

    Следствие велось откровенно предвзято. Пахомова нисколько не удивило, например, откуда на теле Полянского взялись многочисленные гематомы и кровоподтеки; сказано ведь — сам себя избил. Даже синяки на шее — следы от дубинки — были признаны им результатом мазохистского самоистязания.
     
  16. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.2

    И справка из госпиталя Бурденко о том, что в крови и моче Полянского следов алкоголя не обнаружено, Пахомова тоже не впечатлила; ему оказалось достаточно бумаги из наркологической больницы, что Полянский был пьян: ночью, когда полковника возили на освидетельствование, он действительно дышал в трубку. Правда, прибор показал всего 1,35 промилле — примерно как от бутылки пива; да и никакая трубка не сравнится с анализом крови. Но кто будет копаться в таких мелочах?

    Даже сейчас, вспоминая встречи со следователем, Полянский пунцовеет от бешенства.

    — Я все время думал: вот такие, наверное, в 1937-м и работали. Не объяснить, не убедить ни в чем: злодей — и все. Хотя вроде молодой, лет 27—28. В сыновья мне годится.

    Когда Полянский получил свой первый боевой орден — в 1992 году за Осетию, — следователь Пахомов еще учился в школе. Но как это, должно быть, восхитительно — ощущать абсолютную власть над другими; подумаешь, Герой России! Один щелчок — и нет тебя!
    (На первом листе обвинительного заключения в графе “иные данные о личности обвиняемого” Пахомов указал: ранее не судим, по месту жительства характеризуется формально (!) положительно, на учете в НД и ПНД не состоит. О том, что этот человек — кавалер высшей награды страны, что его именем названы в Дагестане школа и улица, а на родине установлен бюст, — ни слова.)

    Неудивительно, что при таком подходе у следователя очень быстро возник конфликт с адвокатом Полянского.

    В материалах дела есть совершенно уникальный протокол, составленный следователем Пахомовым: я показывал его двум заместителям генпрокурора и четырем заместителям прокурора Москвы; все они не знали — плакать или смеяться. Ничего подобного никто из них за многолетнюю службу никогда еще не видел. (Единственный, кто ничего странного в том не узрел, был руководитель следственного управления СКП по Москве Анатолий Багмет, но об этом — позже.)

    “Во время ознакомления адвоката Макарова В.Г. с протоколом очной ставки… Макаров В.Г. без разрешения положил на стол следователю неизвестный предмет. Следователь пригласил сотрудников 7 отдела милиции УВД на Московском метрополитене и в их присутствии попросил объяснить Макарова В.Г. назначение указанного предмета. При этом следователем заявлено, что как только Макаров В.Г. достает указанный предмет, у следователя начинается резкое ухудшение самочувствия (головные боли в области затылка, онемение нижней губы и языка). Макаров В.Г. пояснил, что указанный предмет является цифровым диктофоном. Однако по внешнему виду указанный предмет на цифровой диктофон не похож. После повторных просьб пояснить, каково назначение предмета, который Макаров В.Г. положил следователю на стол, последний стал кричать: “Помогите, избивают”, после чего, прервав проведение следственного действия, покинул кабинет следователя. Ввиду резкого ухудшения самочувствия следователя последним вызван наряд скорой медицинской помощи.”

    Адвокат, облучающий следователя таинственными приборами, — это что-то из области потусторонних явлений, НЛО и барабашек.

    Впрочем, все это было бы смешно, кабы не было так грустно. Потому что уже очень скоро адвокату Макарову стало совсем не до смеха.
    * * *
    Если враг не сдается, его уничтожают. Формула, хоть и старая, но по-прежнему беспроигрышная…

    В какой-то момент следователю Пахомову, очевидно, надоело препираться с занудой-адвокатом, который постоянно апеллировал к УК, УПК и по всякому поводу строчил жалобы. Решено было заткнуть ему рот окончательно.

    3 июля Полянский с адвокатом пришли в Зюзинский суд — они обжаловали очередное решение следователя. Объявили перерыв. В коридоре Пахомов преградил Макарову дорогу. За его спиной стояла группа людей — как потом выяснится, понятые и сотрудники следственной бригады. Еще один человек снимал все происходящее на видеокамеру.

    — Распишитесь в получении уведомления о необходимости явки ко мне.

    — Какого уведомления? Зачем?

    — Распишитесь?!! Или вы отказываетесь?

    Никаких повесток на бегу Макаров принимать не собирался, да и ни к чему это было. Повестку под расписку можно вручать только участнику по делу, но никак не адвокату; УПК такой формы не предусматривает.

    — Мне было ясно, что это какая-то провокация, — свидетельствует Вячеслав Макаров. — Я попытался уйти, но Пахомов и его люди преследовали меня по всему зданию суда. Даже когда я заперся в туалете, Пахомов пытался совать уведомление прямо в кабинке. Все это снималось на камеру.

    Только через час Макарову удалось вырваться из здания суда. В тот же день следователь из группы Пахомова — Денис Булах — написал заявление, что адвокат якобы ударил его кулаком в грудь.

    Точнее, это я пишу “якобы”; для СКП — факт избиения следователя адвокатом совершенно непреложен. Притом что никаких объективных доказательств сему не существует — ни видеозаписи (хотя съемочная группа бегала за Макаровым битый час), ни медицинского освидетельствования.

    Есть лишь заявление самого Булаха — следователя с двухмесячным стажем работы (далеко, видать, пойдет!), показания Пахомова и двух понятых. Правда, при ближайшем рассмотрении выяснилось, что оба понятые — студенты юрфака Открытого университета, направленные на практику в тот же самый отдел СКП на метрополитене; но это никого не впечатлило.

    Все повторилось точь-в-точь как в истории с Полянским. Даже уголовное дело против Макарова возбудили по той же самой статье: применение насилия против представителя власти.

    Генри Резник, президент столичной адвокатской палаты, с сожалением констатирует, что случаи уголовного преследования честных адвокатов становятся все более частыми. При таких же точно обстоятельствах возбудили дело и против адвоката нашей газеты Андрея Муратова — в здании следственного управления ГУВД он якобы толкнул в грудь оперативника.

    Муратову повезло больше. После вмешательства “МК” дело против него прекратили.

    Дело против Макарова СКП прекращать не спешит, хотя, как выразился Генри Резник, от него за версту несет провокацией…
    * * *
    …Главный следователь Москвы Анатолий Багмет недовольно хмурит брови. Общение со мной явно не доставляет ему удовольствия: неизвестно, как отреагирует потом начальство. Да и у самого генерала есть ко мне личный счет. Когда-то я подробно описывал эту историю; правда, для Александра Бастрыкина это стало, напротив, лучшей рекомендацией. Теперь Багмет возглавляет следственное управление СКП по Москве.

    Он аккуратно цедит — не дай бог позволить себе лишнего; разберемся, изучим. Все будет законно и объективно.
    О деле Полянского говорить он не хочет, оно уже в суде. Дело Макарова — обсуждать тоже не намерен: вот проведем проверку, тогда посмотрим. Я было пытаюсь показать ему бесподобный шедевр следователя Пахомова — об онемении нижней губы и языка, — но Багмет отмахивается от бумаги.

    — А что здесь незаконного?

    — Вы считаете, — удивляюсь я, — это нормальная ситуация? Вы когда-нибудь за свою практику подобные протоколы видели?

    — Я много чего видел…

    Расстаемся на том, что через месяц — как предписывает закон — я получу подробный ответ на свой запрос.

    — Только если вы хотите, чтобы я с вами потом разговаривал, — останавливает Багмет меня уже на пороге, — не пишите ничего до окончания проверки.

    — Хорошо, — соглашаюсь я. А в голове — подспудно — возникает радостно-бредовая мысль: а может, и вправду у СКП хватит сил подняться над амбициями и обидами; может, найдут здесь мужество признать собственную ошибку?

    Через месяц я понял, что наивным надеждам моим сбыться не суждено. “Ход расследования взят на контроль” — вот и все, что написал мне руководитель столичного СКП.

    Это значит, что рассчитывать на объективность и справедливость ни Макарову, ни Полянскому, ни десяткам других людей, попавших в жернова СКП, не приходится.

    Это значит, что такие, как Пахомов и Булах — молодые, рьяные, пьянеющие от собственной власти, — окончательно осознают теперь свою безнаказанность, ибо человека формирует среда.

    Конечно, в СКП служат разные люди. Есть там и немало честных, принципиальных следователей. Но беда в том, что становится их все меньше и меньше. А таких, как Булах и Пахомов, — все больше.

    Когда Героя России сначала избивают, как скота, а потом еще и отдают под суд, это уже не проблема самой милиции или СКП. Не сбоев в правоохранительной системе.

    Это проблема всего общества.

    Если России не нужны ее герои, то нужна ли нам такая Россия?

    Этот вопрос я задаю себе все чаще и чаще. И ответа на него, увы, не нахожу. Точнее — не хочу находить…

    P.S. Прошу считать эту публикацию официальным депутатским запросом к Генеральному прокурору, председателю СКП и председателю Московского городского суда.

    Оригнал статьи:http://www.mk.ru/blogs/MK/2008/11/27/society/383294
     
  17. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Судебной системе нужен новый лекарь

    Moscow Post, 2008-11-27
    Автор: сергей потемкин

    Вряд ли можно найти в системе современной российской власти такого долгожителя как Вячеслав Михайлович Лебедев. Этот юридический аксакал уселся в кресло председателя Верховного суда Российской Федерации еще в июле 1989 г. и занимает эту должность до сих пор, успешно пережив распад СССР, неспокойный девяностые, дефолт, годы экономического роста и политической стабильности в путинскую эпоху. Он работает уже при четвертом президенте, что создает впечатление о нем как о крайне успешном руководителе.

    Однако это не более чем иллюзия. Система судов общей юрисдикции тяжело больна, о чем постоянно говорят руководители государства разного уровня, это прекрасно видят и понимают простые россияне. Выражения «басманное правосудие», «красногорское правосудие» практически вошли в обиход и являются не просто оскорбительными для судебной системы, но и наглядно иллюстрируют то, что судебная система является одной из самых проблемных структур в современной российской государственности.

    Избранный в марте 2000 г. Президентом РФ Владимир Путин имел отчетливое представление о реальном состоянии российской судебной системы и ясно понимал, что без глубокой модернизации судебной власти нечего и думать о проведении фундаментальных социальных и экономических преобразований, о возвращении России в клуб великих держав. Именно поэтому Путин неоднократно говорил о необходимости ускорения и быстрейшего завершения судебной реформы. Нынешний Президент Дмитрий Медведев начал свою деятельность так же, как и его предшественник – с нелицеприятной констатации серьезных проблем в российской судебной системе, прежде всего, в судах общей юрисдикции. Еще будучи кандидатом в Президенты, Медведев заявил, что приоритетом его работы на ближайшие годы станет обеспечение «справедливости и равной для всех доступности правосудия», чего, как известно, Лебедеву за многие годы добиться так и не удалось. Почему же тогда Лебедев умудряется сохранять кресло председателя Верховного суда вот уже почти двадцать лет?

    Многие не отказывают ему в уникальном личном качестве, которое до сих пор позволяло Вячеславу Михайловичу выходить сухим из воды. Это умение убедительно объяснять «объективные» причины проблем в собственном судейском ведомстве и способность генерировать громкие инициативы и планы, которые обычно не имеют продолжения, но ласкают слух руководителей страны.

    Весной 1995 г., выступая перед Советом Федерации, Лебедев заявил, что зарплата судьи очень мала, и это «приводит к взяточничеству и другим правонарушениям». Звучало это убедительно. С тех пор зарплаты судей неоднократно повышались, но коррупция из судов общей юрисдикции никуда не делась. Осенью того же года Лебедев, выступая на семинаре председателей верховных судов стран Центральной и Восточной Европы, заявил, что на 150 миллионов граждан России приходится около 15 тысяч судей. Это - огромная нагрузка на судейский корпус, говорил он, которая приводит к снижению качества его работы. Убедительно. С тех пор количество российских граждан заметно сократилось, а число судей значительно выросло. Однако решения судов по-прежнему вызывают множество нареканий. Зимой 1996 г. пленум ВС России под председательством Лебедева принял постановление, обязывающее всех судей напрямую применять нормы Конституции и не учитывать противоречащие им статьи федеральных законов. Разумеется, это постановление пленума ВС РФ никем и никогда не выполнялось.В 2002 г. судам общей юрисдикции было запрещено участвовать в «спорах хозяйствующих субъектов». Однако данная практика образца 90-х гг. продолжалась. В конце сентября 2005 г. Лебедев принял участие в заседании генерального совета организации «Деловая Россия» и был вынужден признать этот прискорбный факт. На той же встрече с предпринимателями Лебедеву была высказана претензия по поводу чрезвычайной закрытости системы Верховного суда. Лебедев пообещал подумать над созданием при Верховном суде общественного совета, который займется мониторингом нарушений прав предпринимателей в судах. И думает до сих пор. В середине апреля 2003 г. на встрече с Путинным Лебедев доложил Президенту о ходе работы над созданием административных судов, которая, по его словам, идет полным ходом. Административные суды так и не созданы. В конце ноября 2006 г. на заседании совета судей России Лебедев заявил о необходимости ввести ответственность за лоббизм и протекционизм. Заявление вызвало много шума, но никаких последствий, разумеется, не имело. Осенью 2007 г. на встрече с Путиным Лебедев выдвинул две очередные инициативы. Первая – был якобы подготовлен проект закона о внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс. Он предусматривал значительное сокращение надзорных стадий при рассмотрении гражданских дел – для снижения сроков рассмотрения таких дел и «обеспечения правовой определенности». Вторую инициативу Лебедев изложил так: «Мы предлагаем предоставить судам общей юрисдикции Российской Федерации компетенцию по рассмотрению некоторых вопросов, которые сегодня рассматривает Европейский суд по правам человека». Путин назвал обе инициативы разумными и сказал, что «согласен». Но лебедевские инициативы не реализованы до сих пор.

    В условиях отсутствия сильного руководителя судебной системы местные суды чувствуют себя бесконтрольными, работая по собственным правилам и установкам, которые противоречат как духу, так и букве закона. Уже стал притчей во языцех Красногорский городской суд, где затягивание судебных процессов, нарушение прав их участников, да и просто несоблюдение трудовой дисциплины давно уже стали нормой. Лебедев не замечает этого или не хочет замечать.

    В целом, система Верховного суда РФ выглядит сегодня закосневшим пережитком прошлого, сочетающим в себе худшие черты советского и ельцинского правосудия. Несмотря на многочисленные попытки реформировать этот судебный институт, несмотря на затраченные на эти цели солидные средства, система судов общей юрисдикцией осталась в прошлом веке и в своем нынешнем состоянии является серьезным препятствием на пути продолжения социально-экономических реформ в России. Эта система пятнает имидж российской власти за рубежом и вызывает отторжение в обществе, провоцирует недоверие россиян к власти в целом.
     
  18. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.2

    Значительная доля ответственности за плачевное состояние важнейшего сегмента российского правосудия лежит лично на Вячеславе Лебедеве - человеке старых советских судебных традиций (в судебной системе СССР Лебедев начал работать еще в «мохнатом» 1970 г., когда с должности инженера отдела кадров переместился в кресло народного судьи Ленинградского народного суда г. Москвы).

    Похоже, нынешний президент РФ понимает, что под руководством Лебедева система Верховного суда нереформируема. Да и Путин, судя по всему, разочарован обилием невыполненных лебедевских обещаний.

    Первый тревожный звонок для председателя Верховного суда прозвенел 19 мая 2008 года. Тогда в Кремле только что вступивший в президентскую должность Медведев провел первое установочное совещание по проблемам противодействия коррупции. Официальный список присутствовавших возглавил председатель Высшего Арбитражного суда (ВАС) Антон Иванов. А вот Лебедева на встрече не было. На следующий день Медведев подписал распоряжение о создании рабочей группы по вопросам совершенствования законодательства Российской Федерации о судебной системе. Возглавила группу начальник Государственно-правового управления Президента Лариса Брычева. Негласным идеологом группы называют Антона Иванова, который неоднократно комментировал в прессе задачи и основные направления работы этого рабочего органа.

    По оценке наблюдателей, эти события предвещают скорый закат «эпохи Лебедева» в российской судебной системе и грядущую «эпоху Иванова», с именем котором связывают надежды на глубокое реформирование, повышение эффективности, качества и открытости, а также резкое снижение коррумпированности отечественного судопроизводства.

    Антон Иванов был избран председателем ВАС в январе 2005 года. Вступление 40-летнего юриста на столь ответственный пост вызвало немало скепсиса. Главная претензия - у нового главы Высшего Арбитражного суда нет судейской практики. Иными словами, Иванов не был выходцем из системы, которую возглавил.

    Но именно это и было его большим преимуществом. Как наглядно показал многолетний опыт председательства Лебедева в Верховном суде, глубоко укорененный в корпорации руководитель неспособен к ее реальному реформированию. Иванов же не стеснен корпоративным «кодексом поведения» и личными внтурикорпоративными связями.При этом Иванов вовсе не чужд системе правосудия – он имеет высшее юридическое образование, является кандидатом юридических наук. Не один год преподавал гражданское право в Санкт-Петербургском госуниверситете. Два года был начальником Санкт-Петербургского управления юстиции Минюста РФ.

    Некоторое время А.Иванов занимался бизнесом, а также курировал решение юридических вопросов в крупных коммерческих структурах. Т.е. он на практике видел российский бизнес изнутри, и при этом имел возможность видеть глазами бизнесмена систему отечественного арбитража и в качестве «клиента» оценить ее достоинства и недостатки. Наконец, большим плюсом нового председателя ВАС являются его личные качества реформатора, возможно, привитые в вольнодумном Ленинградском/Санкт-Петербургском университете, который окончили и Путин, и Медведев.

    Богатый жизненный и профессиональный опыт, прогрессивные личные взгляды определили позицию А.Иванова на посту председателя ВАС – совершенно нестандартную для отечественной судебной системы, но единственно верную с точки зрения перспектив модернизации этой системы и высших интересов страны. Глава ВАС не отделывается общими словами; он открыто излагает собственную программу действий, регулярно отчитывается о том, что было сделано в рамках этой программы; он признает существующие проблемы и, что особенно важно, предлагает конкретные пути их решения. Главной своей задачей на ближайшую перспективу он видит обеспечение единства судебно-арбитражной практики. Иванов уверен, что это, а также максимальная открытость, являются самыми эффективными инструментами в борьбе с коррупцией.

    Первыми реальными достижениями реформаторской активности Антона Иванова стали реальное повышение прозрачности и открытости арбитражной судебной системы в целом, снижение числа случаев затягивания судебных разбирательств, информатизация арбитражных судов с прицелом на создание и внедрение в оборот системы электронного правосудия. Принципиально важно, что помимо внешних «форм» судопроизводства, в системе арбитражных судов при А.Иванове меняется в лучшую сторону содержание принимаемых судебных решений. Изменение позиции ВАС является столь существенным и заметным, что наблюдатели уже говорят о «новых свежих веяниях в работе арбитража». Неудивительно, что отношение бизнес-сообщества к системе арбитражных судов за время работы А.Иванова председателем ВАС существенно улучшилось. По данным социологов, число тех, кто верит в то, что с помощью арбитражной судебной системы можно защитить права собственности в спорах с частными предприятиями-контрагентами, увеличилось 83%.

    Эти позитивные для ВАС и Иванова результаты соцопроса резко контрастируют с глубоким недоверии россиян к системе судов общей юрисдикции во главе с ВС, руководимым Лебедевым. По данным июньского 2008 года опроса Фонда общественного мнения, лишь 28% россиян оценивают их деятельность положительно, а 43% опрошенных заявили, что суды в России часто выносят несправедливые приговоры.

    Между тем, Лебедев вряд ли сдастся без боя. В последнее время участились случаи, когда суды общей юрисдикции безосновательно, но демонстративно вторгаются в компетенцию арбитражных судов. Так, уже упоминавшийся Красногорский городской суд принимает к рассмотрению дела по имущественным спорам, явно относящиеся к ведению арбитража, повергая в шок видавших виды юристов.

    Однако, как утверждают знающие люди, негативная общественная оценка результатов многолетней работы Лебедева разделяется уже и в Кремле, и в Правительстве. А, значит, «эпоха Лебедева» в судебной системе России действительно скоро закончится.

    Оригинал статьи:http://www.moscow-post.ru/politics/001227791677406
     
  19. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Взяли "Кредит"

    В Москве арестован управляющий банком "Кредиттраст"

    Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N4802 от 28 ноября 2008 г.
    Наталья Козлова

    Вчера в столице был арестован Александр Тимофеев, человек, известный в банковских кругах. До июля 2004 года он занимал должность председателя правления АКБ "Кредиттраст". Эту должность Тимофеев получил за год до банкротства банка, которое оказалось преднамеренным.

    В результате такого банкротства пострадало очень много людей и организаций, большинство из которых своих денег не видят до сих пор.

    Подробности этого громкого ареста корреспонденту "РГ" рассказал начальник отдела Следственного комитета при МВД России полковник юстиции Геннадий Карлов.

    - Уголовное дело, по которому проходит Тимофеев, было возбуждено в Центральном федеральном округе в 2004 году по признакам преднамеренного банкротства банка, - пояснил полковник. - Как мы установили, "Кредиттраст" долго работал с отрицательной величиной своего собственного капитала. То есть фактически на "дутых" активах. Банкиры в ежемесячной отчетности перед Центробанком показывали свое положительное сальдо, хотя на самом деле им не обладали. Тем не менее активы в банке имелись. У банка был большой кредитный портфель. Но вексельный портфель, которым они якобы гордились и всем демонстрировали, был в основном фиктивным. Банку якобы принадлежали векселя крупных кредитных учреждений, а на самом деле эти вексели были либо в собственности других лиц, либо были уже погашены.

    Но об этом мало кто знал, и поэтому у "Кредиттраста" был устойчивый имидж, как у серьезной организации с хорошим финансовым положением.

    Исключительно благодаря внешне серьезному имиджу в банке деньги держали многие уважаемые люди и не менее уважаемые организации, имен и названий которых следствие не разглашает. Все у банка было хорошо до весны 2004 года. В тот год возникли проблемы у одного из родственных "Кредиттрасту" банков. Речь о Содбизнесбанке. Теневым хозяином "Кредит-траста" и Содбизнесбанка был один человек по фамилии Слесарев. Правоохранительные органы считают его теневым владельцем банков и по совместительству криминальным авторитетом. После банкротства обоих банков Слесарев погиб - был застрелен неизвестным вместе с семьей в автомобиле. В "Кредиттрасте", как выяснили следователи, у Слесарева был свой кабинет, и руководство банка с ним советовалось.

    После того как рухнул Содбизнесбанк, следующим оказался "Кредиттраст". Об этом писала пресса, и граждане кинулись за своими вкладами. Возникли трудности с ликвидностью, и руководители банка решили все имеющиеся средства вывести. По словам полковника Карлова, реальных активов было выведено более 2 миллиардов рублей. А у банка отозвали лицензию, и Арбитражный суд Москвы признал его банкротом. Началось конкурсное производство. Вот тогда и всплыло, что основное количество сделок, заключенных в мае-июне 2004 года, было фактически умышленным выводом активов и почти все документы были подписаны Тимофеевым.

    На вопрос корреспондента "РГ", чем объясняется такой долгий срок следствия, в Следственном комитете сказали, что сначала дело находилось не в их производстве. А в СК при МВД было передано спустя полгода. Да и про "дутые" активы стало известно не сразу. Схемы выводов активов банка были весьма запутанны и сложны. Поэтому процесс сбора доказательств - очень трудный.

    Тем не менее в прошлом году Тимофееву предъявили обвинение по статье 196 УК РФ. Это преднамеренное банкротство. Доказательств, по словам следователей, было достаточно. Хотя даже по этой статье обвинение предъявлено еще не в полном объеме. Не исключено, что оно будет расширено. Вчера Тимофееву предъявили обвинение еще по двум статьям Уголовного кодекса.

    Поначалу Тимофеева под стражу не брали, и он целый год находился под подпиской о невыезде.

    Дополнительные две уголовные статьи Тимофеева - это статья 160 о растрате вверенного имущества. И статья 172 - о незаконной банковской деятельности.

    Геннадий Карлов арест банкира объяснил так:

    - Учитывая, что мы предъявили Тимофееву уже целый ряд тяжких преступлений, причем по нашей терминологии они называются "многоэпизодными", и понимая, что он реально может уйти от уголовной ответственности, мы были вынуждены прибегнуть к такой мере пресечения, как заключение под стражу. Вчера такое решение Тверского районного суда состоялось.

    От деятельности непорядочных банкиров "Кредиттраста" пострадало большое количество и просто вкладчиков, и организаций, около полутора тысяч. В большинстве своем держали деньги в этом банке не совсем простые люди. У некоторых из них были весьма солидные суммы на счетах. Во время конкурсного производства исчезнувшие вклады были возмещены частично. Поэтому вопрос, а нашли ли остальные деньги, остается очень актуальным. В Следственном комитете на него отвечают так:

    - Предпринимаются действия, направленные на поиск пропавшего. Это, кстати, одна из причин, почему мы избрали Тимофееву такую меру пресечения, потому что еще до сих пор ищем это имущество. Что-то нашлось. Но большая часть - нет. Многое ушло за рубеж. Мы принимаем усилия и в том и в другом направлении. На имущество Тимофеева, которым он обладает, мы наложили арест.

    На вопрос, который также интересует пострадавших от "Кредиттраста", будет ли Тимофеев отвечать в одиночку за все "художества" банка с деньгами вкладчиков, в Следственном комитете отвечают: скорее всего, отвечать он станет не один.

    Оригинал статьи:http://www.rg.ru/2008/11/28/turma.html
     
  20. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Россия принимает дела у Евросуда

    Вячеслав Лебедев выступил навстречу съезду судей

    Газета «Коммерсантъ» № 219(4036) от 02.12.2008
    Юрий Ъ-Сенаторов

    Накануне VII Всероссийского съезда судей, который открывается сегодня, председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев заявил, что до конца года с принятием законопроектов "О возмещении государством вреда, причиненного нарушениями прав на судопроизводство", а также "Об обеспечении прав граждан и организаций на информацию о судебной деятельности" отпадет необходимость обращения граждан РФ в Европейский суд по правам человека, а привлечение к уголовной ответственности таких спецсубъектов, как депутаты, судьи и прокуроры, будет значительно упрощено.

    По мнению председателя Верховного суда Вячеслава Лебедева, который вчера выступил на круглом столе в Центральном доме журналиста, "российская судебная система является достаточно открытой и прозрачной". Как пояснил господин Лебедев, из 1,2 млн уголовных дел, которые российские суды рассмотрели в этом году, только 1% рассматривался в закрытом режиме. Это было связано с тем, что подсудимые обвинялись в изнасилованиях или госизмене, а также с тем, что на скамьях подсудимых оказывались несовершеннолетние или же участники разбирательства жаловались, что им угрожает опасность.

    К предстоящему съезду Верховный суд подготовил два законопроекта, которые 26 сентября этого года в качестве законодательной инициативы были внесены на рассмотрение в Госдуму РФ. Это проекты законов "О возмещении государством вреда, причиненного нарушением прав на судопроизводство в разумные сроки и прав на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов" и "Об обеспечении прав граждан и организаций на информацию о судебной деятельности судов общей юрисдикции в РФ". Первый законопроект направлен на то, чтобы в "значительной мере снизить количество обращений в Европейский суд" (подробно о проекте "Ъ" рассказывал 18 июля 2007 года). Говоря о разумной компенсации морального ущерба за судебную волокиту, глава Верховного суда отметил, что она, конечно же, не должна быть разорительной для государства, а потому точные размеры компенсации не следует утверждать законодательно. "Это не месть за неправильные судебные решения",— подчеркнул Вячеслав Лебедев.

    По мнению господина Лебедева, "независимость судей — это не привилегия, и для этой независимости у нас есть достаточная база". "А если судьи подыгрывают властям и принимают заказные решения,— отметил господин Лебедев,— то таким не место в судейском корпусе". Продолжая разговор о "прозрачности" судов, господин Лебедев подчеркнул, что судьи — люди публичные, а поэтому все, что касается их жизни, должно обсуждаться публично. Не являются исключением и их доходы — все должно быть задекларировано и опубликовано в официальных СМИ. "А если кто-нибудь забудет задекларировать очередную квартирку, то подобное должно стать предметом рассмотрения квалификационной комиссии",— подчеркнул господин Лебедев.

    При этом, как считает господин Лебедев, "законодатель неверно, по моему мнению, возложил на суды ответственность давать заключение о наличии или отсутствии признаков или состава преступления". По мнению председателя Верховного суда, это ненужная стадия, тем более что судом заранее высказывается мнение еще до рассмотрения дела подозреваемого по существу. "К тому же это еще и препятствие в правосудии, и в этой связи мы подготовили специальное постановление, так как у каждого спецсубъекта, будь то прокурор, судья или депутат, есть свой орган для принятия такого решения",— добавил господин Лебедев. Планируется, что наличие признаков преступления должны определять сами коллеги подозреваемого.

    Другим кардинальным шагом, который рассчитывает ввести господин Лебедев, станет повсеместная видеозапись каждого судебного процесса первой инстанции. "Это будет дисциплинировать судей, и это мы сделаем законодательно",— подчеркнул господин Лебедев.

    "Я бы сказал, что из всех судов более или менее прозрачна только деятельность Верховного суда,— сказал "Ъ" адвокат Роберт Зиновьев.— На его сайте легко можно узнать о движении поданной жалобы или обращения. В глубинке, чтобы узнать, что происходит с делом, надо обязательно тащиться в суд и стучаться не в одну дверь". По словам адвоката, неясность вокруг возмещения морального вреда — "не что иное, как потуги на критику в адрес Евросуда, который больше всего, на 25%, завален жалобами россиян, а поэтому так долго и рассматривает каждую жалобу, в то время как наши суды просто неповоротливы". С другой стороны, господину Зиновьеву кажется, что с принятием закона "О возмещении государством вреда" перед российскими гражданами будет создан искусственный барьер на пути в Евросуд. "Вот и вся подоплека",— отметил он. Впрочем, данный законопроект позволяет гражданам РФ получить компенсацию не только на родине, но и в Европе или сразу обращаться в Страсбургский суд по правам человека.

    Коллега господина Зиновьева адвокат Карина Москаленко сообщила корреспонденту "Ъ", что "инициатива Верховного суда снизить количество дел в Евросуде — полезная мера, и если у нас будут сполна компенсировать моральный ущерб гражданам, это можно только приветствовать".

    Оригинал статьи:http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1087750&NodesID=2
     
Загрузка...
Похожие темы
  1. blogger
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    303
  2. Schutzmann
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    419
  3. Joseph
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    316
  4. Вышегородцев Игорь Алексеевич
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    718
  5. Vadim
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    1.241

Поделиться этой страницей