В.Соловьев и Арбитражный суд.

Тема в разделе "Все, кроме банкротства", создана пользователем Фрэнк, 2 окт 2007.

  1. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    "Уникальные лица"

    Вышел на свободу последний фигурант дела о покушении на Анатолия Чубайса

    Время новостей, №226 от 05.12.2008
    Эдуард ЛОМОВЦЕВ

    Верховный суд (ВС) РФ вчера освободил из-под стражи Ивана Миронова -- четвертого фигуранта дела о покушении на Анатолия Чубайса. Таким образом, суд удовлетворил кассационную жалобу защиты Миронова на решение Мособлсуда, который в октябре продлил срок его ареста до 3 апреля 2009 года.

    Уже вчера вечером Миронов вышел из изолятора «Матросская Тишина», у дверей которого его с шампанским встретили соратники и друзья. Таким образом, теперь на свободе оказались все фигуранты этого дела. Трое обвиняемых -- отставной полковник ГРУ Владимир Квачков и бывшие десантники Роберт Яшин и Александр Найденов -- были освобождены из-под ареста в июне этого года после оправдательного вердикта присяжных. Еще один предполагаемый участник покушения, сын Владимира Квачкова Александр, до сих пор остается в розыске.

    Чем руководствовался ВС, освобождая Ивана Миронова, пока неясно. Вчера было оглашено лишь само решение, мотивировка не оглашалась. Адвокаты подозреваемого полагают, что немалую роль сыграло личное поручительство сразу нескольких депутатов Госдумы. Хотя официально защита настаивала на незаконности ареста г-на Миронова на том основании, что в СИЗО он пробыл намного больше максимально возможного срока, оговоренного УПК.

    Покушение на Анатолия Чубайса, возглавлявшего тогда еще РАО «ЕЭС России», было совершено 17 марта 2005 года у поселка Жаворонки Одинцовского района Московской области. На обочине дороги, по которой проезжал кортеж г-на Чубайса, сначала была подорвана самодельная бомба, а затем неизвестные обстреляли его из автоматического оружия. В результате атаки никто не пострадал. Уже через два дня по подозрению в причастности к покушению был задержан отставной полковник ГРУ Владимир Квачков. Затем были арестованы два его бывших сослуживца Роберт Яшин и Александр Найденов. Также следствие полагало, что к покушению были причастны Александр Квачков и Иван Миронов (сын бывшего главы «Роскомпечати» Бориса Миронова).

    По версии обвинения, убийство г-на Чубайса подозреваемые задумали под "управлением" Владимира Квачкова, руководствуясь экстремистскими соображениями и чувством личной неприязни. Сообщалось, в частности, что в свое время энергетики отключили от электричества за долги дачу г-на Квачкова, кроме того, он и его соратники были активными участниками ряда патриотических движений. Подозреваемым вменили «посягательство на жизнь государственного деятеля», «покушение на убийство двух и более лиц», «незаконное изготовление и хранение оружия и взрывчатых веществ» и «умышленное уничтожение и повреждение имущества». Но на скамье подсудимых оказались лишь трое -- Квачков, Яшин и Найденов.

    Найти Александра Квачкова следствие не может до сих пор. А Ивана Миронова арестовали лишь в декабре 2006 года. Задержали его в Москве на улице Дмитрия Ульянова при выходе из квартиры знакомых, где, как выяснилось, он и жил все последнее время. Как оказалось, находясь формально в розыске, Иван Миронов спокойно ездил на машине, пользовался тремя мобильными телефонами и даже написал диссертацию по истории. О том, что он находится в столице, следствию сообщил декан факультета, где Иван сдал кандидатскую.

    К тому времени суд над Квачковым, Яшиным и Найденовым уже шел полным ходом, и дело Миронова было выделено в отдельное производство. Но «персонального» процесса он так и не дождался, поскольку его решили «приобщить» к остальным обвиняемым.

    Рассмотрение дела в отношении Квачкова, Найденова и Яшина началось в Мособлсуде еще в мае 2006 года, но растянулось почти на два года. Лишь минувшим летом коллегия присяжных вынесла решение, полностью оправдав всех трех обвиняемых. 26 августа ВС по представлению прокуратуры и потерпевшей стороны отменил оправдательный приговор и постановил провести процесс заново.

    Повторное рассмотрение дела началось в Мособлсуде 13 октября, но в этот же день в другом зале того суда начали рассматривать и дело Ивана Миронова. В результате на первых же заседаниях было принято решение об объединении обоих дел, поскольку речь в них идет об одном и том же преступлении, для чего дела были отправлены обратно в прокуратуру. Правда, на том же заседании суда был решен вопрос и о продлении ареста еще на полгода Миронову. Однако на тот момент он провел в СИЗО уже 22 месяца, хотя по закону максимальный срок содержания под стражей не может превышать 18 месяцев. Вот это превышение сроков ареста и обжаловали адвокаты Миронова в ВС. Причем в дополнение к основным аргументам о необходимости освобождения подозреваемого они приложили заявления ряда известных политиков и общественных деятелей, которые поручились, что Иван Миронов не скроется от следствия.

    Первое заседание ВС по этому поводу состоялось 25 ноября, но решения не приняло. Суд не смог связаться с поручителями Миронова -- большинство из них являются депутатами Госдумы и на тот момент находились в регионах. Вчера же поручители пришли в суд лично. В их числе оказались Виктор Илюхин, Сергей Бабурин, бывший командующий Черноморским флотом адмирал Владимир Комоедов.

    Небольшой зал суда вчера с трудом вместил всех желающих. Представители РПЦ соседствовали с членами КПРФ, а под окнами суда собрался пикет примерно человек в 60, которые держали в руках плакаты и портреты Ивана Миронова и Дмитрия Медведева. Сам «виновник торжества» присутствовал на заседании посредством телетрансляции из «Матросской Тишины».

    Обращаясь к суду, он попросил не допустить «самоубийства Фемиды» и не создавать прецедент, по которому в тюрьме «человека можно держать бессрочно». Адвокаты в свою очередь больше настаивали на юридической стороне дела -- на превышении «всех мыслимых сроков содержания под стражей» и нарушениях УПК. Представитель прокуратуры в свою очередь в очередной раз указал на опасность деяния, вменяемого Миронову, и заявил, что он снова может скрыться от следствия.

    Выслушав стороны, судьи удалились на совещание, а через 40 минут огласили свое решение -- арест Ивана Миронова незаконен. Его адвокаты сразу доставили постановление суда в СИЗО, и около 18.30 молодой человек вышел из ворот «Матросской Тишины». Там его с шампанским уже ждали родные и Владимир Квачков. Отвечая на вопрос журналистов о ближайших планах, Иван Миронов сообщил: «Книга! Изолятор 99/1 «Матросская Тишина» дал огромный материал и по героям, и как эта система работает. Уникальные лица, с кем мне пришлось просидеть. Моими сокамерниками были Алексей Пичугин (начальник службы безопасности ЮКОСа, осужденный пожизненно за убийства. -- Ред.), Гриша Грабовой (псевдоцелитель, осужденный за мошенничество. -- Ред.) и Владимир Барсуков (петербургский бизнесмен Барсуков-Кумарин, обвиняемый в серии рейдерских захватов и организации убийств. -- Ред.)».

    Оригинал статьи:http://www.vremya.ru/2008/226/46/218592.html
     
  2. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Липовый цвет нации

    Русский репортер, №46 (76), 4 декабря 2008
    Дмитрий Соколов-Митрич, Екатерина Рожаева, Дмитрий Федоров

    Вы уверены, что все документы строгой финансовой отчетности в вашей бухгалтерии настоящие? Зря. Вы точно знаете, что декан факультета, на котором учится ваш сын, действительно профессор или хотя бы имеет высшее образование? Опять зря. Вы радуетесь, когда слышите, что на социальные нужды выделено столько-то миллиардов? Снова зря. Вероятность того, что преподаватели вашего сына имеют липовые дипломы, ваши подчиненные отчитываются поддельными чеками, а государственные миллиарды осваиваются посредством "левака", с каждым днем все выше. Рынок липы растет в России со скоростью раковой опухоли. Еще немного - и доверять нельзя будет ничему. Уже нельзя

    «Мы, “чекисты”, можем все!»
    Лет 10 назад они прямо так и писали на больших листах желто-серого картона: «Чеки!»

    Потом их стали гонять, пришлось слегка законспирироваться. На дорогах появились надписи: «ЧЕбуреКИ!»

    А когда и к ним начали цепляться, «мастерские» решили помечать просто кусками картона, закрепленными на придорожных избушках. Но быстро сообразили, что с такими вывесками придется работать только днем, и заменили картонки светящимися лампочками.

    Они горят по всей стране. И днем и ночью. Их тысячи, десятки тысяч. Они могут пристроиться на табуретке, торчать на палке, свисать с дерева, но везде означают одно и то же: в ближайшей к лампочке избушке (вагончике, мотеле) засел «чекист». Так дальнобойщики называют тех, у кого всегда можно купить поддельные чеки, квитанции, накладные, счета-фактуры, заказ-наряды — любой документ строгой отчетности.

    — Слышь, а в бухгалтерии не прочухают? — интересуюсь я у «чекиста» Валерика, парня лет пятнадцати из деревни Большая Киселенка. Он утверждает, что работает самостоятельно, но во дворе его дома какие-то хмурые мужики терзают бензопилами бревна, внимательно поглядывая на всех входящих.

    — В бухгалтерии? У них мозгов не хватит, — с интонацией героя фильмов Балабанова отвечает Валерик.

    Большая Киселенка — это 243−й километр трассы Москва — Петербург. До Торжка мы не встретили ни одной «чекарни», а дальше они посыпались одна за одной.

    — А ты чего такой заспанный? — спрашиваю у малолетнего финансового шамана.

    — Всю ночь работал, — кряхтит шаман. — Чиновник вчера один заезжал с большим заказом. Ему 300 тысяч освоить надо. Полночи осваивали.

    Мои запросы поскромнее. Мне бы смастерить какую-ни*будь липовую гостиничную квитанцию из города, например, Торжка. Типа жил я там трое суток в не самой плохой гостинице.

    — «Околица» подойдет?

    — А она хоть существует?

    — Обижаешь. Бланки настоящие — нам их знаешь какие люди привозят! Время заезда говори.

    — Ну, давай семь сорок. Утра.

    — Сумма?

    — Полторы тысячи. В сутки.

    — Парковку будем рисовать?

    — Будем.

    Валерик пробуждает свой компьютер. На десктопе надпись: «Все лучшее — детям». Курсор вскрывает ярлык «Архив». Появляются папки с названиями стран. Много папок. СНГ, Прибалтика, Европа. Щелчок по «России» — и экран заполняют папки с регионами. Их столько, что они не умещаются на экране. Мышка царапает папки «Тверская», «Торжок», «Околица». На мониторе — отсканированный чек. Валерик вписывает в него новые дату, время, сумму — все остальные реквизиты, по его словам, истинные — вставляет в принтер узкую бумажную ленту и нажимает кнопку print. Все, чек распечатан. Колдун берет в руки какую-то специальную линейку — вжик-вжик — и края обрезаны елочкой, как и положено. Теперь он достает с полки одну из папок с полиэтиленовыми файлами. На каждом файле название города, а внутри бланки квитанций. Вот и Торжок. Щелчок степлером — все, готово.

    — С вас сорок рублей, — зевает Валерик. — Квитанцию заполните сами.

    Сорок рублей — это стандартная для трассы цена за гостиничную квитанцию с чеком независимо от суммы. Бензиновый чек — 20 рублей. 400% прибыли за 5 минут. В солнечном сплетении что-то сладко заныло. Наверное, это и есть вкус сверхприбыли.

    Едем дальше.
    Село Сергиевское. Тут не одна лампочка, а целых три: на табуретке и еще две — на высоких столбах при въезде во двор. Рядом с крыльцом издает серьезные звуки кавказская овчарка. В отличие от Валерика, дом которого утопает в грязи, тутошний «чекист» трудится на пару с женой, поэтому в помещении порядок и уют. На подоконнике — картотека. Деревянные ящички, наверное, взяты из какой-нибудь обанкротившейся библиотеки. Методика у сергиевского колдуна иная: ему лепит чеки не принтер, а настоящий кассовый аппарат. Их тут штук 15, не меньше. «Чекист» ходит между ними, как дирижер, приводя в действие то один, то другой. Пытаюсь разобраться, какая между ними разница, но хозяин ясно дает понять, что отвечать на лишние вопросы — не его стиль. «Дата, время, сумма, следующий» — кроме этих слов, здесь вообще мало что произносится. Правда, вопросы коммерческого свойства во внимание принимаются:

    — Слушай, друг, мне тут надо это… Объем работ слегка превысить. Договор подряда у меня, а заказчик — жлоб, работать приходится на грани рентабельности. Ну, ты понимаешь…

    — Шестьсот рублей. Полный пакет документов независимо от суммы.

    — А что вы еще можете?

    — Мы можем все. Следующий.

    Деревня Зизино. Сразу при въезде справа стоит странный чел. Он пританцовывает и машет руками, изображая движения автомобильных дворников.

    — Мужик, тебя чего так колбасит?

    — Сам, что ли, не понимаешь?

    — Понимаю. Только у других почему-то лампочки горят. Ты, говорят, на всей трассе один такой.

    — Точка новая, хотят внимание привлечь, вот я и танцую — чего тут непонятного?

    Этого чела дальнобойщики между собой почему-то зовут Незнайкой. Он работает «лампочкой» уже лет пять. То возле одной новой точки скачет, то возле другой. Занимается первичной раскруткой. Заодно на шухере стоит.

    Рекламный эффект налицо: в «чекарне» внушительная очередь. Изба пятистенка разделена пополам фанерной стеной, посередине — окошечко, возле которого толкутся человек десять. Прям как за зарплатой. Двое явно командировочные: одеты по-столичному, в руках у одного смартфон, у другого — ключи от «тойоты». Остальные — дальнобойщики. Все друг друга знают.

    — Слушай, а почему возле стоянки точка больше не работает? — спрашивает один другого.

    — Обнаглели ребята. Начали с чеков, потом стали девочками приторговывать, а несколько месяцев назад за наркоту взялись. Их менты раз предупредили, два предупредили — не понимают. «У нас, — говорят, — крыша посерьезней будет, отвалите». Что за крыша, не знаю, а только, когда их стали закрывать, никто не вступился.

    — А куда Леха Оранжевый делся? Что-то его давно не видать.

    — А ему год условно дали, ты чего — не слыхал?

    — За что?

    — А вот за это, — клиент кивает в сторону окошка. — Сама же контора и сдала ментам. Ну и чего? Он уволился тут же. А на прощание так и сказал: «Вы или платите нормально, или глаза закрывайте, иначе никто на вас пахать не будет».

    — Вот козлы! Сами же потом сюда бегут. Уничтожают все свои документы и новые рисуют. А от нас честности хотят, уроды.

    Один из командировочных заерзал и вышел вон. Другой вытаращил на дальнобойщика глаза:

    — А разве эту липу можно проверить?

    — Сложно, но можно. В гостиницу, например, позвонить. Там же ведется учет всех гостей — а тебя нету.

    — А вы не боитесь?

    — А ты не боишься?

    — Да я сам себе директор. Я хозяин фирмы, мне просто надо деньги в тень выводить. Тому же налоговому инспектору сунуть. А вот вы…

    — А что мы?! Ты знаешь, за что я пашу днем и ночью? За 23 тысячи. Плюс командировочные 350 рублей, хотя по закону 700 положено. Дают еще денег на ночлег и бензин — с них-то мы и навариваем. А ты как думал? Не нае…шь — не проживешь.

    — Вот у меня друг из Псковской области к латышам подался, — подхватывает другой дальнобойщик. — Так он с тех пор этой фигней бросил заниматься. Ему смысла нет.

    Латыши платят по 600–700 евро за ходку, в месяц несколько тысяч получается. Суточные у них приличные, а за гостиницу и бензин отчета не требуют: просто выдают положенный лимит — и все. Хочешь сэкономить — твое право, живи хоть в кабине, хоть в бензобаке, главное, чтобы груз вовремя был на месте. А требовать отчета за бензин — это вообще бред. Если я груз доставил, то на чем я ехал — на коньяке, что ли?

    От окошка отлипает очередной клиент. Наружу высовывается веселая голова «чекиста».

    — Привет, Петропалыч. Тебе как обычно?

    — Да, сначала давай казахские. Знаешь, там заправка есть, вторая после Кустаная?

    «Забегал тут человек из Госдумы…»
    Василево, Холохоленка, Бахмара, Коломно… Лампочки, лампочки, лампочки… Сколько миллиардов руб*лей сгорает на этих огоньках, одному богу известно. В Новгородской области останавливаемся перекусить в мотеле — и тут «чекист». Уже без всяких опознавательных знаков. Парень лет двадцати пяти, вполне модернового вида, с креативной прической. Снимает комнату на третьем этаже и спокойно себе жужжит принтером. У него есть круг постоянных клиентов, которые знают, где его искать.

    С ним мы решили поговорить в открытую. Договорились так: он нам рассказывает свою историю успеха, мы ему оплачиваем десять трудодней и гарантируем конфиденциальность.

    — Где я этому учился? Да нигде. После школы заработал денег кое на чем, купил себе комп, просидел за ним 2 года и вроде как умный стал. А потом мой бывший учитель по физкультуре говорит: «Ты чего себе остеохондроз бесплатно наживаешь, иди давай работай!» И помог сюда устроиться.

    — Так ты тут не хозяин, что ли?
     
  3. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    ст.2

    — Да как тебе сказать? Тут вообще вопрос так не стоит: хозяин — не хозяин. Тут за каждым «чекистом» кто-то стоит. Трасса поделена на участки. Эти «кто-то» обеспечивают своим «чекистам» безопасность и квитанции. Мы их покупаем и отстегиваем фиксированную плату. Работаем днем и ночью, но не для того, чтобы больше заработать, а просто люди к тебе будут идти, только если будут точно знать: ты здесь всегда. Иначе проедут мимо к другой точке. Ты чего бланки в руках вертишь? Не сомневайся, настоящие. Мы их на тех же полиграфиях печатаем, что и сами гостиницы. А чеки или компьютерные квитанции сканируем и базу данных постоянно пополняем. Очень часто клиент приходит со своим документом и говорит: «Мне такой же, только на другую сумму». Мы ему делаем, как надо, а сосканированный образец служит дальше.

    В номер заходит мужик в темных очках, падает на диван и начинает гнать пургу про какую-то съемную квартиру, про финансовый кризис, про бабу из Выдропужска и плохие дороги. Затем так же резко встает и уходит.

    — Кто это?

    — А это и есть наш «кто-то». Бандит, короче, местный. У него таких точек, как моя, одиннадцать штук. Ты не заметил, он был в очках или без?

    — Вроде в очках. А что?

    — Значит, опять укуренный. Он уже года два как не пьет, зато паровозы гоняет. И вся контора его тоже. Я среди них единственный пьющий остался. Дни рождения теперь скучные стали, даже выпить не с кем. Только с ментом, он иногда приходит.

    — С кем?!

    — Года полтора назад нагрянули сюда погоны. Компьютер забрали, картотеку забрали, все, короче, забрали. Этот, который в очках, в тот же день побежал в РОВД. Пятница была. А уже во вторник все назад вернули. Этот мент теперь время от времени клиентов нам подгоняет — и в погонах, и без. Так что мы потихоньку с дальнобойщиков слезаем. У меня рекорд «освоения» знаешь какой? Миллион двести в сутки. Дорожник один заходил. А в прошлом году забегал помощник депутата. Бритый такой, одеколоном воняет. У него длинная командировка была куда-то в Коми, так он себе на ней больше 80 тысяч наварил. Знаешь, что он мне сказал? Раньше ему такие штуки рисовали прямо в Госдуме. Там у них, оказывается, тоже свой «чекист» имеется. Но потом они с тем помощником депутата поссорились, вот и приходится теперь промышлять где попало.

    — В Госдуме «чекист»?!

    — За что купил, за то и продаю. Якобы прямо там сидит специальный хрен, который всей Госдуме бумажки рисует. У него отдельный кабинет есть. Наврал, наверное. Хотя… Вот ты ведь не поверишь, что этот мотель два московских фээсбэшника держат, а тем не менее, это так.

    На обратном пути мы заехали в две гостиницы и на три заправки, чьи липовые чеки нам нарисовали на трассе. Все совпало. Не обманули.

    «Ростовский-на-Дону университет…»
    Республика Адыгея, райцентр Кошехабль, здание суда. При входе впору вешать табличку: «Здесь с 2000 по 2008 год работал великий человек — Каплан Газраилович Борсов, федеральный судья без юридического образования».

    Работа в органах правосудия — одна из самых престижных. Судья никому не подотчетен, у него иммунитет, он может сесть пьяным за рулем — и никакой гаишник его не остановит, а если и остановит, сразу отпустит, потому что — судья. При этом его решения обязательны для всех лиц — и юридических, и физических, и даже официальных. Естественно, подобный статус — мечта любого нормального человека.

    — В 1995 году Борсов в неустановленном месте у неустановленного лица приобрел поддельный документ о высшем юридическом образовании и приложение к нему, — рассказал нам официальный представитель республиканской прокуратуры Сергей Митусов. — Через два года он использовал его при назначении на должность помощника прокурора Кошехабльского района, еще через три — на должность мирового судьи, и наконец, на основании все того же поддельного документа стал федеральным судьей Кошехабльского районного суда. В 2007 году он даже удостоился звания «Лучший судья республики».

    Подвело служителя Фемиды карьерное рвение. Он решил подать заявление в Квалификационную коллегию судей Адыгеи с просьбой предоставить ему должность федерального судьи без ограничения срока полномочий. Материалы и рекомендации были направлены в Верховный суд РФ — там-то и заподозрили неладное. «Ростовский-на-Дону государственный университет» — было написано в дипломе претендента. Не по-русски как-то.

    Разразился скандал. Было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 327 УК РФ, предусматривающей наказание за использование заведомо подложного документа. Проверка подтвердила, что в Ростовском государственном университете Каплан Борсов никогда не числился, а Ростовского-на-Дону университета просто не существует.

    Наказание за подобное преступление трудно назвать суровым. На свое усмотрение суд может назначить штраф, обязательные работы на срок от 180 до 240 часов, до 2 лет исправительных работ либо арест на 3–6 месяцев. Однако на сей раз подсудимый не получил даже этого: на суде он заявил ходатайство об освобождении от уголовной ответст*венности ввиду деятельного раскаяния, и, несмотря на возражения прокуратуры, судья Майкопского городского суда просьбу удовлетворил. Прокуратура республики это решение обжаловала, но безуспешно.

    По мнению суда, своими действиями Борсов не причинил какого-либо вреда, подлежащего заглаживанию. Выяснилось, что юриспруденции Борсов все-таки обучался — с 1993 по 1996 год в Кубанском филиале Московского экстерного гуманитарного университета. Но вуз сам по себе оказался «поддельным»: он не имел права выдавать дипломы государственного образца. О том, что полученная корочка не котируется при поступлении на госслужбу, Каплан узнал слишком поздно. Обида на такую жестокую формальность и толкнула его на преступление. Возможно, судьи посчитали, что три года обучения в недовузе все же дали их коллеге если не юридическое, то хотя бы моральное право вершить судьбы людей. Впрочем, об уровне юридической подготовки будущего федерального судьи Борсова красноречиво свидетельствует тот факт, что настоящий университет от липового он смог отличить лишь после того, как его закончил.

    Кого и к чему успел приговорить Каплан Газраилович за 8 лет работы судьей, выяснить не удалось: слыша этот вопрос, немеют не только коллеги Борсова из Кошехабльского районного суда, но даже адвокаты местной палаты. Отвечают только, что разжалованный судья работает теперь где-то в Майкопе. И вешают трубку. Республика маленькая, мало ли что.
     
  4. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.3

    «Вам документ с проводкой или без?»
    Карьера судьи Борсова для государственных структур, мягко говоря, не исключение. Вот лишь несколько последних новостей.

    В Москве уволен глава управы района Западное Дегунино Юрий Кулачков. Проверка соблюдения законодательства о государственной службе установила, что при поступлении на работу он представил поддельный диплом о высшем профессиональном образовании. По совместительству Кулачков занимал должность секретаря политсовета партии «Единая Россия» своего района.

    В городе Трехгорном Челябинской области прошла проверка документации отдела кадров местной милиции. Были обнаружены 6 «зайцев» с поддельными дипломами, среди которых оказался и заместитель начальника РОВД, дослужившийся до майора.

    Сегодня в России можно купить абсолютно любой документ — это вопрос только времени и денег. От объявлений в интернете рябит в глазах. «РР» решил провести собст*венную контрольную закупку. Ниже мы приводим расшифровку записи телефонного разговора с одним из «бумагоделов».

    — Здравствуйте, я хочу за несколько дней получить высшее медицинское образование.

    Екатерина Рожаева по заданию «РР» купила себе диплом в считанные дни. Главное — не отдавать его на экспертизу

    — Пожалуйста, можем сделать диплом Российского государственного медицинского университета. Оценки нарисуем, какие скажете. Цена — 30 тысяч рублей.

    — А если будут проверять, может выясниться, что я там не училась?

    — Корочка настоящая, гознаковская, с подлинной печатью, узнать могут, только если сделают запрос в вуз. Но проверяют очень редко. На моей памяти такое было всего два раза, а я здесь давно работаю. А если вы хотите, чтобы все было совсем натурально, тогда вам нужен диплом проводной.

    — Какой?!

    — Это когда во всех соответствующих инстанциях он зарегистрирован, и ни одна проверка не подкопается. Но это требует времени и совсем других денег. Обычные дипломы вы получаете за 3–4 дня. Проводной занимает полтора-два месяца. И стоит он на 160 тысяч рублей больше.

    (Как потом оказалось, «проводка» — это услуга, касающаяся практически всех поддельных документов. «Провести» можно все что угодно, и тогда различие между реальным документом и «левым» будет чисто философским.)

    — А если сделать сразу кандидатскую?

    — Проводную? Это очень сложно. Но тоже возможно. От 400 тысяч рублей и выше.

    Редакция не пожалела денег. «Беспроводной» диплом был готов в течение двух дней, с доставкой на дом. Год выпуска — 2003−й, с печатью и поддельной подписью тогдашнего ректора РГМУ, академика РАМН, профессора Владимира Никитича Ярыгина. Специальность — врач. С таким дипломом хоть в Институт Склифосовского, хоть куда.

    По мнению экспертов из департамента экономической безопасности (ДЭБ) МВД, рынок поддельных документов и избыточность контрольных функций государства — это две питающие друг друга системы.

    Взять ту же сферу образования. Россия — одна из немногих стран в мире, где еще осталось понятие госдип*лома. Если вы попытаетесь объяснить чиновнику в США, Англии или Франции, что такое процедура государственной аккредитации, он вас не поймет. Зачем?! Разве не достаточно лицензии на образовательную деятельность? А репутацию пусть вузы сами себе зарабатывают. Потому что в этих странах ценится не сама по себе корочка, а навыки и умения, которые, по мнению работодателей, могут дать только определенные университетские бренды: Гарвард, Стэнфорд, Йель, Кембридж, Сорбонна. Какой вуз — такое и будущее. Будь ты хоть трижды профессором «Ростовского-на-Дону университета имени Грабового», тебя с таким дипломом мало куда возьмут.

    Инспекторы ДЭБа понимают, что их проверки — сизифов труд, но работу свою делают исправно. По итогам чеса за 2007 год было выявлено 4153 преступления, сумма причиненного государству материального ущерба от преступной деятельности в сфере образования составила более 230 млн рублей. Среди держателей поддельных корочек оказались деятели разного масштаба — от рядовых работников до мэров крупных городов. Интересно, на сколько эту цифру нужно умножить, чтобы получить реальную статистику подделок?

    Инфляция подлинности
    Продолжать это расследование можно до бесконечности. В России подделывается все: документы, статус, профессии, награды, статистика, подписи, государственные программы, целые политические движения и гражданские инициативы. У страны образовалось второе дно, страна пахнет липой, в ней с каждым днем крепнет спрос на иллюзию. Неважно, кто ты и что умеешь делать, главное — какие документы, знаки отличия, регалии к тебе приложены. В такой системе искушение их подделать слишком велико. И бороться с ее величеством липой милицейскими методами бесполезно. Рынок «левых» документов будет существовать до тех пор, пока есть потребность хоть как-то компенсировать переизбыток бумагооборота в нашей жизни. Нужно менять отношение к самому понятию эффективности человека. Пока мы будем измерять свою состоятельность в документах, подписях и печатях, все больше россиян будут открывать для себя волшебный мир «левака». И рано или поздно мир подлинный в нем просто растворится.

    У меня есть один знакомый сценарист, лауреат (настоящий) многих премий, человек известный. Я рассказал ему про «чекистов» на трассе. Он уже пишет сценарий. Сюрреалистическую комедию. Про деревню, где все жители рисуют финансовые документы. Сначала для дальнобойщиков, потом для мелких предпринимателей, журналистов, депутатов, крупных бизнесменов, больших чиновников… В конце концов деревня становится сердцем национальной экономики.

    Сценарист говорит, что это и есть наш Уолл-стрит. Место, где рождаются ценные бумаги. Зизино, Василево, Холохоленка, Бахмара…

    Оигинал статьи:http://www.rusrep.ru/2008/46/poddelka/
     
  5. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Мосгорсуд проявил дорогое снисхождение

    Василия Алексаняна предписано освободить за 50 млн руб.

    Газета «Коммерсантъ» № 224(4041) от 09.12.2008
    Марина Ъ-Лепина

    Вчера Мосгорсуд вынес решение об освобождении бывшего исполнительного вице-президента НК ЮКОС Василия Алексаняна, содержащегося под охраной в больнице, под залог в 50 млн руб. Как только деньги поступят на депозитный счет Мосгорсуда, Василий Алексанян получит свободу. Впрочем, залоговая сумма может оказаться для родственников и защиты обвиняемого неподъемной.

    Мосгорсуд рассматривал жалобу защиты Василия Алексаняна на определение Симоновского райсуда от 20 октября, по решению которого срок содержания под стражей бывшего топ-менеджера НК ЮКОС, истекавший 22 октября, был в очередной раз продлен на три месяца. Напомним, что Василий Алексанян обвиняется в хищении акций и имущества "Томскнефти" на сумму более 12 млрд руб., а также в отмывании денежных средств в результате хищения акций, которые потом были легализованы. По решению Симоновского суда столицы от 1 февраля нынешнего года слушания по делу, не успев начаться, были приостановлены: господину Алексаняну, у которого были обнаружены СПИД и рак, была предоставлена возможность проходить лечение под стражей в 60-й горбольнице Москвы. С тех пор Симоновский суд периодически продлевал Василию Алексаняну срок содержания под стражей, возобновляя для этого слушания и вновь приостанавливая их после вынесения решения по срокам ареста.

    Адвокаты на каждом заседании просили суд освободить Василия Алексаняна из-под ареста или изменить меру пресечения их подзащитному, в том числе указывая на то, что он страдает заболеваниями, препятствующими содержанию под стражей. К тому же, по словам защитников, Василий Алексанян страдает заболеваниями, которые и вовсе попадают под перечень болезней, при наличии которых лицо вообще освобождается от отбывания наказания,— это заболевания глаз, ВИЧ и лимфома. Адвокаты заявляли, что дальнейшее содержание их подзащитного под стражей негуманно и недопустимо, оснований для ареста нет, а скрыться для Василия Алексаняна — "это значит скрыться от капельниц и врачей". Однако прокурор Николай Власов уверял суд, что мера пресечения "не мешает Василию Алексаняну проходить лечение".

    Вчера на заседании Мосгорсуда прокурор Власов занял ту же позицию. Он просил отказать в удовлетворении жалобы защиты, утверждая, что решение о продлении срока содержания под стражей Василия Алексаняна законное.

    В свою очередь, адвокат Елена Львова напомнила суду, что с 8 февраля 2008 года ее подзащитный находился в гражданской клинике на лечении лимфосаркомы, но из-за иммунодефицита химиотерапию врачи смогли начать только через полгода. При этом три сеанса "химии" результата не дали. А 12 ноября Василию Алексаняну сделали операцию по удалению селезенки. "На десятые сутки у него возникла лихорадка с температурой 40 градусов, которая держится до сих пор. Состояние его считается крайне тяжелым",— сказала адвокат, добавив, что показанную антиретровирусную терапию Василию Алексаняну проводить сейчас не могут. В присутствии же конвоя невозможно обеспечить необходимую стерильность в палате. Защита призвала суд к "милосердию", попросив дать Василию Алексаняну "возможность провести отпущенные ему дни в кругу близких и родных людей".

    Кроме того, выступая в суде, второй адвокат Геворг Дангян заявил, что по всем основаниям его подзащитный "подлежит немедленному и безусловному освобождению, поскольку нет перспективы приговора по делу". Адвокат подчеркнул, что срок привлечения его подзащитного к уголовной ответственности по основному обвинению — статье 160 УК РФ ("Присвоение или растрата") — истек 1 декабря 2008 года, поскольку Василию Алексаняну инкриминируются деяния по данной статье, совершенные в 1998 году, а срок привлечения к ответственности по данной статье составляет десять лет. Кроме того, адвокат подчеркнул, что в отношении господина Алексаняна не возбуждалось уголовное дело по статьям 198 УК ("Неуплата налогов физическим лицом") и 174 УК ("Легализация или отмывание денежных средств"): они есть в обвинительном заключении, но в постановлении о возбуждении дела отсутствуют. Защита господина Алексаняна уже подала ходатайство в Симоновский суд столицы о прекращении его уголовного дела.

    Мосгорсуд сам попросил адвокатов напомнить о ситуации, когда 31 октября прошлого года следователи, получив подтверждение смертельных заболеваний господина Алексаняна от врачей, сами обратились в Басманный суд с предложением выпустить его под залог. Но 2 ноября 2007 года Басманный суд отказался освободить обвиняемого, мотивируя это тем, что решение об освобождении под залог следователь был вправе принять самостоятельно. После этого следствие вскоре выступило уже с требованием о продлении сроков содержания господина Алексаняна под стражей, и с ним вновь начали проводить активные следственные действия. При этом Мосгорсуд уточнил сумму, названную тогда следователем в качестве залога: следствие считало, что Василия Алексаняна можно выпустить за 2,5 млн руб.

    Прежде чем вынести решение, судебная тройка совещалась достаточно долго. В итоге Мосгорсуд счел необходимым изменить решение Симоновского райсуда и избрать в отношении Василия Алексаняна меру пресечения в виде залога. А вот сумму суд назначил в 20 раз большую, чем когда-то предлагал следователь: 50 млн руб. (подобный залог, напомним, стал вторым в истории современной России. За такую же сумму Верховный суд недавно освободил главу компании "Вашъ финансовый попечитель"). Родные Василия Алексаняна, услышав решение суда, были счастливы. "Не знаю даже, поздравлять нас или нет",— сказала, в свою очередь, госпожа Львова, выходя из зала заседаний. Сумма в 50 млн может оказаться для родных господина Алексаняна неподъемной — в прошлом году они с большим трудом собрали залоговые 2,5 млн руб., которые не пригодились.

    Судья же пояснил, что, как только сумма залога будет внесена на депозитный счет Мосгорсуда, Василий Алексанян будет освобожден из-под стражи. При этом, пояснили защитники, господин Алексанян, видимо, не сможет отправиться домой, а останется лежать в больнице.

    Решение суда выпустить Василия Алексаняна под залог, возможно, свидетельствует об изменении позиции властей по так называемым делам ЮКОСа. Напомним, что осужденному экс-юристу нефтяной компании Светлане Бахминой разрешили родить дочь в гражданской клинике, а вскоре Верховный суд Мордовии рассмотрит ее заявление на условно-досрочное освобождение и, возможно, удовлетворит его. По жалобам Михаила Ходорковского и Платона Лебедева суды в последнее время выносили положительные решения, в частности признавая незаконными постановления руководства читинского СИЗО, накладывающего разные взыскания на осужденного экс-главу ЮКОСа. Однако адвокаты, занятые в уголовных делах ЮКОСа, говорят, что данные послабления еще не стали тенденций: просьбы адвокатов о рассмотрении второго дела Михаила Ходорковского и Платона Лебедева по месту совершения предполагаемого преступления в Москве пока отклоняются как следователями, так и судами, а буквально на днях прокуратура запросила в прениях 16-летний срок для бывшего заместителя управделами компании "ЮКОС-Москва" Алексея Курцина, обвиняемого в присвоении денег, выделенных на благотворительность. И это при том, что господин Курцин и так отбывает 14-летний срок за аналогичное преступление.

    Оригинал статьи:http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1091426
     
  6. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Лжепредприниматель обналичил миллиарды

    Вынесен второй приговор по делу банка "Рубин"

    Газета «Коммерсантъ» № 224(4041) от 09.12.2008
    Юлия Ъ-Рыбина, Махачкала

    В верховном суде Дагестана вынесен приговор по делу об отмывании денег в коммерческом банке "Рубин". 24-летний житель Астрахани Сергей Сафронов, обналичивший более 22 млрд руб., получил два с половиной года колонии-поселения за лжепредпринимательство. Что касается "легализации (отмывания) денежных средств, приобретенных преступным путем", то по этой статье Уголовного кодекса присяжные его оправдали.

    Как следовало из обвинительного заключения, оглашенного в суде, Сергею Сафронову инкриминируются три преступления. Во-первых, он вступил в преступное сообщество, созданное находящимся в розыске руководителем комбанка "Рубин" Казбеком Гимбатовым для отмывания денег (ст. 210 УК РФ); во-вторых, занимался лжепредпринимательством: за вознаграждение возглавил семь фиктивных предприятий, подписывал финансовые документы, однако не платил государству налоги, чем причинил ущерб в особо крупном размере (ст. 173); в-третьих, получал наличные со счетов своих фиктивных предприятий, то есть отмывал деньги, заведомо приобретенные другими лицами преступным путем (ст. 174).

    Подсудимый ни по одной статье виновным себя не признал. В ходе прений адвокат подсудимого Хорен Оганесян обратил внимание присяжных на противоречия в обвинении. Так, господина Сафронова обвиняли в участии в преступном сообществе, куда входили Казбек Гимбатов, Абдулмалик Вагабов, Лайла Маллагосейнова и Саида Абакарова, однако две последние в то же время являлись свидетелями по делу. Обвинение утверждало, что подсудимый Сафронов не уплатил налог на добавленную стоимость, причинив ущерб государству в особо крупном размере, однако обвинение по статье за уклонение от уплаты налогов ему не было предъявлено. Лжепредпринимательство, согласно УК, должно быть связано с причинением крупного ущерба, однако из обвинительного заключения следовало, что потерпевших по делу нет.

    Гособвинитель Арслан Абакаров повторил доводы из обвинительной речи, что деятельность подсудимого Сафронова в результате увода в теневую экономику обналиченных денежных средств нанесла государству особо крупный материальный ущерб: в бюджет Дагестана не было уплачено 755 млн руб. НДС.

    В итоге на основании вердикта присяжных господин Сафронов был оправдан по статье 210-й — за неустановлением события преступления и по статье 174-й — в связи с непричастностью к совершению преступления. За лжепредпринимательство подсудимый получил два года шесть месяцев колонии-поселения. Так как он находится под стражей с 29 марта этого года, ему осталось сидеть меньше двух лет. Что касается гражданского иска прокуратуры о взыскании неуплаченных налогов, то он был оставлен без рассмотрения.

    Между тем Хорен Оганесян и некоторые эксперты-юристы утверждают, что, несмотря на тяжкие обвинения и громадные суммы исков, на самом деле никакого преступления совершено не было. Просто в Дагестане процент, взимаемый банками за обналичивание, несколько ниже, чем в Москве и других регионах России, этим и пользовались руководители коммерческих организаций, чьи средства прошли через Сергея Сафронова и других "зицпредседателей".

    Это был второй процесс над руководителями фиктивных предприятий, через которые в Дагестане обналичивались деньги, направляемые в банк "Рубин". Первый закончился в прошлом году: шесть человек получили различные сроки заключения за обналичивание без уплаты налогов 32 млрд руб.

    Оригинал статьи:http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1091344
     
  7. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    «Не место этому президенту в Южной Осетии»

    Бывший секретарь совбеза республики о конфликте с Эдуардом Кокойты

    Ъ-Online, 04.12.2008

    Герой войны в Южной Осетии, бывший секретарь совбеза республики АНАТОЛИЙ БАРАНКЕВИЧ рассказал спецкору “Ъ” ОЛЬГЕ АЛЛЕНОВОЙ о причинах своего увольнения, конфликте с президентом Кокойты, а также о кадровой и экономической политике Цхинвала.

    — Вы уже не работаете в Минрегионразвития?

    — Да, я уже не чиновник. Поэтому могу говорить на любые темы. Я три месяца молчал.

    — Про ваш конфликт с президентом Кокойты — правда?

    — Правда. Я приехал в Южную Осетию в 2004-м, стал министром обороны. Это было в конце июня 2004-го. Как раз было обострение между Грузией и Южной Осетией, и министра обороны не было, предшественник мой умер. Тогда грузинской армии не было такой укомплектованной, обученной, организованной. 18, 17, 19 августа шли боевые действия, а 19-го все кончилось, я всех поздравил с победой. Конечно, я уверен, что это получилось не без помощи России, которая делала сильные заявления. Вот тогда, когда бои закончились, я начал формировать Минобороны Южной Осетии. Когда я пришел, оно было небольшим, пришлось призывать людей, комплектовать, создавать подразделения, обучать, проводить боевое слаживание. А в 2006-м президент перестал меня подпускать к военной составляющей. Я стал секретарем совбеза.

    — Почему?

    — Мне объяснили, что я слишком популярный стал. Во время августовской войны эти противоречия углубились. С 1 августа начала накаляться обстановка на границе, сначала просто обстрелы, потом появились первые жертвы. Тогда премьер Юрий Ионович Морозов решил эвакуировать людей, благодаря ему сотни жизней были спасены: и детей, и женщин, и стариков. Где-то 35 тыс. населения примерно было вывезено оттуда. А президент нам все это время говорил: не надо никакой эвакуации, что вы в панику впадаете? 7 августа по Хатагурово был открыт артиллерийский огонь, потом пошли доклады, что надвигается техника, разворачиваются артиллерийские батареи, системы "Град", на подступах к Цхинвалу танковые колонны... Тогда приехали представители Грузии, России, Южной Осетии, посовещались, сказали, что все будет хорошо. Саакашвили после обеда объявил, что любит осетинский народ, что сделает все, чтобы не допустить военных действий. Когда на совещании спросили мое мнение, я сказал, что будет война. Это очевидно. Я даже по местному телевидению сказал, что ожидаем тяжелые события, тяжелое время. В 23.36, как сейчас помню, прилетел первый снаряд, и началось. Прибыл я на командный пункт, он в правительственном здании в подвале находился. Там президент, Морозов, все силовики, в том числе и прокурор генеральный. Ну и госохрана, представители Минобороны, которые обеспечивали связь и т.д. Где-то через час я пошел, попросил президента, чтобы Юрия Морозова оттуда отправить в Джаву, потому что не могут сразу и президент, и председатель правительства быть вместе, — вдруг что-нибудь случится, а кто будет руководить республикой? Кроме того должен быть запасной командный пункт в Джаве непосредственно. Там будут беженцы, раненые.... Помощь гуманитарная туда придет, российские войска, если они придут, то их надо встречать... Ну, он подумал и отправил Морозова в Джаву. Уже обстрел шел сильный. Было договорено, что если что-то случится с нами, Морозов берет руководство на себя. У нас тогда была еще связь, закрытая связь, с округом северокавказским, с Москвой. Докладывали обстановку, что и как. Где-то около двух часов ночи, через час, после того как Морозов убыл, президент встал, позвал к себе генпрокурора, замминистра обороны, снял всю госохрану, на которой лежала задача по обороне правительственных зданий и убыл в сторону Джава, не оставив вместо себя старшего. Остались глава МВД, председатель КГБ, министр обороны и я.

    — Почему же остальные не уехали?

    /Баранкевич Анатолий Константинович
    Родился 10 декабря 1959 года в Калининграде. Окончил Уссурийское суворовское военное училище, Дальневосточное общевойсковое командное училище, Военную академию имени Фрунзе. Служил в Сибирском военном округе, в Афганистане, в группе советских войск в Германии, в Приволжском и Северо-Кавказском военных округах. Участвовал в первой и второй чеченских кампаниях. Был заместителем военкомов Чечни и Ставропольского края. В июне 2004 года уволился из вооруженных сил в звании полковника... /

    — Возможность уехать была. Но все решили остаться. Ближе к утру здание правительственное уже горело, а первым начал гореть мой кабинет, туда попал снаряд. Пожарники героически гасили то с одной стороны, то с другой. Там перекрытия деревянные, если не гасить, там все провалится. Среди ребят, которые там остались со мной, уже начался такой ропот, мол, давайте уходить, чего мы здесь сидим. Я говорю — как только связь с Москвой исчезнет, тогда уйдем. Потом пропал один канал связи, второй, уже кипяток через потолок на нас лился – та вода, что пожарные заливали сверху, становилась кипятком. И в конце концов полностью оборвалась связь. Я перед самым обрывом заскочил в кабинет президента, увидел там такой телефон нестандартный. Я понял, что это одна из линий связи, с которой можно позвонить руководству России. Нажал — коммутатор отвечает. Я кричу: «Меня соедините с президентом России». А это утро уже, часов 8–9. Они мне: «Вы кто?» Я объясняю. Ждите на линии, говорят. Минут 15 прождал, потом говорят: «Он пока занят, подождите». Я говорю: соединяйте с любым другим руководителем. Они мне предлагают председателя Совбеза. Давайте, кричу. И вот Патрушев берет трубку, я начинаю докладывать обстановку, в это время пропадает и этот канал. Там оставаться бессмысленно уже было. Все горит, связи нет. Все, кто там был, вышли. По пути мы собрали всех, кто там оставался. Ну, пошли на север, в северную часть города. Решили двинуться в штаб миротворцев. Пришли туда, я говорю Кулахметову: давайте займем круговую оборону совместно и будем стоять, пока не подойдут российские войска. В то время уже по верхнему городку миротворческому велся ураганный огонь, мы знали, что там потери большие. В штабе в это время были корреспонденты и гражданское население — женщины, дети. Кулахметов сказал, что мое присутствие там с вооруженными людьми нежелательно. Он мне говорит: «Я тебе завидую как российскому офицеру, ты можешь достойно умереть, но у меня миссия другая». Перед уходом я попросил телекорреспондентов связаться с редакцией и записать мой доклад, чтобы довели до руководства страны. Я сказал, что президент находится вне зоны конфликта, что мы с трудом удерживаем город, что сейчас подразделения, которые стояли перед гордом, подавлены огнем артиллерии. И попросил три вещи: чтобы российские власти сделали твердое заявление в отношении правительства Грузии, а если это не поможет, то нанесли удары авиацией, ракетными комплексами по наиболее важным военным объектам Грузии и третье – чтобы ускорили продвижение российских войск к Цхинвалу. Это обращение передали по назначению.

    Потом я собрал ребят, вышли из штаба. Уже слышен был рев двигателей танков с привокзальной площади… Ну, я решил, надо прикрыть подходы к миротворческому городку. Начали мы занимать дома рядом со штабом, ближайшие перекрестки блокировать. Ребята метались, не знали, что делать. Была не то чтобы паника, была неорганизованность. Верховный уехал, никого не оставил, председатель КГБ остался у миротворцев. Куда делся глава МВД, я не знаю. Я его увидел только 10 числа. Ну и тут выезжают эти два танка. Ребята по этажам сидят, все притихли. У меня гранатомет был, я его себе сразу оставил, потому что частенько с ним воевал раньше и две гранаты к нему. Мне надо было показать ребятам, что можно воевать даже с теми боеприпасами, которые у нас есть. В общем, по первому танку, который выехал, я попал.

    — Говорят, вы прямо вышли на дорогу перед танком.

    — Да, на дорогу. У него башня вправо повернута была, выстрела по мне он произвести не мог. Я выстрелил и попал. И сразу увидел, что он резко остановился. Думаю, сейчас пушку повернет. Забежал в подъезд, взрыв. Выбегаю — куски башни только остались. Смотрю, и второй танк, шедший следом за этим, горит. Из третьего танка экипаж выскочил, но там уже ребята мои разобрались. И тут появилась авиация наша, стала обрабатывать дубовую рощу, а до этого грузинская только была.

    Тут уже боевой дух поднялся у ребят. Танки уже горели и в других местах. Из соседних домов стали выходить парни с оружием, мы организовались и пошли на Октябрьскую. Там я подбил еще один «Скорпион» грузинский. Они прямо перед нами проскочили, не заметили нас. Потом обратно едут, я прицелился, выстрелил и попал прямо в середину. 8 числа мы полностью очистили город. К вечеру город был чистый. Под типографией организовали новый командный пункт. Еще когда я был министром обороны, я там делал командный пункт запасной, но его после моего ухода бросили, не доделали. Подохожу туда, а там наш председатель парламента Знаур Николаевич Гассиев с женой. Я ему говорю: есть возможность вас эвакуировать в Джаву, давайте. На что он мне говорит: «Я уже старик, мне 84 года. Я училищ и военных академий не заканчивал, толку от меня как от бойца тоже мало, но если ребята будут знать, что я здесь, им будет спокойнее и лучше, поэтому я остаюсь». Настоящий подвиг это его, в отличие от президента. Он не убежал, а остался на месте. И вот он со слезами мне об этом сказал. Ну, мы с ним обнялись, тогда до конца будем стоять. В ночь с 8 на 9 опять начался обстрел. 9-го опять грузины полезли в город. На этот раз они уже так далеко не зашли. Если 8-го они дошли практически до улицы Московской, то есть до центра, а 9 числа – только до 12-й школы.

    Создали мы такие огневые мешки в городе, что, попав в них, они уже выйти не могли. Немножко разжились боеприпасами для гранатометов.
     
  8. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.2

    — А где вы их нашли?

    — Да везде по сусекам поскребли, кто из дома притащил, в резервах подразделений нашли кое-что. К 9 числу вот эти все атаки грузинские были отбиты ребятами. В ночь с 9 на 10 Василий Васильевич Лунев – именно он, а не товарищ Лаптев, который говорит про себя, что он спас Цхинвал, — завел в город танковый резерв. Что это из себя представляло? Это был батальон "Восток" ямадаевский. Я когда-то его формировал, кстати. Завели туда ребят с огнеметами, гранатометами, мол, если пойдут опять грузины, то они бы встретили танковый резерв. Ну, грузины уже не пошли, город был чистый практически. Только немножко на самой южной окраине, где миротворческий городок под Никози, там грузины еще были. А ближе к обеду 10-го августа, в 10–11 часов пошла российская тяжелая техника. Ну, было немного смешно уже смотреть, как они забегают в укрытия, что-то ищут, перебежками передвигаются. Я стою на улице, курю.

    Сейчас чем больше времени от сражения проходит, тем больше героев появляется. В субботу смотрел канал "Звезда", сидит Герой России и доказывает, что он из танка стрелял по грузинским танкам в миротворческом городке 10 августа. Я не знаю, за что ему Героя дали. Вранье полное. 8 числа город был наш.

    — Говорят, тогда были серьезные проблемы с гуманитарной помощью…

    — Там вообще была гуманитарная катастрофа. Когда войска вошли, раненых было много в городе. Весь личный состав больницы не покинул город, женщины вытаскивали раненых, больных под обстрелом, переносили в подвал. Настоящие героини. Я 10-го послал людей в Джаву, я знал, что там стоит колонна, уже свободно можно было проехать по верхней дороге. Там уже находилось 20 с лишним машин "Скорой помощи". А в городе люди умирали. Но эти машины в город не пускали. И я тогда выехал сам туда. Приехал, спрашиваю, где президент. Говорят, в районе РОВД. Пошел я туда. Нашел замминистра здравоохранения Северной Осетии, говорю: "Давайте соберем колонну и поедем в Цхинвал вывозить раненых". Он мне говорит: "Я не имею права, пока мне не разрешит министр здравоохранения Северной Осетии". Я ему: "Ну, выходите с ним на связь, я даю вам полчаса, чтобы вы собрались, сели в машину и поехали". Он говорит: "Связь будет не раньше, чем через два часа". Я ему тогда говорю: «Скажете ему, что я приставил вам пистолет к голове и заставил угнать все эти машины в Цхинвал». Дал я ему полчаса собраться. И тут вижу такую картину: пленный грузин, у него связаны руки, с голым торсом, кисти рук аж синие уже, не видно глаз, даже плакать не может, его избивают бойцы. Я подошел, говорю: «Что же вы делаете? Вы же горцы. Пленного бить нельзя, у него руки связаны». Они смутились, извините, товарищ генерал, говорят. Я им велел вызвать кого-нибудь из КГБ. Чтобы забрали этого грузина. Ему тут же руки развязали. И тут появляется президент. Он увидел меня, увидел пленного, понял, в чем дело. И первое, что он сделал, подбежал к пленному и начал его пинать ногами. У меня все внутри перевернулось. Ребята-милиционеры глаза опустили, им стыдно.

    В общем, повел я эту колонну "Скорых" в Цхинвал из Джавы. Еще артиллерия немножко отстреливалась. Нагрузили раненых, вывезли, потом вторая ходка — загрузили, вывезли. По пути смотрю – гробы на земле в Джаве. Мне говорят: КамАЗ приехал из Северной Осетии, выгрузил все и уехал. Вызвал я начальника ГАИ и начальника РУВД, загрузили гробы и повезли в Цхинвал. И вот так мы ездили — оттуда беженцы, туда — гробы. На следующий день президента тоже не было.

    — А когда он приехал?

    — Президент приехал только 11-го после обеда. Мы уже организовали сбор правительства на первом этаже, люди собирались. Потом меня вызвал Болдырев (главком сухопутных войск. — Ъ). Я думал, скажет спасибо, а он мне: «В Гори мародерство, делай что хочешь, чтобы все прекратилось. Если не справишься, через сутки я тебя лично расстреляю». Ну, может, шутил так, я не понял. Тут Министр МВД подъехал, председатель КГБ, собрали командиров подразделений, дали инструкции. Отряды добровольцев стали разворачивать назад. Кстати, тех, кто воевал в городе, их среди мародеров не было.

    А потом началась эпопея с гуманитаркой. Было назначено около 20 членов гуманитарной комиссии. Но ни один человек на склады не пошел. Мне пришлось искать, куда продовольствие свозить, куда стройматериалы. Некому было разгружать машины.

    — Почему?

    — Не хотел никто разгружать. Все воины… Позвонил я ребятам в Минводы, казаки приехали, с ними я в Чечне одно время был. Разбили они лагерь и разгружали все машины с гуманитаркой днем и ночью. Наконец, приехал президент и создал чрезвычайную комиссию. Меня заместителем, правительство в отставку, но все исполняют свои обязанности. Я не понял, зачем это было сделано – республику надо восстанавливать, людям помогать, а он правительство увольняет. Бориса Чочиева назначил и.о. председателя правительства. Так вот, этот и.о. ни разу из кабинета своего не вышел. В белой рубашке сидел, а люди бунты устраивали возле складов. Склады ломятся, а развозить гуманитарку не успеваем. Вызвал я депутатов парламента, создали восемь округов, установили время, и эти депутаты с помощниками взяли списки и ходили раздавали помощь.

    — А почему вы уволились?

    — В Цхинвале был митинг 20-го августа, когда независимость признали. Выступил президент, выступили другие министры, потом я. Когда я вышел, мне долго не дали начать, аплодировали. После этого мне сказали: «Это твоя лебединая песня, лучше бы ты не приходил на этот митинг». Просто все видели его лицо. А потом президент уехал, я пытался решать какие-то вопросы, но все упиралось в стену. С правительством ничего решить невозможно было. Чрезвычайная комиссия не имела никаких прав. Даже печати своей у них не было. Мои ребята, казаки, две с половиной недели разгружали грузы, потом они устали просто, домой собрались. Я им говорю: подождите, я вам хоть денег немного заплачу. Они же работу свою бросили, у них семьи. И решил выдать по 500 руб. каждому в день, составили договор, все сделали и отдали на подпись Гасиеву, председателю чрезвычайной комиссии, он подписал. Я понес документ министру финансов, тем более деньги были для этого. Министр финансов пошла к Борису Чочиеву, а тот сказал: я этих казаков не звал сюда и ничего платить не буду. Этот человек ни разу из кабинета своего не вышел. Если я вставал в 6 утра и ложился в 2 ночи, то его в 9 вечера уже на работе не было. И мне до того стало обидно. Ребята работали день и ночь. А эти, кто в Джаве отсиживался, теперь приехали, грудь развернули, руки свои пачкать не хотят ничем и ставят себя выше других. И это было последней каплей. Я пошел к президенту, написал заявление и сказал: «Эдуард Джабеевич, простите, но с теми, кто бросил родину в самый тяжелый час, кто предал Цхинвал, а теперь не хочет работать для людей и саботирует эту работу, я уже дальше работать не могу. Подпишите». Вот и все.

    — А потом вас пригласили в Минрегионразвития?

    — Да, со мной разговаривал Козак Дмитрий Николаевич, он тогда министр был. Он предложил мне идти к нему замом. Сказал, что создается департамент, который будет работать по Южной Осетии, которым бы я руководил, так как я немножко лучше, чем другие в Москве, знаю обстановку в Южной Осетии. Я согласился. Мы собрали документы и отправили их в правительство, чтобы в Совете министров разрешили этот департамент создать. Пока ждал, ездил в командировки в Южную Осетию. Потом Козака перевели. Иду к Басаргину (новый глава Минрегионразвития. —Ъ), поговорили, все нормально, опять я еду в командировку в Южную Осетию. Приехал, собрал всех генподрядчиков, которые там есть. Собрал представителей рабочих групп по направлениям. По образованию, медицине и т.д. Проводил совещание, пригласил на него товарища Плиева, зампредседателя правительства, мэра города Гулиева. Ни один не пришел. На следующий день я написал официальные запросы с приглашениями, чтобы они пришли. Не пришли. А я ведь собирал их не для себя, я собирал для того, чтобы решить вопросы наболевшие. У генподрядчиков, у всех рабочих групп очень много вопросов было к мэру города, к правительству Южной Осетии. А они не пришли, как в детском саду. Когда я вернулся оттуда, я доложил в министерстве, что со мной никто там не встретился. И тут мне сказали, что это такое распоряжение президента Кокойты. Ну, и Басаргин мне говорит: «Вы пока в Осетию не езжайте, мне сказали, что это небезопасно для вас. И второе, вы очень раздражаете своим присутствием там президента». Я говорю: «А какой смысл мне здесь сидеть в кабинете?» Ведь люди спросят с меня: если Баранкевич числился в министерстве, почему он нам не помог? И я написал заявление.

    — Существует какой-то план восстановления Южной Осетии?

    — Вообще по развитию и по восстановлению Южной Осетии есть так называемый план-график первоочередных мероприятий на этот год. И комплексный план восстановления и развития на 2009–2011 годы. Если вы внимательно посмотрите этот план, там нет ни одной позиции по производству. Ни одной позиции по сельскому хозяйству. Там школы, детсады, здравоохранение, жилье, энергетика. Но рабочие места должны создаваться? То есть ни в сельском хозяйстве, ни в производстве, ничего, ни одного рубля. Это настораживает.
     
  9. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.3

    — С чем это связано?

    — С тем, что бездумно все делается. Вот такой пример. У нас самая болезненная — рабочая группа по восстановлению жилья. Ее руководитель только в середине октября очнулся, что 144 муниципальных дома до сих пор не охвачены ремонтом. Это пяти- и и девятиэтажки. Отремонтировано только 92 поверхностно. И этот руководитель группы начинает претензии кому-то еще высказывать. Начал искать какого-то своего генподрядчика. Это в Южной Осетии. Где там взять специалистов, где там есть финансовые источники, которые финансирует все это? Ведь они должны сделать работу, которую бюджет только потом им оплатит. То есть у фирмы, которая туда входит, должны быть свои деньги для начала. А они стали создавать фирмы-однодневки, чтобы немножко денег оттянуть...

    — Президент Кокойты уже обвинил подрядчиков в завышении цен…

    — Сейчас там будет скандал следующий. С самого начала должна была быть служба заказчика по Южной Осетии. Эта служба заказчиков делает заказ: поменять крышу, поменять окна, поставить пластиковые, провести отопление. Все это надо прописать в договоре. А этого никто не сделал. Договоров нет! И теперь строители, вложившие деньги, требуют им вернуть эти суммы, а правительство говорит: дорого, не будем платить. Ну, так ведь сами виноваты! Почему не составили договора? Нет никакого строительного контроля, понимаете? На детский сад №7, например, запланировано около 7 млн рублей, а потратили уже 50 млн. И вот идет разбор полетов. Или другой пример. Из Северной Осетии пришла организация "Спецстрой", им сказали: делайте кровлю, вставляйте пластиковые окна. Они взялись за кровлю, заказали пластиковые окна, привезли, а им говорят: нет, пластиковые не надо, надо обычные. А куда им девать пластиковые? Им говорят: а это ваши проблемы. Таких вот примеров очень много. Что меня особенно настораживает — через 2–3 месяца там может быть социальный взрыв. К зиме подошли никак. Школы и детские сады не отапливаются. Тепла нет. Дрова не заготавливались, сейчас в спешном порядке что-то делают, но машина дров стоит 15 тыс. руб. Где деньги брать? Бездумное руководство, понимаете?

    — А как вы оцениваете назначения новых людей в правительство?

    — А как я могу их оценивать? Министром экономического развития пригласили товарища Беппаева Игоря Юрьевича, который находится в данный момент в розыске федеральной службы страхового надзора. Можете в интернете посмотреть. Где-то он свою страховую компанию организовывал, людей обманул и все об этом знают. Там много сейчас таких.

    — А зачем таких людей подтягивают в Южную Осетию?

    — Лично мое мнение, туда подтягиваются самарские компании для отмывания денег. Сам Плиев, зампред правительства, когда-то жил в Самаре. Ну, с этими самарскими мы еще разберемся. Потому что я знаю, там выделяли огромные деньги для закупки вооружения, и я знаю, что эти деньги не дошли до закупки, и куда они делись, мы разберемся.

    — Говорят, у председателя правительства Булацева с Кокойты конфликт тоже из-за отмывания.

    — Булацеву они мешают не случайно. У него все полномочия отобрали. Он ничего не решает. Все решает президент. Он сейчас пытается выдвинуться уже на третий срок, вносил поправки в конституцию, но парламент не согласился. На это прокурор парламенту сказал: ничего страшного, новый парламент будет весной, внесет изменения в конституцию.

    Там сейчас 37-й год. Люди, которые со мной знакомы, не могут теперь приехать туда на могилы своих предков. Он ко всем цепляется, потому что если он не станет президентом, он будет никто. И его еще спросят, куда делись бюджетные деньги, которые оставались в банке в Южной Осетии на начало войны? Где два многоэтажных дома по улице Миротворцев, 2? На эти дома деньги из Москвы пришли, около 200 млн рублей. Строительство должны были начать еще весной этого года, расчистили все, а теперь там свалка. На этом все прекратилось. Эти деньги мэр Гулиев якобы хотел на помощь погорельцам пустить, чтобы они распылились, но куда они делись в итоге, не известно. В общем, непонятная там ситуация. Нестабильная. Никто туда не пойдет деньги вкладывать.

    Я знаю многих людей, которые говорят: мы бы вложили капитал свой в республику, но при таком руководстве мы боимся. Это осетины, готовые идти жить и работать в Южную Осетию.

    — Учитывая все, что вы рассказали, не получится так, что в Южной Осетии людей вообще не останется?

    — А они уже сейчас уезжают. Сначала у людей была радость, эйфория. А потом прошел месяц, два, три… У меня много знакомых, которые снимают квартиры во Владикавказе. И много знакомых, кто не может выехать – у них маленькие дети, и они сидят в холоде. А ведь есть деньги, инвестиции, желание работать. Но с этим чудовищем никто работать не хочет. Потому что он во всех людях видит угрозу своей власти. Вы знаете, как он пытался заблокировать работу "Стройпрогресса" — генподрядчика, строящего газопровод из Северной Осетии в Южную? Он решил, что раз Джусоев (директор "Стройпрогресса". —Ъ) на свои деньги полностью отстроил поселок Квайса, значит, он хочет стать президентом. И написал вместе с Мамсуровым (главой Северной Осетии. — Ъ) заявление, в котором просит отозвать генподрядчика от работ. Это когда 80% работ выполнено, и летом уже газ должен пойти в дома людям. А он предлагает все остановить, отвести технику и затормозить процесс еще на год. А люди в Южной Осетии уже три месяца сидят без газа. И все именно из-за того, чтобы шпильку поставить Джусоеву. То есть это не государственный подход, это бандитский подход.
     
  10. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.4

    — Но вроде бы "Стройпрогресс" продолжает сейчас работу?

    — Да, потому что после этого заявления приехала комиссия из "Газпрома", все проверила, никаких нарушений не нашла и отзывать генподрядчика не стала.

    — А какие там могли быть нарушения?

    — Ну, они утверждали, что подрядчик налоги не платят, что экологии нанесен существенный вред и вообще грозит экологическая катастрофа, что там сроки строительные не соблюдаются, что работа с низким качеством. Ну, "Газпром" провел проверки, ничего не нашел. Кроме того, два дня назад "Вести" тоже проехали по трубопроводу, поснимали на севере, на юге, показали, что все нормально, на такой высоте строится трубопровод, что люди идут по графику, качество высокое. И все это по центральному телевидению. Ну, там товарищ наш взбесился, он-то ожидал криминала, а не вышло. Тогда он зашел с другой стороны. В единственный банк, который Джусоев там организовал, Первый коммерческий банк Южной Осетии, через который шли деньги на этот же газопровод, пришла комиссия, абсолютно некомпетентная. Решили отозвать лицензию, банк закрыть. Нашли в кассе 8 рублей 17 копеек лишних. Потом они заявили, что банк не платит НДС. Но почему-то они не знали, что по законодательству деньги, которые идут из России за рубеж, с них НДС не снимается. Они даже не знают, что не платится на таких условиях НДС. Ну, показали свою неграмотность очередной раз. А это единственный банк, через который можно было перечислить средства, какие-то инвестиции. А инвестиции Джусоев вкладывал туда масштабные. Вот практически весь горнообогатительный комбинат в поселке Квайса заново отстроил, он уже в готовности заработать. Там в этом поселке все сделано на его деньги, отремонтированы крыши, фасады у домов, площадь, Дом культуры, футбольное поле. То есть человек на практике показывает, как надо помогать своей республике. А теперь появились представители, которые смотрят на это горнорудное предприятие. А Джусоев вкладывал туда деньги и просил руководство: пусть оно будет государственным предприятием, никому не отдавайте, это же должно республике доход давать хороший. Со временем, когда оно разовьется, можно выставить на аукцион, и часть акций пусть кто-то приобретет, но чтобы за бесценок не отдавать. Но, похоже, там эти представители из Самары вот так за бесценок его и купят. А люди будут спрашивать: почему мы бедствуем, а наше достояние кому-то из Самары отдают? Но мы отвлеклись, кажется.

    — Да, давайте вернемся к послевоенной ситуации. Говорят, что гуманитарная помощь, которая поступала в Южную Осетию, не доходила до назначения. Это правда?

    — Ну, вот пропали же 3200 с лишним тонн цемента.

    — А куда они делись?

    — А я не знаю. Когда я приехал туда в командировку и со мной не стали встречаться, я послал своих людей в оперативную группу МЧС, которая сопровождает гуманитарные грузы и передают его правительству Южной Осетии. И вот он достает мне справку, согласно которой 3200 тон цемента доставлено на склады в Южную Осетию. Пошли мои люди на склады. А там пусто. Спрашиваем: а где эти 3200 тонн цемента? Никто ничего не знает. Такая же ситуация с другим грузом — 18 тыс. кв. метров стекла. А еще сколько там всего? Я просто уверен, что на эти стройматериалы бесплатные сейчас делают объекты, которые потом предъявят федеральному центру от своих фирм-однодневок. Чтобы деньги с федерального центра получить за построенные объекты. А ведь эта гумпомощь шла непосредственно людям для того, чтобы их дома в зиму были восстановлены. Вообще необходимо проверить сейчас все, что поступило во Владикавказ, и чтобы каждый регион отчитался, что он отправил. И на таможне проверить, что прошло в Южную Осетию. Там появится отрезок Владикавказ-Осетия, таможня, и там обязательно всплывет, что не доехало до таможни, что таможню пересекло и осело на складах. Там разница большая получится.

    — Вы верите, что кто-то будет это делать?

    — Я верю. Мне больно смотреть на все это. 10-го ко мне на улицу бабушка подошла, целовать меня стала. Сынок, говорит, ты танк подбил, у меня этим танком разнесло всю квартиру, но спасибо тебе, сынок… Я сейчас перед этой бабушкой виноват, понимаете? Я хочу, чтобы ей построили квартиру. Чтобы она зимой под крышей была. Или еще… Иду 11-го утром по улице, старик меня останавливает. Пойдем, генерал, выпьешь со мной. Я извиняюсь перед ним, не могу, мол. Иду дальше, а его сосед мне говорит: «Что ж ты, генерал, у него дома три гроба стоит, сын, жена сына и внук. Расстреляли машину». Честное слово, у меня был такой момент, когда хотелось уйти куда-нибудь, отрыдаться. Я не хочу сидеть в министерстве и ничего не делать, понимаете? Не хочу перед этими людьми чувствовать себя подонком. И я хожу с поднятой головой. И считаю, что не место этому президенту в Южной Осетиии после всего, что он сделал.

    — У вас теперь какие планы, где будете работать?

    — Мне предлагали несколько мест в коммерческих фирмах.

    — То есть на госслужбу не пойдете?

    — Видно будет. Я всей душой хотел работать для Южной Осетии, помочь всем, чтобы налево или направо ни одна копейка не ушла, и я уверен, что нет ни одного человека здесь в Москве, который лучше меня знает Южную Осетию и вообще все, что там делается. А когда мне как-то аккуратненько по рукам дали, все стало ясно. Мне ясно сказали: Кокойты в администрации президента России очень просил не назначать никуда Баранкевича. То есть внешний враг потерян, надо теперь внутренних искать.

    — Думаете, новой войны уже не будет?

    — Нет. Но я не исключаю такой вариант, что Кокойты может в какой-то момент повернуться к Западу. Это может просто выглядеть. Денег больше дадут. А что для этого надо? Вот она, граница с Грузией. Раз ночью попроси представителя ОБСЕ просто без оружия понаблюдать, а эти ребята забаррикадируются и скажут: мы хотим идти на запад, Россия, выводи свои войска. Что будет Россия делать? Тем более, если он почувствует, что его хотят поменять. Он держится за власть зубами, руками, ногами. Потому что если он только уйдет оттуда, все, он никто. Он же учитель физкультуры, закончил пединститут в Цхинвале. Он непрофессионал. Но он никому не дает заниматься своей работой. Из-за этого человека республика в тупике.

    Оригинал статьи:http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1089120
     
  11. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Победа проигравшего

    Суд признал незаконным назначение еще 20 нотариусов

    Время новостей, №228 от 09.12.2008
    Екатерина БУТОРИНА, Эдуард ЛОМОВЦЕВ

    Помощник нотариуса Инна Ермошкина сумела доказать, что каждый десятый нотариус в Москве получил свое место незаконно. В конце прошлой недели Симоновский суд удовлетворил очередной ее иск, в котором г-жа Ермошкина потребовала признать, что 20 нотариусов стали таковыми только из-за своих влиятельных родственников или потому, что могли заплатить за место солидные суммы. При этом истица уверена, что и она сама, и многие другие никогда не смогут выиграть конкурс на вакантное место нотариуса, обладая как раз тем, что для этого нужно, -- юридическим образованием, опытом и стажем работы в области нотариата.

    Г-жа Ермошкина утверждает, что признанные незаконно назначенными нотариусы не очень уж переживают о происшедшем и даже хвастаются, будто бы через пару месяцев их назначат по новой. Сегодня же она сама снова пойдет в суд, на этот раз в Тверской, где пытается доказать, что обвинения в мошенничестве в ее адрес были выдвинуты незаконно.

    Как уже рассказывала газета «Время новостей», Инна Ермошкина «замахнулась» на нотариусов с очень известными фамилиями. Среди тех, кого суд признал незаконно назначенными, были супруга бывшего первого зампредседателя Верховного суда Владимира Радченко -- Людмила; родственник главы МЧС Сергея Шойгу -- Алексей Кузовков; хорошая знакомая умершего в конце прошлого года президента Нотариальной палаты Виктора Репина -- Елена Борунова; дочь спикера Мосгордумы Владимира Платонова -- Ксения, дочь президента Нотариальной палаты Василия Ралько -- Олеся, дочь члена правления палаты Ларисы Гончаровой -- еще одна Олеся, супруга депутата Госдумы Михаила Емельянова -- Галина, родственник руководителя управления по контролю за нотариатом Минюста -- Александр Бегичев и супруга известного адвоката Генриха Падвы. Как стало известно, двое из нотариусов -- супруга заместителя генпрокурора Александра Буксмана -- Ирина и сын начальника ГУВД Москвы Владимира Пронина -- Александр не стали дожидаться решения суда и сложили с себя полномочия добровольно. Симоновский суд в свою очередь из раза в раз заявлял представителям управления Федеральной регистрационной палаты по Москве и Нотариальной палаты, что их конкурсы проводились с нарушением законодательства, решения немотивированно принимались в пользу одних кандидатов, а права других, которым без всяких объяснений указывали на дверь, нарушались.

    Инна Ермошкина судится уже несколько лет. А в мае этого года она и ее муж были арестованы по подозрению в мошенничестве. Женщина жаловалась на то, что ее били, угрожали расправой с ней и ее семьей, если она не откажется от своих исков. ГСУ при ГУВД предъявило Ермошкиным обвинение по семи эпизодам мошенничества, совершенного организованной группой лиц в крупном размере. Сама Инна характеризует эти обвинения так: «Следователи решили объявить преступлениями все сделки с квартирами, которые моя семья когда-либо совершала. При этом им неважно, участвовала ли я в них на самом деле или нет. Не обращают они внимание и на то, что законность всех сделок была подтверждена компетентными госорганами и решениями судов».

    В ГУВД при этом напрочь отрицают факт избиения г-жи Ермошкиной и в подтверждение своих слов ссылаются на результаты служебной проверки, которая не выявила никаких признаков нарушения закона со стороны милиционеров. «Я написала сотни жалоб в СКП и Генпрокуратуру, но только на днях получила из СКП первый ответ. Они пишут, что «в ГУВД были данные о том, что я могу оказать сопротивление сотрудникам милиции, и в связи с этим замначальника ГУВД дал разрешение на применение ко мне физической силы». Представляете, чтобы задержать одну меня, они отрядили с десяток сотрудников УСБ и отряд особого назначения. Милиционеры потом говорили, что я ударилась головой, когда садилась в машину. Но откуда тогда у меня гематомы на руках, ногах и животе? И почему перед арестовавшей меня судьей я появилась в разорванной блузке?» -- высказала свою позицию помощник нотариуса.

    Сегодня Тверской райсуд проведет очередное заседание по ее жалобе на незаконность возбуждения уголовного дела по мошенничеству. По словам г-жи Ермошкиной, одна из числящихся теперь потерпевшими в свое время подавала заявления о возбуждении уголовного дела по мошенничеству в три ОВД -- «Люблинское», «Марьинский парк» и «Таганский». «ГСУ не имело права возбуждать уголовное дело, когда имеются три неотмененных постановления об отказе в возбуждении оного. Мне удалось отыскать документы в ОВД «Люблинский», а из других отделений они бесследно исчезли, потерялись, -- рассказала г-жа Ермошкина. -- При этом ранее люблинский прокурор подтверждал правомерность отказа в возбуждении уголовного дела. А на днях выяснилось, что новый прокурор отменил эти постановления. Странно, как он мог это сделать, не имея на руках самих материалов по проверке заявления потерпевшей? Кроме того, ни она, ни я не просили об этом прокурора. А по закону он не имеет права это делать самостоятельно».

    «Я убежден, что решение об отмене результатов конкурса о назначении нотариусов необоснованное, -- заявил адвокат Генрих Падва, представляющий интересы ряда нотариусов. -- Главное нарушение, о котором говорится, -- конкурс был назначен в течение не десяти дней с момента оглашения вакансии, а позже. Но ведь это формальность, это не могло повлиять на результаты конкурса, на те баллы, которые выставляли члены комиссии. У меня жена юрист. Она хочет стать нотариусом. Сдавала два раза экзамены. Оба раза получила «отлично». Проработала на юридических должностях в общей сложности более шести лет. В конце концов, она прошла по конкурсу. Что же, теперь, раз я известный адвокат, она не может стать нотариусом? Впрочем, и после этого решения суда никто пока из нотариусов не лишен должности, тем более не лишен лицензии. Об этом вообще не ставился вопрос. Теперь Министерство юстиции -- московское отделение -- должно решать, что делать с ними. Они могут на основании этого решения, как это уже было -- с моей точки зрения тоже незаконно, -- лишить их должности и предложить им принять участие в новом конкурсе. Пока же все нотариусы продолжают работать, и только после утверждения решения будет решаться, будет ли издаваться приказ о лишении их должности и назначении нового конкурса. Если это случится, все они заново будут в нем участвовать».

    Оргинал статьи:http://www.vremya.ru/2008/228/46/218698.html
     
  12. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Рука руку моет

    Moscow Post
    Автор: петр родионов, 2008-12-09

    На фоне финансового кризиса, в России все чаще случаются коррупционные скандалы. И дело даже не в том, что во времена экономических проблем воруют больше или меньше. Просто есть политическая воля разобраться с завравшимися мздоимцами. Однако что бы борьба была эффективный нужен жесткий финансовый контроль, о котором говорил Президент Дмитрий Медведев. Между тем, коррупция проникла даже в аппарат Федеральной службы финансово-бюджетного надзора. Той организации, которая должна осуществлять контроль за соблюдением бюджета.


    Напомним, что еще весной Президентом Дмитрием Медведевым был подписан указ о борьбе с коррупцией. Аккурат к указу, чиновники из Росфиннадзора подготовили план действий на 2008-2009 по борьбе с ней. Как заявлял глава этого ведомства Сергей Павленко – «расходы бюджета выросли и продолжают расти, однако не всегда достигается должный эффект, так как на определенном этапе «включается» коррупционная составляющая».К сожалению, г-н Павленко наверное и не подозревал, что эта составляющая в его организации, включена уже давно, и горит так ярко, что не видеть ее не может только слепой.

    К примеру, в 2005 году был осужден руководитель зауральского управления Росфиннадзора Александр Бердинский. Чиновник на деньги выделенные его организации, отстроил элитную квартиру в центре Кургана.В июне этого года, сотрудниками ФСБ был арестован инспектор территориального управления Росфиннадзора по Москве, Сергей Смирнов. Мздоимец требовал с директора коммерческой фирмы 500 тыс. рублей. После проверки организации, Смирнов выявил нарушения валютного законодательства, и готов был за столь «скромную» сумму закрыть на все глаза. Предпринимателю ничего не оставалось, как обратиться в соответствующие органы.

    В последнее время, жалобы среди бизнесменов на «беспредел» среди чиновников Росфиннадзора участились. Как рассказал корреспонденту The Moscow Post, предприниматель просивший не открывать его имени – «проверяющий из Росфиннадзора от нас без 100 тыс. рублей не уходит. И не давать нельзя, ведь при желании можно столько нарушений найти».Но если стонут бизнесмены то, что говорить о госучреждениях, где чиновники просто «кормятся» взятками и естественно должны делиться ими с проверяющими.

    Встает законный вопрос. Неужели руководство Федеральной службы финансово-бюджетного надзора, не знает, что твориться в их ведомстве? Не может не знать. Но старая русская пословица, что «рука, руку моет», заставляет закрывать на все глаза.

    Впрочем, это было бы полбеды. Куда хуже то, что в аппарате Росфиннадзора есть люди, которые в свое время были осуждены за преступления, предотвращать, которые были поставлены.

    В официальной биографии начальника управления финансового контроля и надзора в отраслях экономики, государственных органах и внебюджетных фондах Росфиннадзора, в прошлом губернатора республики Алтай Семена Зубакина говорится, что с 1972 по 1974 годы он трудился техником-лесоводом, и помощником лесничего Усть-Коксинского лесничества, республики Алтай.

    Однако как стало известно корреспонденту The Moscow Post, в 1972 году Зубакин был осужден за хищение государственных средств на год условно с 15% удержанием из зарплаты. Это почему-то официальная биография умалчивает.

    Окончательно, информация о судимости была убрана со всех источников, когда Зубакин стал губернатором республики Алтай. Именно при нем алтайские финансы практически были доведены «до ручки». Финансировал его, кстати, в те годы небезызвестный бывший министр финансов Андрей Вавилов, имя которого так же замешано во многих коррупционных скандалах.Однако, ни собственные связи, ни деньги Вавилова не помогли Зубакину остаться на своем посту. Надоел он народу, и переизбран не был. Перекочевав, вначале в сенаторы, а затем в кресло начальника управления финансового контроля и надзора в отраслях экономики Росфиннадзора, Зубакин сейчас отлично чувствует себя на своем месте.Поговаривают, что правой рукой у Зубакина является Владимир Бондарь, начальник отдела финансового контроля и надзора по целевым программам, государственным активам, бюджетным кредитам и гарантиям, во вверенной Зубакину структуре Росфиннадзора. Ходят слухи, что Бондарь является родственником Зубакина, а это, кстати, не позволяет по закону им работать вместе.

    Навряд ли Семен Иванович сейчас оставил столь полюбившийся ему в свое время «промысел». Понятно, что прямых фактов коррупции со стороны чиновника нет. Да и не берет он, скорее всего деньги напрямую. Для этого у него есть помощники и кумовья, обитающие в его же ведомстве.Сейчас, борьба с коррупцией объявлена почти, что национальным проектом. И то, что она не ведется сказать нельзя. Принимаются соответствующие законы. В состав совета по борьбе с коррупцией введен глава ФСБ Александр Бортников, чье ведомство уже показало весьма ощутимые результаты в борьбе с коррупционерами.

    Сотрудниками Следственного Комитета при Прокуратуре так же выявляется не мало случаев мздоимства. Так, по словам руководителя СКП Александра Бастрыкина – «Сегодня мы выработали ряд конкретных мер для координации действий всех правоохранительных органов, направленных на борьбу с коррупцией». Однако этот порок искоренить будет практически невозможно, пока «голова», которая, как известно, гниет первой, не будет излечена.

    Оригинал статьи:http://www.moscow-post.ru/economics/001228821053330/
     
  13. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Грабителям предъявили дипломы

    Группировка специализировалась на учебных заведениях

    Газета «Коммерсантъ» № 225(4042) от 10.12.2008
    Олег Ъ-Рубникович

    В Москве обезврежена группировка, занимавшаяся разбойными нападениями на учебные заведения и министерства. Налетчики охотились за чистыми бланками дипломов о высшем и среднем образовании. По данным сыщиков, банда действовала как минимум восемь лет. За это время ими были похищены десятки тысяч так называемых документов строгой отчетности, большинство из которых грабители успели продать. Доходы группировки оперативники оценивают в миллионы долларов.

    О существовании шайки с весьма специфическим направлением деятельности оперативникам главного управления МВД РФ по Центральному федеральному округу стало известно в начале года. Агентурный источник сообщил сыщикам, что некий Евгений Василенко подбирает помощников для организации нападения на одно из столичных учебных заведений. Милиционеры решили внедрить в банду своего сотрудника. Уже во время второй встречи господин Василенко назвал новичку адрес, по которому им вместе с другими сообщниками в ближайшие дни предстояло "работать". Речь шла о министерстве образования Московской области, расположенном в центре Москвы в Спасоналивковском переулке. Однако позже Евгений Василенко неожиданно дал отбой, сообщив, что объект уже отработан, а "людей на этот адрес подобрал старший" — некий Андрей Волосатый. Позже выяснилось, что это прозвище 35-летнего уроженца Кировабада Андрея Ивашкова.

    Позже сыщики установили, что в налете на отдел кадров министерства участвовали пять человек, а основная роль отводилась 24-летней Екатерине Дудочкиной и 33-летнему Виктору Николаеву. Связав сотрудницу отдела кадров скотчем, они по телефону вызвали на подмогу сообщников Игоря Затылина и Константина Чиркина, которые вместе с водителем Максимом Родионовым ждали условного сигнала в машине. Всего грабители вынесли 200 свидетельств об окончании автошколы и 2 тыс. дипломов о среднем образовании.

    Тем временем от господина Василенко внедренный в шайку оперативник узнал, что теперь на очереди Московский государственный технический университет МАМИ (ул. Б. Семеновская, 38) и Московский государственный индустриальный университет (ул. Ленинская Слобода, 32). Во избежание неожиданностей сыщики решили сыграть на опережение, тем более что схема, по которой действовали налетчики, была уже ясна: Андрей Ивашков и Максим Родионов подбирали учебные заведения, в которые сначала направляли Екатерину Дудочкину, Евгения Василенко или Виктора Николаева. Остальные прибывали на подмогу либо в случае непредвиденных осложнений, либо когда добыча была особенно богатой. Сбытом украденных дипломов занимался Андрей Ивашков, на черном рынке цена за один настоящий бланк диплома доходит до $30 тыс. При этом рядовым исполнителям ограблений доставалось не более чем по $1 тыс. Та же Екатерина Дудочкина за участие в налете на Минобразования получила всего $300.

    Первыми 19 февраля оперативники задержали на Ленинградском вокзале Игоря Затылина и Константина Чиркина, приехавших из Твери за своей долей гонорара за участие в нападении на Минобразования. Через два дня на Стромынке около Московского городского научно-практического центра борьбы с туберкулезом взяли госпожу Дудочкину и господина Василенко. Как выяснилось, последний подбирал сообщников, как правило, именно в этом лечебном учреждении (практически все члены шайки страдают туберкулезом). В тот же день был задержан Максим Родионов, в машине которого оперативники нашли несколько листков с перечнем вузов Тюмени, Тобольска, Челябинска, Екатеринбурга, Уфы и других городов, а также данные о том, сколько эти учебные заведения заказали бланков дипломов.

    В мае в Твери задержали Виктора Николаева. Лидер группировки Андрей Ивашков — единственный, кому удалось скрыться, сейчас он находится в розыске.

    В ходе следствия выяснилось, что члены группировки причастны еще как минимум к трем налетам на отделы кадров высших учебных заведений. Причем первый из них (в нем признался Евгений Василенко) относится еще к 2000 году — тогда из Московского физико-технического института в подмосковном Долгопрудном было похищено около 600 чистых бланков дипломов. Уголовное дело тогда возбуждать не стали, поскольку руководство вуза списало украденные документы. Кстати, один из дипломов той серии всплыл в июне этого года. Он был предъявлен при трудоустройстве в аппарат правительства Республики Ингушетия. По поводу вызвавшего подозрение документа ректору МФТИ был направлен запрос, однако чем завершилась эта история, пока неизвестно. Сотрудник аппарата ингушского правительства Ася Солтамакова, занимавшаяся этим вопросом, сказала "Ъ", что "не уполномочена давать какие-либо разъяснения и называть фамилию человека, предъявившего диплом".

    Еще два грабежа были совершены в 2004 и 2007 годах. В первом случае из министерства образования, культуры и спорта Калужской области было похищено около 4 тыс. бланков. В прошлом году члены шайки похитили из Московского госуниверситета технологий и управления более 1300 дипломов. Все эти документы занесены в розыскную базу и периодически всплывают в разных регионах. Например, в этом году купленные у Андрея Ивашкова пока неустановленным посредником дипломы о высшем образовании и аттестаты о среднем образовании помимо Ингушетии были изъяты в Екатеринбурге и Москве. Сейчас все шестеро обвиняемых знакомятся с материалами уголовного дела, после чего оно будет передано в суд.

    Оригинал статьи:http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1091705&NodesID=6
     
  14. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Как вернуть миллиард

    Купить несколько пустых компаний, подать к ним иски, доказать в суде убытки и получить из бюджета миллиарды рублей. Эту схему умельцы могли использовать минимум дважды – совпадают даже некоторые детали, например имя юриста и номера налоговых инспекций

    Ведомости,10.12.2008, №234 (2256)
    В подготовке статьи участвовали Дмитрий Казьмин, Алексей Никольский

    История с «Ренессансом»

    Для возврата 2,9 млрд руб. налога на прибыль могли быть использованы компании, прежде аффилированные с «Ренессанс капиталом». До декабря 2005 г. российский закон ограничивал долю иностранцев в «Газпроме» 20%. Чтобы обойти запрет и не нести дополнительные издержки (зарубежные расписки на акции торговались с премией), иностранцы создавали в России специальные фирмы, вспоминает аналитик «ВТБ капитала» Лев Сныков.

    По такому пути пошел и «Ренессанс капитал». Согласно отчетности Rengaz Holdings Limited за 2004-2006 гг., аудированной KPMG (есть у «Ведомостей»), эта компания создана в 2004 г. на Каймановых островах и управлялась структурами «Ренессанс капитала». Rengaz через свою 100%-ную кипрскую «дочку» Ravett Holdings Limited контролировала ряд операционных компаний в России — «Персей секьюритиз», «Финансовые инвестиции» и «Селен секьюритиз», на которые были записаны акции «Газпрома» (по данным отчетности Rengaz и СПАРК; см. схему на стр. А6). С 2006 г. ограничения на владение «Газпромом» иностранцами были сняты, после чего, как говорится в отчетности Rengaz, «Финансовые инвестиции» и «Селен» передали акции монополии Ravett.

    Из отчетности Rengaz следует, что российские «внучки» должны были уплатить $107,7 млн налога на прибыль. Между тем исходя из балансов «Финансовых инвестиций» и «Селена» (по данным СПАРК) объем их налоговых платежей за 2006 г. несопоставимо меньше — 21 млн и 12 млн руб. соответственно ($1,2 млн по среднегодовому курсу).

    Разница — $106,5 млн — возможно, была возвращена компаниям из бюджета.

    В отчетности за 2006 г. Rengaz сообщила, что фирмы в начале года были проданы. В феврале 2006 г. они были перерегистрированы из Смоленской области в московские налоговые инспекции № 25 («Селен») и № 28 («Финансовые инвестиции»). По словам сотрудника налоговых органов, компании заявили об огромных внереализационных расходах: «Финансовые инвестиции» — на 9,2 млрд руб., «Селен» — на 2,6 млрд руб. и, как следствие, убытках в 9,4 млрд и 2,6 млрд руб. соответственно (копии выписок из лицевых счетов компаний по налогу на прибыль есть у «Ведомостей»).

    Компании могли вернуть себе 24% убытков (такова ставка налога на прибыль): «Финансовые инвестиции» — до 2,3 млрд руб., «Селен» — до 0,6 млрд руб.; всего — 2,9 млрд руб., т. е. примерно $106 млн — сколько и составляет указанная выше разница.

    Откуда убытки

    Причиной убытков могли стать проигранные компаниями в 2006 г. судебные процессы. Из баз данных арбитражных судов следует, что «Финансовым инвестициям» и «Селену» были предъявлены пять исков о компенсации упущенной выгоды. Общая сумма исков — 23,5 млрд руб., суды признали обоснованными претензии на 12,6 млрд руб. по двум искам (копии решений есть у «Ведомостей»).

    «Финансовым инвестициям» иск на 10,1 млрд руб. был предъявлен в Арбитражный суд Казани компанией «Полета». Из решения суда от 26 апреля 2006 г. следует, что по соглашению от 1 ноября 2005 г. «Финансовые инвестиции» должны были продать «Полете» 10,25 млн привилегированных акций Сбербанка и 1,228 млрд акций РАО ЕЭС, но 30 ноября 2005 г. и 28 февраля 2006 г. соглашения были расторгнуты. «Финансовые инвестиции» согласились с иском. По решению суда они должны были выплатить «Полете» 10,1 млрд руб. упущенной выгоды. Иск подмосковной «Полеты» к московским «Финансовым инвестициям» был предъявлен в Казани благодаря появлению соответчика в виде казанской «Бетах», оказывавшей консультационные услуги. При этом до принятия судом решения истец отказался от своих требований к «Бетах», и суд производство по этой части дела прекратил.

    «Селену» иск о компенсации упущенной выгоды был предъявлен в Арбитражный суд Москвы. Из его решения от 17 апреля 2006 г. следует, что «Селен» 10 февраля 2006 г. заключил договор о продаже «Приору» (в суде истец был заменен правопреемником — «Мегасел») 78,7 млн акций РАО ЕЭС, не предоставил их и 28 февраля 2006 г. соглашение было расторгнуто на условиях возмещения «Приору» 2,5 млрд руб. упущенной выгоды. «Селен» признал иск, в связи с чем суд взыскал с компании эту сумму.

    В обоих процессах интересы истцов представлял Андрей Павлов, указано в решениях суда. Связаться с ним не удалось.

    Упущенная выгода доказывается крайне сложно: нужно обосновать причинную связь, доказать, что именно из-за действий ответчика, а не в силу других факторов доход не был получен, комментирует партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Григорий Чернышов. Такие иски могли быть предъявлены дружественными компаниями для создания подтвержденной судом задолженности, что может влиять на финансовую отчетность сторон и, возможно, их налоговые обязательства, полагает он.

    Как следует из ЕГРЮЛ, «Персей» прекратил деятельность летом 2007 г., «Селен» — летом 2008 г., «Финансовые инвестиции» — осенью 2007 г. «Полета» была ликвидирована в декабре 2007 г.; ее учредителем была «Приоритет-М» — в СПАРК и ЕГРЮЛ при вводе регистрационного номера «Приоритет-М» выдаются данные компании «Югспецмонтаж», ликвидированной в марте 2008 г. «Приор» значится в ЕГРЮЛ, связаться с компанией не удалось; обнаружить какие-либо следы «Мегасел» — тоже.

    «О возможном возврате налогов из бюджета мы услышали от журналистов, — сообщил представитель “Ренессанс капитала”. — Фонд Rengaz давал возможность западным инвесторам проводить операции с акциями “Газпрома” в период, предшествовавший либерализации рынка акций этой компании. Мы можем с уверенностью сказать, что “Селен cекьюритиз” и “Финансовые инвестиции” уплатили в российский бюджет все налоги, предусмотренные законодательством. Эти компании были переданы для ликвидации в январе 2006 г.». Говорить на эту тему подробнее представитель отказался.
     
  15. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.2

    История с HERMITAGE

    Похожая налоговая история случилась с фирмами, которыми управляла Hermitage Capital Management известного инвестора Билла Браудера (а владела HSBC). Этим летом «Ведомости» рассказали о возврате 5,4 млрд руб. налога на прибыль трем ООО — «Махаону», «Парфениону» и «Рилэнду».

    К моменту возврата налогов Hermitage вывела из этих компаний все средства. А осенью 2007 г. обнаружила, что три фирмы были без ее ведома перерегистрированы на казанскую компанию «Плутон». Как рассказывал ранее представитель Hermitage, пустые фирмы были похищены ради возврата уплаченного ими в 2006 г. налога на прибыль. С октября по ноябрь 2007 г. «Махаон», «Парфенион» и «Рилэнд» проиграли однотипные дела в судах Петербурга, Москвы и Казани.

    Там тоже речь шла об акциях и упущенной выгоде. Истцы утверждали, что в 2005-2006 гг. заключили c «Махаоном», «Парфенионом» или «Рилэндом» договоры купли-продажи акций «Газпрома». Однако обязательства по договорам выполнены не были, в связи с чем суды признали, что ответчики должны компенсировать истцам упущенную выгоду — в сумме на 30,7 млрд руб.

    По версии Hermitage, в суде от «Рилэнда», «Махаона» и «Парфениона» были не сотрудники HSBC или их представители, а несколько юристов, которых якобы уполномочили руководители «Рилэнда», «Махаона» и «Парфениона», и среди них — Андрей Павлов.

    Как рассказывал ранее представитель Hermitage, 17 декабря «Рилэнд» и «Махаон» открыли счета в Универсальном банке сбережений (УБС), а «Парфенион» 13 декабря — в «Интеркоммерце». Затем, по его словам, компании в связи с образовавшимися у них убытками вернули из бюджета уплаченный ими в 2006 г. налог на прибыль в 5,4 млрд руб.

    Как следует из отчетности банков за 1 января 2008 г., после того как бывшие компании Hermitage открыли в них счета, объем средств небанковских организаций в УБС и «Интеркоммерце» резко вырос. В первом банке — на 2,4 млрд руб. (до 2,8 млрд руб.), а во втором — на 3,6 млрд руб. (до 4,8 млрд руб.).

    В январе 2008 г. «Плутон» перерегистрировал «Махаон», «Парфенион» и «Рилэнд», а в феврале продал их Boily Systems с Британских Виргинских островов. 26 июня Boily Systems подала в Федеральную налоговую службу (ФНС) заявление о ликвидации «Махаона», «Парфениона» и «Рилэнда». А за день до этого ЦБ аннулировал банковскую лицензию УБС.

    В феврале Следственный комитет при прокуратуре (СКП) возбудил уголовное дело по заявлению гендиректора фирмы HSBC Management Limited Пола Ренча о хищении «Махаона», «Парфениона» и «Рилэнда». Затем расследование этого дела было передано в подразделение СКП по Южному округу Москвы. В конце ноября по этому делу суд выдал санкцию на привлечение к уголовной ответственности адвоката Эдуарда Хайретдинова, который, как говорит его защитник Алексей Егоров, помогал Hermitage расследовать хищение компаний. При этом люди, которых Ренч в своем заявлении называл подозреваемыми в хищении фирм, например Виктор Маркелов, проходят сейчас по нему как свидетели, утверждает Егоров. Представитель СКП от комментариев по этому делу отказалась.

    Налоговики молчат

    Искусственное создание убытка используется для уменьшения налоговых платежей, говорит Алексей Панич из юридической компании Salans. Схемы по возврату незначительных сумм налога на прибыль известны, согласны два сотрудника центрального аппарата МВД. Но ни чиновники, ни эксперты, опрошенные «Ведомостями», ранее не сталкивались с историями, подобными тем, что описаны выше.

    Использование такой схемы возможно, только если ликвидируется некогда крупный налогоплательщик, указывает Елена Курбатова, юрист коллегии адвокатов «Юков, Хренов и партнеры». Это эксклюзивная схема, утверждает партнер юридической компании Taxadvisor Дмитрий Костальгин. Лица, контролирующие некогда крупного налогоплательщика, могут создать искусственный убыток и затем, подав уточненную декларацию, вернуть налоги из бюджета, продолжает он. Но инспекция может вернуть налоги только с тех операций, с которых они ранее были уплачены, уточняет Костальгин. Убедиться в отсутствии оснований для возврата инспекции могли бы, если бы выполнили свои обязанности, проведя камеральную и выездную проверки компаний, считает адвокат юридической компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Юрий Воробьев.

    Решение о возврате таких сумм принимается не обычной инспекцией, а с согласия Управления ФНС по Москве или на уровне ФНС, рассказывает сотрудник налоговых органов. Против возврата таких сумм инспекция должна была бы биться в судах вплоть до Высшего арбитражного, говорит он. Инспекция не вправе принять решение о возврате таких крупных сумм, подтверждает Курбатова.

    «Ведомости» направили запросы на имя руководителей ФНС Михаила Мокрецова и УФНС по Москве Надежды Синниковой, а также руководства инспекций № 25 и № 28, попросив подтвердить возврат налогов и рассказать о его причинах. Ответа не было ниоткуда. Представитель ФНС отказалась от комментариев. «Данные сведения составляют налоговую тайну согласно ст. 102 Налогового кодекса, а потому не подлежат разглашению», — объяснила представитель УФНС по Москве.

    Ориинал статьи:http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2008/12/10/173075
     
  16. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Единорусские своих не бросают

    Суд нашел признаки преступления Валерия Драганова, но Борис Грызлов и Госдума его не сдают

    Газета «Коммерсантъ» № 225(4042) от 10.12.2008
    Владислав Ъ-Трифонов, Наталья Ъ-Беспалова

    Кассационная коллегия Верховного суда России вчера подтвердила наличие в действиях бывшего председателя Государственного таможенного комитета, а теперь первого заместителя председателя комитета Госдумы по промышленности и члена генсовета "Единой России" Валерия Драганова признаков превышения должностных полномочий, санкционировав таким образом начало процедуры его уголовного преследования. Судебного разбирательства господин Драганов теперь может избежать, только если Госдума откажется лишить его иммунитета. Сам спикер Госдумы и председатель высшего совета "Единой России" Борис Грызлов уже высказался в поддержку подозреваемого. К тому же сроки давности по инкриминируемому господину Драганову преступлению вышли.

    На заседание кассационной коллегии Верховного суда Валерий Драганов пришел заранее. Выглядел депутат бодро, можно сказать, самоуверенно. Однако в ходе разбирательства он начал заметно нервничать. В начале заседания судья сообщил, что первая инстанция Верховного суда в сентябре нашла в действиях господина Драганова признаки 3-й части 286-й статьи УК ("Превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий"). Кстати, уголовное дело, по которому проходит господин Драганов, возбуждено по трем статьям — помимо 286-й это ч. 3 ст. 160 ("Присвоение или растрата") и ч. 2 ст. 293 ("Халатность") УК РФ. Защита депутата посчитала решение ВС неправомерным, подав соответствующую жалобу.

    На вчерашнем заседании следователь следственного комитета при прокуратуре РФ Дмитрий Пчелкин напомнил, что преступление, в котором подозревается депутат, было совершено в 1998-1999 годах. Тогда господин Драганов от лица ГТК принял решение о переводе счетов территориальных таможенных органов из Мост-банка в АКБ "Росбанк", который не являлся уполномоченным правительством банком для размещения бюджетных средств.

    При этом на счетах Мост-банка зависли около 700 млн руб., которые принадлежали Шереметьевской и Ногинской таможням, а также Восточно-Сибирскому таможенному управлению. По словам следователя Пчелкина, господин Драганов "препятствовал обращению своих сотрудников в арбитражный суд для взыскания" с Мост-банка этих средств. Каким образом это происходило, представитель следственного комитета не пояснил. Ранее следствие сообщало, что господин Драганов и владелец группы "Мост" Владимир Гусинский подписали договор, согласно которому таможня получила в залог акций холдинга "Медиа-Мост" в качестве гарантии погашения долгов Мост-банка перед территориальными управлениями ГТК. Однако впоследствии пакет акций был размыт, а таможенные деньги со счетов Мост-банка исчезли. На вопрос судьи, поддерживает ли представитель Генпрокуратуры позицию обвинения, она коротко сказала "да".

    Адвокаты господина Драганова в своих выступлениях старались убедить Верховный суд, что в действиях их доверителя нет состава преступления. В качестве нового доказательства вчера суду был представлен ответ на депутатский запрос господина Драганова в Министерство финансов РФ. Согласно ему, ГТК, когда его возглавлял господин Драганов, не только не нанес ущерб бюджету, но и постоянно перевыполнял план по сбору налогов. Так, в упомянутом уже 1998 году таможенники перевыполнили план более чем на 70 млрд руб. Кроме того, адвокаты напомнили суду о том, что десятилетний срок давности по преступлению, которое инкриминируется господину Драганову, уже истек. Сам господин Драганов заверил суд, что на посту главы ГТК руководствовался лишь государственными интересами, подчеркнув, что в условиях дефолта 1998 года он лишь "спасал бюджетные средства" и на его месте так поступил бы любой руководитель госструктуры.

    Но этот и другие патетические пассажи депутата и его защиты кассационная коллегия Верховного суда проигнорировала, оставив в силе решение суда первой инстанции, определившего признаки преступления в действиях господина Драганова.

    Выйдя после заседания к журналистам, господин Драганов отверг все подозрения в свой адрес. По его словам, он "сохранил для страны миллиарды рублей, не допустив того, чтобы после дефолта вся внешняя торговля встала, а федеральный бюджет оказался без денежных поступлений от уплаты таможенных пошлин". "Теперь меня пытаются привлечь к уголовной ответственности за то, что я сделал это якобы ненадлежащим способом",— посетовал господин Драганов. А адвокат Александр Глушенков обратил внимание "Ъ" на то, что Верховный суд вместо "разбирательства по существу" ограничился тем, что "рассматривал лишь соблюдение следствием формальных признаков для возбуждения этого дела". "Меня такая позиция Верховного суда покоробила",— отметил адвокат.

    В свою очередь, следователь Дмитрий Пчелкин заявил, что глава следственного комитета при прокуратуре РФ Александр Бастрыкин, получив "засиленное" решение Верховного суда, обратится в Госдуму для снятия с Валерия Драганова депутатской неприкосновенности. Впрочем, вскоре следователя поправил официальный представитель следственного комитета Владимир Маркин, заявивший, что обращаться в Госдуму должен все-таки генпрокурор Юрий Чайка.

    Согласно постановлению Конституционного суда от 20 февраля 1996 года, при решении вопросов, связанных с неприкосновенностью депутата, Госдуме следует различать его собственно депутатскую деятельность и действия и поступки, не связанные с таковой. Решение дать согласие на представление генпрокурора о лишении неприкосновенности принимается большинством голосов от общего числа депутатов (226 голосов).

    Представители руководства "Единой России" пока выступают в поддержку своего коллеги. Спикер Госдумы Борис Грызлов вчера заявил, что господин Драганов в 1998 году принял решение, которое позволило сохранить государственные средства. По мнению спикера, в сложившейся тогда ситуации нужно было принимать ответственное решение, и оно было принято, в то время как "многие руководители органов исполнительной власти прятали голову в песок". "И у каждого руководителя был выбор — сидеть и смотреть, как рушится экономика и бюджет, или принимать решения. Драганов Валерий Гаврилович такое решение принял",— заявил господин Грызлов. Так же считает и председатель комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Владимир Плигин: "Полагаю, что в рамках предоставленной возможности следственный комитет и Генпрокуратура РФ могут изучить вынужденность действий нашего коллеги, единственной целью которого было сохранить в условиях кризиса государственное имущество". Однако глава думского комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников (министр юстиции в 1998 году), отметив, что депутат Драганов "порядочный человек" и очень квалифицированный специалист, все-таки дал понять, что Госдума и "Единая Россия" еще окончательно не определили свои позиции по заподозренному депутату: "В этом деле остается много вопросов", а точку должен поставить суд.

    Оригинал статьи:http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=1091813
     
  17. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Владимир Соловьев: Обыкновенный лоббизм

    В интернете появились записи бизнес-переговоров известного телеведущего

    Moscow Post, 2008-12-10
    Автор: виктор баринов

    Он каждую неделю приходит к нам с телеэкрана. Симпатичное лицо, честные глаза, демократичный прикид без галстука и обаятельная улыбка. Владимир Соловьев, популярный телеведущий. Он, кажется, уже стал членом наших семей, и присутствует во всех наших кухонных спорах о судьбах страны…

    Когда диктор телепрограммы «К барьеру!» объявляет: «Господа, Владимир Соловьев!» – страна у телеэкрана замирает. Не только потому, что такого живого и полемического шоу больше нет. Но еще и потому, что нам важно разобраться в сути проблем, в том, как дальше жить. Кого поддерживать, кого из нынешних политических деятелей любить, а кого не любить, в конце концов. Журналист – а тележурналист с миллионной аудиторией тем более – это, по выражению мэтров профессии и философов, «глаза и уши общества», человек, который возвышается над схваткой добра и зла, тот, кто помогает нам отделить зерна от плевел, понять глубинную суть процессов. Словом, Кумир с большой буквы, этот неподражаемый Соловьев…

    Как и у всякого вип-лица, узнаваемого с телеэкрана, у Владимира Соловьева имеется своя частная жизнь, свои секреты, в которые порой некоторые залезают без спроса. Век желтой прессы и желтых новостей, что поделаешь. Но нам всё равно интересен и закулисный портрет любимца публики, тем более, какие-то маленькие секреты четче обрисовывают суть телевизионного героя наших семей. Поэтому только что всплывшие в записи конфеденциальных телефонных разговоров любимца публики, уж простите, тоже интересуют нас. И там, в этих разговорах, он местами так же интересен, как в эфире, так же колоритен и неподражаем. Не важно, как эти записи стали доступны общественности. Существует версия, что один из партнеров известного телеведущего записывал свои телефонные разговоры с ним на свой мобильник – то ли ради того, чтобы потом прослушать их еще раз, дабы точнее следовать указаниям журналистского мэтра, то ли с целью использовать эти записи в своих личных целях. Возможно также, что его недруги элементарно поставили на прослушку «соловьиные трели», благо, что данная услуга стоит нынче весьма недорого. Как бы то ни было, в этих телефонных диалогах известный телеведущий предстает перед нами совершенно в ином свете и в ином качестве. Сквозь телефонный мат его собеседника и бизнес-партнера в разговор прорываются совсем другие, незнакомые нам, «соловьиные» интонации:Из телефонного разговора:

    Соловьев: - Илья, ты знаешь, я что-то подумал, я в бешенстве от этого козла..

    Партнер по PR-бизнесу Илья (И.): - От какого?

    Соловьев: - От Мельника просто в бешенстве.

    И.: -Почему?

    Соловьев: - На самом деле мы делаем самый тяжелый проект с ним, придумываем колоссально тяжелый вариант, не смотря на его противоборство, вытаскиваем Лену (судя по всему,имеется в виду Елена Батурина, супруга московского мэра) из совершенно патовой ситуации, которую не решить на самом деле никакими судами. А он высказывает такую типа наглую заяву. При том он считает, что это дело важное. Оно действительно важное, но это дело, которое конечно ему не дадут выиграть…

    Для справки: Мирослав Мельник, от которого «в бешенстве» Владимир Соловьев, это московский ресторатор, который, помимо владения рядом столичных ресторанов, бьется через свои аффилированные структуры за лакомый проект строительства многофункционального гостинично-делового и торгово-развлекательного комплекса на месте снесенной гостиницы «Спорт», что расположен по Ленинскому проспекту Москвы. Кто там и кого кинул, разобраться нелегко – да и неважно для нас. Важно то, что Мельник договорился на неких условиях с телеведущим Соловьевым и его подручным Ильей о продавливании своих интересов – и, разумеется, не за просто так.

    В ходе битвы за застройку золотого земельного участка бывшей гостиницы «Спорт» владельцы снесенного здания, которые менялись, как перчатки, «кинули» законных арендаторов из Российской академии наук. В ходе загадочного конкурса, проведенного в 2003 году Минимуществом, победила некая фирма «Эльгида», зарегистрированная за неделю до конкурса и, как считается, аффилированная с Мельником. Пошли суды, невзирая на которые, в прошлом году 30 крепких охранников захватили здание, вытряхнув мебель и сантехнику из номеров. Наплевав на судебные решения по обеспечительным мерам, здание взрывают…

    «Эльгида» перепродает комплекс некому ООО «Частное право Н-аудит» и другой фирме Мельника – нидерландской «Адмираль Б.В.», московского представительства которой судебные приставы обнаружить не смогли (как и голладского, впрочем). И хотя этой фирме-фантому кто-то отдал подряд на строительство гигантского объекта, где объем инвестиций оценивается в $1 млрд., нашлись силы, которые позарились на лакомый кусок Мельника. Ну, как тут обойтись без помощи известного на всю страну телеведущего?

    Однако для Владимира Соловьева капризный Мельник такая головная боль! Видимо, «заказчику» кажется, что лоббирующая его интересы команда даром хлеб ест…

    Из телефонного разговора:

    И.: - Он начнёт выёживаться...

    Соловьев: - Ну, а чего. Мы сделали для него невозможное. Мы договорились со всеми партнерами. Он что, одурел?

    И.: - Ну, он не рад, что у него ничего не двигается, по его словам.

    Соловьев: - Ни фига себе.

    И.: - Разговоры, разговоры. А толку никакого. Вот так он позиционирует.

    Соловьев: - Вот красавец. Я обожаю таких…Пошли его в жопу.

    И.: - Да, так и сделаю.

    Соловьев: - Разговоры… Ты ему скажи: «разговоры», это когда ты приходишь, говоришь о чекистах, а потом делаешь вид, что вообще ничего не было. Вот это разговоры.

    И.: - Да. Надо вообще от него избавляться, б…, опасный какой то кадр.

    Да, несладкий это хлеб – ублажать «заказчиков». Владимиру Соловьеву в этом плане не позавидуешь! Это на телепомосте «К барьеру» всё четко, там он король и Бог. А здесь, того и гляди, «кинут», не расплатятся за труды. Вот, к примеру, обаятельный телеведущий взялся помочь компании «Евроцемент». Сколько ходов им подсказал, чтобы они импорт и конкурентов оттеснили, как отпозиционировал тезис о нужности цемента в стране, о том, что цемент – это стратегический материал… А деньги где?
     
  18. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.2

    Из телефонного разговора:

    И.: –Б…, какие-то охреневшие клиенты, никто не хочет денег платить.

    Соловьев: - Ну, нормально…

    И.: - Не знаю, значит, я «Евроцементу» уже выставил счет за ту кампанию, которую мы сделали. Причем такой очень скромный, реальный счет. Значит, они его не оплачивают мне. Позвонила его помощница, которая в пресс-службе сейчас работает, она мне говорит: вот Михаил Анатольевич просил меня зайти ещё раз по поводу него. Это продолжается уже три недели, потому что он мне устно обещал оплатить счет, который я ему выставлю по окончанию... Он говорит: вы начинайте работать, а мы потом всё оплатим. Вот я ей сказал сегодня уже очень чётко, что я на момент, пока счет не будет оплачен, работу прекращаю, вы ведёте себя по-хамски. Они нам за рекламу не оплачивали два месяца счет. Мы из-за неё попали на налоги из-за того, что они нам не оплачивали. Ведёт себя просто реально по-хамски абсолютно.

    Соловьев: - А напиши официальное письмо… И в счет просто внеси штрафные санкции за наши налоги.

    И.: - Просто есть хоть какие-то обязательства, их нужно выполнять. Не, ну устно сказал мне. Да, это на самом деле урок. Нельзя ничего делать, пока не оплатят счет. Ничего страшного, когда им срочно надо, они очень быстро оплачивают.

    Соловьев: - Ага, в момент… Учитывая вдобавок, что им грозит немалая опасность, они себя ведут вообще, как идиоты. Но мы не будем пока им ничего говорить.

    …И таких неплательщиков попадается, видимо, немало. Когда там тяжкий крест любимца страны нести, Родину учить морали-порядочности, когда что ни «заказ», то одни огорчения!

    Из телефонного разговора:

    И.: – Ало.

    Соловьев: – Спишь, гад?

    И.: - Нет.

    Соловьев: - По птице ребята вообще исчезли, да?

    И.: - Что исчезли?

    Соловьев: - Птичники вообще исчезли? То есть мы их вообще забыли? Ну, Лисовского вообще мы забыли?

    И.: Да нет еще…Так, что-то я хотел тебе сказать, что-то я видел в мониторинге сегодня. А, во-первых, пресс-служба признала программу твою…

    Соловьев: - Ага, да-да, новую.

    И.: - Теперь уже не отмазаться. Соловьев: - Ну да…

    И.: - Что-то я ещё хотел... - Да…слушай со Сбербанком, б…, это мне на ближайшие полгода ничем другим можно уже ничем не заниматься .

    Соловьев: - Смотря, сколько они будут нам платить.

    И.: - Ну, у нас общий контракт получился, наверное, два в год.

    Соловьев: - Норма прибыли там нормальная?

    И.: - Да там я хочу сделать стопроцентную, сделать. А чё там творится?

    Соловьев: - Значит, смотри, очень важный момент, принципиально важный. Я не хочу что бы ты делал что-то по Сбербанку – какие то принципиальные вещи, пока идеологически со мной пунктов какие-то пункты не проговорим, чтобы не дай бог там не попасться…

    И.: - Ну да…Поэтому тебе вчера и позвонил, я буду постоянно с тобой связываться. Потому что там, в мелочевке, понимаешь, теряется идея, абсолютно… Они там погружены в эти структурные изменения, которые все, конечно, очень важны, но не промахнуться бы, понимаешь!?

    Соловьев: - Мы говорим, что Сбербанк – это государственное банк, не потому что он принадлежит государству, а потому что он думает по-государственному.

    И.: - Да вот это в цитате Грефа вчера было. Как крупнейший банк страны, вынужден взять на себя ответственность за малый бизнес. Не, но они реально улучшились. Конкретное улучшение по пяти пунктам. Не три года, а пять лет. Серьёзные вещи.

    Соловьев: - Ну, это конечно. Но они и могут себе это позволить на фоне бешеного кризиса, но ты помнишь, наша сфера задачи обеспечить встречу Геры с Шалвой.

    И.: - Да, но, с другой стороны, Шалва ведёт себя непорядочно, откровенно говоря. Знаешь, во-первых, деньги у него есть, начнем с этого. Некоторым другим он платит…

    Соловьев: - То есть вот так вот? Друзья, вы идите на х...

    И.: - Да, а вы друзья подождите, пока у меня станет всё совсем хорошо. Поэтому я больше ему не напоминаю про это, но я прекратил всё делать. Это невозможно уже, хамство. И это знаешь, если человек не платил три месяца, то он уже не заплатит, скорее всего.

    Соловьев: - Конечно.

    И.: - Поэтому он приедет в понедельник, я к нему во вторник заеду и всё ему честно скажу, как есть.

    Соловьев: - Так и надо.

    И.: - Извините, скажу, я работать прекращаю, потому что куча дел. Реально вчера в Сбербанке был до двенадцати ночи, и так будет долго. Потому что там реально надо налаживать всё. Знаешь, у них нет базы СМИ, ну о чем говорить! Детский сад, б...

    …Вообще, судя по общению Владимира Соловьева, нормальных контор и «заказчиков» в стране совсем не осталось – а те, что есть, так и норовят вырвать горькую горбушку хлеба у первого телеведущего страны. Ну, добро бы с одним Шалвой (как мы догадываемся: президентом Московской нефтяной компании Шалвой Павловичем Чигиринским) у Соловьева и компаньона Ильи проблемы были. А то ведь и тот же Сбербанк вдруг раскрылся с нежданной для творческого тандема стороны. Поневоле понимаешь, почему у Владимира Соловьева рука то и дело тянется к телефонной трубке.

    Из телефонного разговора:

    Соловьев: - Алло. Я вот чего думаю: знаешь, что нам надо сделать…

    И.: - Что?

    Соловьев: - Надо сейчас очень жестко сокранить все расходы.

    И.: - А какие именно?

    Соловьев: - Ну, надо понять какие. Условно говоря, если клиенты не платят, надо вежливо объяснить: идите на х…

    И.: - Да это однозначно, я для себя уже решил.Соловьев: -…Слушай, нам же «Сбер» так и не заплатил ни копейки?

    И.: - Пока нет.

    Соловьев: - Ну, вообще зае…али реально.

    Л.: - Но там 3 месяца всегда проходит любой контракт.

    Соловьев: - Ну, понимаешь тогда, в чём сейчас проблема, – я должен отказаться от договора на миллион х.. знает ради чего.

    И.: - Володь, ну ты можешь этого не делать. Ну, давай откажемся от «Сбера». Ну чего в этом такого?

    Соловьев: - Вопрос в том ,что у нас нет уверенности, что мы со «Сбером» пока работаем. Потому что у нас пока только их слова. А если завтра Геру снимут, то х.. они это исполнят…

    И.: - Это правда.

    Соловьев: - Вот о чём я говорю. То есть, от нас требуется аху…ный объём работы без всякого слова «спасибо».

    Л.: - Да, совершенно верно, ну это так и продолжается пока. А что поделать? У них переписать договор занимает 3 месяца – что я могу поделать?

    Соловьев: - Ну, надо нам думать, что с этим делать.

    Л.: - Ну, ускорить процесс мы не можем, Я со своей стороны реагирую в течение 5 минут…

    А вот еще один разговор, который показывает, насколько тяжело достается хлеб популярному телеведущему.

    Соловьев: - Алло. Звонит мне друг в Грузию, который… со мной партнёр.

    И.: - Ну?

    Соловьев: - Говорит: «Можете помочь нам, чтобы у нас не отбирали кредит в Сбербанке?». Я думаю: вот, б…., дожили! Можем, но за очень большие деньги, я говорю.

    И.: - Да, придётся ещё и этой х..нёй заниматься. Да, ты не договорил: у нас какие проблемы начались?

    Соловьев: - У нас никаких проблем, денег нет, а так нормально. Ну, это разве проблема?

    И.: - Это главная проблема

    Соловьев: - Ну, а что делать?

    И.: - Пока, к сожалению, тяжело. Может пора армян напрягать?

    Соловьев: - Не. На армян, ты понимаешь, я четыре месяца отработал по себестоимости, причём в полной экономии. И причём всячески, чтобы сделать огромный объём работы. Они требовать не требуют, а просят…давайте ещё. Мы с ним как бы договорились на 3 месяца, прошло четыре.

    И.: - У нас-то проблема потому, что мы с этим связались по просьбе Сирана. Ну, Сиран ничего не получает, а мы теряем…

    Соловьев: - Ну, мы ничего не теряем, мы просто ничего не зарабатываем…

    И.: - Как не теряем? Конечно, теряем. Обслуживание-то стоит денег и всё прочее...

    …Вот в таких хлопотах и проходит вторая жизнь известного российского телеведущего. Конечно, у всех есть маленькие грешки и большие тайны – даже у великих. Про поэта-демократа Некрасова, к примеру, судачили, что он молодую красавицу-любовницу в карты проиграл. Тайна Владимира Соловьева в том, что он умело сочетает в своей жизни две разные – и даже, можно сказать, диаметрально противоположные профессии. Для миллионов рядовых телезрителей он популярный ведущий и журналист, борец за истину, честь и советь НТВ, где он помогает державе объективно разобраться в её истинных или лже-героях. То есть, те самые «глаза и уши» общества.

    А для сведущих деловых людей Соловьев – это расчетливый лоббист. И вот здесь-то, на этой теневой стороне Луны, любимый телеведущий поворачивается для нас очень скользкой гранью. Потому что нет ничего хуже, когда блестящую репутацию «объективного тележурналиста» цинично используют для проплаченного пиара, обманывая всех нас. Грубо говоря, кумир под прикрытием профессии телеведущего подрабатывает наемником, денно и нощно ища, с кого бы деньги взять за лоббирование…

    Но этого зрительские массы, далекие от закулисья, конечно, не ведают. И с умилением в очередной раз рассаживаются у экранов своих телевизоров при упоминании популярного имени…

    Оригинал статьи:http://www.moscow-post.ru/society/001228903904634/
     
  19. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    О чем не успел написать Бекетов

    Восстанавливаем публикацию, которую готовил к печати главный редактор «Химкинской правды»

    Новая Газета,№92 от 11.12.2008г.
    Елена Костюченко

    Предвыборная кампания в Химках началась в прошлый понедельник. В тот же день Михаилу Бекетову ампутировали раздробленные пальцы на левой руке. На правой готовится такая же операция. О том, над чем Михаил работал перед покушением, что он готовил к публикации, никто и не вспоминает — неизвестно даже, когда Михаил начнет дышать полностью самостоятельно. Он по-прежнему самый тяжелый пациент в Склифе. Его близкие друзья и коллеги сообщили нам последнюю тему, над которой работал журналист. Мы провели собственное расследование и попытались восстановить ненаписанное.

    Эту фамилию я никак не могла расслышать. Самые разные люди — криминал, милиционеры, простые химчане — произносили ее шепотом, глотая окончание, и слышалось: «Раки… Враки…»

    На самом деле фамилия звучит — Рагины. Девичья фамилия супруги Владимира Владимировича Стрельченко, главы химкинской администрации. Галина Рагина выросла в многодетной семье, что самым печальным образом сказалось на положении бизнеса в Химках.

    Брат
    Брату Галины Эдварду Эдвардовичу Рагину — только 27 лет. Но его достижениям могут позавидовать опытные бизнесмены.

    Владимир Стрельченко возглавил химкинскую администрацию в конце 2003 года. В 2004-м его шурин Эдвард Рагин учреждает две компании — ООО «Химэнергосбыт» и ОАО «ХимЭнергоВодоСбыт». Компании занимаются перепродажей энергии, тепла и газа населению и предприятиям и быстро становятся монополистами в Химкинском районе. В марте 2007-го в федеральный департамент по борьбе с оргпреступностью поступает сигнал, что обе фирмы якобы ведут деятельность без соответствующей лицензии. В ходе доследственной проверки был установлен даже размер прибыли, полученной шурином главы администрации, — 2 миллиона 311 тысяч 781 рубль 34 копейки.

    Изъять все необходимые документы у милиции не получилось — по словам оперативников, за Рагина активно вступился заместитель главы администрации по вопросам ЖКХ Валов. Тогда милиционеры передали материалы проверки в областную прокуратуру для возбуждения уголовного дела. Полгода прокуратура промучилась над документами и не нашла состава преступления.

    «В УК нет такой статьи — «кумовство», — анонимно прокомментировали мне это решение в прокуратуре Московской области. — А была лицензия или нет, — это уже второстепенное».

    Обе фирмы — лишь небольшой сектор бизнеса Эдварда Рагина. Шурин главы администрации владеет ООО «Эдельвейс» (обслуживает парикмахерские и салоны красоты) и ООО «СМИ-Телеком» (прокладка трубопроводов, линий связи и электропередачи). Бывший Сходненский завод керамической плитки, переименованный в ООО «Стройкомплекс+», тоже перешел в родственные руки. Продукцией завода — по-европейски дорогой тротуарной плиткой — выложены химкинские улицы.

    Сестры
    Сестры Галины Стрельченко тоже, слава богу, в жизни устроены. Оксана Рагина учредила и руководит рекламным агентством (ООО «Медиа Арт АДВ»), фирмой по обслуживанию и ремонту автомобилей (ООО «Альфасервис»), зубной клиникой (ООО «Социальная стоматология») и ООО «Астэрикс ХХI» (назначение выяснить не удалось). Также, по неподтвержденной информации, Оксана владеет фирмой «Теннис +» и химкинским магазином «1000 мелочей». Ездит предпринимательница на Hundai ТUСSОN 2.0 GLS. Ее муж, о котором речь пойдет ниже, передвигается на Nissan МURАNО и черном «Ленд Ровере».

    Другая сестра — Рагина Ольга — чиновница, служит в «золотом КЗООСе» — комитете по землепользованию и охране окружающей среды химкинской администрации. Также является одним из учредителей юридической фирмы «Аверс», занимающейся бухучетом и аудитом. Другим учредителем «Аверса» является муж Оксаны Александр Вершинин. Вершинин, бывший сотрудник ФСБ, очень помогает семье. Вместе с Эдвардом Рагиным для операций с недвижимостью он учредил также ООО «Анколь» и ООО «АудитФинансГрупп». Последняя фирма, как следует из названия, также проводит аудиторские проверки и, по некоторым данным, участвует в банкротстве предприятий. Также на Ольгу зарегистрированы 2 машины — Mazda 6 и Мицубиси Mirage 1.3F. По слухам, на второй машине в действительности ездит жена Стрельченко Галина.

    Друзья и соратники
    В финансовых делах семьи Рагиных хорошо разбираются замы Стрельченко Запорожец и Валов. По крайней мере именно они приезжают в офисы во время милицейских и прокурорских проверок.

    Стоит перечислить имена хороших знакомых семьи Стрельченко—Рагиных, попавших в поле зрения правоохранительных органов, — Николай Иванов, Юрий Казаченок, Леонид Баришпол и Александр Рудаков.

    Николая Иванова, бывшего заместителя главы Химкинского района, сейчас преследует спецпрокуратура № 4 по особо режимным объектам. Суть дела — банкротство и последующая продажа административных зданий уникального Научно-исследовательского института радиоприборостроения. Примерный ущерб оценивается в 10 млн долларов.

    Юрий Казаченок был ведущим специалистом отдела аренды химкинского комитета по управлению имуществом. В конце апреля 2007 года в отношении Казаченка было возбуждено уголовное дело по статье 159 ч. 3 УК — «вымогательство». Судя по материалам дела, «ведущий специалист» попросил одного из предпринимателей поделиться денежными средствами в размере 250 тысяч рублей за продление договора аренды. С должности был немедленно уволен, причем, по свидетельству очевидцев, задним числом.

    Леонид Баришпол (заместитель директора МУП «Комбинат по благоустройству и озеленению») и Александр Рудаков (советник по экономике главы администрации), по мнению сотрудников МВД России, тоже занимались вымогательством. На аудио- и видеоматериалах, приобщенных к делу, Рудаков на встрече с предпринимателями города в своем служебном кабинете настойчиво просит их выделить деньги «на нужды города Химки». Баришпола же просто поймали за руку.

    28 июля 2005 года прокуратура г. Химки возбудила уголовное дело. Вскоре дело было прекращено. По требованию надзирающих организаций дело возбуждалось еще дважды. Сейчас его судьба неизвестна.

    Зато хорошо известен и освещен в СМИ конфликт между компанией «ИКЕА» и химкинской администрацией. Построенный в декабре 2004-го торговый комплекс два месяца простоял закрытым — химкинская администрация «вдруг» требовала от шведских инвесторов выделить миллион евро для строительства путепровода на улице 9 Мая. «Это вымогательство взяток», — заявил шведской газете Dagens Industri глава российского представительства «ИKEA» Леннард Даалгрен. И еще: «Я опасаюсь за свою жизнь». …Но в итоге шведы сдались. Деньги были перечислены на счет МУ «Химдор», возглавляемого доверенным лицом Стрельченко Устиновым. Отчет о строительстве путепровода до сих пор не получен. Аналогичные проблемы возникли у «ИКЕИ» и при строительстве гостиничного комплекса около Ленинградского шоссе. Из-за проблем в получении разрешительных документов строительство отодвинулось почти на год. По информации наших источников в правоохранительных органах, для урегулирования вопроса на счет МУ «Химдор» было перечислено 3,5 млн евро.

    Врачи не знают, когда Михаил сможет сказать первое слово. Врачи, боясь спугнуть везение, не делают вообще никаких прогнозов. Однако ясно, что к своей работе он сможет вернуться очень нескоро.

    Мы не утверждаем, что эта ненаписанная Бекетовым статья стала причиной покушения. Но сотрудники прокуратуры Московской области вспоминают, что Бекетов несколько лет активно боролся против засилья родственников Стрельченко в химкинском бизнесе. Заявления Бекетова до сих пор лежат в прокуратуре. Очевидно, что и Рагиным, и сотрудникам химкинской администрации было бы крайне неприятно, если бы эта информация была опубликована в начале предвыборной кампании. Мы просим прокуратуру Московской области, которая сейчас занимается расследованием, тщательно проверить эту версию.

    Оригинал статьи:http://www.novayagazeta.ru/data/2008/92/18.html
     
  20. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Правила игры

    заставили задуматься руководителя арбитражной группы "Ъ" Ольгу Ъ-Плешанову

    Газета «Коммерсантъ» № 225(4042) от 10.12.2008

    Конференции, посвященные международному коммерческому арбитражу, обычно похожи одна на другую. Но мероприятие, устроенное на прошлой неделе Международной торговой палатой, посетил председатель Высшего арбитражного суда (ВАС) Антон Иванов. А участники конференции постарались ему рассказать, как поступают с решениями международного арбитража суды в регионах. Ученые заметили: если решение арбитража оказывается невыгодным крупнейшим российским компаниям, то непременно находятся основания, чтобы его отменить. В прошлом году, например, суд отменил решение Международного коммерческого арбитражного суда (МКАС) при ТПП РФ, вынесенное в пользу структуры ЮКОСа — люксембургской Yukos Capitall. МКАС решил взыскать в ее пользу $490 млн долга по кредиту, выданному "Юганскнефтегазу" в период его нахождения в структуре ЮКОСа, но "Роснефть", правопреемник "Юганскнефтегаза", это решение оспорила.

    Этим летом "Газпром" добился отмены решения МКАС по делу о взыскании с компании "Молдовагаз" долгов Приднестровья, через которое проходит магистральный трубопровод в Европу (это позволяет непризнанной республике производить несанкционированный отбор газа для своих потребителей). МКАС решил, что "Газпром" должен был вначале потребовать оплаты газа с приднестровского "Тираспольтрансгаза" и только потом обращаться с иском к "Молдовагазу". А недавно московские суды отменили решение МКАС, признавшего право ЗАО "Калинка-Стокманн" продлить на десять лет договор аренды торговых площадей в "Смоленском пассаже". Отмены добилось ООО "Смоленский пассаж".

    Ученые отметили и другую тенденцию: чтобы избежать арбитражного разбирательства, компании оспаривают базовые договоры в государственных судах. А чтобы суд не обязал их идти сразу в арбитраж, компании действуют через своих акционеров, которые не подписывали обязательств рассматривать споры в арбитраже. Примером стали дружественные иски структур "Альфа-групп", акционера украинской "Киевстар", подаваемые в украинские суды ради борьбы с другим акционером компании, норвежской Telenor. Правда, решения украинских судов структурам "Альфа-групп" не помогли: исполнить решение нью-йоркского арбитража потребовал государственный суд в США.

    А в России акционеры пока выигрывают. Суды на Урале в 2005 году отказались признать решение арбитража в Нидерландах, вынесенное в пользу иностранной компании: акционер российского ОАО "Буммаш", являвшегося ответчиком, оспорил договор между компаниями. Недавно суды Западной Сибири и Поволжья признали недействительным поручительство "Томскнефти" и "Самаранефтегаза" (бывших дочерних компаний ЮКОСа) по займу на $1,6 млрд, выданному в 2003 году ЮКОСу консорциумом иностранных банков. Договоры поручительства оспорил акционер "Томскнефти" и "Самаранефтегаза" — ООО "Нефть-актив" (дочерняя компания "Роснефти"), не связанный обязательством обращаться в арбитраж. Кроме того, "Нефть-актив" оспаривает в российских судах кредиты, которые Yukos Capital выдала в 2004 году "Томскнефти" и "Самаранефтегазу". А акционер "Роснефти", некое ЗАО "ИК "Веста"", требует признать недействительным кредит на $490 млн, который Yukos Capital выдала "Юганскнефтегазу".

    Получается, что российский бизнес, недовольный государственными судами, сам идет в международный арбитраж. Но в случае проигрыша спешит в государственный суд, чтобы переиграть дело.

    Оригинал статьи:http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1091252
     
Загрузка...
Похожие темы
  1. blogger
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    304
  2. Schutzmann
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    421
  3. Joseph
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    316
  4. Вышегородцев Игорь Алексеевич
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    719
  5. Vadim
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    1.246

Поделиться этой страницей