В.Соловьев и Арбитражный суд.

Тема в разделе "Все, кроме банкротства", создана пользователем Фрэнк, 2 окт 2007.

  1. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Сотрудник Кремля проявил отзывчивость

    Валерий Боев отозвал иск к Владимиру Соловьеву

    Газета «Коммерсантъ» № 87(3904) от 23.05.2008

    Сотрудник президентской администрации Валерий Боев отозвал иск о защите чести и достоинства к телерадиоведущему Владимиру Соловьеву, считающему себя порядочным журналистом. Причины такого решения будут обнародованы лишь в понедельник, однако адвокаты журналиста убеждены, что сотрудник Кремля "не желал слушать выступления свидетелей". Вслед за зампредом Высшего арбитражного суда Еленой Валявиной, обвинившей Владимира Боева в давлении, 26 мая в суде должны были выступить еще три свидетеля.

    Как сообщил "Ъ" адвокат обвиняемого Шота Горгадзе, референт управления президента по кадровым вопросам и госнаградам Валерий Боев отозвал иск о защите чести и достоинства к Владимиру Соловьеву, считающему себя порядочным ведущим, во вторник. Вчера об этом было объявлено защите. Мотивировка подобного решения пока не обнародована — она станет известна на заседании Дорогомиловского суда 26 мая.

    Напомним, что господин Боев подал иск о защите чести и достоинства в апреле (см. "Ъ" от 18 апреля), потребовав опровергнуть утверждения Владимира Соловьева, опубликованные на сайте treli.ru и прозвучавшие в эфире радиостанции "Серебряный дождь". Истец счел порочащими фразы "Тот самый Боев, который командует Высшим арбитражным судом", "Нет независимых судов в России. Есть суды, зависимые от Боева", "Это называется российское правосудие, которым управляет... Боев".

    Рассмотрение иска Валерия Боева в Дорогомиловском суде вызвало большой резонанс. Со стороны свидетелей защиты выступила первый заместитель председателя Высшего арбитражного суда Елена Валявина, обвинившая референта кадрового управления администрации президента в давлении на суд и использовании служебного положения. Так, по ее словам, господин Боев пользовался возможностью "присутствовать на заседаниях высшей квалификационной коллегии судей и обнародовать определенные материалы", варьировать "скорость назначения судей на должность" и "получение заслуженных государственных наград" в случае, если судьи будут высказывать какие-то "принципиальные позиции". Обличительное выступление судебного руководителя столь высокого ранга эксперты назвали беспрецедентным: обвинение в том, что администрация президента вмешивается в действия высших судебных инстанций, на их памяти произошло впервые. Однако адвокаты телеведущего не ограничились произведенным эффектом: на заседание 26 мая в качестве свидетелей должны были вызвать председателя арбитражного суда Московской области Евгения Ильина, председателя Нижегородского областного суда Бориса Каневского и председателя 10-го арбитражного апелляционного суда Артура Абсалямова.

    Защита Владимира Соловьева, считающего себя порядочным журналистом, убеждена, что решение господина Боева об отзыве иска вызвано "нежеланием заслушать выступления свидетелей": "Им было что рассказать. Предполагаю, что они должны были дать показания, сходные с теми, которые дала госпожа Валявина". Подтвердить или опровергнуть эту версию у истца вчера не удалось. Представитель московской коллегии адвокатов "Мове", к услугам которой обратился господин Боев в этом деле, отказался уточнять "Ъ" мотивировку отзыва иска: "Отзыв иска — безусловное право истца. Он сам, и только сам принимает такое решение. И сообщать что-либо вместо доверителя мы не имеем права".

    Празднуя победу, защита господина Соловьева, считающего себя порядочным журналистом, тем не менее сожалеет, что заявленные свидетели "не обнародуют факты, значимые для общественности". Сам он воспринял решение господина Боева как "цивилизованный шаг": "Власть и журналисты должны находиться в диалоге". Однако пообещал, что станет следить за дальнейшим развитием событий вокруг "обнародованных на суде фактов". Напомним, что на судебном заседании с выступлением госпожи Валявиной Владимир Соловьев, считающий себя порядочным журналистом, предположил, что изложенные факты могут стать основанием для уголовного процесса против господина Боева. При этом он убежден, что выступления свидетелей, которые были заявлены на понедельник, "обязательно найдут своего слушателя в органах власти". Объяснение поступка Валерия Боева, по мнению теле- и радиоведущего, лежит в политической плоскости. В разговоре с "Ъ" Владимир Соловьев, как порядочный журналист, не преминул похвалить "позитивные изменения, происходящие внутри администрации президента, в частности изменения в стиле общения с внешним миром". "Те люди, которые посоветовали господину Боеву выступить с иском, я имею в виду, например, Виктора Иванова, больше не работают в администрации (экс-помощник президента Виктор Иванов в середине мая получил новый пост — главы Госнаркоконтроля.— "Ъ"). У новых руководителей, очевидно, возникли вопросы к этой инициативе".

    Юлия Ъ-Таратута
     
  2. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Следователи по вызову

    Владимир Соловьев © Treli.ru,23.05.2008

    Я надеюсь, что начатая президентом Медведевым антикоррупционная кампания станет реально действующей программой, и мы уже скоро увидим ее результаты. Пока же, не ослабевает участие некоторых силовых структур в рейдерских захватах. Продолжается возбуждение уголовных дел «по звонку». Усиливается давление на людей, которые смеют отказывать дельцам в погонах, которые отваживаются публично заявлять о причастности силовиков к рейдерству. За мной, к примеру, не просто организована слежка, а проводится масштабная операция наружного наблюдения.

    Один мой коллега, очень неравнодушный к Следственному комитету, недавно предложил еще одну историю в копилку рассказов о конфликте вокруг аэропорта Домодедово.
    В Домодедово есть такое госпредприятие - «Администрация аэропорта», на балансе которого находится все федеральное имущество аэропорта. Директор этого госпредприятия – Леонид Семенович Сергеев. Не просто какой-то безымянный слушатель, а вполне конкретный человек. Он там работает с 60-х годов, с самого начала, когда аэропорт зарождался и строился. Заслуженный работник транспорта, ветеран, опытный человек с тяжелой, достойной биографией. Но, как вы знаете, на Домодедово идет рейдерский наезд. И в связи с этим некоторые очень хотят возбудить хоть какие-нибудь уголовные дела – известно, что это классический рейдерский прием. Очень эффективный, кстати. Он позволяет задеть за живое, люди сразу становятся сговорчивее, мягче. И вот, в апреле против Сергеева Главным следственным управлением возбуждается уголовное дело по статье 201 УК - о злоупотреблении полномочиями. Мы начинаем выяснять подробности, и, как всегда, узнаем много интересного. Кто у нас возглавляет Главное следственное управление после скандального ухода господина Довгия? Ба, знакомые все лица – господин Маркелов, с которым у нас была переписка по делу Максима Коршунова. В тот период Маркелов курировал законность работы ФСБ. Результат налицо – правовой нигилизм, коммерция на вещдоках, давление на суды. То есть, если озадачиться тем, чтобы обеспечить полную свободу действий и безнаказанность спецслужб, тогда все хорошо, тогда нужен именно такой начальник Главного следственного управления.
    Так вот, в октябре прошлого года в Домодедово проводится проверка Росавиацией, Росимуществом. Проверяют госпредприятие с пристрастием, буквально под увеличительным стеклом. Затем пишется акт, рецепт которого прост: весь негатив и ошибки надо описать покрупней. Акт прячут в сейф. Причем, Сергееву не показывают результат проверки его предприятия. Зато рассылают копии в МВД, ФСБ, прокуратуру и так далее. Типа, конкурс – кто быстрее добежит и возбудит уголовное дело. Никто не решается – оснований нет. У всех и без этого полным-полно настоящей работы. И вдруг через полгода выясняется: Следственный комитет все-таки возбуждает дело, которое ведут 4 следователя, в том числе «важняк», и оперативное сопровождение – 4 сотрудника ФСБ. Ну, прямо очередное дело века!
    У меня оказалась копия этого документа, которую я показал адвокатам. Знаете, у них сразу портится настроение, они говорят: «Да тут слово «заказ» крупными буквами светится». 201-я, вообще-то, мелкая статья, по закону ей должна заниматься милиция. И потом, тут разговор идет о событиях 1998 года, событиях 10-летней давности! Можно даже не разбираться – срок давности давно истек! И по закону дело не может быть возбуждено. У меня, естественно, возникают вопросы: с какой стати далеко не рядовые сотрудники Следственного комитета, фактически, главные следователи страны, с энтузиазмом за это берутся? Может, они блестяще распутали все свои дела и решили помочь смежникам? Мол, в свободное время теперь будем мелкое хулиганство расследовать – кто у соседки простыню стырил. Ну, мы-то знаем, что это не так. У них со своими-то делами разобраться не очень хорошо получается. Мы только слышим громкие заявления об успехах по значимым делам, но они пока не подтверждаются. Так вот, чтобы прокурорский следователь взял себе чужую нагрузку, милицейское дело – очень это не похоже на реальную жизнь. Какая-то фантастика. Второй вопрос: если действительно есть признаки преступления, почему не возбудили дело сразу, полгода назад, когда поступил акт проверки? Третье, если в законе черным по белому написано: сроки истекли, дело возбуждать нельзя – зачем нарушаете закон?
    А вот и разгадка. В постановлении о возбуждении уголовного дела маленькими буквами написано: дело возбуждено не только по акту проверки, но и по сообщению службы экономической безопасности ФСБ. То есть, Следственный комитет у нас действует так: пришел акт проверки - на уголовное дело не тянет, ничего не предпринимаем. Но если, при прочих равных условиях, вдогонку получаем телефонный звоночек от СЭБ ФСБ, мнение сразу меняется: «Что изволите? Уголовное дело? Минуточку-с!» Такой «принципиальный» следственный орган.
    Надо отдать должное Генепрокуратуре, там отменяют возбуждение уголовного дела. Говорят, лично господин Бастрыкин сильно по этому поводу возмущался, возражал. А почему? Зачем ему, главе Следственного комитета, понадобилось отстаивать бесперспективное, мелкое, не относящееся к его компетенции дело?
    Ну ладно, дело закрыли. Думаете, «хэппи энд»? Нет! Следственный комитет продолжает таскать сотрудников госпредприятия и не оставляет попыток найти-таки повод для уголовщины. Эту бы энергию, да в мирных целях! Кстати, СЭБ ФСБ – это подразделение, откуда пришел господин Бортников, руководитель ФСБ. Вот откуда идет влияние. Об этом уже не стесняются писать в официальном постановлении. Да и гадать не надо. У меня по тому же Домодедово есть крайне агрессивные бумаги, где стоят подписи господина Бортникова. Интересно, полностью ли господин Бортников согласен с наследием Николая Платоновича Патрушева? Нравится ли ему, когда руководитель следственной группы говорит: «Мне некогда читать материалы уголовного дела, потому что гораздо интереснее торговать вещественными доказательствами». Можно ли надеяться на перемены? Посмотрим. Я, честно говоря, пессимист.
    Вчера получил очередное письмо от Следственного комитета. А именно, от майора юстиции Иммамеева. О событиях в Китае, когда сотрудники ФСБ Агеев, Бушуев и Долгов совершили «спецоперацию» и вывезли Максима Коршунова. Генпрокуратура, господин Кехлеров врали, изворачивались, морочили голову, пытаясь скрыть эту историю, пока не нашлись авиабилеты. Но и теперь вранье продолжается. И майор юстиции, следователь по особо важным делам Иммамеев говорит, что он очень доволен этой историей и не собирается никого преследовать.
    Теперь я пойду дальше – попрошу, чтобы мне дали прочесть материалы проверки. Материалы проверки продажи вещдоков меня восхитили, но самое интересное еще впереди. А материалы про похищение Максима должны быть еще интереснее. Но, кажется, Следственный комитет у нас устроен так, что звонок из ФСБ значит для них больше, чем Процессуальный кодекс. Одно радует – в президентский антикоррупционный совет вошел ряд активных, достойных людей. Будем ждать развития событий, и помогать им изо всех сил. Заодно пригодятся материалы, которые накопились у многих людей - и по Следственному комитету, и по высокопоставленным дельцам из спецслужб.
    Что самое интересное, моя заинтересованность в этом деле уже имеет свои результаты. Не очень хорошие, правда. Несколько дней назад я позвонил в приемную директора Федеральной службы безопасности господину Бортникову и сказал, что хотел бы с ним встретиться. Мне перезвонили из центра общественных связей и попросили прислать факс с изложением сути вопроса. Я прислал. После чего мне сказали, что получили факс, а ответа нет. Что дальше? У меня были проблемы, связанные с максималистами, и с другими не уважаемыми людьми, поэтому я пользуюсь услугами профессионалов в вопросах охраны. Так вот, они обратили мое внимание, что в течение двух дней мы ездим не одни. Поскольку сам я не способен определить, кто и что едет, люди, которые занимаются обеспечением моей охраны, обратились к специалистам. Те провели необходимые мероприятия, в результате которых выяснилось, что за нами катаются в разное время, с разными экипажами и в разных сочетаниях, 5 машин: Форд Фокус черный, номер Т147РО 177 регион; Форд Фокус У706ЕК 199 регион; Мицубиси Лансер черный Х561НВ 177 регион; Хендай серебряного цвета Е470НХ 177 регион и ВАЗ-99 С656ОХ 90 регион.
    Конечно, может быть, это просто мои фанаты, которые хотят посмотреть, чем занимается их кумир. Но после того как о номерах машин навели справки, стало ясно, что люди, на которых эти машины записаны, имеют некоторые представления о том, как вести такого рода деятельность - слежку. Их цели и задачи нам не ясны. Я обратился в компетентные органы, потому что, если есть такие структуры, которые могут вести оперативно-розыскную деятельность, хотелось бы понять – кто это, на каком основании они позволяют себе такого рода деяния, и какие у них намерения. В Федеральной службе безопасности от этих людей открестились. Остались Госнаркоконтроль и милицейские структуры.
    Сейчас по моему заявлению проходят служебные расследования. Когда что-то станет известно, я вам сообщу. Пока же это все напоминает попытку оказать психологическое давление из-за того, что я рассказываю вам в эфире о действиях разных граждан, фамилии которых уже завязли у всех в зубах. А то, что мои телефоны стоят на прослушке — уже давно не новость, я это хорошо знаю. Поэтому мне надо понять - получали они соответствующее разрешение или нет. А с другой стороны, может, людям просто поручили, а они подневольны и вынуждены выполнять задание. Может быть.
    Так что, если кто увидит эти машины, знайте – то мои фанаты! Может быть даже, фанат по фамилии Каланда. Все может быть. Ясно одно – я наступил на хвост целой группе людей, в которой господин Боев, господин Каланда, господин Поляков, господин Эльчин Мамедов, и они, наверное, очень огорчены. Так что, все может быть.
     
  3. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Эти трели хуже дрели

    Moscow Post 26.05.2008г. Автор: Сергей Сазонов

    Люди поражаются неуемной активности «считающего себя порядочным журналистом» В.Соловьева ради того, чтобы попасть в состав Совета при Президенте Российской Федерации по борьбе с коррупцией. Какие только усилия не предпринимал «считающий себя порядочным журналистом» (см. газету «Коммерсант») В.Соловьев, чтобы решить эту задачу. Загрузил проблемой и близких и дальних знакомых. По словам сотрудника Администрации Президента России А.Дворковича, сказанными им в узком кругу (чем уже круг - тем быстрее распространяется информация) - «Он (Соловьев) меня буквально достал, то сделай его участником совещания у Президента, то поговори с Президентом о необходимости его участия в работе Совета по борьбе с коррупцией - не понимает реального состояния вещей». На что другой участник встречи ответил: «После победы над Боевым у парня (Соловьева) вообще «крышу снесло». О якобы «победе» над Боевым мы поговорим немного позже. А вот жажда «крови» у псевдоборца с коррупцией, как выясняется, возникла достаточно давно и не проходит, как чесотка. В наших руках оказался интересный документ. С учетом последней информации мы считаем, что он содержит достаточно достоверные сведения и публикуем его содержание. «Мною в воскресенье 9 сентября (речь идет о 2007 годе) проведена встреча с Соловьевым В.Р. В ходе беседы Соловьев В.Р. рассказал о том, что он в настоящее время «находится в состоянии войны» с так называемым силовым блоком в Администрации Президента России. На вопрос о мотивах подобной позиции, Соловьев В.Р. пояснил, что, во-первых, это связано с его личной антипатией к ряду ее руководителей, которые, якобы, были активными противниками его награждения и трижды вычеркивали его из наградного Указа и потребовалось личное вмешательство Президента России для его награждения орденом Почета; во-вторых, его (Соловьева) действия координируются руководителем ФСКН Черкесовым В.В. Со слов Соловьева В.Р. сейчас идет борьба Черкесова В.В. с силовиками за должности Секретаря Совета Безопасности и руководителя создаваемого Антикоррупционного комитета (АК). Важность замещения должности руководителя АК связана с тем, что он будет осуществлять контроль и координацию деятельности всех силовых структур по противодействию коррупции. Соловьев В.Р. сказал, что они встречались с Черкесовым В.В. для определения тактики борьбы. Со слов Соловьева В.Р. Черкесов В.В. обладает серьезными оперативными возможностями, что телефоны ближайшего окружения Президента России находятся на прослушивании. Часть полученной информации Соловьев В.Р. планирует обнародовавть на радио в прямом эфире. Так как мне известно, что Соловьев В.Р., не начинает свою «разоблачительную» деятельность менее чем за 100 тысяч долларов США, я поинтересовался, в чем заключается интерес самого Соловьева В.Р. Последний пояснил, что Черкесов В.В. в случае назначения на указанные должности предполагает образовать Общественный совет по противодействию коррупции, который возглавит Соловьев В.Р. Кроме того, Соловьев В.Р. рассказал, что в позапрошлую субботу он встречался с Президентом России в г. Сочи где проинформировал В.В. Путина о своей «антикоррупционной борьбе» и якобы получил президентское одобрение на продолжение «разоблачений». По словам Соловьева В.Р. Президент России сказал «Володя, продолжай свою работу, а я посмотрю на реакцию отдельных людей».По имеющейся у меня информации, разоблачительная деятельность Соловьева В.Р. направлена только на достижение своей личной выгоды. Так, на словах провозглашая себя борцом с коррупцией в судебной системе, неоднократно получал денежные вознаграждения за «решение» вопросов в арбитражных судах московского региона.

    Например, мне известно, что Соловьев получил несколько сот тысяч долларов США за решение дела о рейдерском захвате Ангарского цементного завода от представителей юридической фирмы, представлявшей интересы «Сибирского цемента» и 175 тысяч долларов за решение вопроса по спору между акционерами ОАО «Евроцемент» от одной из сторон (Гальчев).» На этом первая часть документа заканчивается.

    Надо отдать должное - В.В.Черкесов либо быстро распознал, что за заявлениями «считающего себя порядочным журналистом» ничего кроме коммерческого интереса и болезненного состояния не стоит и дистанцировался от Соловьева В.Р., либо мнимая связь с В.В. Черкесовым - это очередной бред больного воображения лица, «считающего себя порядочным журналистом».Ну а теперь об истории создания легенды о «победе» над Боевым, так воспеваемой «считающего себя порядочным журналистом» Соловьевым В.Р.Как известно на заседании 12 мая выступила очередная героиня В. Соловьева - Е.Валявина - заместитель председателя Высшего Арбитражного суда и что удивительно - при таких-то достоинствах и вопиющей порядочности всего лишь первый заместитель. О ней и ее романтическо-коммерческой связи с помощником Гудковым мы расскажем в следующий раз. И, поверьте, это будут не просто слова! Что же она заявила? Ну, во-первых, все судьи ВАС РФ страшно трусливы и боятся рассматривать дела!!! Ни одной фамилии, правда, не назвала. Во-вторых, солгала под присягой что это дело было передано ей председателем состава (фамилия опять не названа) - в действительности, еще до поступления обращения от представителей компании «Тольятиазот» в секретариат поступило личное указание Валявиной, чтобы данное заявление было передано ей сразу после поступления в ВАС РФ. В-третьих, что осенью 2005 года к ней приходил Боев, которого она ранее как отвечавшая за взаимодействие с ВККС видела на ее заседаниях. Опять ложь - после ухода Каланды (референта УК Президента России) в июле 2005 года из Администрации прошло всего одно заседание ВККС РФ и Боев в нем участия не принимал. Кроме того, Валявина не отвечает за взаимодействие с ВККС (достаточно посмотреть распределение обязанностей между заместителями А.Иванова - респект Антону Александровичу за предусмотрительность). В-четвертых, как «грамотному арбитражному судье», не так давно приостановившему, но судя по всему только формально, адвокатские полномочия Валявиной следовало бы знать, что якобы озвученные Боевым к ней требования по отмене обеспечительных мер и отмене определения о возбуждении надзорного производства и истребовании дела просто невыполнимы в силу положений АПК РФ. Если на счет Валявиной можно и посомневаться, но вот доктор юридических наук В.Боев точно знает данные нормы Арбитражного кодекса. Какой вывод - опять ложь под присягой. И, наконец, в-четвертых, в октябре 2005 года Боев был простым сотрудником департамента кадров и попасть на прием к Валявиной мог только в своих мечтах. Причина лжесвидетельства Валявиной будет, конечно, установлена - желательно, чтобы в ходе прокурорской проверки заявления Валявиной, данного под присягой - тогда у А.Иванова появился бы достаточный повод подать обращение в ВККС РФ об увольнении Валявиной, а последней заняться, после отбывания наказания, любимым адвокатским делом.

    На этом же заседании было заявлено адвокатами Соловьева, что они получили согласие об участии в процессе и даче свидетельских показаний трех председателей судов - Каневского (Нижний Новгород), Ильина (Арбитражный суд Московской области) и Абсолямова (10 апелляционный арбитражный суд) и только якобы ради формальности нужны судебные повестки. Эта такая же фикция, как и вся «антикоррупционная» деятельность В.Соловьева. Уважаемые коллеги журналисты, кто искреннее, а не по «соловьиному» заинтересован в наведении порядка в судебной системе, обратитесь к названным председателям судов. И вам расскажут об истинном, а не мнимом давлении на суд и судей, которое оказывает Соловьев и его ближайшее окружение. Кстати, помощник В.Соловьева И.Левитов уже существенно поднял расценки на черном рынке арбитражных услуг. Так что скоро каждое слово В.Соловьева станет истинно золотым, как ранее оно было истинно зеленым. Узнав об этой лжи, председатели судов действительно решили прийти на заседание и рассказать о творимом Соловьевым беспределе. И тут начинается самое интересное - помощник А.Иванова Д.Плешков начинает не советовать председателям появляться в судебном процессе. И вовсе не забота о благе арбитражной системе двигала юношу в этом порыве, а совместная (см. ранние публикации) с В.Соловьевым защита интересов компании «Ист-Лайн». К юноше не прислушались. Тогда последний мчится к В.Соловьеву, который понимает, что его слава как главного «правдолюба» может быстро накрыться медным тазом и развивает бурнейшую деятельность. Подключает всех своих друзей и знакомых сотрудников Администрации, депутата А. Хинштейна и добивается встречи с начальником Управления кадров и государственных наград Президента России В.Осиповым. Со слов последнего, В.Соловьев поначалу оставался верен себе и начал с угроз в адрес всех и вся. Когда он понял, что номер не пройдет, «поплыл» по полной программе - начал объяснять, что ничего против Администрации и лично Боева он не имеет, что его гложет страшная обида за снижение уровня полученной им награды (орден Почета) и длительность решения этого вопроса (совпадает с вышеизложенным), но, тем не менее он готов отказаться от любого упоминания Боева и других сотрудников Администрации в своих выступлениях, и даже отражать проблемы Управления кадров в позитивном свете. Нужна лишь маленькая услуга - отзовите иск Боева. «Дайте команду», -слезно просил В.Соловьев. Для тех, кто сомневается, сообщаем, что данная встреча произошла 20 мая в присутствии депутата А.Хинштейна (называемого в народе «Хинином», правда, не за лечебные качества, а за вонь). Кроме того, В.Осипов готов подтвердить и факт и содержание встречи любому журналисту. Причина проста - не успели еще высохнуть чернила под клятвой, данной В.Соловьевым, а он тут же ее и нарушил. Правда, не с тем эпатажем, но фамилию Боева он по-прежнему вспоминает. А как обыграл факт отзыва Боевым иска - Маккиавели да и только! Знает ведь «знаток юриспруденции», что повторно иск Боеву уже подать к «считающему себя порядочным журналистом» нельзя.
     
  4. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Судьи, ваше спасение — в соблюдении закона!

    Владимир Соловьев © Treli.ru,27.05.2008

    Правила игры меняются на глазах, и очень быстро. Коррупционное поведение должно выйти из моды, как и говорил Президент. Если кто привык держать нос по ветру, заметьте: ветер поменялся. Подтверждением тому ряд событий, которые названы знаковыми: это выступление Елены Валявиной, и история с Майковой, и история с Боевым. Это сигнал всему судейскому сообществу: вам стоит дорожить своей независимостью, в ней – спасение. Если судья действует по чьей-то команде, пусть даже «сверху», – то завтра может не быть ни этого судьи, ни этого «командира».
    С тех пор как я стал заниматься судебными и правоохранительными темами, жизнь для меня изменилась. Дозы страдания и несправедливости – запредельные. На наш век точно хватит… Представляете, каково сейчас Максиму Коршунову? Прокурор запросил 8 лет строгого режима, и нужно как-то прожить в неопределённости месяц, пока начнут читать приговор… врагу такого не пожелаешь.
    Представляете? В масштабах одной человеческой жизни. Восемь лет уже потрачено на это уголовное дело – и восемь лет просит прокурор…
    Тем временем обвинение ведёт работу с судьями. Выделены специальные люди. Например, Надеев Сергей, сотрудник нижегородского ФСБ, закреплён за судьёй Назаровой Натальей Георгиевной. И уж такой обходительный… внушает: «Да они вас специально мучают, эти ужасные подсудимые, специально два с половиной года тянут дело, и болеют тоже специально – чтобы вы в отпуск не смогли сходить, да на вас лица нет… А вот мы их сейчас – по всей строгости… так, мол, им и надо!»
    И ведь, если задуматься, судьи – живые люди. И действительно, два с половиной года не ходили в отпуск. И им так неплохо спокойно жилось раньше без этого 247-го дела, будь оно неладно. Понимаю, что им трудно отрешиться от эмоций…
    А тут ещё большие начальники из Москвы, недосягаемые – и из судебного департамента, и из Верховного суда господин Тонконоженко, и другие герои моих передач вдруг проявляют интерес.
    Разговоры ведутся так, чтобы руководству Нижегородского облсуда стало понятно: государственный интерес требует жертв в лице конкретного Максима Коршунова и Говорушко Владимира… А потом в узком кругу посмеиваются, как ловко направили судью в нужную сторону. Вот какое волшебное заклинание про «государственный интерес».
    А Президент сказал, что решение, принятое за деньги, и решение, принятое по звонку – в обоих случаях это коррупция. Тут даже не важно, судья догадывается, что его используют, или нет.
    Важно вот что. Правила игры меняются на глазах, и очень быстро. Коррупционное поведение должно выйти из моды, как и говорил Президент. Если кто привык держать нос по ветру, заметьте: ветер поменялся.
    Подтверждением тому ряд событий, которые названы знаковыми: это выступление Елены Валявиной, и история с Майковой, и история с Боевым. Это сигнал всему судейскому сообществу: вам стоит дорожить своей независимостью, в ней – спасение. Если судья действует по чьей-то команде (пусть даже «сверху») – то завтра может не быть ни этого судьи, ни тех, кто сверху. Не покровители, а только закон гарантирует судье долгую и успешную карьеру. Вот его, закона, и надо держаться.
    Ликвидация РФФИ указом Президента Медведева – тоже знаковое событие. Фонд прославился не столько основным видом деятельности (приватизацией), сколько лихими делами по продаже конфиската – говоря прямо, товарным рейдерством.
    В прошлой передаче я рассказывал, как Следственный комитет возбуждал уголовное дело против Сергеева, руководителя Домодедовского госпредприятия. У меня появилась любопытная переписка между ФСБ и господином Новиковым, одним из высокопоставленных сотрудников Главного следственного управления: как ФСБ продавливала возбуждение дела.
    Продавила – ненадолго. А неделю назад газеты сообщили, что Новиков со службы уволен.
    В современных политологических исследованиях Домодедово уже приводится как классический пример чиновничьего рейдерства. Рейдеры-чиновники и рейдеры в погонах –примета нашего времени.
    В Домодедово уже 8 месяцев продолжается межведомственная проверка, невиданная по масштабам. Несколько лет было потрачено, чтобы получить карт-бланш на эту проверку.
    Во всех случаях инициатором был директор ФСБ. Я рассказывал, как это делается: секретное письмо прямо Президенту, основная цель – вызвать стойкое чувство тревоги. В ход идёт фантазия. Навешиваются ярлыки – от сотрудничества с иностранной разведкой до попыток «захвата воздушного пространства Северного ледовитого океана».
    И вот теперь нужно что-то отвечать руководителям государства. А отвечать-то нечего. За 8 месяцев работы результат нулевой. Получается, инициаторы написали Президенту неправду. И воздух над океаном никто не захватывал. Двусмысленная ситуация для проверяющих… вот они и пытаются любой ценой возбудить уголовные дела – для того, чтобы отрапортовать руководству страны, что тревога была не напрасной.
    Ситуации похожи как две капли воды. В одном случае загоняют людей в тюрьму, чтобы оправдать продажу вещдоков. В другом случае пытаются возбудить уголовное дело, чтобы оправдать смысл откровенно карательной проверки… Дальше, если удастся возбудить уголовное дело – будут пытаться посадить кого-то, ведь не зря же дело возбуждали… Вдохновитель и дирижёр этой титанической работы – Федеральная служба безопасности.
    Понемногу складывается ОЧЕНЬ интересная и поучительная картина методов работы, методов влияния ФСБ.
    Вот, например, собирается Комиссия при Президенте по предварительному рассмотрению кандидатур на должности судей федеральных судов (в народе – «кадровая»). Это консультативный орган. Он может рекомендовать человека в судьи, а может не рекомендовать. В комиссии много действительно уважаемых, мудрых людей. Обсуждаются вопросы. И вдруг Боев делает знак, мол – пора. И слово берёт его коллега, тоже сотрудник ФСБ, тоже замначальника управления «М» господин Ишинов Евгений Валентинович.
    Ишинов многозначительно сообщает про кандидатов: этот связан с группировками, этот – ещё что-то, а вот Чернявский Валентин Семёнович вообще замечен в контактах с американской агентурой на территории Киргизии. А доказательства есть? Есть, говорит Ишинов, но не покажу.
    Чернявский – если кто не знает, это бывший зам.министра внутренних дел, бывший руководитель Судебного департамента, бывший сенатор, ныне – депутат Госдумы от Единой России, без пяти минут губернатор Омской области и близкий друг Владимира Каланды и, кстати, в прошлом сам же член этой кадровой комиссии.
    Господа чекисты, ну если у вас есть серьёзный материал, что человек – вражеский агент, так изобличите его и получите заслуженный орден. Так ведь нет. Работа ведётся на уровне подмётных писем.
    Точно так же вёл себя генерал Фёдоров, когда приходил на совещания к Грефу по конфликту вокруг аэропорта.
    Точно так же ведёт себя генерал Чернышев, когда – с одобрения Бортникова – отменяет директору аэропорта допуск к секретным документам, чтобы он не мог работать…
    Есть масса примеров, и с каждым днём их всё больше. Материалы поступают и поступают. Знаковые события последних двух недель послужили для этого отличным импульсом.
    Много интересного про таможню: ещё одна глобальная тема. Есть подробные объяснения, почему и при каких обстоятельствах из Центральной акцизной таможни уволился господин Мурашко (замначальника), а из управления собственной безопасности ФТС – его начальник Зайцев, и как к этому относится господин Завражнов (замначальника ФТС), и что связывает Завражнова с директором ФСБ Бортниковым. Как проходила смена кадров в северо-западном таможенном управлении. О конкуренции между ФТС и ФСБ за контроль над потоками контрабанды. О том, почему пришлось уволиться заместителю начальника Управления собственной безопасности ФСБ генералу Фоменко. Про то, как, какими методами работает управление собственной безопасности. Про генерала Купряжкина и его предшественника Шишина – воплощение поговорки, что «бывших» не существует: вроде уволили, а от дел не отошел. Про то, какие шаги предпринимаются, чтобы развалить изнутри дело «Трёх китов». Про версии гибели Юрия Щекочихина.
    Я буду осторожен. Мне ещё много нужно успеть. А если что – материалы хранятся в надёжном месте, готовые к опубликованию.
     
  5. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Глава Мосгорсуда зашла на новый срок

    Конкуренцию Ольге Егоровой составит уволенный ею заместитель

    Газета «Коммерсантъ» № 94(3911) от 03.06.2008


    Вчера "Ъ" стало известно, что Высшая квалификационная коллегия судей объявила конкурс на должность председателя Московского городского суда. Полномочия нынешнего его руководителя Ольги Егоровой истекают в декабре, и она в ближайшие дни намерена подать заявление о переназначении на новый шестилетний срок. Впрочем, на конкурс госпожа Егорова пойдет не в одиночку: конкуренцию главе Мосгорсуда составит уволенный по ее инициативе в прошлом году зампред этого суда Александр Пауков.

    Высшая квалификационная коллегия судей (ВККС), объявив об открытии вакансии председателя Мосгорсуда, предоставила соискателям полтора месяца на подачу заявлений. По истечении этого срока члены ВККС рассмотрят на заседании все кандидатуры, чьи документы и биография будут признаны приемлемыми для этой должности, и проголосуют открытым голосованием, кого из соискателей рекомендовать президенту РФ для назначения. Как стало известно "Ъ", в конкурсе намерена участвовать нынешний глава этого суда Ольга Егорова, а также ее бывший заместитель Александр Пауков. Последний начинал свою карьеру еще в советское время судьей Преображенского райсуда Москвы, затем в 90-е годы был председателем квалификационной коллегии судей Москвы, а год назад был вынужден уйти в отставку с должности заместителя председателя Мосгорсуда по организационно-хозяйственным вопросам, так как Ольга Егорова отказалась вносить представление о его переназначении на новый срок.

    Назначение главы Мосгорсуда будет первым серьезным кадровым решением в судейской сфере для президента РФ Дмитрия Медведева. Восемь лет назад госпожу Егорову назначал главой этого суда Владимир Путин, и некоторые представители юридической общественности высказывали тогда мнение, что процедура ее назначения была не совсем корректной, так как она своевременно не прошла стадию рекомендации в ВККС. Эта коллегия рекомендовала тогда к назначению главой упомянутого суда господина Паукова, а также в качестве альтернативы заместителя председателя Мосгорсуда Алексея Коржикова, также вынужденного вскоре уйти в отставку из-за разногласий с госпожой Егоровой. О том, будет ли господин Коржиков участвовать в объявленном конкурсе, пока неизвестно. Руководитель пресс-службы Мосгорсуда Анна Усачева заявила "Ъ", что комментировать переназначение действующего председателя "было бы некорректно и преждевременно, пока конкурс не закончится и не станут известны его результаты". В свою очередь, пресс-секретарь Верховного суда Павел Одинцов сказал "Ъ", что руководитель этого суда Вячеслав Лебедев не собирается выступать с инициативой смены руководителя Мосгорсуда.

    Екатерина Ъ-Заподинская
     
  6. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Жилье улучшала из-за угроз

    Анастасия Корня
    Ведомости
    30.05.2008, №98 (2120)

    Высшая квалифколлегия судей (ВККС) готовится рассмотреть вопрос о неэтичном поведении председателя арбитражного суда Московского округа Людмилы Майковой. Но та добровольно уходить не собирается: «Ведомостям» стала известна ее линия защиты

    Представление о привлечении к дисциплинарной ответственности Майковой рассмотрят в июне, рассказал председатель ВККС Валентин Кузнецов, точная дата заседания коллегии еще не определена. Высший арбитражный суд инкриминирует Майковой «действия, умаляющие авторитет судебной власти».

    Она не проявила «должной осмотрительности» при решении квартирного вопроса, говорилось в представлении председателя ВАС Антона Иванова, подписанном на прошлой неделе. Там сказано, что в 2004 г. Майкова попросила мэра Москвы Юрия Лужкова улучшить ее жилищные условия и при помощи мэрии обменяла принадлежащую ей с дочерью квартиру на две, площадью почти вдвое больше. Доплата рассчитывалась по балансовой стоимости и оказалась значительно ниже среднерыночной стоимости жилья. Позднее она приобрела квартиру в жилом комплексе «Воробьевы Горы» по цене втрое ниже рыночной. В 2006 г. Майкова продала одну из полученных от мэрии Москвы квартир. Выручка превысила сумму доплаты за обмен и стоимость элитного жилья.

    ВАС счел, что судья не смогла избежать конфликта интересов.

    В распоряжении «Ведомостей» оказались возражения Майковой на заключение комиссии ВАС, которая занималась проверкой обращения по этому поводу журналиста Владимира Соловьева. Она пишет, что вывод комиссии «основан на тенденциозной и односторонней переоценке всех ранее проверенных в установленном законом порядке фактов», и напоминает, что по обращению Соловьева прокуратура провела проверку и криминала не нашла.

    Необходимость переезда возникла в то время, когда окружной арбитраж рассматривал дело об аренде аэропорта «Домодедово», объясняет Майкова. «Неизвестные люди пытались пугать меня в подъезде моего дома», — пишет она. Через председателя ВАС (тогда это был Вениамин Яковлев) она обратилась в управделами президента, но быстрой помощи там не обещали, поэтому обратилась в мэрию. Для долевого участия в строительстве комплекса на Воробьевых горах пришлось взять ипотечный кредит, стоимость жилья соответствовала расценкам компании. При обмене же квартир оценка производилась не по балансовой стоимости, а по утвержденной правительством Москвы методике расчетов жилых помещений, и такой обмен «является обычной практикой, в том числе и ВАС».

    Кузнецов говорит, что комиссия обязательно изучит возражения Майковой. Судья даже может привести своего адвоката — некоторые так и делают, добавляет он.

    С точки зрения этики тот факт, что правительство Москвы занялось улучшением жилищных условий федерального судьи, сомнителен, говорит бывший член квалифколлегии судей Москвы Алексей Автономов. Содержание федеральных судей — обязанность федерации, отмечает он. Но если не доказана прямая связь с решением конкретных дел, это нельзя считать веским поводом для увольнения.
     
  7. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Пугливым судьям не до этики

    Владимир Соловьев © Treli.ru,03.06.2008

    Забавная статья вышла в газете «Ведомости» 30 мая. В этой публикации Людмила Николаевна Майкова пытается объяснить свои квартирные сделки. Она пишет: «необходимость переезда возникла в то время, когда окружной арбитраж рассматривал дело об аренде аэропорта Домодедово. Неизвестные люди пытались пугать меня в подъезде моего дома».
    Оказывается, Людмила Николаевна бросилась приобретать квартиры с перепугу! Видимо, испуг был довольно сильный, потому что его хватило аж на три квартиры. Или, как сейчас выясняется, даже на четыре! Людмила Николаевна сама не понимает, как нелепо выглядят ее оправдания и обвинения в адрес Домодедово.
    Я не поленился, проверил по информационной базе. Дело об аренде аэропорта Домодедово рассматривалось в ФАС МО в начале 2004 года, а 10 марта ФАС МО уже отменил решение и отправил дело обратно в первую инстанцию.
    Что, в ФАС МО в это время рассматривалось только одно дело – домодедовское? Нет, одновременно очень много дел. Сотни. Пугали её, как она сама говорит, неизвестные люди. Для чего тогда белыми нитками пришивать сюда Домодедово? Когда был этот случай в подъезде, и был ли он вообще – неизвестно.
    На Воробьёвых горах квартира госпожой Майковой была куплена в августе 2004. Распоряжение Правительства Москвы по ещё двум квартирам вышло в октябре. Вроде бы проклятое домодедовское дело уже полгода как рассмотрено.
    Опасность миновала.
    Никто не пугает.
    Может, отказались бы от квартирок, Людмила Николаевна?
    Не отказалась…
    Похоже, чувство меры и вообще реальности утрачено.
    Простой вопрос: обычный гражданин, если его кто-то, не дай Бог, напугает в подъезде, сможет с перепугу получить 500 квадратов жилья в виде трёх–четырёх дармовых квартир? Да никогда! Об этом и речь. Об этом и написал глава Высшего арбитражного суда Антон Иванов в своём представлении на Майкову - неэтичность ее поведения заключается в том, что она позволила себе такое, что простому гражданину и не снилось. Получила преимущества от своей должности.
    Еще одним примером неэтичного поведения является и то, что она, пока ещё занимая должность председателя суда, публично – и без всяких доказательств – через газету объявила вражду конкретному предприятию. У которого, между прочим, судьбоносное дело рассматривается в ФАС МО буквально на днях…
    Когда «Коммерсант» и «Ведомости» сообщили, что Антон Иванов подписал представление об отстранении Майковой, она в тот же день созвала коллектив ФАС МО на экстренное собрание: мол, я права и буду бороться до конца. Там она заявила, что гонения на неё – это всё происки со стороны представителей Домодедово, и приплела ещё одно большое земельное дело, о котором я раньше уже говорил в радиоэфире.
    Фактически, она прямо указала судейскому коллективу, - кто у неё в немилости, кого надо «мочить». И тоже без всяких доказательств, разумеется. Этично ли это?
    Кстати, упомянутый земельный спор состоит из множества судебных дел. Некоторые рассматриваются в Солнечногорском городском суде. Там тоже разгорается скандал. Председатель суда Мильченко давила на судью, ссылаясь на указание господина Романовского из Мособлсуда. Велела срочно принять решение, и сказала, какое именно. А Романовский, мол, приедет, чтобы лично проверить.
    Однако, судья не стал этого скрывать и написал заявление руководителю Верховного суда и Московского областного. А копию прислал мне.
    О чем произошедшее говорит?
    Во-первых, факт давления на судей по этому земельному спору подтвердился документально. А это именно то, о чём я уже рассказывал.
    Эта ситуация позволяет чётко понять, что происходило и в арбитражных судах по этому же спору. В арбитраже Московской области у Ильина, в апелляции у Абсалямова, и в том же ФАС МО.
    И во-вторых, я особенно рад, что меняются правила игры. Судьи отстаивают свою независимость.
    Скоро судьи поделятся на смелых и пугливых.
    У смелых будет всё хорошо. Каждый, кто попробует давить на такого судью, сильно рискует карьерой, а то и свободой.
    А пугливые – это как Майкова. Которой нужно четыре квартиры, чтобы прятаться от тех, кто её пугает… правда, если не пугают – всё равно нужно четыре квартиры.
    Или как Абсалямов. Он рассказывал тихим-тихим испуганным голосом, что всемогущие Боев и Каланда продавливают незаконное решение – опять же по аэропорту Домодедово, а он понимает, что решение незаконное, но что он может поделать…
    С такими людьми всё ясно. Чтобы проявить независимость, Абсалямову нужно прямое указание Антона Иванова. А без указания он за себя не ручается…
    Я подробно написал Антону Иванову, как руководителю арбитражной системы, зачем я просил вызвать в суд свидетелем господина Абсалямова.
    Кроме этого, в подтверждение своих слов, я публикую документы. А как может подтвердить свои слова госпожа Майкова?
    А завтра я расскажу про Веру Борисовну Вачину, Нижегородского гособвинителя, и её московских друзей. Только бы в Нижнем не случилось внезапное выключение радиосигнала, как это бывает часто во время моих рассказов про 247-е дело.
     
  8. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    О честном прокуроре и щупальцах ФСБ

    Владимир Соловьев © Treli.ru,04.06.2008

    Сегодня хочу признать — кое в чем я оказался неправ. Да — именно так. Неправ. Вопреки моим прежним словам о сотрудниках различных силовых и правовых структур — есть у нас в стране честные люди. Есть! Такие честные, что они всегда говорят правду. Всегда, но не везде.

    В качестве иллюстрации — пара зарисовок на тему уголовного дела № 247, которым я занимаюсь уже несколько лет.
    Следственное управление ФСБ ещё в 2005 году свою работу по этому делу закончило. Это если по закону. Формально после этого сторону обвинения представляет прокурор. А на самом деле?
    Напомню вам - мы бьём во все колокола, призываем, чтобы власть заметила дикие нарушения, допущенные в этом деле. Чтобы началась борьба с коррупцией не только на словах. Мы — это я и мои коллеги. Кое-какой эффект от этого, казалось бы, появляется.
    Однако, интересную информацию сообщают народные корреспонденты из Нижнего Новгорода - гособвинителя Вачину Веру Борисовну на прошлой неделе вызывали в Москву. И не куда-нибудь, а в Генпрокуратуру. И не просто так, а по вопросу, связанному с 247 делом.
    У Вачиной, конечно, сразу же возникает тревога. Она же опытный человек, понимает, что в деле полно, мягко говоря, слабых мест. К этому делу привлечено внимание всех, в том числе, и Владимира Владимировича Путина. Что делает Вачина? Вы думаете, она ещё раз критически смотрит на обвинение, готовит своему руководству объективный доклад, чтобы честно сказать о плюсах и минусах дела? Не угадали.
    Она первым делом бежит в Нижегородское управление ФСБ. Получает там инструкции. Уезжает в Москву, через сутки возвращается. Настроение – уже приподнятое.
    Теперь уже весь Нижний Новгород со слов Веры Борисовны знает, будто она ловко убедила руководство Генпрокуратуры в своей правоте.
    А Вера Борисовна вернулась под впечатлением и рассказывает: в Москве живёт следователь ФСБ Сойников, такой обходительный мужчина, он совершенно бескорыстно, по зову сердца (у чекиста же горячее сердце) и встретил её с поезда, и даже по магазинам покатал… Но главное - довёз до Генпрокуратуры, и сказал, как там надо себя вести и что говорить.
    Мы-то с Вами Сойникова знаем хорошо. Помните? - Такой трогательный следователь, который выступал в программе на Первом канале, и белорусский пилот, находящийся тогда в местах лишения свободы, рассказывал ему все, что надиктовали сценаристы. Сойников — большой молодец, этакий сценарист в стиле 37-х годов...
    И вот Веру Борисовну в генпрокуратуре большие начальники серьёзно так спрашивают: а что, ФСБ-то на вас не давит?
    Тут-то гособвинитель Вачина проявляет настоящую волю, характер, смелость и честность!
    Нет, что вы! – отвечает Вера Борисовна – никакого давления!
    А потом по возвращении в Нижний она со смехом рассказывает, что рассказала, конечно же, правду: никакого давления нет, в самом деле! Ведь если я добровольно работаю на ФСБ – это же не давление?
    Значит, начальству не соврала. Вот как!
    Дело в том, что Вера Борисовна очень хочет звание «Заслуженного юриста». А если повезёт – то и орден. Это, видимо, даёт какую-то прибавку к скорой пенсии. И коллеги из ФСБ всё это ей пообещали в случае победоносного завершения 247-го дела. А она предвкушает…
    Мне, с одной стороны, даже немного жаль Веру Борисовну. Не потому, что мечта у неё такая приземлённая, обыденная. А потому, что не сбудется: раздатчики орденов и званий, которые были заинтересованы в 247-м деле, в основном, уже лишились своих постов. Обещанных званий, судя по всему, не будет... Зато, с большой вероятностью, наступит не только ответственность за все допущенные грехи, но и публичное порицание.
    А с другой стороны… я никогда не понимал людей, готовых сломать чужую жизнь ради регалий… Ради звания «Заслуженный юрист», госпожа Вачина просит у суда назначить суровейшие наказания: одному подследственному — восемь лет лишения свободы, а другому — девять. При том, что даже у самой Вачиной есть сильные сомнения в том, что эти люди совершили инкриминируемые им преступления.
    Впрочем, частный случай Вачиной еще раз доказал, что в самой системе что-то неладно - если и прокурорами, и судьями управляет ФСБ… И ведь этого уже не стесняется ни та, ни другая сторона…
    Пока так устроено обвинение, объективности в наших судах ждать не приходится. Поэтому, у нас с вами теперь будут суды имени ФСБ, торгпредства имени ФСБ, прокуратура имени ФСБ. Прямо какой-то спрут получается, да?
    Как бороться? Уже не знаю.
    Я недавно звонил директору ФСБ господину Бортникову. Сначала мне сказали, чтобы я выслал тему, по которой хочу встретиться — выслал. Затем вновь звоню в приемную. А там люди, не отключая связи, обсуждают — кому же меня передать, на кого переключить. При этом, вовсю слышны достаточно нелицеприятные характеристики в мой адрес... а я-то все слышу... Дошло до того, что мне предложили позвонить Ушакову: «он вашим вопросом занимается». А мне не надо Ушакова, я хочу поговорить с Бортниковым.
    Странно, да? Я могу встретиться с премьер-министром, с руководителем администрации, с генеральным прокурором, но с самим Бортниковым... - да что вы!?
    Не знаю, соблаговолит ли генерал армии Бортников встретиться со мной, не перепоручая Ушаковым и прочим? Если не хочет, я могу и в прямом эфире рассказать все то, что хотел обсудить с ним. Только потом не надо обид... А то куда ни посмотришь — сплошные обиженные: то сотрудники администрации президента, то попуганные судьи, проживающие в замечательных квартирках, то чекисты, любящие допрашивать в стилистике 37-го года... Сколько же вас, обиженных, развелось? А как же люди, которых вы обидели, унизили, бросили в тюрьмы, и растоптали их судьбы? Нечего сказать? Правильно — можете только ножом в спину, да клевету ушатами... вот это ваши методы
     
  9. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Воздушные суды

    Председатели высших инстанций столкнулись в "Домодедово"
    Газета «Коммерсантъ» № 96(3913) от 05.06.2008

    Решение о взыскании в госсобственность аэровокзального комплекса "Домодедово", принадлежащего структурам группы "Ист Лайн", вчера оставил в силе кассационный суд Московского округа. Это произошло на фоне конфликта между председателем этого суда Людмилой Майковой и главой Высшего арбитражного суда (ВАС) Антоном Ивановым, требующим прекратить полномочия госпожи Майковой в связи с неэтичным приобретением квартир. Председатель кассационного суда объясняет сделки с квартирами угрозами и связывает их с делами аэропорта Домодедово.

    Федеральный арбитражный суд Московского округа отклонил вчера кассационные жалобы кипрской компании Hacienda Investments Ltd (структура группы "Ист Лайн"), а также ЗАО "Унакс" и иностранных компаний "Сердейл Оверсиз Лтд" и "Кроссгейт Трейдинг Лтд". Они обжаловали решение арбитражного суда Московской области, удовлетворившего 18 января иск Росимущества о возврате в федеральную собственность аэропорта, принадлежащего сейчас группе "Ист Лайн". 20 марта, после рассмотрения дела в апелляционном суде, решение вступило в силу (см. "Ъ" от 3 апреля).

    Группа "Ист Лайн", которую, по неофициальным данным, контролирует бизнесмен Дмитрий Каменщик, приобрела аэровокзальный комплекс "Домодедово" в 1997 году у госпредприятия "Домодедовское производственное объединение гражданской авиации". Затраты "Ист Лайна" на реконструкцию комплекса, по данным Министерства транспорта РФ, превысили $1 млрд. В конце 1990-х годов группа взяла под контроль все основные виды бизнеса в Домодедово. Согласно рейтингу европейского отделения Международного совета аэропортов (ACI Europe), Домодедово заняло первое место среди аэропортов Восточной Европы и 19-е — среди всех европейских аэропортов.

    Росимущество потребовало у компании Hacienda вернуть в федеральную собственность 16 объектов, включая три части здания аэровокзала, привокзальную площадь, автостоянку, складские и технические помещения. Росимущество ссылалось на то, что аэровокзальный комплекс был приватизирован незаконно. Hacienda настаивала, что у нее нет объектов, требуемых Росимуществом, а кроме того, суд даже не выяснил, находились ли в государственной собственности объекты, указанные в иске. Три компании, которые помимо Hacienda подали кассационные жалобы, утверждали, что часть объектов аэровокзального комплекса вообще принадлежит им, но суд их доводы не признал.

    Представитель Росимущества Евгений Зеленский заявил вчера в суде, что довод Hacienda об отсутствии объектов, указанных в судебном акте, ничем не подтвержден, поскольку в госреестр прав на недвижимость никакие сведения о новых объектах не внесены. Вместе с тем, сообщил господин Зеленский, исполнительные действия до сих пор не совершались и "будут производиться в соответствии с законодательством".

    Руководитель пресс-службы аэропорта Домодедово Эльдар Тузмухамедов вчера сообщил "Ъ": "По признанию самого же Росимущества, истребовать в федеральную собственность объекты, указанные в решении суда, не представляется возможным. Все они были либо построены заново, либо существенно реконструированы. У нас сохраняются основания считать решение неправосудным, и мы обратимся в Высший арбитражный суд". Президиум ВАС может рассмотреть дело в случае, если тройка судей ВАС, которая предварительно рассматривает жалобы, найдет основания для пересмотра.

    Юристы считают, что добиться передачи аэровокзального комплекса в госсобственность будет непросто. "Есть множество примеров, когда судебные решения не могут быть исполнены. В таких случаях судебные приставы выносят акт о невозможности исполнения",— говорит руководитель правового бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры" Эдуард Олевинский. Адвокат адвокатского бюро "Бартолиус" Юлий Тай рассказал, что президиум ВАС неоднократно высказывал позицию о том, что в случае глобальной реконструкции объекта, возврата которого требует истец, суд отказывает в истребовании имущества.

    Группу "Ист Лайн" еще в начале апреля поддержал избранный президент РФ Дмитрий Медведев, высказавшийся за необходимость выплаты государством компенсации в случае национализации аэровокзала. В Росимуществе считают, что Hacienda может претендовать на компенсацию расходов, но для этого ей необходимо подать самостоятельный иск. "В данном деле таких требований заявлено не было",— резюмировали в ведомстве.

    Вчерашнее постановление по делу кассационный суд вынес на фоне скандала вокруг его председателя Людмилы Майковой. В конце мая глава ВАС Антон Иванов внес в Высшую квалификационную коллегию судей (ВККС) представление о досрочном прекращении полномочий госпожи Майковой. Вопрос включен в повестку дня ближайшего заседания ВККС, которое намечено на июль. Людмилу Майкову обвиняют в "умалении авторитета судебной власти" в связи с получением квартир — обменом в 2004 году квартиры при содействии мэра Москвы Юрия Лужкова с последующим приобретением элитной квартиры в комплексе "Воробьевы горы" (см. "Ъ" от 20 мая). В своих возражениях, направленных в ВАС (текст имеется в распоряжении "Ъ"), госпожа Майкова сообщила, что обмен квартиры был связан с угрозами в ее адрес. Угрозы, говорится в возражениях, были в 2003-2004 годах, когда в суде рассматривалось дело в отношении аэропорта Домодедово (многочисленные тяжбы начались несколько лет назад, и кассационный суд решал дела не в пользу "Ист Лайна"). Связь угроз с делами Домодедово Людмила Майкова подтвердила недавно на собрании судей своего суда.

    Эксперты полагают, что вчерашнее постановление суда свидетельствует о намерении Людмилы Майковой продемонстрировать принципиальность и ее уверенности в благоприятном исходе голосования в ВККС. Заведующий кафедрой государственного, международного и европейского права Российской правовой академии Минюста Вадим Виноградов допускает, что, возможно, делается попытка переключить внимание с квартирной истории на позицию, занятую в деле аэропорта Домодедово. "Это дает аргумент такого рода, что гонения имеют политическую подоплеку и связаны с принципиальностью руководителя суда",— считает эксперт.

    Ольга Ъ-Плешанова, Анна Ъ-Занина
     
  10. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Суды ручного управления

    Владимир Соловьев © Treli.ru,05.06.200

    Вчера ФАС МО засудил-таки «Домодедово». Национализация, и совсем даже не бархатная, сделала ещё один широкий шаг. Я читал решения предыдущих инстанций по этому делу. Комментировать их невозможно. Не зря сейчас случай с «Домодедово» все политологи приводят как самый яркий пример, когда разговор заходит про чиновничье рейдерство. В тех решениях на белое говорится, что это черное. Построил на свои деньги? Теперь отдай государству. Хотя оно само не умеет с этим обращаться, но уж оно-то отдаст кому надо…

    Очень показательное дело, на которое обращал внимание Путин, будучи президентом, а сейчас премьер-министром. А президент Медведев, на встрече с предпринимателями, однозначно высказывался по этому вопросу. Но, суть, в общем-то, не в этом.
    В первой инстанции и в апелляции решение продавливал Боев, это известно. И Каланда. К моменту рассмотрения дела в ФАС МО Боев по ряду причин от темы уже отошёл. А результат тот же. Любопытно?
    Я понимаю, что Людмила Николаевна Майкова сама в тройке судей не сидела. Формально она вроде бы ни при чём. Если бы не одно обстоятельство.
    В своём выступлении перед судьями ФАС МО 20 мая Майкова объявила компанию Ист Лайн личным врагом.
    Затем то же самое сделала через одну уважаемую газету 31 мая, за четыре дня до рассмотрения дела.
    То есть дала судьям предельно прямой сигнал, чью сторону поддерживать.
    Судьи эти, видимо, не относятся к категории смелых – думают: а ну как Майкова всё же останется на своём посту? На всякий случай нужно её врагов того – замочить.
    Совпадения – нарочно не придумаешь. В один и тот же день, даже в одно и то же время, происходят два события, как будто на разных полюсах: Президент собирает единомышленников по самым острым вопросам судебной реформы, и вроде появляется надежда на лучшее, а совсем неподалеку Майкова собирает коллектив и публично выносит свой «приговор» конкретной компании. Не в судебном заседании. Не по закону. Даже не по понятиям.
    Конечно, хотелось бы, чтобы у Медведева, дай Бог, получилось.
    Но у Майковой пока получается быстрее.
    Удивительно, что когда та же Майкова писала на меня заявление в прокуратуру, при поддержке некоего уже бывшего депутата Госдумы, жаловалась — будто я оказываю давление на суд.
    Интересно, а как может расценить юрист Майкова собственные выказывания в газете и перед судьями? Это разве не явное давление на суд???
    Еще меня интересует — а не хотят ли сотрудники Следственного комитета возбудиться по этому факту? Нет желания проверить — являются ли такие высказывания Майковой давлением на суд? Тем более, что от Соловьева суд не зависит, а от Майковой — еще как...
    Хотя, в общем-то, все понятно. Какой перед ней выбор: хочешь, чтобы за тебя заступились в квалификационной коллегии - выполняй обязательства.
    И я знаю, что работа с квалификационной коллегией уже идёт.
    Знаю, кто пытается влиять, чтобы Майкову оставили.
    В высшую квалификационную коллегию входят представители от арбитражных судов, от судов общей юрисдикции и так называемые общественники, которых назначает Совет Федерации. И представитель Президента.
    Знаю, кто работает с арбитражными судьями.
    Досадно, потому что люди-то уважаемые, вроде бы, по своему положению должны ориентироваться на Президента, но тут совершают поступок беспринципный, который по отношению к Президенту выглядит просто предательски.
    Знаю высокие имена, кто работает с общественниками, и с представителями судов общей юрисдикции. И от этих знаний мне довольно печально. Потому что работает система, которую заботливо создавал ещё Каланда, и которая сопротивляется изменениям изо всех сил.
    Я сталкиваюсь с такой проблемой. Друзья, кто ведет бизнес с иностранцами, рассказывают: их партнёры ни в какую не хотят, чтобы в контракте было записано рассмотрение споров в российских судах. В Стокгольме, Лондоне, Париже – пожалуйста. А в России – ни в какую.
    Нравится вам такая репутация? Видимо, кому-то из этих иностранцев встретилась на жизненном пути такая же любительница московской недвижимости.
    Мало того, самое большое количество решений, которое выносится Европейским судом по правам человека — против России. Самые большие денежные штрафы — против судебных решений в России. К примеру, сейчас начинаются слушания в Лондоне по делу между Абрамовичем и Чигиринским. Англичане понимают, что если, не дай Бог, это дело будет рассматриваться в России, то, так как Каланда уже доказывал свою преданность известно кому — вряд ли можно рассчитывать на честное рассмотрение.
    Хотя, дело даже не в Каланде. Общая ситуация с российскими судами такова, что ни один иностранный инвестор не испытывает стопроцентной уверенности. Мне так кажется... ну может, кто-то один и уверен.
    Я всё же думаю, что Президент взялся за дело всерьёз, и скоро мы увидим серьёзные изменения. Судьи делают очень ответственную работу. Они решают чужие судьбы. Но раз они взялись за такую работу, они и сами должны отвечать за свои решения и поступки. Должны отвечать по закону.
    Уверен, что еще при своей жизни увижу немало судей, принявших противозаконные решения, не только лишенными должностей, но и брошенными в тюрьмы.
    Особенно, если судья пошёл на неправосудное решение. Под давлением, по звонку, за деньги, за медальку – неважно. Ответишь обязательно. Позору не оберёшься.
    Постепенно справимся. Надо только с чего-то начать. Должна быть воля не только у журналистов, но и у президента, и у премьер-министра, у сотрудников администрации, у честных людей, которых судебная система еще не сломала, у честных депутатов, которые не должны поддаться на уговоры «за Майкову». Кстати, на мой взгляд, депутаты просто обязаны забомбардировать Генеральную прокуратуру запросами — что же такое происходит с Майковой, с Боевым, с Каландой, с Поляковым? Депутаты, как никто другой, обязаны бороться за очищение России от этого жуткого спрута.
    Один из щупальцев этого спрута уже удалось прижечь, но до мозга мы не добрались, пока. А это означает, что нашу деятельность надо продолжать.
     
  11. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Бывший судья попал за бордюр

    В действиях экс-председателя Волгоградского облсуда нашли состав преступления

    Газета «Коммерсантъ» № 98/П(3915) от 09.06.2008

    В действиях Михаила Короткова Верховный суд РФ усмотрел признаки преступлений

    Коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ рассмотрела представление главы следственного комитета при прокуратуре РФ Александра Бастрыкина и дала заключение о наличии состава преступления в действиях экс-председателя Волгоградского облсуда Михаила Короткова. Бывшему судье инкриминируют то, что он привлекал к работе водителями военнослужащих, а также якобы использовал у себя на даче бордюрный камень, демонтированный с Аллеи Героев в центре Волгограда.

    Неприятности у председателя Волгоградского областного суда Михаила Короткова начались после того, как в апреле этого года он публично обвинил силовиков в давлении на суды, а также на него лично в "связи с идущими в регионе процессами" (в частности, судей упрекали за то, что они якобы выносят слишком мягкие приговоры по делам о наркотиках). Господин Коротков даже угрожал своим оппонентам проверками со стороны Верховного суда и Генпрокуратуры. В ответ руководитель волгоградского следственного управления следственного комитета при прокуратуре РФ Михаил Музраев пообещал проверить "многочисленные публикации электронных СМИ", в которых со ссылкой на данные следственного управления описывалось, что служебная Audi председателя сбила насмерть женщину (самого Михаила Короткова в тот момент в автомобиле не было), а "материальные ценности" облсуда используются его руководителем в личных целях. После этого Михаил Коротков подал заявление об отставке ("Ъ" сообщил об этом 25 апреля), которое 20 мая Высшая квалификационная коллегия судей (ВККС) РФ утвердила.

    После этого Александр Бастрыкин направил в Верховный суд представление с просьбой дать заключение на наличие состава преступления в действиях господина Короткова: бывшего судью подозревают в том, что он незаконно привлекал к работе водителями служебных автомобилей военнослужащих по контракту; а также использовал у себя на даче бордюрный камень, якобы демонтированный с Аллеи Героев в центре Волгограда. Теперь Высшая квалификационная коллегия Верховного суда РФ должна рассмотреть вопрос о возможности привлечения господина Короткова к уголовной ответственности. Если она даст положительное заключение, то следственные органы получат возможность возбудить в отношении бывшего председателя облсуда уголовное дело.

    Александр Ъ-Васильев, Волгоград
     
  12. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Автосуд, или очередное попадание в карман В.Соловьева

    Moscow Post 09.06.2008г.Автор: Леонид Дроздов

    3 июня «правдоруб» и «считающий себя порядочным журналистом» (см. газету «Коммерсант») разродился очередным панегириком в адрес судей, рассматривающих спор между «Росимуществом» и компанией Ист-Лайн в арбитражном суде московского федерального округа. Грозил им всяческими неприятностями в случае вынесения решения не в пользу Когана и Каменщика. Отдадим должное - «пугливые» судьи, оказались не настолько пугливы, как этого хотелось бы «считающему себя порядочным журналистом» В. Соловьеву и вынесли законное решение, подтвердив справедливость позиции нижестоящих инстанций. 5 июня негодованию «считающего себя порядочным журналистом» В.Соловьева не было предела. Во всех своих рубриках верещал он об очередном «судейском беспределе», о коварном «чекистском заговоре». Но все достаточно просто - в очередной раз бизнесу В.Соловьева был нанесен ощутимый финансовый удар.

    «Уверен, что еще при своей жизни увижу немало судей, принявших противозаконные решения, не только лишенными должностей, но и брошенными в тюрьмы» В.Соловьев

    «Несмотря на уникальные певческие данные размер мозгасоловья составляет всего 1/10 10- копеечной монеты» Серебряный дождь. Рубрика «Удивительное рядом»

    Но вначале о содержании ситуации вокруг компании Ист-лайн. Детали конфликта крайне показательны, но мы отразим только его суть. В конце 90-х, начале 2000-х годов господа Коган и Каменщик, покрутившись в откровенно преступном бизнесе с «лучшими» представителями уралмашевской ОПГ, решают легализовать свои нелегальные доходы, но по- легкому. А что может быть легче воздуха? И решили они заняться авиацией. Но честно, в силу природных черт характера и богатого опыта прошлого, они заниматься работой не могут. Создаются десятки фирм однодневок - одно их перечисление займет не одну страницу. Покупаются государственныечиновники, в том числе с достаточно громкими именами, и начинается, говоря на их слэнге, - «пилеж». Государственное имущество компании «Домодедово» где за мизерные деньги, а где и просто путем увода через оффшорные зоны оказывается в руках Когана и Каменщика. Российской Федерации наносится ущерб на миллиарды рублей. К счастью, в отличие от людей времена меняются быстрее - настала пора разбросанные ранее камни собирать. Государство в лице «Росимущества» инициирует гражданские и арбитражные дела по возврату казенного имущества. Ситуация настолько очевидна, что выигрываются практически все суды. Государство не требует вернуть вновь отстроенный аэропорт, новые терминалы и прочие новостройки. Государству не нужно имущество, созданное на потоках китайской контрабанды - только в 2002 году через аэропорт Домодедово было доставлено контрабандного китайского ширпотреба по экспертным оценкам на сумму более полутора миллиардов долларов - доходность незаконных операций почти 400 процентов. Но это дело отдельного прокурорского расследования.

    Государство требует вернуть хотя бы денежный эквивалент незаконно полученного имущества. Заплатите налоги, верните похищенное и пока вами не заинтересовались следственные органы можете, господа Коган и Каменщик, спать спокойно. И может быть, они это имущество бы и отдали. Но тут, «как на грех» происходит знакомство со «считающем себя порядочным журналистом» В.Соловьевым. Который за вначале умеренную плату взялся решить вопрос в пользу компании Ист-Лайн. Знали бы наши авиакомпаньоны, во что влетит им сотрудничество со «считающем себя порядочным журналистом» В.Соловьевым - десятой дорогой его бы обошли. Но процесс был запущен. О его содержании и вовлеченных, в том числе и с помощью В.Соловьева в незаконную деятельность по сохранению за Коганом и Каменщиком украденного государственного имущества десятках государственных чиновников, сотрудников Администрации Президента России, Верховного и Высшего арбитражного судов, органов прокуратуры и внутренних дел - матрица, да и только, - рассказ отдельный.

    Но пока не очень получается у известного «правдоруба», ни с помощью Чайки или Кехлерова, Плешакова или Дроздова помочь двум любителям авиации - а деньги, в том числе и за попытку развала нижегородского дела (это как раз там Максим Коршунов и его бедная бабушка, «заплатившая» Соловьеву за спасение своего внука 5 миллионов - до подобной бредовой легенды, придуманной В. Соловьевым, не всякий фантаст додумается) регулярно им с Когана и Каменщика снимаются. Отрабатываются они, правда, практически с нулевым эффектом.

    Очередной провал произошел прямо вначале июня, а денег «считающему себя порядочным журналистом» В.Соловьеву необходимо много. В мае месяце мир поразила весть о праздновании за 200 тысяч фунтов шестнадцатилетия дочери Абрамовича. Но это Абрамович, и все-таки шестнадцать лет. А вот другая история, не так давно потрясшая московский бомонод и заставившая говорить о силе неземной любви одного помятого жизнью «правдоруба» к прекрасной женщине. Правда, как нам кажется, правда, которую рассказывают, просто не может быть правдой - хотелось бы получить информацию из первых рук в ближайшей радиопередаче.

    У некого «считающего себя порядочным журналистом» есть супруга, у которой как раз на 1 июня пришлась вовсе не юбилейная (16 лет), а вполне обычная дата со дня рождения. Но, будучи очень и очень богатым человеком (очередной миф, создаваемый о себе человеком «считающим себя порядочным журналистом») он решает подарить, за счет денег Когана и Каменщика, полученных под 4 июня (день рассмотрения в ФАС МО арбитражного дела по Домодедово) своей супруге незабываемый праздник. Арендуется самолет (Боинг 737) за сумму, эквивалентную четверти легального годового дохода В.Соловьева, в Италии снимаются виллы и рестораны, приглашаются знаменитые артисты и прочая, прочая, прочая. По словам участников мероприятия, затраты на его проведение сопоставимы с бюджетом небольшого африканского государства. Список гостей - это предмет разбирательства Совета по борьбе с коррупцией. Кстати, В.Соловьев глубоко ошибается, что только государственные чиновники могут быть субъектами привлечения к ответственности за коррупцию. Рановато, видно ему работать в вышеуказанном Совете - правовую культуру необходимо оторвать хотя бы от плинтуса.

    С одной стороны - празднование дня рождения вышло на славу - где там Абрамовичу! С другой стороны аванс пропили, проели, а результата не получено - нехорошо это как-то для имиджа «считающего себя порядочным журналистом» В.Соловьева. Но он как Мухтар - в следующий раз постарается или хотя бы отгавкает по полной программе.

    P.S. В очередной радиопередаче В.Соловьев угрожает предать гласности содержание его встреч с работниками Администрации. Не знаем, как в отношении других сотрудников Администрации, а вот о беседе с начальником Управления кадров Президента России В.Осиповым не советуем. Как сказал последний, он (Осипов), будучи человеком искушенным во встречах с неадекватными людьми, имеет все необходимые документальные подтверждения как цели, так и о конкретном характере общения с В.Соловьевым и А.Хинштейном.
     
  13. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Письмо экс-председателя Московского областного суда Марасановой Владимиру Соловьеву.

    Кое-что о судебной системе в РФ
    Владимир Соловьев © Treli.ru,21.05.2008

    Уважаемый Владимир Рудольфович!
    Я знаю, что мое письмо будет одним из многих, поступающих в Ваш адрес. Постарайтесь понять каждого, кто направляет такие письма, ведь это происходит поневоле.
    В настоящее время в нашей стране правовой и политический вакуум, в ней просто не существует ни одного органа, в котором можно быть услышанным, а руководители вновь созданных многочисленных структур хотят слышать только то, что ласкает их слух и не пошатнет стул, на котором они сидят. С такими руководителями (к сожалению их избыточно много) мы заведем страну в тупик, а поскольку еще не перевелись люди не равнодушные, имеющие возможность воздействовать на ситуацию, к ним и обращаются.
    Я знакома с Вашими статьями, размещенными на сайте, с Вашими выступлениями на радио, телевизионными передачами и мне абсолютно понятно, что Вы не отложите мое письмо в сторону, а попытаетесь разобраться, тем более, что оно в некоторой части созвучно с темой предъявленного к Вам иска.
    Речь пойдет о кадровой политике в судебной системе Российской Федерации, о судебной контрреформе и уничтожении нравственных начал в судебной деятельности, которые волею некоторых чиновников от Администрации «выжигаются каленым железом».
    Я не постороннее лицо в органах судебной власти и в этой системе России вряд ли можно найти человека, которому была бы неизвестна моя фамилия. Именно поэтому мне далеко небезразлично то, что происходит с нашей судебной системой, что ее разрушает, делает безвластной, непрофессиональной, послушной и неавторитетной не только в обществе, но и на международном уровне.
    Сразу хочу оговориться, что не признаю судей, которые, уйдя из судебной системы по собственному желанию, вынужденно или покинув ее по порочащим мотивам, начинают клеветать на эту систему и людей, работающих в ней.
    Мне не свойственно такое поведение по нескольким основаниям:
    -во-первых, я проработала в судебной системе 38 лет и только в одном суде – Московском областном. Здесь я прошла путь от экспедитора суда до его председателя, здесь мне присвоено почетное звание «Заслуженного юриста Российской Федерации», здесь я получила ученую степень кандидата юридических наук, здесь мне удалось создать коллектив профессионалов, воспитать учеников, продолжающих мое дело, и было бы нелепо осуждать то, чему были отданы все силы, знания и опыт;
    - во- вторых, я знаю, что в судебной системе достаточно много честных и порядочных людей, которые вполне способны и желают вершить истинное правосудие , если никто не будет вмешиваться в их деятельность, руководить их внутренним убеждением;
    - в третьих, то, о чем я пишу в этом письме, неоднократно было озвучено мною публично на совещаниях различных уровней, в присутствии достаточно высокопоставленных руководителей, что всегда вызывало их неудовольствие и в конечном итоге послужило причиной моей отставки. Пыталась я поставить об этом в известность и Президента РФ еще в сентябре месяце прошлого года;
    - в четвертых, я не испытываю никакой обиды за происходящее поскольку понимаю, что действительно наступил «кризис безбожия», как метко выразился великий русский мыслитель И.А. Ильин, что «пришло время зла и крушения всего, а спасен будет лишь тот, кто сможет противиться этому злу». Я понимаю, что все это дело рук небольшой группировки, которая во вред государству и авторитету судебной власти смогла протащить ряд неконституционных законов и продумать такой порядок назначения на должности судей, который позволял бы им манипулировать людьми, с целью подчинить своей воле целую систему, чтобы богатеть и властвовать.
    Тот, кто не давал возможности этой группировке действовать по намеченному плану, уже «с их грязной руки» не работают, на их место пришли «достойные», а те кто остались - почти полностью деморализованы. Но я не жалею, что вместе со своими заместителями (которые тоже уже не работают) смогли противостоять этому злу и не встали на колени.
    Однако невольно задаешься вопросом: «Неужели нездоровые амбиции небольшой группировки людей стоят того, чтобы полностью развалить один из самых крупных (второй после Москвы) и всегда стабильно работающих, судов? Неужели они стоят того, чтобы фактически зачеркнуть слово «независимость» во всех законах, регламентирующих деятельность суда и статус судьи?»
    Теперь по существу.
    Конституцией РФ и рядом Федеральных законов определены требования, предъявляемые к кандидату на должность судьи, однако порядок такого назначения не разработан и в этих законах определяется весьма схематично. Таким образом, отсутствие системы в кадровой политике судебной власти, да еще и бесконтрольность за действиями чиновников неизбежно приводит к злоупотреблениям.
    Процедура назначения на должность судьи, председателя, заместителя председателя многоступенчата, достаточно длительна, поскольку связана с многочисленными проверочными мероприятиями, но в некоторой степени прозрачна до момента поступления материалов в Управление Президента РФ по кадровым вопросам и государственным наградам. Вот здесь и начинается произвол. Это не мои слова, это слова Президента РФ, который, выступая на съезде судей РФ сказал, что ему известно, каким образом определенные органы собирают сведения о людях и в этом вопросе в отношении кандидатов в судьи нельзя допустить произвола, а все собираемые сведения должны быть доступны людям, которых они касаются.
    Однако эти слова возымели обратное действие, все процедуры в этом учреждении не только не стали прозрачными, они оказались еще более закрытыми.
    Активно распространилась практика повторных проверок на уровне «сосед сказал и ты враг народа», то есть без конкретных фактов и убедительных доказательств, стал повсеместным вызов на беседу всех кандидатов в судьи, председателей и заместителей председателей судов, в ходе которого, по словам отдельных председателей судов, делались прозрачные намеки на необходимость соблюдения «государственных интересов», в случае обращения этих чиновников по конкретным делам, Такую практику «назначения судей» ввел еще Каланда В.А., который ко многим председателям судов, в том числе и ко мне неоднократно обращался с просьбами о приеме своей жены, работавшей в юридическом отделе ТНК. Эти приемы всегда оборачивались просьбами по конкретным гражданским делам в интересах указанной компании, а отказ в рассмотрении таких дел в пользу ТНК обернулся настоящей войной этого Управления с Московским областным судом. Сразу же безосновательно было отказано заместителю председателя суда по гражданским делам в присвоении звания «Заслуженного юриста РФ», сфальсифицированы сведения о проверках в отношении другого кандидата на должность заместителя председателя суда, причем, фамилия этого кандидата уже была в проекте Указа Президента РФ на назначение, но волею судеб этот проект Указа сняли с рассмотрения и вернули, якобы, на доработку, а затем ее фамилия вовсе исчезла из проекта. Многие судьи также поплатились за свою принципиальность. Обо всем происшедшем еще несколько лет назад я докладывала Председателю Верховного Суда РФ, который не посчитал необходимым вмешиваться в ситуацию, во всяком случае, Каланда В.А. был отстранен от занимаемой должности в связи с переводом на другую работу без вмешательства кого-либо из руководства судебных органов.
    К этому времени уже были приняты изменения в закон «О статусе судей в Российской Федерации», согласно которым вводились сроки пребывания в должности председателей и заместителей председателей судов, которые ограничивались 6 годами с возможностью повторного назначения. Согласно этим изменениям, отсчет первого срока для председателей судов и их заместителей начинался с 2001- 2002 годов. Вот здесь впервые разработчики этих изменений умышленно, другого слова не подберешь, нарушили Конституцию РФ, преследуя свои цели.
    Дело не в том, что ввели сроки пребывания в должности председателей и заместителей председателей судов, возможно, это необходимый шаг, во многих странах таких должностей нет, а нам они еще будут нужны долго в силу специфики финансирования судов.
     
  14. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.2

    Дело в другом.
    По Конституции РФ и общей теории права, изменения в закон, ухудшающие положение (права и свободы) человека, не имеют обратной силы, то есть их нельзя было распространять на действующих председателей судов, поскольку все они, в том числе и я, Указом Президента РФ были назначены на должности председателей и заместителей председателей судов без ограничения срока полномочий. Этот срок мог быть ограничен только предельным возрастом пребывания в должности, то есть 70 годами. Представляется, что на этот весьма отчаянный шаг разработчиков этих изменения (кстати, в числе разработчиков был и Каланда В.А.) заставило пойти желание расправиться с неугодными председателями и заместителями председателей, чего они и достигли, так как на сегодняшний день больше половины председателей и заместителей отстранены от занимаемых должностей.
    Кроме того, появилась еще дополнительная возможность «воздействия» на руководителей судов.
    Вскоре место Каланды В.А. (не должность, а «место») занял Поляков А.М., ситуация не изменилась, только теперь уже было позволительно звонить напрямую председателям районных судов и, намекая на окончание сроков их пребывания в должности, ставить конкретные задачи по делам. Позволяли себе это делать чиновники и из других отделов Администрации со ссылкой на те же сроки и возможность их влияния на процедуру назначения.
    Затем не стало и Полякова А.М., зато их место занял «достойный» продолжатель «дела» Каланды В.А. – Боев В.И. Насколько мне известно, за ним был закреплен участок работы с арбитражными судами. Но, как оказалось, он успевал везде, во всяком случае, он вплотную «занимался» судами общей юрисдикции Московской области. Очевидно, что перед ним была поставлена задача назначить «послушное» руководство Московского областного суда и нескольких районных судов Московской области, где есть интерес отдельных лиц Администрации Президента РФ. Эта задача им выполнена и никто даже не поинтересовался, а почему меняются председатели совсем не рядовых судов, есть ли основания к тому, чтобы распрощаться с ними, и действительно ли законна процедура назначения судей?
    Мне было заранее известно, что претендовать на должность председателя суда, в которой я проработала 13 лет и еще на 6 могла быть назначена (хотя такие назначения, как я уже говорила, неконституционны) бессмысленно. Один из руководителей Московской области, после разговора с Боевым В.И., предлагал мне пойти к нему повиниться и пообещать полное послушание, но для меня это было абсурдное предложение и я постоянно внушала себе: «Кто такой Боев, чтобы я давала ему клятву на верность? Никаких оснований для отказа мне в рекомендации, не может быть, их остается только придумать». И он, наверное, придумал, раз отказали, хотя на заседании Квалификационной коллегии судей РФ при докладе материалов прозвучала фраза, что никаких препятствий к назначению меня на должность председателя не имеется. Мне было важно услышать хотя бы эту фразу, поскольку мои взрослые дети с прекрасным юридическим и международным образованием должны знать, что меня не назначили на должность просто потому, что это кому-то нужно.
    Какие дополнительные материалы собирает Администрация Президента РФ на кандидата на должность судьи, председателя, заместителя, чем регламентирована эта их деятельность, какие источники они используют никому неизвестно, с этими материалами никого не знакомят, никто не проверяет их подлинность. Со слов некоторых членов Высшей квалификационной коллегии судей РФ и кадровой комиссии по предварительному рассмотрению кандидатур на должности судей федеральных судов, где всегда принимает участие Боев В.И., перед их заседанием последний достает какие-то бумажки и начинает рассказывать кто и в чем «провинился» из кандидатов, материалы на которых будут рассматриваться. Соответствуют эти данные действительности или это сплетни, никто не спрашивает, а голосуют как надо.
    Вот что страшно, когда на человеке ставят «черную метку» и думают, что если не сажают, то это уже не 37-й год. Чего ждать простым людям, если в отношении людей власти мы допустили такое?
    Мы совершенно забыли о Конституции РФ, а тем не менее ч.2 ст. 24 гласит: «Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом». Это требование заложено и в Законе «Об оперативно-розыскной деятельности». Таким образом, простые граждане, подсудимые, обвиняемые, подозреваемые и лица, в отношении которых проводятся оперативно-розыскные мероприятия имеют право знакомиться со всеми материалами, а кандидаты в судьи - нет. На моей памяти многим судьям, в том числе и проработавшим 10 и более лет, отказано в назначении на должность и никто из них до сих пор не знает истинной причины.
    Я неоднократно выступала по этим вопросам, вносила конкретные предложения по созданию специального органа в Судебном департаменте при Верховном Суде РФ, в обязанности которого входила бы проверка всех дополнительных сведений, добытых в недрах Администрации и подготовка заключений по ним, но мои слова кроме гнева представителей Администрации Президента РФ и Председателя Верховного Суда РФ ничего не вызвали. Самое главное, что они до сих пор работают.
    Достаточно много я занималась вопросами судебной реформы прежней и нынешней.
    Логическое осмысление хода реформы 1864 года и реформы 1991 года приводит к одному, весьма печальному выводу.
    В 1864 году, имея намерением «возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе то уважение к закону, без коего невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянным руководителем всех и каждого от высшего до низшего», в России началась судебная реформа.
    Реформировалась одновременно вся система судоустройства и судопроизводства. В уголовном процессе был создан суд присяжных, введены принципы гласности, состязательности, права на защиту, а также понятия презумпции невиновности.
    Учрежден мировой суд, в судах было введено выборное начало, судебная власть была отделена от административной, в судебную систему пришли профессионалы.
    В 80-х годах 19 века на смену реформе пришла контрреформа.
    С введением ряда новелл в законодательство, предусматривались ограничения основных принципов и институтов судебной реформы.
    Прежде всего, изменения коснулись независимости судебной власти и несменяемости судей. Были приняты законы, ограничивающие судейскую несменяемость, вводящие дисциплинарную ответственность чинов судебного ведомства. Следующей мерой была ограничена гласность судопроизводства, затем сократили юрисдикцию суда присяжных, ограничили действия института мировых судей, профессионалов заменили на сословных представителей.
    Основой для проведения контрреформы стало и то, что в России сложилась ситуация, когда суд, опережая в своем развитии основные политические институты самодержавия, вступил с ними в противоречия.
    Далее, в силу того, что суды стали принимать решения в интересах власти, а граждане не могли получить необходимую защиту, сложилась ситуация «когда верхи не хотели, а низы не могли жить по-старому».
    Вернемся в наше время.
    1991 год - Концепция судебной реформы. Появился «Закон о статусе судей в РФ», провозгласивший их независимость и несменяемость. Был возрожден суд присяжных, появилась мировая юстиция, приняты новые судоустройственные и процессуальные законы и т.д.
    А после 2002 года приняты законы, ограничивающие статус судьи, была введена их дисциплинарная ответственность, необратимые явления проникли в систему суда присяжных и мировую юстицию. Повсеместным стало избавление от профессионалов, появилась нуждаемость в «послушных» судьях, принцип законности не востребован.
    Эта ситуация очень напоминает ход контрреформы в России в 19 веке, и надо открыто признать, что в начале 21 века в России закончилась судебная реформа и сегодня мы имеем дело с начавшейся контрреформой, конец которой очевиден, если принять во внимание, что истории свойственно повторяться.
    Будет обидно, если все эти негативные явления наши потомки будут связывать с фамилиями двух руководителей государства, мне представляется, что они не владеют этой ситуацией, поскольку их информированность не выгодна людям «делающим свое дело и ведущим судебную систему к полному развалу».
    И последнее.
    Не буду вдаваться в детали, но сегодня возникают большие проблемы и в самой системе судов общей юрисдикции, она громоздка, не всем гражданам обеспечивает равные возможности доступа к правосудию, ее инстанционность не воспринимается Европейским судом по правам человека. Любые предложения по поверхностному изменению этой системы положительных результатов не дадут, необходимо кардинально менять ее, приближаясь к европейским стандартам.
    До этого никому нет дела, в стране просто отсутствует орган, который может координировать все действия по совершенствованию правосудия, поэтому судебной реформой занимаются все кому не лень, а мы никогда не достигнем конкретной цели. От этого мы имеем такие законы, такой кадровый состав, такую систему, а в результате этих негативных явлений, мы теряем все, в том числе и нравственные начала в судебной власти, мы теряем то, что ждали, как результат, от судебной реформы. А нравственные начала, как известно, в обществе в целом и при осуществлении правосудия, в частности, основа всего великого. Еще такой классик юриспруденции, как А.Ф. Кони писал: «Судья, решая дело, никогда не имеет ни права, ни нравственного основания говорить – «я так хочу». Он должен говорить подобно Лютеру – «я не могу иначе». – не могу потому, что и логика вещей, и внутренне чувство, и житейская правда, и смысл закона – твердо и неуклонно подсказывают мне мое решение, и против всякого другого заговорит моя совесть как судьи и человека».
     
  15. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.3

    Так почему в России должен быть кто-то, кто может заставить судью поступиться своей совестью, кто может уничтожить нравственные начала в обществе?
    Если мы все это теряем, что остается простым людям? На что им надеяться? Во что верить? И как работать порядочным судьям, тем судьям, которые никогда не напишут в анкете, отвечая на вопрос : «Почему Вы хотите работать судьей?», что это желание у них возникло в связи с возможностью обладать властью и быть материально обеспеченным, как это позволяют себе писать «новые судьи».
    Меня гнетут определенные сомнения по поводу окончательного решения в процессе с Вашим участием, хотелось бы надеяться, что не все потеряно. Поставленные Вами вопросы, безусловно, имеют под собой почву, они абсолютно соответствуют действительности, надо только найти в себе силы довести начатое до конца.
    Это будет справедливо.
    Бог Вам в помощь.
    Председатель Московского областного суда в отставке
    С.В.Марасанова
     
  16. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Судьи урежут себе иммунитет

    Судебную систему ждут изменения. Упростится процедура возбуждения дел против судей и депутатов. Уже зимой в Высший арбитражный суд можно будет подать иск через интернет, правда, без бумаги истцы не обойдутся
    Анастасия Корня
    Ведомости
    10.06.2008, №106 (2128)

    В конце мая президент Дмитрий Медведев создал рабочую группу по вопросам совершенствования законодательства о судебной системе. Председатели Верховного суда Вячеслав Лебедев и Высшего арбитражного суда Антон Иванов на совете судей успокоили коллег: реформирование не будет радикальным. По словам Иванова, «речь идет о точечных изменениях, которые скорректируют существующее положение».

    /Судебный казус
    В Квалификационной коллегии судей затрудняются, как выполнять решение Конституционного суда. Тот постановил: голосование по вопросам отставки судей должно быть тайным. Такую процедуру должен установить законодатель, полагает председатель коллегии Валентин Кузнецов./

    Реформа может двигаться в двух основных направлениях, предполагает Иванов. При решении кадровых вопросов больший объем полномочий следует передать самим судьям. Это позволит восстановить баланс между ветвями власти, пока очевиден перевес исполнительной. Второй блок вопросов — борьба с коррупцией. Вопрос о декларировании доходов судей «политически решен», но активно обсуждается перспектива снижения гарантий судейской неприкосновенности. Это опасный путь, предупреждает Иванов, ведущий к подчинению судей правоохранительным органам.

    Ни президент, ни премьер не намерены посягать на независимость судей, заверил Лебедев, сославшись на недавние встречи с обоими.

    Тем не менее Верховный суд намерен инициировать поправки в 448-ю статью УПК, которые упростят процедуру возбуждения уголовных дел против судей, сенаторов, депутатов, экс-президентов и других лиц с особым статусом. Сейчас уголовное преследование таких лиц возможно после того, как коллегия из трех судей даст заключение о наличии в их действиях признаков преступления. Но ВС предлагает эту стадию исключить. «Это надуманная стадия», — уверен Лебедев. Ведь коллегия должна делать вывод о наличии признаков преступления еще до начала судебного разбирательства. Необходимость получить согласие на возбуждение дела в квалификационной коллегии судей, у Госдумы или Совета Федерации — сама по себе достаточная гарантия, уверен Лебедев.

    Депутат Елена Мизулина напоминает, что в свое время именно судьи настояли на дополнительном усложнении процедуры, опасаясь злоупотреблений со стороны правоохранителей. Теперь они, видимо, чувствуют себя увереннее.

    Еще одна новация: иски в арбитражные суды через интернет — пока «в виде опций» для тех, кто готов это делать, — можно будет подавать уже через полтора года, обещает Иванов. Свидетели и представители сторон смогут выступать перед судом через веб-камеру.

    Эксперимент по внедрению электронного правосудия Высший арбитражный суд планирует начать уже этой зимой, говорит начальник управления информации и связи ВАС Игорь Соловьев. На первом этапе электронная форма подачи иска будет совмещена с бумажной, уточняет он: заявитель должен будет заполнить электронную форму на сайте суда, получить документ с уникальным идентификационным номером, распечатать его и собственноручно заверить. Эту бумагу придется нести в суд, но процедура подачи иска значительно упростится. Позднее такую практику, обещает Соловьев, планируется распространить на все арбитражные суды. Переход к полностью электронному документообороту станет возможен после введения в обиход электронной цифровой подписи и внесения в УПК соответствующих поправок, они уже готовятся.
     
  17. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Теневая власть, проникшая повсюду

    Владимир Соловьев © Treli.ru,10.06.2008

    Только что я прочитал документ, который госпожа Майкова написала в ВККС. Он называется "Возражения". Но я не потрясён этим документом. Остается чувство неловкости и, сказал бы так, брезгливости…
    Рассказываю по порядку.
    Основная мысль та же, которую мы уже читали в газетах. Леденящий душу рассказ - над Майковой нависла угроза, и поэтому ей была необходима новая квартира.
    "В 2003-2004 году, - пишет она, - необходимость обмена квартиры возникла в связи с тем, что в мой адрес были угрозы. В 2003-2004 годах Федеральном арбитражном суде Московского округа рассматривалось дело о признании недействительным договора аренды государственного имущества аэропорта "Домодедово". Рассмотрение указанного дела имело большой общественный резонанс и широко освещалось в СМИ. В этот период неизвестные люди пытались пугать меня в подъезде моего дома".
    Замечу, что проверить правдивость написанного – очень легко. Благо судебная статистика публикуется открыто.
    Итак, смотрим.
    Дело по Домодедовской аренде принято в ФАС МО 5 февраля 2004 г., а 10 марта уже рассмотрено. Всего за 35 дней. Не с 2003 по 2004-й, а ровно 35 дней!
    Это что, единственное было дело? Ну, раз Майкова пишет только про одно это дело... Однако, нет. За эти 35 дней ФАС МО рассмотрел 1170 дел!
    Ну, предположим, тысяча сто шестьдесят девять были пустяковые. Да? Без всякого резонанса, без общественного внимания СМИ?
    Ничего подобного: ЮКОС, акции Аппатита, ТольяттиАзот. В эти же самые дни. Как нарочно! Кстати, и Дон-Строй, продавец уценённой квартиры в 234 кв.метра, в те же дни тоже судился у Людмилы Николаевны… Так по каким же признакам для Людмилы Николаевны Домодедовское дело важнее, чем дела ЮКОСа, Аппатит и ТольяттиАзота, вместе взятые?
    Дальше. Майкова пишет, ее пугали неизвестные люди. Но, одновременно, она ясно даёт понять, что это связано с Домодедовским делом. Это что, такая фигура речи: обвинение вроде бы прозвучало достаточно понятно, но и в суд не подать - она же про неизвестных говорила?..
    Ещё одна любопытная деталь.
    Документы гласят, что представители Домодедово, прежде чем прийти в ФАС МО, в двух инстанциях вообще-то выиграли. То есть, у них всё было хорошо. Так зачем им пугать высокопоставленного судью?
    И главное - если люди раскрутили довольно большой проект в аэропорту, и он работает, значит у них, как минимум, есть мозги. И если бы они пошли пугать судью, то наверное, сначала подумали бы: а что это даст? Как судья поймёт - кто её пугает, по какому делу из этих 1170-ти, в какую сторону ей нужно принять решение? Или что, на маске у пугателя была пришита подробная инструкция: "Мы тебя пугаем – и ты должна сделать то-то, то-то"?
    И ещё вопрос. А зачем вообще Людмила Николаевна притягивает сюда 2003-й год, когда Домодедовского дела в ФАС МО и в помине не было?
    А вот зачем - иначе у неё не складывается вся хронология, сюжетная нить.
    Если разобраться – не на слово поверить, а по документам, то выясняется, что тема с угрозами появилась, скорее всего, в 2003-м году. Ведь рядом с Людмилой Николаевной есть её друзья - изобретательнейшие люди. Сначала тиснули это не подумав, а потом распробовали, что из этой истории можно выжать больший эффект, и попытались привязать сюда Домодедово, хотя оно и попало в ФАС МО несколько позже…
    Владимир Каланда, как человек ответственный и исполнительный, с подачи своего бывшего и нынешнего босса Виктора Петровича Иванова…
    Кстати, поздравляем господина Каланду! Говорят, что его перевели в Госнаркоконтроль на должность первого заместителя руководителя.
    Так вот, Виктор Петрович Иванов давно уже неравнодушен к Домодедову. И сделал так, чтобы Людмила Николаевна тоже стала неравнодушна. Ведь, в последние несколько недель госпожа Майкова раскрылась - сама дала понять, что к Домодедову у неё особое внимание. Выделяет это дело из тысяч.
    Но, дальше - больше и интереснее.
    Итак, над Майковой нависла опасность. Она действительно жила не в самом благоустроенном месте - Осташковская улица, Медведково, у МКАДа. И вот ей Правительство Москвы, а точнее сказать - лично Юрий Михайлович Лужков и Ресин - дают квартиру. Безопасную. Мичуринский проспект. Хороший район. Новый дом с отделкой. Охраняемая территория. Выдали не по закону, но от души. В самом деле - безопасную квартиру.
    Вы думаете, что Майковой не терпится поскорее переехать, и она бежит переселяться из опасной квартиры в безопасную, чтобы наконец пожить без страха? Да, человек, находящийся в опасности, так бы и сделал.
    Но Майкова ещё полтора года живёт в опасной квартире, пока на Воробьёвых горах заканчивается ремонт!
    Человека испугали, и полтора года он боится, но ничего не делает. Он боится и ремонтирует, боится и ремонтирует. Упорно не покидает старую, "опасную для жизни" квартиру, упорно не переезжает в новую, более надежную, героически ждет окончания ремонта в третьей, купленной квартире!
    В итоге, безопасное, полученное от мэра, жилье Майкова выставляет на продажу, ни дня в ней не пожив. Круто?
    Майкова пишет: "По данному факту я обратилась в органы внутренних дел". Ну да конечно... Ещё в 1995-м году принят закон о государственной защите судей, по которому и личную охрану, и оружие можно получить - всё, что попросят. Для этого только нужно, чтобы милиция вынесла соответствующее постановление.
    Наверное, такое постановление у Людмилы Николаевны есть, ведь она же должна все делать по закону, ну и не станет же она, в самом деле, врать про такое уважаемым людям… Уверен, что она его обязательно всем покажет в подтверждение своих слов.
    А то иначе ведь что получается: что на словах вроде обращалась куда-то, а на самом деле?.. - Не обращалась?
    Я хочу, чтобы вы поняли - в стране действуют разнонаправленные тенденции. Есть люди, которые пытаются сделать, чтобы нам с вами жилось все лучше и лучше, а есть люди, которые пытаются сделать, чтобы им жилось все лучше и лучше, и их фамилии вы хорошо знаете.
    В своем "Возражении", Людмила Николаевна в одном абзаце три раза упоминает Вениамина Фёдоровича Яковлева. Это бывший председатель Высшего арбитражного суда, а теперь советник Президента. Уважаемый человек. И вот Людмила Николаевна пишет: "Я рассказала ему про угрозы, и попросила, чтобы он помог мне организовать обмен с доплатой через Управление делами Президента, и он попробовал помочь".
    Если человек такого ранга упоминается аж трижды в таком документе – это неспроста, по крайней мере, это означает, что с ним все согласовано.
    Расчёт простой. Нет доказательств – ссылаемся на авторитеты, никто ничего проверять-то не будет. Было ли обращение, были ли угрозы… Вы что, Яковлеву не верите?
    Я думаю, что Майкова уже заручилась поддержкой Яковлева. Поэтому она так уверенно себя ведёт. А он ведь не только Патриарх арбитражной системы, но и советник президента, его представитель, и, получается, выражает мнение Президента.
    И если Яковлев за Майкову, значит, что – и Президент за Майкову? За Майкову и против Антона Иванова? Непонятненький раскладик, прямо мозги набекрень…
    Но тогда хотя бы понятно, почему слухи идут: Яковлев уже агитирует членов ВККС за Майкову, и она уже набирает голоса. Блинова за неё собирается голосовать, из Амурского арбитража, и Романец, и общественники.
    Ну, а если кто-то не сможет выступить открыто, то сможет просто отказаться, уйти в отпуск, на больничный, и тогда голоса за Майкову будут больше весить.
    Начинается очередная хитрая игра - Каланда тянет за ниточки. Пытается оставить ее на месте.
    Я, как наивный чукотский юноша, на днях беседую с генеральным прокурором РФ Юрием Яковлевичем Чайкой и говорю: «Юрий Яковлевич, объясните мне пожалуйста, вот как такое возможно?». А имел я в виду господина Боева, за которого меня слезно просил Владимир Борисович Осипов во время встречи со мной, инициированной им и его руководством. Милый человек. Не произвел на меня большого впечатления. Ну что взять? Кадровик – он и есть кадровик. Не оперативник. Хотя и целый генерал-полковник. Слезно умолял, слезно: "Ну пожалейте старичка". Суть-то не в этом, пожалею я старичка или нет, суть в другом.
     
  18. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.2

    Я спрашиваю у Юрия Яковлевича: "Объясните, как так получается? Почему не возбуждается уголовное дело по факту высказываний госпожи Валявиной в отношении господина Боева? Должна же быть проверка. Почему не возбуждаются уголовные дела или, хотя бы, не назначаются проверки по факту письма госпожи Марасановой, в котором ясно указывается на давление на суд, оказанное господином Каландой и господином Поликовым. Почему?".
    На что Юрий Яковлевич мне говорит: "А я не имею права. У меня отобрали эти полномочия. Теперь это может сделать только Следственный комитет, только господин Бастрыкин. А я не могу возбудить. Мало того, удивительная ситуация - мы приходим в суд и говорим: "Бульбов не должен сидеть в тюрьме. Для Сторчака не должна быть избрана эта мера пресечения. Мы против. Прокуратура против!". А следствие говорит: "А нам наплевать, мы - за!".
    Затем суд, под руководством госпожи Егоровой, муж которой является немалым человеком в структурах ФСБ РФ, говорит: "Да, конечно, пусть сидят". Удивительная ситуация.
    Бастрыкин - человек достойный, наверное. Блестяще образованный. Однокурсник Путина. С хорошими рекомендациями. Он, по идее, должен соблюдать законность и стремиться добиваться правды, но находится на стороне, которой я понять не могу. Как можно, имея столь громкие, важные дела в судебной системе, не назначить проверку? Как можно не вызвать Каланду, не вызвать Боева, не вызвать Полякова, не вызвать их руководителя, Виктора Петровича Иванова, и выяснить - Боев действовал по собственной инициативе? Каланда действовал по собственной инициативе? Давление на судей оказывалось или нет? Виктор Петрович об этом знал или нет?
    Как возможно существование в стране двух столь разнонаправленных векторов, один из которых - это мощнейший, здравый, блестящий экономический блок, направленный на то, чтобы жизнь в стране улучшалась. И с другой стороны - подавление любой экономической свободы за счет манипуляций судебными решениями, осуществляемыми в интересах вполне конкретной группы лиц, деятельность которых отказываются расследовать по совершенно непонятным причинам. Игнорируют многочисленные запросы и сигналы, исходящие из общества, о справедливости, честности и прозрачности судебной системы. Что это? Как это возможно?
    Одновременно со всем этим, по-прежнему продолжаются попытки со мной разобраться: очернить, написать про меня всякую глупость, пошлость. Это публикуется на сайтах, где размещение стоит 15 тысяч рублей за статью. Дальше все это перепечатывается на других грязных сайтах.
    Люди, пишушие эти статьи, я приглашаю вас прийти к нам в прямой эфир "Серебряного дождя"! Пожалуйста, приходите! Я знаю, где вы служите. Вам тяжело, видимо, в Центре общественных связей. Приходите ко мне. Если хотите, то приходите со своим начальником. Приводите с собой людей, которые собирают на меня информацию. Берите всех! Берите всех, с кем мне рекомендовали поговорить в приемной руководителя Федеральной службы безопасности генерала армии Бортникова - Ушакова, Чернышева.
    Если господин Бортников не хочет со мной беседовать, если он чего-то опасается - приходите к нам в эфир. Что вы пишете всякие грязные статейки? Приходите сюда, расскажите обо всем лично. А я вам хоть скажу, что вы в типах самолетов не разбираетесь.
    О чем вы думаете? Чего врете? Придите в эфир, назовите свои реальные фамилии. Ведь вы даже подписаться не можете своим настоящим именем. Вот я - Соловьев, я здесь, а вы мне исподтишка мстите, пытаетесь отравить мою жизнь и упечь меня в тюрьму за правду, которую я говорю.
    А правды-то вы боитесь. "Ночной дозор", всем выйти из сумерек, а не прятаться в здании Госнаркоконтроля!
    А теперь, я хочу ознакомить вас с одним очень интересным и показательным письмом, которое как нельзя точно иллюстрирует мои слова и прогнозы:
    "Уважаемый Владимир!
    Под письмом не будет фамилий, Вы поймете почему. Возможно, скоро придется перейти на нелегальное положение и нужно сохранить себя для дела.
    Мы - сотрудники 7 Департамента ФСКН России, офицеры А.А. Бульбова, люди, работавшие по известным Вам делам, люди, как и Вы, знающие ВСЕ и не знающие, что с ЭТИМ делать.
    Очень ценно, что Вы не оставляете этих важных тем, хотя Вам, думаем, угрожает реальная опасность. Хотим Вам предложить еще одну - положение в ФСКН России. С назначением нового директора - Вашего любимого героя, никто, в общем-то, не обольщался, люди стали собирать вещи.
    Но есть события знаковые - 4 июня В.П.Иванов заставил написать рапорт на увольнение генерал-майора полиции Рыкова Виктора Ивановича, человека, исполняющего обязанности А.А. Бульбова, начальника Управления собственной безопасности. За что? За многолетнее честное служение Родине? За то, что работал рядом с Бульбовым?
    Данное событие однозначно дает понять - скоро и мы уйдем, точнее нас уйдут. Всех, кто работал по коррупции, всех кто знает ПРАВДУ.
    Кто-нибудь в этой стране думал, что теперь будет с наркопреступностью? Благодаря таким действиям ФСКН уже не работает, все ждут конца. Наркобароны, наверное, очень рады. Все то, что В.В.Черкесов и мы создали, за несколько месяцев будет сведено на нет, уйдут профессионалы, останутся жулики и приспособленцы. У ФСБ больше не будет конкурента. Вдумайтесь, - только какой-то маленький 7 Департамент, какой-то генерал Бульбов 2 года держал в напряжении всю Лубянку! (Хороши же там профессионалы, на Лубянке). В общем-то, в этом и есть цель.
    Сколько жизней по стране унесет такое кадровое решение? Сколько прибыли оно принесет наркомафии? Кто считает┘ У нас считают совсем другие деньги.
    Ситуация в ФСКН очень серьезная, службы скоро не будет. Учитывая долю ФСКН в общем изъятии наркотиков по стране, представьте, насколько прибавится этого зелья. Кто сейчас может заменить ФСКН, после 5 лет успешной работы?
    Такая вот тема.
    Владимир, Вы делаете очень много, мы тоже кое-что делаем. Вы можете помочь. Озвучьте, пожалуйста, эту тему вовремя, помня, что 11 июня в 10.00, в Басманном суде состоится рассмотрение меры пресечения Бульбова (а 10 июня, тоже в 10.00 - Гевала Ю.Н). В условиях нашей демократии, мы не питаем особых надежд, но тема действительно важна.
    Журналисты, если их можно так назвать, уже не ездят на эти суды, т.к. "им все объяснили". Может быть, Вы - это не лесть - один из последних Журналистов страны, сможете приехать в Басманный суд 11 июня, может быть, сможете "поднять волну" и призвать туда наш замечательный молчаливый народ, который уже давно снова загнали в стойло, народ, за свободу которого сидит Арсеньич.
    Помогите теперь Вы ему, он этого заслуживает.
    Мы не сдадимся, мы будем работать дальше. Но без поддержки, реальной поддержки нашего народа, Ваших слушателей, которые возмущаются, но в большинстве своем сами ничего не хотят делать, иногда задаешь себе вопрос - а заслуживают ли они того, чтобы четверо наших сидели в тюрьме, сидели за свободу их детей, за будущее их детей? Сколько их теперь погибнет от наркотиков? Может быть, кроме нас с Вами, все эти темы никому-то и не нужны? "Веселые вопросы".
    С Уважением, офицеры 7 Департамента ФСКН России."
     
  19. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    К Александру Бастрыкину приставили адвокатов

    Дмитрий Медведев меняет кадровую политику в прокурорском следствии

    Газета «Коммерсантъ» № 100(3917) от 11.06.2008

    Президент РФ Дмитрий Медведев издал вчера указ о назначении трех заместителей главы следственного комитета при прокуратуре РФ Александра Бастрыкина. Двое из них, Борис Салмаксов и Игорь Соболевский, ранее работали адвокатами. К тому же экс-защитник Салмаксов несколько лет назад перешагнул 60-летний рубеж, что еще недавно препятствовало бы его назначению на руководящую госдолжность. По всей видимости, президент Медведев решил гуманизировать кадровую политику в следственных органах, утвердив кандидатов, предложенных ему главой следственного комитета как членов своей команды.

    До вчерашнего дня из положенных главе следственного комитета Александру Бастрыкину по закону 12 замов были назначены лишь двое — прежде не знакомые ему офицеры ФСБ Юрий Нырков (зам по кадрам) и Александр Сорочкин (зам по военному следствию). В кулуарах следователи поговаривали, что с сентября прошлого года, когда был создан следственный комитет, главный кадровик Владимира Путина генерал ФСБ Виктор Иванов "заворачивал" все кандидатуры, предложенные самим господином Бастрыкиным себе в заместители. С приходом же нового президента Дмитрия Медведева и уходом господина Иванова из Кремля на руководство Госкомнаркоконтролем вопрос о формировании команды господина Бастрыкина сдвинулся с мертвой точки. В минувший понедельник господин Медведев принял Александра Бастрыкина, и в результате их общения вчера был подписан президентский указ о назначении заместителями председателя следственного комитета Василия Пискарева, Бориса Салмаксова и Игоря Соболевского. Все они ко вчерашнему дню уже занимали генеральские должности в следственном комитете при прокуратуре РФ: господин Пискарев возглавлял главное управление процессуального контроля за следственными органами, господин Салмаксов с момента создания в сентябре прошлого года главного следственного управления при Южном федеральном округе был его руководителем, а господин Соболевский являлся главным хозяйственником в центральном аппарате, занимая должность начальника главного управления по обеспечению деятельности следственного комитета.

    Самым предсказуемым следователи считают повышение по службе Василия Пискарева, сделавшего классическую прокурорскую карьеру, от прокурора Всеволожского района Ленинградской области до заместителя прокурора этой области, а по достижении выслуги лет продолжившего госслужбу в качестве руководителя северо-западного отделения Российского фонда федерального имущества. В следственном комитете господин Пискарев занимался так называемым процессуальным контролем за расследованием уголовных дел, то есть исправлял ошибки следствия еще до передачи обвинительных заключений в Генпрокуратуру. В минувшую пятницу на коллегии следственного комитета, посвященной борьбе с коррупцией, Василий Пискарев сделал с трибуны громкое заявление о том, что доходы коррумпированных чиновников в России уже составили до одной трети национального бюджета страны. Правда, господин Пискарев на всякий случай оговорился, что это не его подсчеты, а фонда ИНДЕМ.

    Самым же удивительным из вчерашних кадровых решений подчиненные господина Бастрыкина считают назначение его заместителем его близкого друга и однокурсника по юрфаку ЛГУ Игоря Соболевского. Тот в советское время работал оперативником в ленинградской милиции, затем несколько лет служил арбитражным судьей, однако госслужба в итоге его не прельстила, и господин Соболевский ушел в адвокаты Санкт-Петербургской городской коллегии, одновременно подготовив и защитив кандидатскую диссертацию по юриспруденции. Лишь когда Александр Бастрыкин стал главой следственного комитета, он вспомнил о своем друге и пригласил его на работу в Москву. На должности главного хозяйственника следственного комитета Игорь Соболевский прославился среди подчиненных тем, что объявил войну начальнику главного управления криминалистики этого ведомства именитому прокурорскому генералу Юрию Леканову, обвинив его в создании не предусмотренного законом профсоюза следователей и криминалистов. Впрочем, выяснилось, что профсоюз этот начальство не критиковал, занимался в основном спортом и художественной самодеятельностью, а единственным прегрешением господина Леканова служебная проверка, инициированная хозяйственником Соболевским, признала тот факт, что он оформлял профсоюзные обращения на бланках следственного комитета.

    Назначение третьим заместителем господина Бастрыкина руководителя главного следственного управления по ЮФО Бориса Салмаксова также пролоббировано главой следственного комитета, сумевшего убедить кремлевских кадровиков, что несмотря на почтенный возраст (господину Салмаксову 63 года) тот как высококлассный специалист сумеет принести пользу следственной системе. Борис Салмаксов пришел на работу в прокуратуру в советское время из армии и завершил 25-летнюю прокурорскую карьеру в 2003 году скандальным решением о возбуждении уголовного дела против губернатора Ненецкого автономного округа Владимира Бутова по факту избиения им на трассе рядового гаишника (губернатору удалось спустить дело на тормозах). В течение четырех лет, с 1994 по 1998 год, господин Салмаксов работал адвокатом Международной адвокатской коллегии. Этот факт в недавние времена стал бы поводом для исключения его из списков претендентов на должность одного из руководителей следствия (при главном кадровике администрации президента РФ Викторе Иванова адвокатов не брали даже в районные судьи). Однако Дмитрий Медведев решил, что адвокатский опыт для высокопоставленного следователя не помеха.

    По мнению подчиненных господина Бастрыкина, тот факт, что ему позволили хотя бы частично сформировать свою команду (вакантными остаются еще семь должностей заместителей председателя следственного комитета), говорит о поддержке его Кремлем в затянувшемся противостоянии с Генпрокуратурой и о том, что серьезной реорганизации следственного комитета не планируется по крайней мере до сентября, когда у всех сотрудников следственного комитета закончатся заключенные с ними господином Бастрыкиным годовые трудовые контракты.


    Екатерина Ъ-Заподинская
     
  20. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Пора бы и о земле подумать

    Экс-председателя московского областного суда Светлану Марасанову испортил земельный вопрос

    © The Moscow Post, 10.06.2008

    Не так давно, известный журналист и «народный обличитель В. Соловьев обратился в судейские массы с предложением разделиться на пугливых и смелых, почти как в анекдоте на красивых и умных. В ряды смелых сразу же вступила бывший председатель московского областного суда Светлана Викторовна Марасанова. Ее гневное обличительное письмо, как и соответствующая статья самого «правдоруба» - «Судебную систему необходимо вычищать», красуются на сайте Бредни точка ру.

    Какого же было изумление судебной общественности, когда в декабре 1994 года, в указе Президента вместо фамилии Смирнов оказывается фамилия Марасановой! Наверное, впервые на тот момент Президент не поддержал решение кадровой комиссии.

    В чем же тут причина? Она оказалась достаточно прозаической и абсолютно соответствовала характеру второго претендента – Марасановой. В архивах Администрации хранится ее письмо, написанное недрогнувшей рукой, в котором получивший рекомендацию к назначению кадровой комиссией Смирнов обвиняется Марасановой в стиле 37 года «врагом народа» - здесь и поддержка гэкачепистов в 1991 году, и защита «Белого Дома» 1993 года, и прочие домыслы, так похожие на бредни ее соратника В.Соловьева. Но, тем не менее, с «легкой» руки тогдашнего руководителя Администрации Президента Петрова, письмо доносится до Бориса Ельцина, и результат его решения в течении 13 лет безраздельно правит Московским областным судом.

    О стилях и методе правления мы поговорим в следующий раз. А вот о коррупционных проявлениях в деятельности председателя Марасановой мы расскажем сейчас. И это наша вторая история.

    Как москвичей испортил квартирный вопрос, так представителей Московской области, не с меньшей эффективностью, испортил земельный вопрос.

    Нами получена копия депутатского обращения в правоохранительные органы по поводу незаконного приобретения Марасановой, и ее мужем земельных участков в Московской области. Публикуем его полностью.

    Как мы предполагаем, не самые веселые времена наступают для судьи в отставке Марасановой и ее супруга. И не вызывает ли вопроса у читателей – почему главными поборниками «соловьиной» псевдокоррупционной деятельности оказалась лжесвидетельница Е. Валявина, и спекулянтка Марасанова. «Скажи мне кто твои соратники, и я скажу кто ты» - старая истина верна и сегодня.
     
Загрузка...
Похожие темы
  1. blogger
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    303
  2. Schutzmann
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    421
  3. Joseph
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    316
  4. Вышегородцев Игорь Алексеевич
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    718
  5. Vadim
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    1.241

Поделиться этой страницей