В.Соловьев и Арбитражный суд.

Тема в разделе "Все, кроме банкротства", создана пользователем Фрэнк, 2 окт 2007.

  1. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Кризисный взнос

    Снижение налоговой нагрузки правительство начало с ее повышения

    Время новостей, 02.10.2009, №182
    Вера КУЗНЕЦОВА, Ирина СКЛЯРОВА

    Вчера на своем заседании, посвященном обсуждению Концепции развития России до 2020 года (ее в итоге одобрили) и основным направлениям работы кабинета министров до 2012 года, правительство объявило о новой радикальной пенсионной реформе, предполагающей повышение налоговой нагрузки на фонд оплаты труда. Единый социальный налог, ставка которого составляет сегодня 26%, с 1 января 2010 года превратится в страховые взносы. Они в общей сумме составят 34%. Базовая, накопительная и страховая части пенсии будут вновь объединены. Новая система распространится на все отрасли, однако налоговая нагрузка распределится неравномерно - по определению она в наибольшей степени затронет те предприятия и организации, в которых наибольшая доля затрат падает на оплату труда. Речь идет, в частности, о здравоохранении, образовании, науке, информационных технологиях и медиаиндустрии.

    Правительство пытается успокоить бизнес, обещая «механизмы, которые позволят избежать роста общеналоговой нагрузки», и обнадежить пенсионеров - обещая не повышать пенсионный возраст и значительно повысить пенсии.

    Владимир Путин сам постарался объяснить, что, собственно, придумало правительство, чтобы покрыть усугубляющийся с каждым годом дефицит пенсионного фонда. Итак, предлагается с 1 января 2010 года отменить ЕСН (сегодня взимающийся по регрессивной шкале: 26% при зарплате до 280 тысяч рублей в год, 10% до 600 тысяч и свыше 600 тысяч-- 2%). Вместо него вводится фиксированный страховой взнос в размере 34% (при заработной плате до 415 тысяч рублей в год, после этой планки никакие взносы взиматься не будут, однако сама планка будет расти по мере роста зарплат в стране). Из них 26% работодатель будет платить за своего работника в пенсионный фонд, 5,1% (на 2% больше, чем сейчас) - в фонд обязательного медицинского страхования, оставшиеся 2,9% - в фонд социального страхования. Благодаря этой мере уже к концу 2010 года, как планирует правительство, доходы пенсионного фонда возрастут почти вдвое, покрыв дефицит. Как заявила глава Минсоцздравразвития Татьяна Голикова, с 2,2 трлн рублей в текущем году до 4 трлн в 2010-м.

    По словам премьер-министра Путина, "с учетом взносов на медицинское и социальное страхование общий размер тарифа не превысит 34% от фонда оплаты труда". "То есть люди, которые получают большие заработные платы, сверх этой суммы уплачивать страховые взносы не будут. Но и пенсионные права на эти суммы тоже формироваться не будут", - объяснил премьер. "Мы специально пошли на это для того, чтобы люди с небольшими и средними доходами не оплачивали будущие пенсии тех, кто получает большой заработок", - добавил г-н Путин.

    "Предвижу реакцию делового сообщества", - сказал Владимир Путин, отметив, что нужно учитывать, в каких условиях было принято это решение, - а именно в условиях международного финансового кризиса. Он сообщил, что на новые принципы уплаты страховых взносов будут переведены все организации - независимо от отраслевой принадлежности. "Конечно, для бизнеса эти новации связаны с дополнительными издержками. Однако, подчеркну, одновременно будут предложены механизмы, которые позволят избежать роста общей налоговой нагрузки на бизнес", - заявил глава правительства. По его словам, для этого, возможно, будут задействованы ресурсы Фонда национального благосостояния.

    Деловое сообщество, которое уже устало надеяться на давно обещанное снижение налогов и теперь надеялось хотя бы на их неповышение, действительно не обрадовалось. В частности, глава Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин заявил, что РСПП не поддерживает это решение. "Существуют альтернативы простому увеличению налогов. Кроме того, в условиях финансовой нестабильности анонсирование любого увеличения налоговой нагрузки может удлинить период выхода на устойчивые темпы развития", - заявил он. Г-н Шохин, в частности, предложил правительству предусмотреть компенсационные меры по снижению роста налоговой нагрузки и передать Пенсионному фонду в управление активы госкорпораций.

    Работодателям, видимо, остается утешать себя лишь тем, что правительство остановилось еще не на самом жестком из обсуждавшихся вариантов. Ранее на августовском заседании правительства Минфин предлагал следующую схему. Ставку ЕСН предполагалось оставить неизменной, но регрессивную шкалу поднять почти в четыре раза - с 280 тыс. до 1 млн 100 тыс. Начиная с этой суммы, ставка налога снизилась бы до 10%, свыше 2,3 млн - до 2%. Дополнительные отчисления в размере 2% от налогооблагаемой зарплаты предполагалось направлять в фонд обязательного медицинского страхования, 1% - в ПФР. Кроме того, предполагалось, что с 2010 года россияне моложе 1967 года рождения начнут отчислять дополнительно 3% страховых взносов от зарплаты до 1,1 млн руб. в год на накопительную часть пенсии. Альтернативный вариант реформы ЕСН предлагало Минздравсоцразвития. Вместо регрессивной шкалы ЕСН предлагалось ввести единый 20-процентный пенсионный взнос. В качестве компенсации за отказ от регрессии планировалось установить максимальную сумму, с которой могут удерживаться пенсионные взносы - в размере 135% от средней зарплаты по стране.

    По первым прикидкам, объявленный вчера вариант выглядит несколько мягче, чем "реформа от Кудрина", но жестче, чем "реформа от Голиковой", которые выступили, соответственно, в роли "злого и доброго следователя".

    При этом никаких конкретных обещаний снизить тот или иной налог, чтобы не допустить роста налоговой нагрузки, от правительства пока не прозвучало. О снижении НДС с 18 % до 12%, которое долгое время было в центре налоговой дискуссии, теперь придется, скорее всего, забыть. Тем более, что у главного противника такого снижения министра финансов Алексея Кудрина, говорившего, что именно этот налог нельзя трогать хотя бы по той причине, что он в наименьшей степени зависит от нефтяной конъюнктуры, сегодня все козыри на руках: эта конъюнктура явно развернулась против нас.

    Источник в Минфине, пожелавший остаться неназванным, вчера заявил, что в качестве компенсационной меры за повышение соцналога бизнесу может быть предложен пакет мер по снижению налога на прибыль. Сам бизнес к такой идее относится крайне скептически. По словам председателя «Деловой России» Бориса Титова, «в реальном секторе, по ходу производства отчисления по страховым взносам и НДС просто «сожрут» всю прибыль, так что снижать ставки на то, чего у предприятия может не оказаться, просто бессмысленно».
     
  2. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.2

    Министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова, в отличие от других членов кабинета, была и, вероятно, еще остается сторонницей более мягкой формы проведения пенсионной реформы. Вчера она признала, что был и альтернативный путь решения проблемы. К примеру, временное отчисление в пенсионный фонд части других налогов (на прибыль и т.п.). И именно она продолжает увязывать повышение так называемого страхового взноса со снижением других налогов, в частности, НДС. «Тезис об общем неувеличении налоговой нагрузки не снят с повестки дня, - уверяла она вчера журналистов. - Повышение ЕСН возможно только при снижении иных налогов».

    При этом г-жа Голикова считает вполне допустимым, что решение судьбы НДС лишь отложено до 2009 года - из-за кризиса. А срочность идеи с повышением ЕСН через его замену на страховые взносы (как раз в кризис) объясняет двумя причинами. Во-первых, тем, что очень непрост и долог законодательный путь проведения такой новации в жизнь. Во-вторых, преддверием глобального краха пенсионного фонда как класса.

    «Мы обязаны обеспечить сбалансированность пенсионной системы. Если бы мы сегодня ничего не делали, то к 2050 году зависимость ПФР от бюджетных трансфертов составила бы 86%. Его наличие как отдельного института становилось бессмысленным», - аргументировала свою позицию министр.

    «Наше решение не является новеллой. Мы шли так же, как в мире. Везде источник пенсионного фонда - это фонд оплаты труда»,-- пояснила она. Один из российских экспертов по этому поводу заметил: «Продали бы «Роснефть», которая вообще непонятно зачем государству при наличии "Газпрома", и покрыли бы дефицит пенсионного фонда».

    На вопросы журналистов г-жа Голикова отвечала как всегда с цифрами в голове, а не по бумажке. Рассказала, какие повышенные пенсии ждут получателей уже к 2010 году: вместо базовых 4 тысяч 188 рублей в месяц в 2008-м это будут 7 тысяч 947 рублей. В 2012 году пенсия составит два прожиточных минимума, в 2016 - два с половиной минимума, а в 2020-м - целых три минимума, или 25 тысяч 162 рубля в месяц.

    Отвечая на вопрос «Времени новостей», не будет ли расширен список предприятий, которым государство в течение пяти переходных лет будет помогать приспособиться к объявленным налоговым новациям (правительство обещает прямую поддержку из бюджета только предприятиям малого бизнеса в сфере инноваций и сельского хозяйства), министр сказала твердое «нет». Все компании, независимо от отрасли, будут платить фиксированную ставку страхового взноса 34% от фонда оплаты труда. Даже неспециалисты быстро пришли к выводу, что тяжелее всего в этом случае придется не только бизнесу, но и вообще всем, у кого главные затраты связаны с трудом специалистов - от программистов и интернетчиков до врачей, ученых и преподавателей.

    «Чего вы боитесь?» - улыбаясь, поинтересовалась г-жа Голикова. «Снижения работодателями зарплат. Особенно в кризис», - пояснили ей. «У вас что, недобросовестный работодатель?!» - ответила она вопросом. И тут же заверила, что крупные работодатели у правительства беспокойства не вызывают, дескать, они не пойдут в тень. Есть опасения только за малых и средних.

    Даже если чисто финансовый расчет верен, и за год-- с 2009-го по 2010-й, новая система заработает, никто в правительстве почему-то не вспоминает об проблеме администрирования новых сборов. Хотя именно с администрированием могут возникнуть самые сложные проблемы. В свое время, в 2001 году, в единый соцналог были объединены взносы в ПФР и все внебюджетные социальные фонды. Сделано это было как раз для улучшения администрирования взносов. Именно тогда функции по их сбору были переданы налоговому ведомству, имеющему для выполения этой функции все необходимые силовые рычаги. Теперь же, судя по повторяемой всеми чиновниками ключевой фразе, что «от взимания единого социального налога решено перейти к страховым взносам», речь может пойти о том, чтобы вновь передать функции по сбору пенсионных отчислений ПФР. Ведь налоговая служба не уполномочена собирать «страховые взносы». Пенсионный фонд же в своем нынешнем виде вряд ли в состоянии выполнять подобные функции.

    Оригинал статьи:http://www.vremya.ru/2008/182/4/213869.html
     
  3. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Пенсии и пляски

    Эксперты о последствиях реформы единого социального налога

    Время новостей,02.10.2008

    Корреспонденты "Времени новостей" Ирина СКЛЯРОВА и Юлия МИРОНОВА решили узнать у экспертов, как озвученные правительством новации по ЕСН изменят налоговую нагрузку на предприятия, не приведут ли они к уходу зарплат в тень и не станут ли дополнительным фактором замедления экономического роста в стране.

    Дмитрий БЕЛОУСОВ, ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования:
    -- Это возврат к дореформенной ситуации 2004 года, когда ставка ЕСН была 34,5%. Принятое решение -- результат того, что мы обнаружили дыру в пенсионной системе, и повышение ожидалось, но не в таких масштабах.

    С точки зрения бюджета это дает шанс Пенсионному фонду стать автономным, независимым от трансфертов из бюджета. С точки зрения бизнеса определенный рост налоговой нагрузки есть, но эти изменения, возможно, будут увязаны с пакетом изменений НДС -- вряд ли эта ситуация останется не скомпенсированной хотя бы частично.

    Замедление экономического роста возможно. Но зато принятые решения резко повышают устойчивость бюджетной системы как одного из важных факторов экономического роста.

    Говорить об уходе зарплат в тень сложно, сейчас эта проблема наблюдается в отдельных секторах, где есть и нелегальная занятость, -- в строительстве, розничной торговле. На большинстве предприятий ухода в тень не произойдет.

    Антон ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН, член генерального совета «Деловой России»:
    -- Это крайне неудачное предложение правительства -- увеличить социальный налог до 34%. Повышение налогового бремени отбросит нас на несколько лет назад в плане вывода зарплат из тени, над чем государство билось столько времени. Повышение собираемости налога должно достигаться с помощью иных инструментов, а именно -- развития налоговой базы. Сильнее всего пострадают предприятия, где большое количество занятых, где отчисления от ЕСН составляют значительную часть в общей структуре отчисляемых налогов. То есть предприятия, где материальная база невысока в отличие от удельной доли труда в капитале. В большей части пострадают предприятия легкой, текстильной промышленности, некрупные строительные компании. Достанется и отраслям, развитие которых еще недавно было объявлено приоритетным: сельскому хозяйству и нацпроекту по созданию доступного жилья.

    Евгений ГОНТМАХЕР, директор Центра социальной политики Института экономики РАН:
    -- Повышения ЕСН ждали, но принятое решение компромиссное. На самом деле для большинства работников ничего не изменится, произойдет перераспределение между категориями и компенсация за счет нулевой ставки для зарплат свыше 415 тыс. рублей.

    В целом это позитивное решение, вырастут доходы пенсионной системы, а нагрузка на работодателей вырастет незначительно. Но ведь они «кайфовали» предыдущие пять лет, когда сразу почти на 10% была понижена ставка ЕСН. И массового обеления зарплат тогда не произошло, поэтому сейчас вряд ли будет массовый уход в тень. Крупные предприятия давно перешли на «белые» схемы, да и налоговая система работает в этой части достаточно успешно.

    Плохо, что государство ограничило свои обязательства по пенсионным выплатам. Страховая пенсионная система означает, что сколько ты отчислишь от зарплаты, столько и должен получить в виде пенсии. Но теперь государство говорит, что больше определенного порога все равно ты не получишь. Конечно, люди, которые зарабатывают большие деньги, могут позаботиться сами о себе, используя другие механизмы. Но время для этого очень неудачное, негосударственные пенсионные фонды еще не развернулись, а финансовый кризис ограничивает возможности инвестирования.

    Игорь НИКОЛАЕВ, директор департамента стратегического анализа ФБК:
    -- Едва ли можно было придумать более неправильное решение, учитывая нынешнее состояние российской и мировой экономики. Если экономика была бы на подъеме, она переварила бы и такое повышение налога. Но в условиях понижательного тренда это добавит стимул к тому, чтобы рост экономики вообще затух до нуля. Российская экономика показывает явное торможение с мая--июня, но придание этому торможению дополнительного ускорения с помощью столь негативной для бизнеса новости сделает это торможение не плавным, а резким. Пессимистический настрой бизнеса будет укрепляться. Что касается возможного выведения капиталов в тень, вряд ли это явление приобретет широкое распространение ввиду большого риска таких налоговых минимизаций.

    Оригинал статьи:http://www.vremya.ru/print/213968.html
     
  4. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Володя - 10 процентов

    О коррупции в руководстве ФСКН России и роли в ней генерала В. Зубрина

    Moscow Post,Автор: Антон Поздняков, 2008-10-02

    С 2000 года тянется расследование уголовного дела № 00380016/208/901256, возбужденного по факту хищения 20 процентов акций АЦБК - холдинга «Северная целлюлоза». По делу проходят председатель комитета по управлению государственным имуществом Архангельской области, его заместитель и председатель совета директоров ОАО «Архангельский ЦБК» Владимир Крупчак, который в настоящее время переведен в разряд свидетелей. Как установлено в ходе следствия 20 процентов акций ЦБК были незаконно переданы холдингу «Северная целлюлоза», а затем, с целью сокрытия факта хищения были перепроданы В.Крупчаком ряду западных компаний. За которыми, по материалам следствия, стоит все тот же В.Крупчак. Ущерб, нанесенный государству, оценивается в несколько миллиардов рублей.

    Но как говорил незабвенный Марк Твен: «Украдешь булочку – сядешь в тюрьму, украдешь железную дорогу – станешь сенатором». Неумирающий афоризм оправдал себя и в этот раз – в 2001 году В.Крупчак становится депутатом Государственной Думы Российской Федерации и включает весь свой политический и финансовый ресурс для закрытия уголовного дела. Тогда в первый раз и произошло знакомство В.Крупчака и заместителя Генерального прокурора по Северо-Западному округу В.Зубрина (в настоящее время заместитель директора ФСКН России). Результатом знакомства стало вынесенное В.Зубриным 21 мая 2001 года постановление о прекращении уголовного дела. В связи с явной незаконностью прекращения уголовного дела Генеральная прокуратура дважды истребовала дело, но по надуманным предлогам оно не направлялось В.Зубриным в Москву.

    Беспрецедентному поведению В.Зубрина способствовала позиция отдельных руководителей полпредства в СЗФО. Широко известно о тесной дружбе В.Крупчака с ответработниками аппарата полномочного представителя Президента РФ в СЗФО Н.Рыжаком, который в настоящее время является руководителем кадрового департамента ФСКН России, и А.Бульбовым, который в свое время был начальником оперативного департамента все того же ФСКН России (в 2007 году арестован за организацию незаконного прослушивания). Тем не менее, в сентябре 2003 года В.Зубрин вынужден был направить дело в Генеральную прокуратуру для проверки. Владимир Ярославович Крупчак предпринимает ответные действия – в Госдуме формируется штаб из числа доверенных («прикормленных») депутатов ГД, забросавших прокуратуру своими письмами и запросами в защиту В.Крупчака. Депутату О.Ковалеву выделяется сумма в 500 тысяч долларов США на покрытие расходов своих соратников-депутатов А.Гузанова, О.Уткина, А.Белякова, Б.Мартынова. О.Ковалев проводит встречу с начальником управления Генеральной прокуратуры А.Кизлыком и заручается его поддержкой. Доклад Александр Петровича Кизлыка не смог убедить заместителя Генерального прокурора А.Звягинцева. И 29 декабря 2003 года А.Звягинцев выносит решение об отмене постановления о прекращении уголовного дела как незаконного и возобновляет производство по делу. Как говорил в кулуарах О.Ковалев, А.Кизлык, тем не менее, не вернул половину из полученных им 100 тысяч долларов США.

    Столь же сомнительную законную позиция занимал В.Зубрин во всех случаях, когда возбуждались уголовные дела, имеющие какое либо отношение к В.Крупчаку. Так, 11 сентября 2003 года следственным отделом при УВД по Архангельской области возбуждается уголовное дело № 03380058/210/901258 по части 3 ст. 159 (мошенничество) в отношении бывшего директора МП «Рута» Румова. Следует незамедлительная реакция В.Зубрина – ровно через месяц (16 октября 2003 года) его решением дело прекращается. Объясняется все просто – скромная фирма «Рута» является партнером фирмы «Титан», находящаяся в стопроцентной собственности В.Крупчака. Именно эти две фирмы и явились участниками хищения акций комбината. По имеющейся у следствия информации, Румов не более чем подставная фигура, а истинным владельцем МП «Рута» является все тот же В.Крупчак.

    Незаконно прекращенное дело вновь запрашивается Генеральной прокуратурой для проверки, и вновь идут письма депутатов в защиту криминального бизнеса В.Крупчака. Тем не менее, 29 ноября 2003 года в очередной раз постановление В.Зубрина признается заместителем Генерального прокурора А.Звягинцевым незаконным и дело направляется для осуществления следствия в Следственный комитет МВД России, а затем в СУ при ГУ МВД РФ по СЗФО. Неутомимый В.Зубрин опять включает свой административный потенциал, давит на следствие, и одновременно дает указания сотрудникам ГУ Генеральной прокуратуры по СЗФО и прокурору г.Санкт-Петербурга Н.Виниченко по сбору материалов в отношении менеджмента компании «Базэл» (О.Дерипаска), участвующих в приобретении выставленного на продажу пакета акций холдинга. В конце концов художества Зубрина надоедают Генеральному прокурору В.Устинову, и того увольняют из органов прокуратуры. Тем не менее, В.Зубрин, в компании с Н.Рыжаком и А.Бульбовым активно отстаивали и отстаивают интересы В.Крупчака во всех инстанциях.

    Используя свои связи в Генеральной прокуратуре, в том числе и с нынешним Генеральным прокурором Ю.Чайкой, В.Зубрин инициирует прокурорские проверки по уголовным делам, по которым проходит В.Крупчак. Последний выделяет В.Зубрину и А.Бульбову финансовые средства в размере полутора миллионов долларов США для выплат взяток и подарков различным должностным лицам. Используя эти средства, А.Бульбовым было организовано прослушивание в интересах В.Крупчака окружения О.Дерипаски. Тот же Бульбов вновь выходит на своего бывшего коллегу по ФСКН О.Логунова (ныне зам. начальника СК при МВД РФ) с просьбой закрыть дело на Крупчака. При этом назывались конкретные и весьма значительные денежные суммы, которые он был готов передать О.Логунову.

    Трудно поверить в то, что В.Зубрин, заслуженный юрист России, имеющий более чем тридцатилетний опыт работы в правоохранительных органах, не понимал незаконность своих действий. Естественно, понимал. По словам близкого окружения В.Крупчака, В.Зубрину с товарищами по ФСКН России в случае благополучного разрешения уголовных дел по хищению акций и мошенничеству было обещано В.Крупчаком половина из двадцати процентного пакета украденных у государства акций холдинга. Перспектива вхождения В.Зубрина в число крупнейших акционеров ЦБК вполне реальна. Как говорится, есть за что попотеть.

    Оригинал статьи:http://moscow-post.msk.ru/economics/000122295296373/
     
  5. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Про коррупцию

    Treli.ru, Владимир Соловьев,02.10.2008

    Народ говорит, что у бизнеса денег мало. А вы знаете, например, что сейчас государство дало денег банкам? А что дальше произошло, знаете? Приходят люди в банк и говорят: «Правда?» Им говорят: «Правда!» И называют сумму отката. И людей просто… Ну, государство, условно говоря, дает под 8 с половиной процента, банк уже говорит 18. Но только на самом деле 23. Теперь понятно, откуда проценты? Зарабатывает народ. То есть, банк. Но государство искренне считает, что пытается помочь.

    Знаете, сколько якобы миллионеров появилось на кризисе 98-го года, воруя бабки, вытаскивая у людей зависшие счета из банков. И они считают себя достойными людьми до сих пор. Они считают, что они приличные, нормальные, рукоподатные люди. Вот сейчас такие же действуют у нас в банковском секторе. Вот чем должна заниматься прокуратура, следственный комитет, вот куда надо направлять усилия, понимаете? А не заниматься тем, что журналист сказал такого страшного про какого-нибудь олигарха или про какого-нибудь судью. Но это же не хочется, там же бабки другие. Даже можно и по башке получить. Медведев занимается борьбой с коррупцией, создает комитет, понимает, что это важно, что коррупция действительно уже достала страшно. Все идеи, которые идут у Медведева, у Путина, у правительства, как на примере с этими деньгами в банковском секторе, коррупцией, все сжирается на местах сразу. Вот интересно, как видится прошедшее заседание комиссии по борьбе с коррупцией Олегу Львовичу Митволю.

    Соловьев: Олег, как Вас представить, учитывая, что формально чиновников уволить нельзя?
    Олег Митволь: Можно, но пока что у нас люди тренируются и борются со своей юридической некомпетентностью.
    Соловьев: Нет, ну, как? Вы что, не понимаете, что был указ президента, по которому было сокращено с 4-х до трех мест замов.
    Олег Митволь: Вы имеете в виду постоянное правительство?
    Соловьев: Постоянное правительство!
    Олег Митволь: В постоянном правительстве не было написано фамилии Митволь. И как боятся проводить положенные в таких случаях квалификационные экзамены, вдруг я их случайно сдам! И считают, что дешевле просто незаконно меня уволить, ну, и, соответственно, плодить этот правовой нигилизм, о котором, как нам известно, все время говорит президент.
    Соловьев: Скажите, пожалуйста, Олег Львович, как вам нравится последнее заседание комиссии по борьбе с коррупцией? Вы надеетесь, что коррупцию удастся победить?
    Олег Митволь: Очень хорошо, что об этом из самых высоких уст вообще просто говорят. Раньше этого старались просто не замечать. То есть такой проблемы, обратите внимание, раньше просто не было.
    Соловьев: Согласен!
    Олег Митволь: Мы не понимали, что такое коррупция и считали, что это что-то импортное. Сейчас об этом хотя бы начали реально говорить. Например, начали сажать глав, ну не глав, а крупных чиновников районных администраций. На примере Русского района Московской области, которым, по-моему, по 6 лет дали.
    Соловьев: Да.
    Олег Митволь: Я понимаю, что наверняка можно было и в областной администрации найти коррупционера, но пока мы находимся на таком низком уровне, это уже хорошо, это движение, потому что то, что говорит президент то, что проблема системная. Это факт. И все об этом знают.
    Соловьев: Конечно.
    Олег Митволь: Вопрос только в том, кто будет бороться с медом? Либо должны пчелы бороться, да? Либо какие-то, так сказать, люди, которые мед этот не едят.
    Соловьев: Ну, вы меня умиляете, инопланетяне, что ли?
    Олег Митволь: Ну, вот вопрос заключается в том, что если человек мед не ест, то он чужой для системы.
    Соловьев: Правильно!
    Олег Митволь: Его выдавливают, правильно?
    Соловьев: Так он идиот, не того поймает за хвост!
    Олег Митволь: Да, да, да.
    Соловьев: Я вот знаю, например, одного чиновника, который никак не мог понять, что министр близко дружит с крупным олигархом, который заодно хозяин крупного комбината. Вот не понимал, не понимал, а потом раз и получил под зад!
    Олег Митволь: Я могу сказать, что, на самом деле президент говорит абсолютно правильные вещи. Помните, он говорил о том, что нельзя назначать людей, не профессионалов, не специалистов на высокие государственные должности?
    Соловьев: Это он смешно сказал!
    Олег Митволь: Нет! Я вот, например, очень обрадовался. Ну, наконец-то будут назначать преимущественно профессионалов! У нас в министерстве руководителем Департамента по атомной технологической безопасности, то есть это все шахты, электростанции и так далее и атомной безопасности назначили госпожу Карепанову, которая полтора года назад была всего лишь юрисконсультом в строительной фирме в Перми.
    Соловьев: А вам что, наш министр уже не нравится? Вы уже до этого дошли?
    Олег Митволь: Нет. Вы знаете, мне наш министр нравится!
    Соловьев: Мне Пермь нравится!
    Олег Митволь: Мне просто кажется, что вот это уже немножко перебор, когда юрисконсульт, который атомные электростанции видел только в бинокль или в кино, отвечает за государственную политику в сфере атомной безопасности. Ну, у нас же здесь электростанции везде!
    Соловьев: Олег, я вас не понимаю, когда у нас, то есть у вас, в министерстве юрист – официант, чисто конкретно, этого не отмечают.
    Олег Митволь: Я раньше думал, что это ужас, когда берут просто официанта и он становится высоким государственным руководителем, заканчивает за три месяца юридический! Ведь никто не говорит, что это не так, и никто не говорит, что это незаконно. Ну, вот, например, мэр Архангельска получает за это срок, а нашему коллеге Леонтичу что за три месяца, что за четыре закончить юридический институт нормально.
    Соловьев: Олег Львович! Правильно вас выгнали, правильно! Вот такие как вы, очень плохие.
    Олег Митволь: Спасибо!
    Соловьев: Вы только посмотрите, вы систему разлагаете!
    Олег Митволь: Понимаешь, что если это взорвется, то уже потом будет трудно с кого-то спрашивать!
    Соловьев: Девочка, ее жалко, у нее и детки нарождаются в этот момент. Ну, что ее сажать? Дадут условный срок!
    Олег Митволь: Нет, вопрос даже не в этом. Проблема ведь в другом. Очень важно объяснить в первую очередь коррупционерам, что карающая рука закона может попасть на любой этаж власти! А пока она у нас упирается, так сказать…
    Соловьев: Ну, вы вообще!
    Олег Митволь: В некоторую высоту и дальше нет.
    Соловьев: Слушайте, вас не просто надо с работы гнать, вас еще надо права голоса лишить, вы что такое говорите? Что значит - любой этаж власти, вы сейчас договоритесь!
    Олег Митволь: Нет, ну, я могу сказать, что там…
    Соловьев: Там святые! Там святые!
    Олег Митволь: Нет, я все понимаю, но вот, допустим, сейчас у нас вот в министерстве, у других коллег сейчас происходит подготовка к тому, чтобы освоить некоторые государственные средства, направленные на то, как бы подумать о том, как с этой проклятой коррупцией бороться!
    Соловьев: А разве в этом что-то понимает ваше министерство или…
    Олег Митволь: Нет, нет, а зачем? Вы знаете, я в прошлом году видел план. Ну, у нас в порядке необходимости, так сказать, собирали планы ведомства большой коррупции. Нормальная история?
    Соловьев: Так, отлично!
    Олег Митволь: И красивые чиновники, никогда не работавшие в бизнесе, но приезжающие на работу на «Лексусах», катающиеся на яхтах, живущие в загородных домах, но никогда не работающие в бизнесе, прикидывали такие бредовые темы для них, как освоить все-таки эти бюджетные деньги на борьбу с коррупцией!
    Соловьев: Мужчина, я вам просто объясню, вы просто чужды, вы чужды систем человека.
    Олег Митволь: Нет, я это понимаю, что я чужд.
    Соловьев: А кто, по-вашему, давайте вспомним опыт Наполеона, кто у Наполеона возглавлял криминальную полицию? Да, правильно, Фуше, который был известен тем, что сам был из диких преступников, поэтому, хорошо зная преступный мир, понимал, как с ним бороться! Ну, кому еще писать меры по борьбе с коррупцией, как не коррупционерам? Они напишут про себя всю правду! Изложат суть своей продажи.
     
  6. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.2

    Олег Митволь: В законе, в законе уже записано, что заниматься коррупцией нельзя. Что тут думать-то? Здесь просто…
    Соловьев: Как нельзя? А зачем тогда на работу ходить? А откуда тогда запонки золотые, ручки, телефон Верту? Друзья с завода подарили, что ли?
    Олег Митволь: Вот это что-то с телефонами Верту, мне кажется, надо что-то делать. Мне кажется, надо в закон о государственной и гражданской службе какой-то пункт ввести про эти телефоны Верту!
    Соловьев: А что такого? Хорошо звонит! Громко так: «Дррр! Дррр!»
    Олег Митволь: Мне кажется, что, государственным служащим, которые по Конституции, в общем-то, служат гражданам, вот им показывать богатство, наверное, это просто неправильно! Хотя у нас у всех нет телефонов Верту…
    Соловьев: А у нас и золотые запонки не у всех граждан есть! Я как посмотрю на любого чиновника, любую малюсенькую мышь. Кто ты, богатей? Как зовут тебя, солнышко? Здравствуй, творитель судеб человеческих!
    Олег Митволь: Ну, не знаю.
    Соловьев: Да пошел вон отсюда, мерзавец, в тюрьму тебя сажать давно пора.
    Олег Митволь: В общем, Володя, мне кажется, что, если борьба с коррупцией, то первоочередной мерой необходимо было бы закрыть вашу передачу.
    Соловьев: О, молодец. Правильно. На телевидении уже справились.
    Олег Митволь: С одной передачей справились. И здесь результат будет тот же – закрыть передачу Соловьева. Закроют актом, понимаешь. Чиновники пожмут друг другу руки и пойдут обналичивать.
    Соловьев: Притом они будут правы, действительно народ в течение какого-то времени ничего не слышит про коррупцию. А если человек не слышит, значит, этого нет. Если прыщ замазать, то его нет.
    Олег Митволь: И еще в плане борьбы с коррупцией. Уже говорят о том, что надо закрыть в Интернете большинство сайтов. Я был несколько лет назад в Иране, мне там очень понравилось в плане Интернета. Я спрашиваю коллег: как у Вас там с интернетом? Они: да нормально все, у нас 2 сайта, и все граждане могут выбирать – или на этот сайт зайти, или на этот.
    Соловьев: Молодцы. Левый или правый.
    Олег Митволь: Если 2 сайта и нет других передач, я считаю, что ни о какой коррупции никто знать не будет.
    Соловьев: Правильно. Это идеально. Здравствуй, страна моя.
    Олег Митволь: Вы понимаете, что можно под наш сегодняшний диалог получить огромное количество государственных средств, потому что мы придумали, как решить эту проблему. Системно проблему решить и все.
    Соловьев: Олег Львович, а Вы думаете, мы с Вами шутим здесь? Посмотрите, руководители каких ведомств сидят в комиссии по борьбе с коррупцией. У меня сейчас пейджер разрывается. Туда приходят сообщения о безобразиях именно в этих ведомствах. Это все правоохранительные ведомства. Они будут бороться сами с собой, что ли?
    Олег Митволь: У меня здесь возникает другой вопрос. Насколько мы с Вами знаем, там предлагается ввести нормы закона, по которым чиновник потом 2 года не сможет работать в том секторе, где он занимался государственным регулированием, правильно? А представьте себе гаишник. Это он нигде не будет работать, потому что автомобили всех ведомств ездят по дорогам. Например, принципиальный инспектор. Там есть такой пункт, кроме как по разрешению бывшего руководства.
    Соловьев: Правильно, поэтому Вы, Олег Львович, больше никогда нигде работать не будете.
    Олег Митволь: Да, например, если меня руководители уволят, то мне не разрешат больше нигде работать.
    Соловьев: Правильно. А за что Вас хотят уволить? За то, что Вы не умеете дружить. Вы не понимаете намеков. Вы же не смогли подружиться с коллективом.
    Олег Митволь: Тут даже вопрос не в коллективе, а в руководстве. Мне сказали, что я тормозить не умею. У меня неисправная тормозная система.
    Соловьев: Вам надо на гонки Формулы 1.
    Олег Митволь: Мне на полном серьезе сказали. Я сказал: что Вы, у меня нормально все работает, педали с правой стороны – это газ, с левой у меня тормоз, все как в обычной машине. Мне: нет, не умеете тормозить.
    Соловьев: Не читаете между строк, Олег Львович. Спасибо Вам большое.

    Мне нравится, что Медведев об этом говорит, что он пытается, что он делает. Но, конечно, с коррупцией надо бороться народу, народу надо не давать взятки. Борьба с коррупцией – это, конечно, анекдот. Я с коррупцией поборолся, скажу честно. Уже такое удовольствие получаю от жизни – думаю, скоро будет время, когда вообще будет негде работать. С коррупцией у нас работать легко и просто, а вот с ней бороться – невозможно. Надо просто лечь и отдаться течению.

    Мы дозвонились до Михаила Барщевского, выдающегося юриста, известного писателя, замечательного публициста. Он многократно появлялся и у меня в программах и, конечно, стал известным благодаря «Что? Где? Когда?». Но, в частности, Михаил Юрьевич также известен, как человек, который в течение многих лет на государственной службе как профессиональный юрист. Михаил Юрьевич, скажите, Вы принимали участие в последнем заседании по коррупции?

    Барщевский: Оно было не последним, а первым. Да, принимал участие.
    Соловьев: Скажите, какое у Вас ощущение, что позитивное, что негативное, в чем плюсы, а в чем минусы?
    Барщевский: Мое личное впечатление – для меня позитивным была роль Медведева, потому что было видно, что Медведев – очень хороший юрист. Это я знал давно, что он хороший юрист, потому что какие-то возникали новые темы, новые предложения, и он с ходу включался, понимал аргументы, высказывал свои контраргументы. Это было действительно живое, реальное обсуждение, а не протокольное мероприятие. Это был сбор профессионалов, а не встреча обслуги с царем – абсолютно нет. Это первое, что было очень приятно. Второе – неожиданное взаимопонимание между людьми, которые, казалось бы, должны быть по разные стороны баррикад. Известно, что Анатолий Кучерена – адвокат, я по фундаментальности – адвокат. Но с Чайкой, генеральным прокурором, когда у Антонова оно тоже совпадало – наши мнения совпадали с его, его мнения совпадали с нашими. Это было приятно. Для меня еще была такая очень важная вещь – почему-то ее совсем нет в СМИ – дело в том, что тот пакет, который вносит Медведев, он идет сразу, вслед ему в октябре идет пакет экономических законов, которые делают более прозрачными тендеры, госзакупки. Т.е. пакет экономических мероприятий, выбивающих почву из-под ног коррупции. Вообще надо сказать, что вся эта антикоррупционная кампания идет не по пути закручивания гаек, усиления уголовного преследования, там я не знаю, расстреливать на площадях, как в Китае, и отрубать руки. А именно как комплекс мер и экономического, и политического, и юридического характера. Поэтому здесь вот разные есть ощущения, что тут получится.
    Соловьев: Что не понравилось, Михаил Юрьевич, чего не хватает?
    Барщевский: Вы понимаете, как всегда не хватает механизмов. Т.е. в некоторых вопросах нет механизмов. Механизмы надо будет ввести либо постановлением правительства, либо указом президента. Мы так устроены, что нам хочется всего и сразу. Но мы понимаем, что это невозможно. Но, тем не менее, хочется. Хотя Медведев сказал, что по одному вопросу нужен указ, и что в обязательном порядке, иначе не будет работать норма, он сказал, что это в ближайшее время сделает, такой указ примет. Не могу сказать, что что-то было такое, что меня сильно раздражало. Знаете, ведь у меня вообще в данном случае сложное положение. Я считаю, что за коррупционные преступления надо наказывать не лишением свободы, а штрафом, стократным от приблизительной суммы взятки. Понимаете, да? Т.е. взял 100 рублей, заплати, соответственно, 10 тысяч.
    Соловьев: А если не можешь, сядешь в долговую яму?
    Барщевский: А если не можешь – садись в тюрьму. Во-первых, что значит - не можешь, если ты уже должен деньги, то судебные исполнители очень легко имущество найдут. Я вообще считаю, что за коррупционные преступления надо не сажать, а наказывать рублем. Тогда это экономически невыгодно.
    Соловьев: Михаил Юрьевич, понимаю. Меня просто очень сильно смущает, что я нигде не видел общества. Я видел людей, которые должны бороться с коррупцией в их собственных органах, мало этого, многие из этих людей отнюдь не безупречной репутации, но я нигде не увидел проявлений ни общества, ни прозрачности, ни общения с гражданским обществом, я уж не говорю там про журналистов.
    Барщевский: Ну, это не совсем так. Одним из первых выступавших был Степашин, который предложил, чтобы весь пакет прошел проработку в ассоциации российских юристов, юристов России. Это организация довольно широкая и профессиональная. И Медведев согласился с этим.
    Соловьев: Это организация, которую еще недавно возглавлял сам Медведев?
    Барщевский: Он и сейчас возглавляет наблюдательный совет. Но оттого, что он возглавляет эту организацию, она хуже не становится.
    Соловьев: Бесспорно. А юристы, это те люди, которые в судах ходят и представляют. Это те, которые все знают о взятках в судах, о том, кто как получает и заносит.
     
  7. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.3

    Барщевский: Эти люди, по крайней мере, прекрасно знают, о чем идет речь. И к чему что может привести. Значит, это первое. Второе, насчет журналистов. Давно ли такое было, чтобы после такого совещания глава администрации, в данном случае Нарышкин, вышел к прессе и довольно долго говорил и отвечал на вопросы? Вы это помните, чтобы такое было? Я не помню довольно долго.
    Соловьев: Я даже не помню, чтобы я это где-нибудь увидел, что он отвечал.
    Барщевский: Да ну что вы, это было по телевизору по всем каналам.
    Соловьев: А это в каких программах?
    Барщевский: В новостных программах это было.
    Соловьев: Еще комментировать надо, т.е. это сколько секунд были сюжеты?
    Барщевский: Нет, это было довольно долго на РБК, на Эхо-24. Эхо-24 почти полностью показали, это было минут 20 или 30.
    Соловьев: Напомню, что это канал, которого у нас нет. А РБК да, это, конечно, центральный канал, я давно не помню, чтобы глава администрации выступал, а его показывали по РБК и по Эхо-24.
    Барщевский: Нет, он попал и в эфир Первого канала, и РТР, и НТВ.
    Соловьев: Да, секунд 30-35 от всей пресс-конференции? Может даже полторы минуты в новостях.
    Барщевский: Это уже претензия не к Нарышкину, а к руководству каналов, мне так кажется.
    Соловьев: По-моему, это претензия к Дмитрию Анатольевичу Медведеву, который президент РФ. Потому что если мы не будем друг с другом кокетничать, то поймем, что информационная политика у нас решается там же, где и вся остальная.
    Барщевский: Это не совсем так, это во многом так, но не совсем так. Ну а вообще, ведь ситуация же очень простая. Вы думаете, а где общество? А я ваш вопрос поставлю с другим акцентом? А где у нас общество?
    Соловьев: А я вам отвечу, где у нас общество. У нас была, например, партия, которую вы возглавляли. Где эта партия?
    Барщевский: Сейчас новая партия.
    Соловьев: Правильно. А где вы?
    Барщевский: А я ухожу.
    Соловьев: И после этого спрашиваете, где общество?
    Барщевский: А я ухожу по своей воле.
    Соловьев: Понятно. Естественно, ваша воля, только вопрос можно? А те, кто за вас голосовал, им куда деваться?
    Барщевский: Думаю, что они голосовали не за лично меня, а голосовали за те идеи, которые я высказывал, а не за мою, так сказать, прическу.
    Соловьев: Нет, извините, они голосовали и за личность тоже. К сожалению, личность никто не отменял. Идеи идеями, личность личностью. Поэтому когда мы говорим об обществе, а что, у нас сейчас в обществе есть возможность партиям существовать? Проходить, если они не являются партиями угодными? Критиковать? Где-то появляться, что-то говорить? Вот вы, Михаил Юрьевич, где сейчас можете появляться? Вот на телевидении, вот как партийный деятель, где вы можете появляться на телевидении?
    Барщевский: Ну, к сожалению, избиратели проголосовали, всего лишь миллион человек проголосовал…
    Соловьев: Что значит, всего лишь миллион человек? Ничего себе, всего лишь миллион.
    Барщевский: Это не я, это не мои аргументы, это аргументы руководителей телевизионных каналов. Которые считают, что поскольку всего миллион человек, всего 1%, то соответственно это интересно всего одному проценту. Они работают на тех, кому интересно 80%, «Фабрика звезд», например, шоу на льду разные. Рассказывают про экстрасенсов, про загробную жизнь, потому что всем интересно.
    Соловьев: Ну не про коррупцию же рассказывать.
    Барщевский: Ну, в общем, да. Нет, ну есть несколько передач типа «Человек и закон».
    Соловьев: Хорошая передача, Алексей Пиманов делает, молодец.
    Барщевский: Которая рассказывает про коррупцию, по-моему, истину, например.
    Соловьев: Да, Андрей Караулов делает.
    Барщевский: Есть передачи, которые рассказывают про коррупцию.
    Соловьев: Есть передачи, только их влияние очень любопытно, только вас там нет.
    Барщевский: Вы знаете, у нас с вами есть одно концептуальное расхождение.
    Соловьев: Да, прошу.
    Барщевский: Вы полагаете, что общество ведет себя и реагирует на жизнь так, как ему позволяет делать власть.
    Соловьев: Отнюдь.
    Барщевский: А мое ощущение наоборот, что когда общество сытое, довольное, как было последние 7 лет, и все хорошо, кушать есть что, акции растут, нефть дорожает, социальные программы появляются. Общество, в общем-то, позволяет власти все, что угодно.
    Соловьев: Михаил Юрьевич, вы называете обществом… Проблема в том, что вы сейчас сказали об очень тонкой прослойке людей, которых существенно меньше миллиона человек. Основная масса людей не играет на рынке ценных бумаг, им было наплевать на то, что акции растут.
    Барщевский: А почему они молчат?
    Соловьев: Объясню почему. Потому что нам просто негде их услышать. Вот вы, также как и я, много ездите по стране. И встречались с людьми, они что там, молчат, когда мы с вами общаемся? Да орут так, что залы переполнены. Люди на встречу ломятся, говорят, «Дайте сказать!» У людей клокочет, где они молчат?
    Барщевский: И при этом «Единая Россия» набирает 70%.
    Соловьев: Правильно, потому что в «Единой России» множество людей, которым они доверяют, а главное, наш народ, он специфический. Он говорит: «Эти хоть что-то могут сделать», потому что они видят, когда, извините, вы идете бороться с коррупцией, идет замечательный Кучерена бороться с коррупцией, идут все люди. А потом они идут и видят того же чиновника, который сидит, или слышат у нас же на радиостанции Олега Митволя, который говорит, что сейчас будут выделены деньги, НИОКР, на борьбу с коррупцией внутри министерства. Т.е. министерства должны разработать методу по борьбе с коррупцией внутри себя. Им на это выделяются государственные деньги.
    Барщевский: Ну, это действительно, есть такое странное положение, правда.
    Соловьев: Ну и после этого кто из нас реалист, кто из нас оптимист, кто из нас пессимист?
    Барщевский: Нет, я оптимист, я романтик поэтому…
    Соловьев: Хорошо вам.
    Барщевский: Поэтому мне хорошо. Я надеюсь, я такой советский продукт.
    Соловьев: Михаил Юрьевич, хочу надеяться вместе с вами, огромное вам спасибо, продолжайте бороться за наши интересы. Просто мне лично принципиально обидно, что партия, которую вы возглавляли, почему-то так тихо вдруг оказывается без вас, я не очень это понимаю, и мне, конечно, сильно неприятно, что вот эта комиссия собралась, и чего? Да, как раз там Нарышкин выступал, и где показатели? Ну, не знаю. Я не профессионал же в этих вопросах, кто я такой, чтобы журналистов спрашивать? Фу, я и на коньках не катаюсь, и боксировать не хочу под софитами, гадость какая-то прямо-таки, а не Соловьев. Ну что же, теперь я думаю, надо Олегу Львовичу Митволю позвонить.
    Олег Митволь: Да, здравствуйте еще раз.
    Соловьев: Вы слышали Михаила Юрьевича Барщевсвкого? Вы согласны с тем, что он говорил?
    Олег Митволь: Хочу интересную вещь сказать. Дело в том, что в Министерстве природных ресурсов в прошлом году был проведен научно-исследовательский экскурс, была проведена научно-исследовательская работа на тему: «Научно-методические основы борьбы с коррупцией в зоне ответственности Министерства природных ресурсов». Как вы думаете, сколько это стоило государству?
    Соловьев: Судя по названию, если бы я должен был платить, 20 копеек.
    Олег Митволь: Эта конструкция стоила почти 15 млн. рублей. В рамках этой высокой научной работы, люди, которые волновались, как же бороться с этой гидрой…
    Соловьев: Т.е. 600 тыс. долларов.
    Олег Митволь: Да, почти. Пытались разработать научно-методические основы борьбы с коррупцией в системе МПР. Это только в одной системе. А в этом году борьба будет значительно усилена.
    Соловьев: А сколько у нас таких систем? И каждая 600 тыс.?
    Олег Митволь: Основной вывод, который я прочитал, там отчет на несколько страниц, основной вывод меня вообще поразил. Основа вывода заключается в том, что есть, оказывается, такое понятие «коррупциемкость». Так, вот, коррупциемкость, по выводу этих ученых специалистов за 15 млн. рублей, в МПР 2 млрд. рублей каждый год. Т.е. ребята написали, что здесь зарабатывают 2 млрд. рублей в год, каждый год. И, естественно, на такой серьезной теме экономить не надо, как мы с тобой понимаем.
    Соловьев: Ну, конечно.
    Соловьев: Олег Львович, есть что-то, с чем вы не согласны из того, что говорил Барщевский?
    Олег Митволь: Михаил Юрьевич, как юрист, говорил очень грамотно, и трудно было с чем-то не согласиться. Абсолютно правильно, что об этом говорит президент, что он пытается хоть как-то сдвинуть эту ситуацию с места. Но если дальнейшие действия по борьбе с коррупцией будут заключаться в том, чтобы нам в тему научно-методического обеспечения давали еще и денег, что теперь делать.
    Соловьев: Я так и понял, а кто с коррупцией должен бороться? Вот, я выслушал вас, я выслушал Михаила Юрьевича. Я не понял, кто должен бороться с коррупцией. И у вас, и у него, по большому счету, - это все равно пчелы против меда. Но Михаил Юрьевич, в отличие от вас, не доволен нами, которые еще имеют наглость не шебуршить пчел. Он говорит: «Вот, вы. Что же вы-то пчел не шебуршите?».

    Во время этих диалогов слушатели «Серебряного дождя» голосовали, за кого они: за Барщевского, за Митволя или вообще ни за кого, и считают, что коррупция в нашей стране будет только жиреть и богатеть. Хочу подвести итог голосования. Совсем с небольшим преимуществом победил Митволь, хотя очень многие писали, что коррупцию не победить, и вообще, чем больше слушаем всех этих людей, тем больше понимаем, что это форма существования России.

    Оригинал статьи:http://treli.ru/newstext.mhtml?Part=15&PubID=22616
     
  8. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    "Этому дебилу говорили, а он никому все равно не платил"

    Защита Алексея Френкеля разоблачает правосудие

    Газета «Коммерсантъ» № 179(3996) от 03.10.2008
    Юрий Ъ-Сенаторов

    Следственный комитет при прокуратуре РФ начал доследственную проверку в отношении адвоката Александра Чернова, который на процессе по делу об убийстве первого зампреда Центробанка Андрея Козлова защищает предполагаемого убийцу чиновника Алексея Половинкина. Следствие подозревает защитника в противодействии правосудию и намерено добиться его привлечения к уголовной ответственности. В свою очередь бывшие адвокаты главного фигуранта дела Алексея Френкеля заявили о том, что его дело является заказным, и подкрепили свое выступление данными прослушек.

    Поводом для подозрений в "противодействии правосудию" (ст. 294 УК РФ) со стороны адвоката Александра Чернова стало заявление гособвинителя Гюльчехрай Ибрагимовой в следственный комитет при прокуратуре РФ. В нем гособвинитель сочла действия господина Чернова, записавшего в перерыве заседания на диктофон доверительный разговор между председательствующей на процессе Натальей Олихвер и одной из присяжных, уголовно наказуемым преступлением.

    Как заявил "Ъ" сам Александр Чернов, в истории с диктофоном нет ничего криминального. 28 августа из-за болезни на заседание не пришел адвокат Максима Прогляды (следствие считает его, как и Алексея Половинкина, исполнителем убийства) Игнат Яворский. Судья Наталья Олихвер объявила в заседании перерыв на час, потребовав при этом от участников процесса быстро покинуть зал.

    "Я в спешке забыл забрать свой диктофон, который остался лежать на столе",— рассказал адвокат Чернов. По словам господина Чернова, он "был вынужден фиксировать судебные заседания только потому, что судья не предоставляла протоколы заседаний для ознакомления". "Через несколько дней,— пояснил господин Чернов,— я получил расшифровку того, что было записано на диктофоне, и не поверил своим глазам". Помимо самого судебного заседания диктофон зафиксировал разговор между госпожой Олихвер и присяжной N 7. "Судя по записи, дамы беседовали минут сорок. В частности, присяжная докладывала госпоже Олихвер о том, как ведут себя другие присяжные",— рассказал Александр Чернов.

    Скандальная запись получила огласку. Адвокат Чернов, опираясь на запись, потребовал отвода судьи Олихвер, которая от этого отказалась. Гособвинитель Ибрагимова обратилась с заявлением в следственный комитет. В соответствии с ее распоряжением следственное управление Восточного округа Москвы по этому факту начало доследственную проверку, по результатам которой, как стало известно "Ъ", следствие планирует направить в Преображенский райсуд Москвы ходатайство о признании наличия в действиях адвоката Чернова признаков преступления.

    "О проверке я узнал 1 октября, когда следователь пришел в Мосгорсуд, чтобы получить от меня объяснения, но мы не смогли поговорить из-за моего участия в процессе и договорились встретиться 3 октября",— сказал адвокат Чернов, подчеркнув, что никакого уголовного дела в отношении его пока не возбуждено.

    Вчера же бывшие адвокаты бывшего главы ВИП-банка Алексея Френкеля Руслан Коблев, Наталья Кирсанова и Сергей Гребенщиков провели пресс-конференцию, на которой заявили о непричастности своего клиента к инкриминируемому убийству первого зампреда ЦБ. Они утверждали, что дело господина Френкеля является заказным и это, в частности, следует из хода следствия и судебного процесса. В подтверждение своих слов они привели данные прослушки сотрудников Центробанка из дела, которые якобы говорили: "Банк (ВИП-банк.— "Ъ") чистый, но это заказ свыше. Этому дебилу (Алексею Френкелю.— "Ъ") говорили, а он никому все равно не платил, а только кляузы писал..."

    "Законом установлен порядок участия и явки сторон на судебное заседание,— прокомментировала "Ъ" выступление адвокатов руководитель пресс-службы Мосгорсуда Анна Усачева.— Исключений для адвокатов в нем нет. Видимо, действующий защитник (господин Чернов.— "Ъ") отстаиванию интересов доверителя в суде предпочел участие в пресс-конференции. В то же время бывшие адвокаты (Алексея Френкеля.— "Ъ") озаботились защитой его прав только теперь, когда Френкель расторг с ними соглашение. Складывается впечатление, что целью адвокатов является не защита подсудимых, а срыв судебного процесса".

    Между тем, как стало известно "Ъ", вчера из процесса вышел очередной присяжный, на этот раз старшина заседателей Владимир Еникеев. Таким образом, в деле об убийстве господина Козлова осталось 12 основных и один запасной присяжный. В случае если из дела выйдут еще два заседателя, процесс придется начинать заново.

    Оригинал статьи:http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1034952&NodesID=6
     
  9. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Денежный вопрос

    О характере человека можно судить по его манере обращаться с деньгами

    РБК deily,03.10.2008
    ЕКАТЕРИНА ЛЮЛЬЧАК

    Отношение к деньгам способно рассказать о внутреннем мире людей гораздо больше, чем многие психологические тесты. Кто-то складывает купюры в кошелек, кто-то рассовывает их по карманам, а кто-то и вовсе предпочитает расплачиваться кредиткой. По мнению психологов, именно манера обращения с деньгами позволяет определить жизненные ориентиры, скрытые страхи, надежды, комплексы и амбиции их владельца. Психоаналитик Самюэль Лепастье наблюдал за отношением своих знакомых и пациентов к деньгам, после чего сопоставил их личностные профили (характер, темперамент, мировоззрение) с тем, как они обращаются с купюрами.

    В итоге ученый обнаружил прямую зависимость между «финансовой политикой» и особенностями характера. «Отношение к деньгам и материальным ценностям вообще формируется в раннем детстве. Так что по поведению ребенка можно прогнозировать его взгляд на деньги в будущем, — рассказала РБК daily врач-психотерапевт Института психотерапии и клинической психологии Оксана Дерен. — Так, упрямец, скорее всего, вырастет в человека прижимистого и склонного к накопительству, а из послушных детей получаются щедрые взрослые». Оказывается, что люди, которые носят при себе практически всю наличность, отличаются независимым и свободолюбивым нравом. Для них очень важно ощущать постоянную возможность «сорваться» и уехать или в любой момент сделать крупную покупку, не спрашивая ни у кого совета и разрешения. Одновременно с этим люди, предпочитающие все свое носить с собой, крайне неуверенны в собственных силах. Деньги создают у них иллюзию могущества и важности. Те, кто держит деньги в нагрудном кармане курт*ки да еще и застегивает его на молнию, оказываются чувствительными, тревожными, нуждающимися в защите людьми. За страхом потерять кошелек и желанием носить сбережения «ближе к сердцу» скрывается неуверенность в себе и страх оказаться беспомощным. Деньги же играют роль своеобразного щита, отгораживая своего обладателя от внешнего мира.

    А те, кто хранит деньги в задних карманах, являются людьми совершенно немеркантильными и щедрыми, считая денежные вопросы второстепенными. Подсознательно эти люди не желают видеть купюры и отодвигают материальную сторону жизни «на зад*ний план». «Сложные взаимоотношения с деньгами выдает показная небрежность и привычка комкать купюры. Однако мнение, что люди, поступающие подобным образом, не ценят деньги, ошибочно, — отметила РБК daily психотерапевт, психолог-консультант центра «Разумный путь» Мария Белых. — Раздражение, направленное на купюры, продиктовано не отрешенностью от мира материального, а обидой на то, что денег слишком мало. Ведь комкая, сминая купюры, мы визуально увеличиваем их объем. Поэтому нередко под горячую руку попадают десятки, а вот купюру достоинством 500 или 1000 руб. сминать такие «бессребреники» не будут». Те же, кто носит наличность исключительно в бумажнике, напротив, очень трепетно относятся к деньгам, причем для таких людей особую радость доставляет процесс накопления. Бумажник как бы оберегает дензнаки от желания их потратить. К тому же кошелек говорит о статусе своего владельца, вот почему внешнему виду этого символа денег придается так много значения. Люди, бережно разглаживающие мятые деньги и радующиеся новеньким купюрам, склонны к мечтам. Для них красивый клочок бумаги превращается в билет в светлое будущее. И чем новее оказывается купюра, тем приятнее таким людям строить планы о том, какие мечты можно воплотить с помощью этих денег. Любители рассовывать дензнаки по боковым карманам полагают, что деньги являются эквивалентом привлекательности, ведь когда обладатель заветных купюр достает их из боковых карманов, он фокусируется на зоне бедер — области, внимание к которой считывается психоаналитиками как желание продемонстрировать свою сексуальность. Кстати, привычка класть в боковые карманы пальто или брюк мелочь и периодически позванивать ею, как правило, встречается среди мужчин и характеризует натур чувственных, находящихся в поиске подходящего партнера. С точки зрения психоанализа именно монеты, а не бумажные купюры ассоциируются с богатством, властью, силой, привлекающими противоположный пол. Кроме того, звон монет как нельзя лучше фокусирует внимание на области бедер. Любовь к медякам также характеризуют людей меркантильных, ставящих деньги на одно из первых мест в своей иерархии ценностей. Создать для себя иллюзию могущества и богатства также помогает толстая пачка денег — пускай и не самого высокого достоинства. У людей с неудовлетворенными амбициями, стремящихся войти в элиту, просто-таки теплеет на душе, когда в их руках вместо одной сторублевой бумажки оказывается десять «чириков». Человек таким образом подсознательно обманывает свои нереализованные стремления — денег-то много. А вот неприятие наличности выдает либо состоятельных людей, которые не хотят «размениваться по мелочам», либо тех, кто считает, что деньги — грязное дело, и предпочитает «не пачкать руки» и распоряжаться своими средствами в виртуальном режиме. «Правильные взаимоотношения нужно выстраивать не только с людьми, но и с деньгами, — подытожила Мария Белых. — Так, если относиться к деньгам с пренебрежением, подсознание программируется на то, что они вовсе не нужны. А вот если аккуратно складывать купюры в портмоне, они сами «потянутся» к такому хозяину. Ведь, проявляя к деньгам уважение и признавая их важность, человек настраивает себя на финансовое благополучие».

    Оригинал статьи:http://www.rbcdaily.ru/2008/10/03/cnews/383530
     
  10. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Специалист по выводу активов

    Владелец холдинга «Уралхим» Дмитрий Мазепин продолжает свою бурную деятельность.

    Moscow Post,Автор: Сергей Воронов, 2008-10-03

    Сегодня холдинг «Уралхим» позиционирует себя как законопослушную компанию, работающую только «в белую», выплачивающую все полагающиеся налоги. Но так ли это на самом деле?

    Вообще говоря, сама история создания «Уралхима» крайне любопытна. Но оставим ее до лутчших времен.

    Сегодня Кирово-Чепецкий химкомбинат и березниковский «Азот» контролируются холдингом «Уралхим» полностью, а пермские «Минудобрения» на 47%.

    Описывать все перепетии того, как госсобственность забесплатно перекочевала в руки Дмитрия Мазепина нет необходимости. Люди стоявшие у истоков создания компании сегодня предпочитают жить в дали от родины. И лишь Дмитрий Мазепин, имея «незапятнанную репутацию», руководит холдингом «Уралхим» из-за высоких окон «Москва-Сити».

    Сердцевину своего холдинга – «Кирово-Чепецкий химкомбинат», Мазепин фактически контролирует с середины 2003 года, а в ноябре 2004 года, когда на аукцион выставили 38,85% акций «КЧКХ», ровно на один шаг аукциона обыгрывает «Газпром», словно бы зная заранее позицию конкурента. Причем в «Газпроме» до сих пор уверены, что он не «словно бы», а именно, что знал их предложение.

    Уводить активы это очевидная специализация Д. Мазепина.Сначала из числа владельцев АХК «Азот» в 2002-2003 годах выкидывают «Интерхимпром», а потом и «Газпром». Затем эти активы попадают в «Нефтегазбанк», затем банк банкротится, его владелец подается в бега, но акций АХК «Азот» у банка уже нет. Их раскидали по разным оффшорам.

    Здесь стоит обратить внимание, что практически никаких юридических документов обнаружить по этим многоходовкам невозможно. Реестродержателей никто не ставит в известность, что оффшор X, владеющий долей в предприятии Y, сменил хозяина. Это выяснится только на собрании акционеров, когда голосами оффшора X проголосуют совсем не в ту сторону. Но чтобы провести подобную операцию сначала нужно оффшор покупателя набить деньгами. И этот механизм, также как и вывод промышленных активов, прекрасно известен Д.Мазепину. По ряду признаков он им неоднократно пользовался еще в 2003-2006 годах. Ведь чем-то и за акции КЧКХ, и за акции пермского «Галогена» (в конкурсе за который он обыграл вексельберговскую «Ренову») платить надо. И постоянная нехватка легальных средств для приобретения новых активов – главная причина, по которой сидит Д.Мазепин и его холдинг «Уралхим» в оффшорном трейдинге, что называется, по уши.

    Самый свежий и наглядный пример – приобретение Д.Мазепиным в апреле-мае этого года ОАО «Воскресенские минеральные удобрения» (ВМУ).

    Ситуация там была следующая. Владелец ВМУ, компания «Агропродмир», очень не хотела исполнять свои обязательства перед прежним владельцем, компанией «ФосАгро». По условиям содержащегося в договоре опциона она должна была вернуть «ФосАгро» 14,8% акций предприятия. Возвращать эти акции законному владельцу «Агропродмир» не собирался, а значит нужно было срочно перепродать предприятие. Покупателя на объект с подобным обременением найти практически невозможно. Ни одна нормальная компания с вменяемым менеджментом на подобные риски не пойдет. Да и времени на поиск покупателя уже нет – суд вот-вот вынесет решение о возврате спорного пакета акций законному владельцу. Но тут появляется Дмитрий Мазепин, которого такие «мелочи» как решение суда не смущают. Его даже не смущает то обстоятельство, что денег на покупку предприятия у него нет. Имущество краденое – значит продадут по-дешевке – это для Мазепина важнее всего.

    «Агропродмир» и Дмитрий Мазепин успевают закрыть сделку за ТРИ (!) дня до вынесения судом решения о возврате акций законному владельцу. Формальное сообщение о сделке есть, даже названа сумма – 382 млн. долларов, но только движения денежных средств ни в холдинге «Уралхим», ни в «КЧКХ», ни на счетах «Агропродмира» замечено не было. Деньги за купленное «ВМУ» ниоткуда не ушли и никуда не пришли. Хотя, что же здесь удивительного, если денег у Мазепина нет.

    Это не означает, что была применена новаторская схема покупки. Напротив она стара как мир. ВМУ покупается за средства, которые Дмитрий Мазепин до сих пор с предприятия выводит. Он просто сохранил существовавший оффшорный трейдинг компании «Агропродмир», продолжает гнать продукцию ВМУ на прежний оффшор «Агропродмира» - австрийский «Uritrans» по явно заниженным ценам. А «Агропродмир» реализовав продукцию ВМУ по реальным мировым расценкам, складывает на своем оффшоре выкупные платежи за предприятие. По всей видимости, эта схема сохранится до тех пор, пока на счетах оффшора по образуется оговоренная при покупке «ВМУ» сумма.

    Хотите купить завод без денег, без кредитов, без налогов? Учитесь у Дмитрия Мазепина. Ущерб, нанесенный бюджетам всех уровней в России считать нет необходимости. То, что он весьма значителен и так очевидно. Впрочем, любые сделки Д. Мазепина – прямой ущерб государству. Но вот что крайне удивительно. Правоохранительные органы, включая и налоговую инспекцию, проявляют к нему крайне ограниченный интерес. Для них Д. Мазепин как будто бы не пока не существует. Будем надеяться, что только пока.

    Сегодня Дмитрий Мазепин похож на расхулиганившегося Колобка из русской народной сказки, который и от дедушки ушел и от бабушки ушел, и от серого волка прятаться не собирается.

    Оригинал статьи:http://www.moscow-post.msk.ru/economics/001222930248205/
     
  11. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Предел для беспредела

    Европейский суд вынес сразу три решения по пыткам в милиции

    Время Новостей,№183 03.10.2008г.
    Екатерина БУТОРИНА

    Сразу три решения вынес вчера Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) по жалобам российских граждан на то, что их пытали и избивали в московских отделениях милиции, требуя сознаться в преступлениях, которые они не совершали. Трое москвичей и один гость столицы получат, согласно решению ЕСПЧ, от 10 до 30 тыс. евро компенсации за понесенные ими моральные страдания. Во всех этих случаях, постановил суд, милиция чрезмерно превысила свои полномочия, а надзирающие органы и суды оказались не в состоянии должным образом расследовать обстоятельства произошедшего и защитить своих граждан. Поэтому Россия была признана виновной в нарушении запрета на применение пыток и бесчеловечного, унижающего достоинства личности обращения (ст. 2 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод), а также права каждого на свободу и личную неприкосновенность (ст.5 конвенции).

    Самый громкий последний скандал в Москве, связанный со зверским избиением пятерых молодых людей в ОВД «Сокольники», скандалом стал не потому, что это действительно чрезвычайное происшествие, и раньше такого не происходило никогда. Наоборот, абсолютно никто из жителей обеих столиц (да и других крупных городов), к сожалению, нисколько не сомневается, что подобное происходит постоянно. Столь широкий общественный резонанс ЧП в ОВД «Сокольники» получило только потому, что герои этой истории не забыли и не простили нанесенной обиды и решили бороться до конца в своем стремлении наказать виновных.

    ЕСПЧ вынес вчера решения по трем делам о нарушении запрета применения пыток и права на свободу и личную неприкосновенность.

    Первая история произошла в Москве в сентябре 2000 года. Семен Акулинин и Владимир Бабич (тогда им было 17 и 19 лет соответственно) были задержаны за автомобильную кражу и доставлены в ОВД «Фили-Давыдково». Как следовало из жалоб молодых людей, милиционеры стали их избивать и заставляли взять на себя 25 автомобильных краж, расследовавшихся в то время в столице. В три часа утра признания были подписаны.

    Молодые люди обращались в больницу, врачи дали заключения о наличии у них травм и ушибов. Кунцевская прокуратура провела по их заявлениям проверку и никаких нарушений не обнаружила. Во-первых, как следовало из заключений прокуратуры, Акулинин и Бабич пожаловались на избиения не сразу, как вышли из отделения, а спустя некоторое время. Во-вторых, ни один из допрошенных милиционеров в применении недозволенных методов допроса не сознался. Расследование прокуратура закончила в январе 2001 года, но о результатах его ни обвиняемых, ни их адвокатов уведомлять не стала.

    Когда начался процесс над Акулининым и Бабичем в Кунцевском райсуде, защита заявила отвод судье, заподозрив его в пристрастном отношении к обвиняемым. Основанием послужило то, что один и тот же судья продлевал сроки ареста, мотивируя это «совершением тяжких уголовных преступлений», и он же рассматривал дело. То есть, утверждали адвокаты, судья уже заранее был настроен на обвинительный приговор. Отвод удовлетворен не был, а в мае 2001 года Акулинина и Бабича приговорили к трем годам лишения свободы. При этом суд, рассматривавший в том числе и жалобу обвиняемых на применение к ним пыток, в своем решении отметил, что прокуратура уже провела проверку и ничего такого не обнаружила. Мосгорсуд позже снизил обоим срок наказания до двух лет, а Акулинина даже условно отпустил -- «помог» сломанный в милиции позвоночник.

    Под пытками ЕСПЧ понимает такое обращение, которое причиняет людям «серьезное и жестокое страдание», причем это обращение применяется «среди прочего с целью получения информации, наказания или запугивания». «Суд установил, что заявители были избиты милиционерами, и в результате этих избиений они получили серьезные травмы, -- говорится в решении ЕСПЧ. -- Суд не увидел никаких обстоятельств, которые могли бы побудить милиционеров на применение насилия. Нет никаких данных о том, что заявители оказывали сопротивление при задержании, пытались убежать или не выполнили законных требований милиционеров. Кроме того, нет доказательств того, что и после задержания они каким-то образом угрожали милиционером, например, оружием или нападали на них. Таким образом, использование силы было намеренным и карательным по своей природе, нацеленным на то, чтобы унизить и заставить подчиниться. Учитываются также последствия для здоровья заявителей из-за применения этих жестких мер. Большое значение суд придает юному возрасту пострадавших, вследствие которого они были особенно уязвимы для агрессоров. Суд находит, что обращение, которому были подвергнуты молодые люди, должно быть квалифицировано как пытки». В своем решении судьи были единодушны: признать нарушенными в отношении Акулинина и Бабича ст. 3 и 5 конвенции и выплатить в качестве компенсации морального вреда Акулинину 20 тыс. евро, а Бабичу -- 10 тыс. евро. Еще 3,5 тыс. евро пойдет на покрытие судебных издержек.

    Иван Белоусов, герой второй истории, живет в Южно-Сахалинске. В декабре 1999 года, когда ему было 18 лет, он приехал в Москву, чтобы пройти медкомиссию, которая после перенесенной Иваном несколькими месяцами раньше операции признала его физически здоровым и годным для управления транспортным средством. Буквально через день молодой человек дал интервью программе НТВ «Итоги» «по спору между частными держателями гособлигаций и Минфином». Г-н Белоусов представлял интересы объединения граждан -- владельцев облигаций и заявил о том, что Минфин объявил ему вендетту, дал распоряжение нападать на них, оказывать давление с тем, чтобы предотвратить подачу судебных исков.

    В тот же день Ивана и его брата остановили милиционеры и потребовали предъявить документы. Паспортов у молодых людей при себе не было, а военного билета и пропуска на работу оказалось недостаточно, и их отправили в ОВД «Коптево», где обвинили в отказе выполнить законные требования сотрудников милиции и в нецензурной брани.

    В своей жалобе г-н Белоусов написал, что несколько пьяных милиционеров стали избивать его, а потом бросили в камеру. Через несколько часов его снова привели в кабинет, заставили раздеться по пояс, сложить одежду в сумку, а потом поднять ее высоко над головой и держать. Сумка весила примерно четыре килограмма, молодого человека заставляли повторять «упражнение» снова и снова, хотя из-за операции ему нельзя было поднимать тяжести больше одного килограмма. Пытка прекратилась, когда Иван упал в обморок и его отвезли в Боткинскую больницу.

    Через два месяца он был признан нетрудоспособным и получил инвалидность II группы. Коптевская прокуратура, проводившая проверку по жалобе матери молодого человека, выдала тот же результат -- «физического насилия милиционеры не применяли». В данном случае, правда, расследование несколько раз возобновлялось по указанию прокуратуры города. Последний раз это было в январе прошлого года, и, по данным ЕСПЧ, следствие продолжается до сих пор. «Правительство (РФ. -- Ред.) не пояснило, каким образом заявитель получил травмы, мотивируя это продолжающимся расследованием. Суд запросил копии материалов следствия, но правительство отказалось их предоставить», -- резюмировал ЕСПЧ, и в своем решении он использовал аргументы, положенные в основу дела Акулинина и Бабича. Итог -- 30 тыс. евро для г-на Белоусова в качестве компенсации морального вреда.

    Еще один «приз» за перенесенные страдания ЕСПЧ вручил вчера жителю московского Зеленограда Станиславу Самойлову. В феврале 1999 года 36-летнего Самойлова милиционеры задержали на Ленинградском вокзале по подозрению в совершении кражи и препроводили в пункт охраны на станции метро «Комсомольская». Задержанный отказался подписывать признание и за это был избит. Потом его отвезли в отделение ОВД по охране метрополитена и там продолжили «допрос с пристрастием». Самойлов все равно не хотел ничего подписывать. Тогда «блюстители порядка» связали ему руки за спиной, бросили на пол и стали бить электрошокером -- по шее, почкам, печени и паху. Милиционеры били ногами в живот и толстыми папками по голове до тех пор, пока тот не упал в обморок. А когда Станислав пришел в себя, ему заявили, что отправляют его в ОВД «Сокол», которое занимается расследованием кражи. Оттуда Самойлова отправили прямо в СИЗО.

    Провести расследование по факту применения пыток прокуратуру метрополитена попросила администрация СИЗО. Проверка результатов не дала, зато Головинский суд приговорил Самойлова к четырем годам и четырем месяцам лишения свободы, признав его виновным в краже. Расследование потом возобновляли несколько раз -- скорее всего стимулом к этому послужила поданная в ЕСПЧ жалоба, но результат был тот же -- никто никого не бил и не пытал, а если и пытал, то было это так давно, что точные обстоятельства уже установить невозможно. У ЕСПЧ было иное мнение -- 10 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда.

    Оригинал статьи:http://www.vremya.ru/2008/183/46/214060.html
     
  12. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    50 миллионов за свободу

    Василий Бойко нашел выход из «Матросской тишины»

    РБК deily,03.10.2008
    НАТАЛЬЯ КОПЕЙЧЕНКО

    Верховный суд вчера принял решение освободить главу компании «Вашъ финансовый попечитель» (ВФП) Василия Бойко, который подозревается в мошенническом присвоении земель в Рузском районе Московской области. Свободу г-на Бойко, содержащегося под арестом более полутора лет, суд оценил в 50 млн руб., что станет самым большим залогом в российской судебной практике.

    В четверг в 14.00 решением Верховного суда было прекращено содержание Василия Бойко под стражей, рассказал РБК daily представитель ВФП Александр Сарайкин. Выйти из СИЗО «Матросская тишина» глава компании сможет после того, как необходимые средства будут собраны и перечислены на счет Верховного суда. Адвокат г-на Бойко Алексей Аверьянов предполагает, что сумма поступит уже сегодня.

    Гарантией того, что Василий Бойко не будет скрываться от следствия, должно выступить письмо, подписанное представителями ВФП, и 50 млн руб. залога. По словам г-на Аверьянова, предложенная за свободу Бойко сумма является прецедентной: «Это самый большой залог в нашей истории. Думаю, этой гарантии должно быть вполне достаточно». Он напомнил, что адвокаты и прежде предлагали в Мосгорсуде внести залог, однако суд оставил денежный вопрос без внимания.

    Председатель московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Андрей Князев подтверждает, что обычно залогом является 0,7—1 млн руб. в зависимости от тяжести преступления. «Видимо, в случае с Бойко сыграло то, что он обвиняется в крупных махинациях», — рассуждает юрист. В России практика залогов практически не развита. «Как и в советские времена, консервативные судьи либо берут подписку о невыезде, либо арестовывают обвиняемого», — говорит управляющий партнер юридической компании «Добронравов и партнеры» Юрий Добронравов.

    Выход под залог — это еще не выигранное дело. «Экс-главу Минатома Евгения Адамова тоже сначала отпустили, но потом арестовали вновь», — напоминает г-н Князев. Напомним, что в начале августа уже был выпущен под залог глава юридической службы ВФП Олег Чудновский — за него компания внесла 5 млн руб. В то же время под арестом остаются гендиректор компании Мария Лобода и ее заместитель Кирилл Савицкий.

    Пока сотрудники ВФП готовятся к выходу из заключения, местные чиновники получают свои сроки. В среду стало известно, что Рузский районный суд Московской области приговорил бывшего руководителя земельного комитета Рузского района Валерия Иванова и экс-главу администрации Никольского сельского округа того же района Игоря Пискуна к шести с половиной годам колонии общего режима, а бывшего директора ЗАО «Рузский» Анатолия Вдовенко — к шести годам.

    Оригинал статьи:http://www.rbcdaily.ru/2008/10/03/market/383564
     
  13. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    «Короткая и яростная гражданская война»

    Как бывшие депутаты Верховного Совета оценивают сегодня события 15-летней давности

    Новые Известия,03 октября 2008
    МАРЬЯМ МАГОМЕДОВА, АЛЕСЯ АВЕРКИНА

    События 3–4 октября 1993 года до сих не получили однозначной трактовки. 15 лет назад противостояние законодательной и исполнительной ветвей власти вылилось в вооруженное столкновение. Для одних те октябрьские события стали «гражданской войной», для других остаются «конституционным переворотом» или «подавлением мятежа». В сегодняшней России, когда законодательная ветвь власти стала продолжением исполнительной, говорить о таком накале страстей не приходится. Участники событий 15-летней давности отмечают, что нынешний парламент потерял свои функции, а демократы новой волны сделать однозначный выбор в пользу той или иной модели не решаются.

    По данным Аналитического центра Юрия Левады, сегодня 28% опрошенных считают, что ни те, ни другие участники конфликта не были правы. Между тем 19% участников опроса пришли к противоположному выводу – правы были все. Позицию Бориса Ельцина, отдавшего приказ стрелять по Белому дому, сегодня поддерживают 9% респондентов. Сторонников Руслана Хасбулатова и Александра Руцкого набралось 11%. Треть опрошенных, или 32%, ответить на этот вопрос затруднились. Зато большинство россиян уверено, что повторение событий 1993 года в ближайшие несколько лет невозможно. По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения, сегодня так думают 61% опрошенных. Десять лет назад, отвечая на этот вопрос социологов, такое мнение высказывала ровно половина участников опроса. Наконец, в наши дни лишь каждый пятый россиян (21%) верит в возможность вооруженного противостояния президента и парламента, хотя в 1998 году такого мнения придерживались 36% респондентов.

    Сопредседатель движения «Демократическая Россия» Лев Пономарев, бывший в 1993 году депутатом Верховного Совета РФ, октябрьские события расценивает как «попытку захвата власти». «Конечно, парламент не был подотчетен Кремлю», – вспоминает он в беседе с «НИ», но добавляет, что тот Верховный Совет нельзя считать воплощением парламентской демократии. По мнению правозащитника, сейчас никто не вникает в подробности тех событий. «Сегодня интересна лишь картинка: президент расстрелял парламент. Но была попытка захвата власти Верховным Советом и Советом народных депутатов, – напоминает г-н Пономарев. – По Конституции вся полнота власти и так была у Совета народных депутатов. Но президент вынес на референдум вопрос: кому вы доверяете, съезду или президенту? Народ ответил – президенту». Правозащитник отмечает, что «если бы победа была за Верховным Советом, то при весомых позициях Руцкого это привело бы к еще более серьезному кризису». При этом, «если бы не было путча, то был бы раскол России и гражданская война», уверен он.

    Иван Рыбкин, находившийся в дни путча в Белом доме на стороне Верховного Совета и покинувший его после расстрела, также считает, что «эти события повлияли на весь дальнейший ход истории». Он вспоминает, что в конце августа он, как руководитель одной из самых крупных фракций «Коммунисты России», на Съезде народных депутатов обратился к Борису Ельцину с предложением принять так называемый нулевой вариант: и президенту, и депутатам пойти на выборы. «Я был убежден и говорил ему об этом на совете фракции, что и его изберут на новый срок, и многих из нас, – признается «НИ» Иван Рыбкин. – Не получилось, и тогда появился соблазн силового разрешения конфликта. Все были небезупречны в этом деле».

    По словам г-на Рыбкина, в тот день, когда Борис Николаевич подписал знаменитый указ 1400 о роспуске парламента, он выступил на заседании президиума Верховного Совета с этим же предложением «нулевого варианта»: «Мне чуть глаза не выцарапали! Особенно женская составляющая президиума Верховного Совета». Интересно, что уже после штурма Белого дома и состоявшихся выборов в первую Госдуму Иван Рыбкин стал ее председателем.

    Сейчас он говорит, что «после этой яростной, короткой гражданской войны в самом центре Москвы тяжело было начинать работу первой Госдумы». «Мы встретились с Борисом Николаевичем. Он как президент РФ, я – как первый председатель Госдумы РФ. Мы пожали друг другу руки, вышли из опаленного Белого дома и договорились, что все сделаем для того, чтобы это никогда не повторилось, – вспоминает он. – Борис Николаевич очень сильно переживал по поводу трех событий: развала Союза, войны в Чечне и расстрела Белого дома. Очень сильно переживал, я это точно знаю…»

    Участники тех событий жестко критикуют нынешнюю Думу, отмечая даже, что она и парламентом-то не является. Тот же г-н Рыбкин говорит, что «считал и считает: парламент должен выполнять две функции – представительскую и законотворческую». «С моей точки зрения, представительская функция в условиях того, что раздавлены все инакоговорящие, инакомыслящие и инакоподходящие к делу, отсутствует, – отмечает бывший спикер Госдумы. – Парламенты всех уровней и Государственная Дума должны говорить, а иногда и вопить голосом народа. Вот этого совсем не слышно. Такое ощущение, что страна сама по себе живет, а парламент – сам по себе. Набор депутатов случаен, пристрастия при составлении списков сказываются по преимуществу кремлевские. Сейчас и партии могут организоваться только по высочайшему желанию и повелению».

    Депутат Госдумы от КПРФ Виктор Илюхин, в дни путча бывший сопредседателем Фронта национального спасения, начинает свои воспоминания со слова «трагедия». Он также отмечает, что именно эти события положили «конец российскому парламентаризму». «Что это за разрешение такое: выкатить танки и расстрелять парламент? – задается вопросом в беседе с «НИ» Виктор Илюхин. – И что теперь, если возник конфликт между законодателем и исполнителем, опять прибегать к силе? Я расценивал и буду расценивать эти события как конституционный переворот, совершенный Борисом Ельциным».

    Продолжая критику, наш собеседник заявил: «В России парламентаризма как такового нет. Государственная Дума и Совет Федерации превращены, по сути дела, в придаток правительства и администрации президента». По его словам, сегодня у Госдумы нет своего лица, нет независимости, она не может рассматривать документы, так как хотела бы. «Окончательный удар по парламентаризму нанесла «Единая Россия», но начало этого – залпы танков по Белому дому, – утверждает депутат Илюхин. – С того момента больше нет парламентаризма в России. У парламента должна быть своя точка зрения, почему за это должны расстреливать?!»

    Виктор Шейнис, в 1993-м бывший заместителем ответственного секретаря конституционной комиссии Верховного Совета, говорит «НИ», что те события можно было бы предотвратить и найти компромисс, «если бы в нашей национальной традиции существовала культура компромисса». «Эти события были неизбежны в той ситуации, которая сложилась к поздней осени 1993 года, – вспоминает г-н Шейнис. – Были две коалиции: одна объединяла новую бюрократию, очень быстро сформировавшуюся вокруг Бориса Николаевича Ельцина, и тогдашних российских демократов. Вторая объединяла людей, остро ностальгировавших по Советскому Союзу. Я думаю, что сегодня с удаленной дистанции можно и нужно говорить об ошибках российских демократов, которые подталкивали Ельцина под локоть. Он и сам был готов действовать решительно, но демократы не были утихомиривающим компонентом в этой ситуации».

    Г-н Шейнис уверен, что «указ 1400, безусловно, был нелегитимен, президент не имел права распускать парламент, но и ответ народных депутатов был неадекватен». В итоге события 1993-го имели крайне тяжкие последствия для развития парламентаризма в России. Нынешняя Госдума, по его словам, родилась в очень непростой обстановке. Но практика показала, что за последние 15 лет происходило постепенное умирание парламента, и «сегодня Дума – не место для дискуссий, как полагает ее председатель». Сейчас, говорит г-н Шейнис, такое противостояние, конечно, исключено. «Выбор между этими двумя парламентами – это выбор между чертом желтым и чертом зеленым, – отмечает наш собеседник. – Я не могу выбирать в таких условиях: и Верховный Совет был плох, а Госдума вообще не является парламентом».

    Интересно, что и демократы новой волны, оценивая события пятнадцатилетней давности, говорят, что выбор между двух таких демократий – мятежной образца 1993-го и нынешней «суверенной» – для них не стоит. Секретарь федерального политсовета СПС Борис Надеждин считает, что «общечеловеческого ответа на вопрос, какая система лучше, не существует». В условиях войны и внешней угрозы, конечно, лучше единоличная власть, говорит он. «А если вы хотите, чтобы ваше общество развивалось мирно, учитывался консенсус между разными слоями населения и скорее росли экономика, благосостояние людей и продолжительность их жизни, то тогда, очевидно, лучше парламентская система».

    А вот простой участник октябрьских событий 15-летней давности Владимир Тирянов, пришедший тогда по призыву Егора Гайдара к Моссовету, говорит «НИ», что если бы то же самое повторилось сейчас, то «сто пудов был бы там: защищал бы демократию и свободу». Но прошедшие годы политических реформ, судя по всему, не прошли для защитника свободы бесследно. «Конечно, тогда была возня, грызня, – вспоминает Владимир. – Но выбирая между тем мятежным Верховным Советом и нынешним ручным парламентом, я бы не выбрал ни тот, ни другой». Он считает, что октябрьские события 1993 года «расставили все точки, в том числе и в отношении к парламентаризму в России».

    Оригинал статьи:http://newizv.ru/news/2008-10-03/99114/
     
  14. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Черные ходы Белого дома

    “Выйти на поверхность их туннелей под зданием Верховного Совета можно было минимум в трех местах”

    Московский комсомолец,04.10.2008
    Ева Меркачева

    В Белом доме сегодня ничто не напоминает о страшных событиях октября 1993-го. Говорят, единственное место, где по-прежнему сохранились следы той трагедии, — подземелья Дома правительства. Именно по ним уходили те, кто оказался тогда заложником. Среди них — Марат Мусин, профессор, завкафедрой Российского государственного торгово-экономического университета. В 1993 году он был генеральным подрядчиком по безопасности Верховного Совета.
    В интервью “МК” он вспомнил эпизоды событий октября 93-го в Белом доме…


    ПЕРЕД ШТУРМОМ
    — Я приехал в Белый дом к генералу Ачалову, которому непосредственно подчинялся. Помню, в багажнике моей машины лежал мешок антоновских яблок. Мы их потом во время осады с аппетитом съели. Вообще с едой в Белом доме проблем не было. Буфет работал все время. Но особенно есть никто не хотел — не до этого было.

    …Первые выстрелы прозвучали примерно в 15.30 3 октября. Я спал после дежурства на втором этаже Белого дома. В этот день мне повезло: на несколько часов досталась раскладушка разведчиков-спелеологов (обычно спали на полу). Так вот автоматные и пулеметные очереди меня разбудили. Как потом выяснилось, это московский РУБОП открыл стрельбу на поражение по демонстрантам. Кстати, среди этих демонстрантов была и моя девушка, которая пришла, чтобы увидеть меня. На следующее утро в штабную приемную вошел подполковник-десантник и сказал, что час назад закончился Совет безопасности, где принято решение о штурме здания. И все мы выслушали подробный доклад, откуда будут бить танки, заходить штурмующие группы, что Белый дом будет атакован ракетами с боевых вертолетов (слава богу, этого не случилось)… Десантник назвал и точное время штурма. Но начался он на 3 минуты позже. Я их до секунды запомнил, поскольку с каждой росла надежда, что всего этого не будет.

    ШТУРМ
    — Разрушения были действительно очень сильными. Пострадало все — от стен до мебели. Объем разрушений, как потом выяснили эксперты, превысил 30%. Вы только представьте громаду Белого дома. Общая площадь здания составляет 172 700 квадратных метров. Одних кабинетов — больше тысячи. И почти все это было разгромлено осенью 93-го.

    Но с самого начала штурмующие просчитались. Пытаясь поразить штаб Ачалова на 13-м этаже, по ошибке расстреляли из танков более высокие этажи. Пожар начался, когда с тыла БМП очередью расстреляла радиостанцию парламента. В комнате также находился склад с порошком для множительной техники, он и вспыхнул.

    ЖЕРТВЫ
    — Что вас больше всего ужаснуло?
    — То, что все раненые и медперсонал из 20-го подъезда исчезли, и никто никогда больше их живыми не видел. При этом никого из них нет в списках павших! В ночь с 4 на 5 октября на 6-м этаже Белого дома ставили к стенке врача — полковника медицинской службы Вячеслава Якушенкова и медсестру Ольгу Кулыгину. 5-го числа в 8-м подъезде Белого дома генерал-полковник внутренних войск приказал отвести в подвал и расстрелять “при попытке к бегству” одного из защитников — сына известного авиаконструктора Игоря Жданова.

    Когда полковник-десантник попросил воды у оцепления, его в шутку отправили под мост к какому-то штабелю, накрытому пленкой. Там не вода была, а трупы. Сверху лежало тело убитой девушки с огромной раной на боку (ее показывали по ТВ)…

    — Какая-то помощь раненым оказывалась?
    — К ним вообще санитаров не подпускали, что недопустимо даже по законам военного времени. Хуже всего было в Останкине. Я смог выбраться из Белого дома и был там (вернулся обратно вечером). На всю жизнь запомнилось сопение и дрожащие руки одного из спецназовцев, когда в проеме лестницы корпуса АСК-3 он с шести метров с балкона водил красным лучом лазерного прицела по нашим головам. Как только мы вылезли на улицу из грузовика, раздался первый выстрел в Останкине. Боец “Витязя” рядом с нами ранил армейского подполковника из Киева Николая Крестинкина. Пуля попала в ногу, Николай упал. Потом началась настоящая бойня.

    Видел я, как расстреляли одного из санитаров бригады спасцентра 1-го медицинского — Шлыкова. Пытаясь вытащить из-под огня раненого журналиста, он в белом халате встал во весь рост и тут же был срезан автоматной очередью. Еще помню, как добивали какого-то мальчишку, последовательно всаживая автоматные очереди в одну руку, потом в другую, затем в ноги… Произошедшее тогда в Москве иначе как гуманитарной катастрофой назвать нельзя.

    ПОДЗЕМЕЛЬЯ
    — Правда, что под БиДе есть секретный вход в метро?
    — Под Белым домом из объекта 100 есть секретный вход в метро. Он на глубине 30 метров, и через него можно попасть на пути метрополитена. Но им никто не воспользовался. Мы сами его завалили еще во время осады — опасались, что через него ворвутся эмвэдэшники. Еще есть ходы теплоцентралей, которые проходят через весь Белый дом. Там трубы с горячей водой. Вот по ним многие, в том числе и я, выбирались. Я выходил вместе с братом, армейскими разведчиками, одним рижским омоновцем и полковником милиции Сергеем Классиным. Идти было неприятно. На некоторых участках трубы оказались совсем ветхими — во все стороны из них бил кипяток. Такие места все старались миновать как можно быстрее, чем-нибудь прикрывая голову. А были участки, где воды по колено. Думал, что английские ботинки развалятся, но они даже не облезли.

    Выход на поверхность есть как минимум в трех местах. Мы вышли на набережной напротив Новодевичьего монастыря.

    Знаю, что другие выскочили на свет божий у Центра международной торговли. Группа сотрудников милиции из департамента охраны ВС РФ с одним раненым попыталась выйти на поверхность в районе Арбата и попала в засаду.

    Кстати, чтобы спуститься в подземелье, нужно было миновать небольшой открытый участок. Плотность огня там была такая, что до сих пор мурашки по коже. И повсюду — трупы… Как потом выяснилось, по нам стреляли коллеги Классина из центрального аппарата МВД.

    Последний, кто живым выбрался из Белого дома, был командир группы спецназа ГРУ Олег Синяков. Чтобы не нарваться на автоматчиков, он решил подстраховаться и спустился поглубже. А там не было фонарей — вот он и заплутал. В итоге выбраться смог только 5-го числа. Все выходы из тоннелей, ведущих из Белого дома, замуровали через полгода. Все это время люди по ним ходили, пытаясь отыскать под землей своих погибших друзей…

    Оригинал статьи:http://www.mk.ru/blogs/MK/2008/10/04/society/374354/
     
  15. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Акции в поддержку мошенников

    На волне кризиса всплыли фальшивые ценные бумаги

    Газета «Коммерсантъ» № 180/П(3997) от 06.10.2008
    Александр Ъ-Мазунин

    На российском фондовом рынке обнаружен новый вид мошенничества. Инвесторам предлагается купить документарные (отпечатанные на бумаге) акции крупных компаний. Притом что выпуск документарных акций не практикуется в России с 1990-х годов и законодательно запрещен, на бумаги находятся покупатели. Финансово неграмотных граждан привлекают подешевевшие российские акции, в том числе и фальшивые.

    О выявлении нового вида мошенничества с ценными бумагами Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) сообщила в пятницу на своем сайте. "Нам поступил запрос от чешской компании, которая получила от обанкротившегося контрагента сертификат на акции "Татнефти" в объеме 100 тыс. штук",— рассказала "Ъ" заместитель главы ФСФР Елена Курицына. По ее словам, сертификат содержал недостоверные сведения об эмитенте. Информация о втором случае мошенничества поступила в ФСФР от одного из ее региональных представительств, в которое обратился получатель "простой акции без права голоса" РАО "ЕЭС России" (ликвидировано 1 июля) номиналом 15 тыс. руб. По словам госпожи Курицыной, обе подделки были распечатаны на бумаге формата А4 и "очень напоминают акции чековых фондов 1990-х годов". ФСФР не удалось установить личности мошенников, и служба намерена обратиться в правоохранительные органы.

    Нарушения, выявленные ФСФР, заставили ее выступить со специальным обращением к потенциальным покупателям поддельных ценных бумаг. В нем, в частности, отмечается, что выпуск документарных акций и выдача сертификатов являются противозаконными.

    Участники рынка не помнят, чтобы такой вид мошенничества в России обнаруживался ранее. Ситуация, когда потенциальные инвесторы фондового рынка даже не знают, что выпуск акций на бумаге давно не практикуется и акции существуют в виде электронных записей на счетах организаций, хранящих и учитывающих акции (например, депозитариев), ненормальна, считают они. "Это кажется мне дикостью для цивилизованного рынка",— говорит заместитель гендиректора холдинга "Финам" Игорь Степанян. Он считает, что если в стране совершаются мошенничества такого рода, "значит, общество еще не готово к восприятию фондового рынка".

    "Ценные бумаги" обнаружились в разгар кризиса на финансовых рынках, однако в ФСФР считают это простым совпадением. "В последний год в России активизировались финансовые пирамиды, и это всего лишь их новая разновидность",— полагает Елена Курицына. Согласно официальной статистике МВД, только за первое полугодие в финансовых пирамидах сотни тысяч вкладчиков потеряли более 32 млрд руб.

    Впрочем, ряд участников рынка уверены, что появление нового вида мошенничества именно сейчас неслучайно. "Кризис — самое лучшее время для подобных махинаций",— уверен вице-президент БКС Юрий Минцев. Председатель совета директоров "Алор инвест" Анатолий Гавриленко сравнивает мошенничества во время кризиса с мародерством на войне. "Примерно то же самое происходит и сейчас, когда особо "предприимчивые" граждане пользуются тем, что большинство не понимает, что такое фондовый рынок, но, руководствуясь информацией о подешевевших акциях, готово воспользоваться таким предложением",— полагает он.

    Подешевевшие за последние месяцы российские активы стали причиной резко возросшего интереса частных инвесторов к самостоятельной игре на бирже. Рост числа брокерских счетов, зарегистрированных на ММВБ в сентябре, в два-три раза превышал средний показатель (см. "Ъ" от 26 сентября). Между тем господин Минцев ссылается на опрос, проведенный ММВБ, согласно которому только 10% граждан знают, что акции покупаются через брокера, а не напрямую у эмитента или какими-то другими способами. "Вызывает сожаление тот факт, что люди пользуются услугами сомнительных посредников",— говорит управляющий директор ФК "Открытие" Михаил Беляев. В конце прошлой недели премьер-министр Владимир Путин распорядился выделить в 2008-2011 годах на повышение финансовой грамотности населения $15 млн. "На три года это очень маленькая сумма. Если мы хотим стремиться к тому, чтобы у нас каждая домохозяйка, как в США, имела свой маленький инвестиционный портфель, затраты на финансовое просвещение граждан должны быть в разы больше",— считает господин Степанян.

    Оригинал статьи:http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1036459
     
  16. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Жилье с нагрузкой

    Что нужно банкам, чтобы начать распродажу квартир несостоятельных должников

    Ведомости,37 (127) 06 октября 2008

    Финансовый кризис нашел еще один, окольный, путь к рынку недвижимости. На прошлой неделе хедхантинговая компания Cornerstone опросила 42 компании с оборотом около $500 млн, половина из которых призналась, что подумывает о сокращении персонала. В Cornerstone считают, что в банковском, инвестиционном и девелоперском бизнесах, которые больше всего пострадали от кризиса, может быть уволено до 30% персонала. Под увольнение попадают и менеджеры среднего звена, которые в свое время были основными потребителями ипотечных кредитов. Кадровая перетряска грозит им потерей не только работы, но и купленной в кредит квартиры. В перспективе распродажа такого жилья может существенно повлиять на цены.

    По прогнозу кредитного консультанта «Мультиброкер», дефолт может коснуться 20% ипотечных заемщиков. Ведь высокорисковые кредиты в России долгое время были даже популярнее, чем в США. В Америке их доля никогда не превышала 21%. У нас же, по статистике «Фосборн Хоум», в 2007 г. 30% ипотечных кредитов были рискованными. Это десятки тысяч сделок: по данным Росрегистрации, в прошлом году только в 10 российских регионах, где активнее всего шло жилищное строительство, с использованием ипотеки было куплено почти 170 000 квартир. Деньги давали заемщикам с неофициальными и нестабильными доходами, с очень низким, а порой и нулевым первоначальным взносом. Банки стали осторожнее: уже в этом году доля рискованных ипотечных кредитов снизилась до 15%. Но за политику прошлых лет придется расплачиваться.

    В нашей стране американский сценарий, скорее всего, повторится лишь наполовину: дефолты заемщиков есть и еще будут, а вот массовая продажа их имущества — в ближайшее время едва ли. Дело в законодательных несостыковках. По закону об ипотеке квартира несостоятельного заемщика может быть продана с молотка. Но прописку никто не отменял. «Если должник докажет суду, что это его единственное жилье, выселить его не смогут», — объясняет юрист компании «Пересвет-Недвижимость» Оксана Щеславская. А квартира с прописанным в ней бывшим владельцем — фактически неликвид: банку проще предоставить должнику отсрочку, чем связываться с продажей.

    Правда, если речь идет о больших деньгах, законы могут и подправить. Ведь подогнали же земельный, гражданский и жилищный кодексы под нужды будущей Олимпиады, когда потребовалось срочно изъять у сочинцев землю для олимпийских объектов. Справились буквально за пару месяцев. Если так пойдет с ипотекой, квартиры должников могут вскоре попасть на рынок — а ведь продают их обычно со скидкой.

    Оригинал статьи:http://www.smoney.ru/article.shtml?2008/10/06/6311
     
  17. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Чиновник увяз в гравии

    Начальника отдела экологического контроля заподозрили во взятке

    Газета «Коммерсантъ» № 180/П(3997) от 06.10.2008
    Екатерина Ъ-Литвинова, Томск

    В минувшую субботу в Томске был арестован начальник отдела экологического контроля территориального управления Ростехнадзора Владимир Чурилов. Чиновник был задержан по подозрению в покушении на взятку в размере более 2 млн руб. По версии следствия, чиновник запросил эту сумму с ООО "Инкор" за содействие в приобретении участка с залежами гравийно-песчаной смеси.

    В минувшую субботу Кировский райсуд Томска арестовал на два месяца начальника отдела экологического контроля территориального управления Ростехнадзора Владимира Чурилова (эту должность он занимает с 2005 года, ранее работал в департаменте природных ресурсов и окружающей среды администрации Томской области). Уголовное дело по ст. 30 и ч. 4 ст. 290 УК РФ ("Покушение на получение взятки в крупном размере") было возбуждено в отношении чиновника 2 октября. К этому задержанию правоохранительные органы готовились долго. Как рассказала старший помощник руководителя следственного управления следственного комитета при прокуратуре РФ по Томской области Елена Лебедева, в течение целого года контакты чиновника и лица, передавшего ему взятку, записывались на видео, а их телефонные переговоры прослушивались. "Следствием установлено, что в 2007 году ООО "Инкор" подало заявку на получение лицензии на пользование участком недр для добычи гравийно-песчаной смеси в Томском районе. Представители фирмы обратились к Владимиру Чурилову с просьбой оказать содействие в согласовании документов в других госструктурах. За оказание этой услуги Чурилов запросил 1,25 млн руб. Указанная сумма была передана ему лично в несколько приемов",— рассказала госпожа Лебедева. Правда, уже в этом году выяснилось, что для разработки "Инкору" был выделен не тот участок, который был указан в заявке. Поэтому в минувший четверг, по словам представителя следственного управления, чиновник должен был получить еще 1 млн руб. за "оказание содействия по устранению ошибки и смещение участка".

    Как рассказал и. о. начальника областного УБОП Андрей Зорин, на незаконную деятельность чиновника пожаловался томский предприниматель (его фамилию не раскрывают), который собирался заняться добычей песка и гравия. В итоге следствие пришло к выводу, что прикрытием для деятельности господина Чурилова служило томское ООО "Беловодье". Официально эта фирма занимается проведением геологоразведочных, геофизических и геохимических работ в области изучения недр, а также помогает предпринимателям собирать и оформлять документы для получения разрешений и лицензий. По версии следствия, на самом деле такой "помощью" занимался сам чиновник. Днем 2 октября была задержана представитель "Беловодья", у которой изъяли 1 млн руб., предназначенные, по версии следствия, для передачи Владимиру Чурилову. Ближе к вечеру сотрудники УБОП и следственного управления провели обыск и изъяли документы в томском управлении Ростехнадзора. "В ходе допроса Чурилов дал сумбурные показания и выглядел понурым",— поделился впечатлениями господин Зорин.

    Телефоны "Инкора" и "Беловодья" вчера не отвечали. Заместитель руководителя управления по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора по Томской области Петр Черногривов был удивлен случившимся в его ведомстве. Он сказал "Ъ", что подробности ему пока не известны, но "есть надежда, что все это не так".

    Оригинал статьи:http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1036505
     
  18. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    Не читал, не обсуждаю

    Депутаты Госдумы пока мало что знают о плане борьбы с коррупцией

    Новые Известия,6 октября 2008 г.
    КИРА ВАСИЛЬЕВА

    В минувшую пятницу президент России Дмитрий Медведев внес на рассмотрение в Госдуму долгожданный пакет антикоррупционных законопроектов. Но, как выяснили «НИ», сами депутаты законопроектов еще даже и не читали. Документы попали в офис спикера Госдумы и пока за его пределы не выходили. Впрочем, некоторые парламентарии уверены, что еще одни законы побороть взятки не помогут, пока не будет искоренена «монополия на власть» чиновников. А сделать это можно, если в парламентах всех уровней будет оппозиция, иначе «все в одном котле крутятся».

    Президентский пакет антикоррупционных законопроектов был доставлен из Кремля в Госдуму в конце минувшей недели. Документы прошли официальную регистрацию в парламенте и были направлены на ознакомление председателю нижней палаты Борису Грызлову еще в четверг. Но, похоже, кроме спикера законодательную основу борьбы с основным злом современной России никто из его коллег пока не увидел. На интернет-сайте парламента сообщается, что антикоррупционный пакет состоит из 4 документов: закона «О противодействии коррупции», поправок в закон «О правительстве РФ» и еще двух проектов, вносящих изменения в 25 федеральных законов. Однако это все, что известно на вечер воскресенья.

    Поэтому узнать содержание заветного пакета «НИ» решили у депутатов, входящих в профильные комитеты Госдумы. И оказалось, что из десятка законодателей, с которыми нам удалось пообщаться, с содержанием законопроекта мало-мальски знаком только один. «Текстов этих законопроектов я тоже пока не видел, а читал только некоторые пояснительные записки к ним», – честно признался «НИ» член думского комитета по конституционному законодательству Вадим Соловьев. По его словам, «больше всего запомнилось», что законопроект «предусматривает возврат к конфискации имущества» у коррумпированных чиновников. Кроме того, г-н Соловьев рассказал, что там есть норма, согласно которой каждый человек, поступивший на государеву службу, будет обязан декларировать свои доходы и имущество. «Еще я обратил внимание на пункт, который запретит чиновникам принимать подарки», – заключил г-н Соловьев.

    Председатель комитета по конституционному законодательству Владимир Плигин объяснил «НИ», что «законопроекты только пришли в Госдуму и в комитеты еще расписаны не были» и что это «произойдет, скорее всего, в понедельник». Его первый заместитель Александр Москалец посетовал «НИ», что находится «в таком же положении, что и вы» и «этого пакета не видел, и с ним не знаком». А зампред комитета Виктор Илюхин вспомнил, что когда-то, «еще на начальном этапе возникновения этих законопроектов», он отдал в администрацию президента свой вариант. «Но судьба моих предложений мне пока неизвестна, попали они в этот пакет или нет, сказать не могу», – заявил депутат. Не лучше обстоят дела и в другом профильном думском комитете по безопасности. Зампред комитета Геннадий Гудков отчеканил в телефонную трубку: «Я не знаю ничего. Нет текстов и у меня. Ничем помочь не могу». А член комитета по безопасности Алексей Розуван объяснил, что «заседание комитета будет в ближайший четверг, материалы депутатам раздадут только в среду». «Так что пока я не располагаю информацией. Сейчас все материалы, наверное, находятся у председателя Госдумы г-на Грызлова, потом они окажутся у руководителей комитетов, а уж потом только у нас», – рассказал парламентарий.

    Между тем примерное содержание антикоррупционного пакета ранее сообщил глава администрации президента Сергей Нарышкин. По его словам, например, в закон о правительстве РФ президент внес поправки, согласно которым ежегодно декларировать свои доходы будут премьер-министр, его замы и все министры, а также члены их семей – в числе которых упомянуты даже несовершеннолетние дети. Все государственные и муниципальные чиновники, а также члены их семей будут обязаны ежегодно предоставлять данные о своих доходах и имуществе. По словам г-на Нарышкина, проверка предоставляемых госслужащими данных и поиск неправедно нажитого имущества войдут в перечень оперативно-разыскных мероприятий правоохранительных органов. Кроме того, если законопроект примут, российские чиновники будут обязаны сообщать начальству обо всех подозрительных поступках других госслужащих и случаях коррупции, которые стали им известны. А после увольнения с государственной или муниципальной службы бюрократам в течение 2 лет запретят работать в фирмах, с которыми они были связаны во время службы.

    Впрочем, Вадим Соловьев говорит, что ему «даже читать эти законопроекты не обязательно», ведь «для борьбы с коррупцией нужны не новые законы, а политическая воля». «И чтобы в стране не было монополии на власть. Ведь коррупция зарождается там, где все в одном котле крутятся», – считает депутат. В качестве примера он привел Тверь, где на скамье подсудимых оказались 15 депутатов городской Думы. «Они договорились с местными коммунальными службами и начали повышать цены на газ, воду, отопление и брать взятки. И впоследствии суд вынес решение, что в составе законодательного органа была создана преступная группировка во главе с председателем городской Думы. А произошло это потому, что оппозиции в том парламенте не было, обжаловать незаконные их решения было некому. Так и по всей в стране у нас», – заключил г-н Соловьев.

    Оригинал статьи:http://www.newizv.ru/news/2008-10-06/99207/
     
  19. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    НДС -- это не игрушка

    Вынесен приговор одному из организаторов грандиозной налоговой аферы

    N°184, 06 октября 2008 ИД "Время"
    Екатерина КАРАЧЕВА

    На днях вступил в силу обвинительный приговор Тверского райсуда Москвы в отношении бывшего гендиректора ООО «Дунае-Торг» 54-летнего Николая Цветкова. Он был одним из основных фигурантов скандального дела о хищении из бюджета почти миллиарда рублей с помощью налоговых махинаций с детскими игрушками. Суд признал его полностью виновным и приговорил к семи с половиной годам колонии общего режима.

    Ранее за участие в этой афере были приговорены к различным срокам гендиректора семи фирм -- Иван Кобзев (ООО «ЗАП Стальконструкция»), Павел Лесников (ООО «Игрушка»), Артем Любимов (ООО «Дедал»), Александр Акимов (ООО «Стройформ Ресурс»), Андрей Фомичев (ООО «Юнита»), Максим Решетников (ООО «М-Стар») и Владимир Смирнов (ООО «Лодоссервис»).

    По версии следствия, бизнесмены участвовали в масштабном и тщательно продуманном проекте, в рамках которого из госбюджета с помощью простых детских игрушек -- погремушек, кухонных наборов, досок для катания с ледяных горок, плюшевых мишек и прочих зверюшек -- было похищено более 834 млн руб. Эти деньги их фирмы получили в качестве частичного возмещения налога на добавленную стоимость (НДС), которое полагается производителям детских товаров. Однако, как выяснилось в ходе расследования, на самом деле все эти предприятия к изготовлению или торговле игрушками никакого отношения не имели. Существовали они только на бумаге и занимались только бумажной работой -- составлением фиктивных контрактов, документов о якобы выполненной работе по производству тех самых игрушек с единственной целью -- чтобы на основании этих бумаг получить у государства тот самый НДС, который на самом деле никто ему и не платил.

    Главное следственное управление (ГСУ) ГУВД по Москве возбудило дело по факту мошенничества еще в июле 2004 года. Следствие установило, что образовалась «игрушечная мафия» в 2002 году, практически сразу после принятия второй части Налогового кодекса, предоставлявшей производителям игрушек налоговые льготы. Как следует из материалов дела, именно тогда г-н Цветков, «являясь соорганизатором и соисполнителем преступного замысла, вступил в преступную группу, преследуя корыстную цель для личного обогащения».

    Реализовываться же афера, по данным следствия, начала в 2003 году, когда в городе Лыткарино (Люберецкий район Московской области) одной турецкой строительной компанией был построен завод по переработке пластика ООО «Спецпластик». В шести цехах завода было установлено оборудование, а в налоговых инспекциях Москвы практически одновременно было зарегистрировано пять фирм -- ООО «ЗАП Стальконструкция», ООО «Игрушка», ООО «Дедал», ООО «Стройформ Ресурс» и ООО «Юнита». Должности гендиректоров этих фирм заняли люди, привлеченные, по данным следствия, г-ном Цветковым.

    По документам эти компании являлись поставщиками сырья для изготовления игрушек. Как установило следствие, Николай Цветков, являясь гендиректором компании «Дунае-Торг», заключил договоры с компаниями «ЗАП Стальконструкция», «Игрушка», «Дедал», «Стройформ Ресурс» и «Юнита» на производство игрушек из давальческого сырья. Как следует из материалов дела, руководители этих компаний в свою очередь по указанию г-на Цветкова подписали договоры с компанией «Лодоссервис» о закупке у нее сырья -- пластмассовой крошки и стабилизаторов. Кроме того, глава «Дунае-Торг» заключил договор с транспортной компанией ООО «Трейд-Лайн» о доставке сырья на завод. Во исполнение этих договоров г-н Цветков арендовал цехи лыткаринского завода, закупил недостающие станки, нанял рабочих, и очень скоро, по документам, представленным в налоговую инспекцию, производство заработало.

    По данным следствия, как только с конвейера сошла первая партия игрушек, «ЗАП Стальконструкция», «Игрушка», «Дедал», «Стройформ Ресурс» и «Юнита» заключили договор о реализации товара с фирмой «М-Стар», которая в свою очередь, как следовало из документов, реализовывала товар через оптовиков, столичные рынки и магазины. На основании этого Кобзев, Лесников, Любимов, Акимов и Фомичев раз в месяц стали подавать в налоговые инспекции документы на возмещение части НДС, утверждая, что уплатили этот налог в полной мере при оплате сырья, транспортных расходов и, главное, при производстве игрушек. Поскольку в налоговых органах эти документы не вызвали подозрений, с апреля по июль 2003 года на счета фирм «ЗАП Стальконструкция», «Игрушка», «Дедал», «Стройформ Ресурс» и «Юнита» из казны было перечислено более 834 млн рублей.

    Однако когда гг. Кобзев, Лесников, Любимов, Акимов и Фомичев принесли в налоговые инспекции очередную партию документов на возмещение НДС, «игрушечным» бизнесом заинтересовались сотрудники столичного управления по налоговым преступлениям (УНП). Оперативники обратили внимание на ряд загадочных обстоятельств. Во-первых, из поданных бизнесменами документов следовало, что всего за полгода работы они умудрились произвести и реализовать около 15 млн комплектов игрушек -- при том, что в России на тот момент, согласно данным Госкомстата, имелось всего 12 млн граждан в возрасте до 15 лет. Столь «ударный» труд выглядел тем более странно, что продавались эти игрушки, как следовало из документов, практически по себестоимости. То есть бизнесмены, получалось, работали себе в убыток. Также выяснилось, что в штате компаний «ЗАП Стальконструкция», «Игрушка», «Дедал», «Стройформ Ресурс» и «Юнита», кроме гендиректоров, сотрудников больше не было. А на самом заводе «Спецпластик» не было найдено никаких признаков оборудования для производства игрушек и самого товара, даже образцов. Но, самое главное, милиционеры установили, что проверка деклараций и возмещение НДС представителями налоговых служб были проведены всего за пару недель.

    Оперативники обыскали фирмы и изъяли финансовую документацию. Тогда-то и выяснилось, что почти сразу после получения бюджетных денег «ЗАП Стальконструкция», «Игрушка», «Дедал», «Стройформ Ресурс» и «Юнита» перечисляли их на счета фирм-однодневок, которые в свою очередь «прогоняли» миллионы через ряд столичных банков по фиктивным контрактам.

    Первыми были задержаны Кобзев, Любимов и Лесников, но они ничего прояснить не смогли. Гендиректора рассказали, что некие люди -- Юрий Глотов, Александр Гридин, Андрей Бушуев и Николай Цветков -- наняли их через объявления о трудоустройстве в Интернете, предложив за зарплату в 500 долл. в месяц подписывать уже готовые договоры и налоговые декларации. «Бизнесмены» честно признались, что в суть этих документов не вдавались, просто время от времени им звонил некий человек, которого они знали под условным именем. Он сообщал, что к ним подъедет курьер с документами, на которых надо расписаться. При этом все трое задержанных, как выяснило следствие, до вызова к следователю вообще не были знакомы между собой. Это еще раз подтверждало, что вся история с производством игрушек в Лыткарине была фикцией, однако доказать это оказалось непросто.
     
  20. Фрэнк
    Offline

    Фрэнк Пользователь

    стр.2

    Как только следователи начали предпринимать активные действия, обнаружилось, что все станки с завода вывезены (продолжал работу там только один цех по переработке пластиковых бутылок), а на складах нет ни сырья, ни игрушек. Тогда следователи решили проверить, какие грузы доставлялись и вывозились с лыткаринского завода, поскольку фирмы среди прочего должны были предоставлять в налоговые инспекции товарно-транспортные накладные с указанием фамилий водителей, номеров рейсов, машин и пунктов погрузки-разгрузки.

    Выяснилось, что в «Трейд-Лайн» якобы работали пять водителей, "граждан Армении", которых на самом деле не существовало. Кроме того, было установлено, что на «Спецпластик» приезжали водители других транспортных компаний, которые должны были оттуда вывозить игрушки на склад «М-Стар». Однако, как показали водители-экспедиторы, с утра они приезжали на территорию завода, ставили там машины и никаких перевозок не осуществляли. А вечером им выдавались отмеченные накладные, водители садились в машину и уезжали. И так на протяжении четырех месяцев.

    Никаких следов игрушек не было обнаружено и на складе фирмы «М-Стар» в городе Дзержинском, которая, как следовало из документов, должна была их реализовывать. Аренда за складское помещение этой фирмой платилась регулярно, но вместо игрушек сыщики при обыске обнаружили там только пластиковые пуговицы. Однако все это были лишь косвенные улики. Прямых доказательств того, что производства игрушек в Лыткарине не существовало и соответственно все это являлось аферой, следствию найти так и не удавалось. Тогда сыщики запросили в Пенсионном фонде данные на сотрудников компаний, которые якобы работали за станками в Лыткарине. Выяснилось, что практически все сотрудники проживали в Тульской области и числились лишь на бумаге.

    Все эти полученные по крупицам доказательства окончательно подтвердили, что более 834 млн руб. были возмещены «производителям» незаконно. После этого всем троим -- Ивану Кобзеву, Павлу Лесникову и Артему Любимову -- были предъявлены обвинения как исполнителям мошенничества, действовавшим в составе организованной преступной группы.

    Вскоре сыщики вышли на след Акимова, Фомичева, Решетникова и Смирнова, которые рассказали аналогичную историю. В результате в 2006--2007 годах все они были приговорены к различным срокам наказания как соучастники преступления. Суд посчитал, что незнание закона не освобождает их от ответственности.

    Но на след организаторов аферы сыщикам напасть долго не удавалось. По версии следствия, организовать махинации мог, вероятнее всего, Андрей Бушуев. Но еще когда следствие только начиналось, его нашли повесившимся в своей квартире. Исчез тогда и глава «Дунае-Торг» Николай Цветков. Он был объявлен в розыск, и следователи даже опасались, что его уже нет в живых. Лишь в сентябре прошлого года он вдруг нашелся. «Цветков неожиданно сам себя обнаружил, придя в ГАИ Щекинского района Тульской области за новыми водительскими правами, -- рассказал следователь 6-го отдела ГСУ старший лейтенант юстиции Сергей Воронин. -- Примечательно, что он не вызвал никаких подозрений, но инспекторы решили его проверить по розыскной базе, в которой он и числился. Его тут же задержали и доставили к нам под конвоем».

    Поначалу на допросах он отказывался давать показания, потом передумал и согласился сотрудничать со следствием, признав вину лишь частично, в некоторых незначительных нарушениях. При этом Цветков настаивал, что работа «Дунае-Торг» была направлена именно на извлечение прибыли, а про незаконное возмещение НДС он ничего не знал.

    «На допросах Цветков пояснил, что работу в «Дунае-Торг» ему предложили Гридин и Бушуев, -- рассказал г-н Воронин. -- Его назначили на должность гендиректора фирмы с окладом в тысячу долларов. По словам Цветкова, его работа заключалась в том, чтобы подписывать договоры с различными компаниями -- на аренду цехов «Спецпластика», на поставку давальческого сырья с компаниями «Стройформ Ресурс», «Юнита», «Дедал», «Игрушка» и «ЗАП Стальконструкция» и т.д. Всех гендиректоров этих фиктивных компаний, как пояснил Цветков, он знал лично. Кроме этого, Цветков вел и всю бухгалтерию по всем сделкам с игрушками, им же подписывалась вся налоговая отчетность и документы на открытие расчетного счета компании». Тем не менее следствие посчитало доказанной вину г-на Цветкова именно как одного из организаторов «игрушечной аферы». И суд с его доводами полностью согласился.

    Впрочем, по словам следователя Сергея Воронина, расследование на этом не закончено, поскольку в розыске остаются еще несколько предполагаемых организаторов махинаций и не удалось найти похищенные деньги.

    Оригинал статьи:http://www.vremya.ru/2008/184/46/214169.html
     
Загрузка...
Похожие темы
  1. blogger
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    306
  2. Schutzmann
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    422
  3. Joseph
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    316
  4. Вышегородцев Игорь Алексеевич
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    721
  5. Vadim
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    1.249

Поделиться этой страницей